Блог

Добро должно быть с дальним прицелом. Иначе, какое это добро?

«Ибрагим узнал учёного Брюса, прослывшего в народе русским Фаустом»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 01 сентября, 20:00

Яков Брюс – один из самых привлекательных для литературы исторических персонажей русской истории. Сам был знаменитостью и со знаменитостями вёл дела - с Петром I, Исааком Ньютоном… О таких принято говорить «легендарный», хотя если спросить у прохожих, кто такой Брюс, то в лучшем случае его спутают с Брюсом Ли. Но он всё равно легендарный, потому что легенды о нём слагали не одно десятилетие. По этой причине о полководце, учёном и дипломате Якове Брюсе в учебниках истории пишут меньше, чем в каких-то антинаучных книгах типа «Прорицатели, провидцы, медиумы и астрологи в истории России». У Брюса слава провидца, медиума и чернокнижника в ХVIII веке была даже больше, чем  XIX веке у Блаватской. Ведь Блаватская государственными делами не занималась, особой, приближённой к императору, не была.

Достоверных сведений о Якове Брюсе не так уж много. Историки не могут сойтись даже на том, где он родился. Версий три: в Москве, Пскове или Смоленске. Чаще пишут, что в Москве, но постоянно оговариваются, что, возможно, это не так. Иногда даже в одном тексте указываются разные года его рождения. То ли 1670, то ли 1669. Дополнительную путаницу добавляет то, что у Якова Брюса был старший брат Роберт - первый обер-комендант Санкт-Петербурга. О Роберте Брюсе пишут, что он родился в Пскове в 1668 году. В биографии потомков шотландских королей Брюсов название «Псков» появляется часто. Вильям Брюс – отец Якова и Роберта – перешёл на русскую службу при царе Алексее Михайловиче и возглавил Псковский полк. Квартировался полк в Пскове.

Если даже Яков Брюс родился не в Пскове, то в детстве он здесь жил, не говоря уже о событиях Северной войны, когда он был одним из тех, кто готовил Псков к возможному нападению шведов. Одна из главных заслуг Брюса – создание полноценной российской артиллерии. Именно она, под командованием Брюса, решила исход Полтавской битвой. «В трудах державства и войны, - писал Пушкин о Петре I в поэме «Полтава», - Его товарищи, сыны; // И Шереметев благородный, // И Брюс, и Боур, и Репнин…».

Тогда же, под Полтавой, был ранен Василий Татищев, о котором я писал 19 августа. Уроженец Псковской губернии Татищев станет доверенным лицом Якова Брюса и отправится за границу обучаться артиллерийскому делу и инженерному делу.

На первый взгляд, в биографии Брюса не должно быть ничего, что связывало бы его с «чернокнижием». Наоборот, он с детства, с псковских времён, тяготел к наукам – к естественно-научным дисциплинам и математике. Науками он занимался всю жизнь. Но именно это как раз многих людей, особенно необразованных, и смущало. Учёные тогда были людьми для России непривычными. Увлечение Брюса медициной и астрономией (у него в Москве в Сухаревой башне была оборудована обсерватория с огромным телескопом) наводила на нехорошие мысли. Нет ли здесь нечистой силы? Не случайно Пушкин писал про «учёного Брюса, прослывшего в народе русским Фаустом». Правда, трудно поверить, что «русский народ» знал, кто такой Фауст. Зато знала небольшая часть образованных людей, для которых Брюс был или соратник, или соперник.

Льву Толстому приписывают такие слова: «Вся чудесность Брюса состояла в разносторонних энциклопедических знаниях, что и пугало простой народ, которому было невдомёк, как это обыкновенный человек мог знать столько премудростей!». В данном случае это пугало не только «простой народ». Брюс был один из тех петровских сподвижников, кого не надо было подталкивать заниматься науками. Он ими старался заниматься с детства. Его огромная библиотека с книгами на 14 языках, посвящённых множеству вещей - от пиротехники до лингвистики, от домоводства до физики и математики, от книг по художественному ремеслу до военных наук, внушала и уважение, и ужас.

С именем Брюса связывают появление в России Андреевского флага и ордена Андрея Первозванного (предок Брюса шотландский король Роберт Брюс основал Орден святого Андрея).

У писателя Ивана Лажечникова есть недописанный роман «Колдун на Сухаревой башне». Колдун – это Брюс («Что делает наш астролог, магик, алхимик или, просто, колдун, как называет его народ? Окончит ли он свой календарь с пророчеством на сто лет? Мерзнет ли по-прежнему на Сухаревой башне, гоняясь за звездами? Жарится ли в своей кузнице, стряпая золото и снадобье вечной жизни?..»). Здесь у Лажечникова перчислены многие слухи, ходившие о Брюсе во время его жизни и особенно после его смерти. Науки тогда были в стадии создания. Химия, алхимия, астрономия, астрология… Каких-то непреодолимых границ не существовало. Химические эксперименты воспринимались многими как колдовство. Говорили, что Брюс создал эликсир вечной молодости (жизнь это опровергла, он умрёт в 65 лет), изобрёл вечные часы, создал гомункула…

Но главное колдовство в действительности происходило не в тайных комнатах Сухаревой башни (знаменитую московскую башню безжалостно сравняли с землёй при Сталине, в целях «резкого отпора с реакционным элементам архитектуры»), а у всех на глазах. Брюс заведовал заводским делом и горнодобывающей промышленностью в России… Чем он только в разное время не заведовал. Был генерал-губернатором, сенатором, вместе с Остерманом подписывал Ништадтский мир, когда Россия присоединила Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию, Моонзундские острова и часть Карелии. Это вам не какой-то злосчастный гомункул.

Когда пишут, что «Брюс - одна из самых загадочных личностей в русской истории», то имеют в виду оккультизм - «дар предсказания» и тому подобное. Однако были вещи по-настоящему важные и потому чудесные. Брюс предложил Петру I создать первое в Москве светское учебное заведение - школу математических и навигационных наук. Школу создали, и возглавил её Яков Вилимович Брюс. Первоначально находилась она в той самой Сухаревой башне.

В  XVIII веке Россия медленно, но неуклонно – медленнее, чем самый медленный ботик – двигалась в сторону цивилизованной Западной Европы, в том числе и усилиями Брюса, родившегося в России потомка шотландского короля.

Взять «языка» и устроить день знаний.
Пусть расскажет о смысле жизни подробно.
Жизнь – последнее из наказаний,
Отменённое всенародно.
Над бастионом встала луна – вся в белом.
Луна, размером с пушечное ядро.
Добро должно быть с дальним прицелом.
Иначе, какое это добро?
Батарея бьёт на заставе далёкой –
Норовит поставить железный заслон.
Там зло. Но зло должно быть под боком.
Иначе это не зло.

Русский язык умело развязан.
Во лбу дыра для третьего глаза.

 

 

Просмотров:  516
Оценок:  6
Средний балл:  9.3