Блог

В уши бережно вложен вечерний звон. Выйди вон: на Тибет, на Гоа, на Афон…

Рерих: «Сейчас я маску надену. Не удивляйся, мой друг, если маска будет страшна»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 15 августа, 20:00

Сегодня после обеда, когда я решал, о ком или о чём писать, то выбирал между Андреем Ждановым и Николаем Рерихом. Первый с 1934 года руководил Ленинградской областью, в которую, после упразднения Псковской губернии, входил Псков и окрестности. Второй оставил после себя много изображений Пскова. Вокруг того и другого было много шарлатанства. И всё же таланты Жданова и Рериха несопоставимы. Разница примерно такая же, как разница между Ждановым-пианистом и Рерихом-художником.

Во многом, биографию Николая Рериха предопределило то, что его отец Константин (родом из Курляндии) женился на Марии Калашниковой – дочке купца из Псковской губернии. Калашниковы жили в Острове. Принадлежность к купеческому сословию позволила Николаю Рериху в будущем преодолеть некоторые сословные барьеры. Правда, сам он утверждал, что его отец не незаконорождённый сын курляндской служанки, а ведёт свой род от Рюриковичей (Елена Блаватская, поклонником которой Рерих являлся, вела свой род от Ярослава Мудрого). О Николае Рерихе часто пишут буквально теми же самыми словами, что и о Блаватской (о ней я вспоминал позавчера). Например, то, что Рерих любил и умел «распространять о себе самые невероятные слухи и легенды». Или то, что под маской мистика на самом деле скрывался шпион – в случае с Рерихом – советский (Блаватскую называли «русской шпионкой».

Наверное, многие вещи, которые пишут о Рерихе – действительно выдумка, но и того, что абсолютно точно происходило, достаточно, чтобы сделать вывод: Рерих прожил невероятную жизнь. Одна из самых интересных и одновременно скандальных страниц биографии Рериха – его тесное общение в середине 30-х годов с руководителями США, особенно с министром сельского хозяйства, а потом и вице-президент США Генри Уоллесом (Уолесс называл Рериха своим гуру, а знакомство Уоллеса с творчеством и идеями Рериха произошло ещё в 1927 году, когда будущий вице-президент США был всего лишь редактором скромной сельскохозяйственной газеты Wallace’s farmer из Айовы). К тому времени Николай Рерих стал гражданином США (как в своё время и Елена Блаватская). Гражданином Франции Рерих тоже был, добавив к своей фамилии «де» - получился де Рерих. Через некоторое время Уолессу пришлось усиленно открещиваться от своего «гуру», когда тот стал, будто бы, высказывать симпатии к японцам и их политике. Именно тогда Рериха заподозрили в том, что через него советские коммунисты пытаются оказывать влияние на политику США и лично на президента Франклина Рузвельта. Так было в тридцатые годы прошлого века. А сейчас о Рерихе пишут совершенно противоположное. Особенно стараются такие неуравновешенные люди как Сергей Кургинян.

Кургинян обвинил Николая Рериха в том, что он способствовал развалу СССР. Учитывая то, что Николай Рерих умер в Химачал-Прадеше – в Индии, в 1947 году, а СССР распался в 1991, обвинение довольно смелое. Но Кургиняну не привыкать. Он в два счёта сумеет связать всё со всем, в данном случае считая, что Рерих «подставил» просоветски настроенного Уоллеса, и это привело к власти Гарри Трумэна, при котором разгорелась «холодная война», приведшая к распаду СССР. Звучит довольно дико, но верно здесь одно: художник Рерих – не просто художник. Правда, просоветски настроенным его назвать трудно. Точнее, на некоторое время у него возникали симпатии к советской власти, но разве не Рерих входил в руководство Скандинавского Общества помощи Российскому воину, финансируя войска генерала Николая Юденича, действовавшие на территории Псковской губернии? И это был не единичный порыв.

Рерих высказывался о большевиках чем дальше, тем резче. Русскоязычные газеты Харбина напечатали интервью Рериха, в котором он о СССР говорил так: «Сейчас ещё довлеет Тьма, силы которой – коммунизм, марксизм, безбожничество и прочие пагубные злоучения, – хорошо организованы и ведут стремительную атаку на человечество». Тем не менее, некоторые авторы связывают два события, произошедшие в один и тот же день: установление в 1934 году дипломатических отношений США и СССР и открытие третьей конференции, посвященной Пакту Рериха.

Со своей стороны нелицеприятно о Рерихе отзываются такие далёкие от Кургиняна люди как Андрей Кураев, у которого издан на эту тему целый труд, рекомендованный к печати отделом религиозного образования и катехизации Московского патриархата. Называется двухтомный труд хлёстко: «Сатанизм для интеллигенции. О Рерихах и православии». Названия частей и глав не хуже: «Рерихи против Евангелия», «Церковь против Рерихов», «Оккультный расизм», «Оккультный коммунизм», «Игры с Люцифером»… Но как бы то ни было, а многострадальная Анастасиевская православная часовня архитектора Алексея Щусева в Пскове, стоящая неподалёку от дома Батова, расписана по эскизам Николая Рериха. Правда, туристы, проезжающие по мосту через Великую,  её видеть не могут, потому что сегодня она, в отличие от начала ХХ века, находится почти под мостом. Прохожие на неё смотрят, в основном, сверху вниз.

«Среди многочисленных российских оккультистов немногочисленная школа рериховцев, пожалуй, самая большая и самая известная, - пишет Андрей Кураев. - Рериховское учение утверждает, что оно нашло способ объединения всех религий. Соответственно, любая дискуссия с рерихианством оказывается борьбой против веротерпимости и просто агрессивной выходкой. Но от кого же в данном случае исходит агрессия? Любой человек, читавший труды Блаватской, знает, с каким раздражением она при каждом удобном случае отзывается о христианстве. Но дело не в эмоциях. Душить можно и с улыбкой…».

В главе «Игры с Люцифером» Кураев цитирует Николая Гумилёва, одно время увлекавшегося теософией: «Прежний ад нам показался раем, // Дьяволу мы в слуги нанялись // Оттого, что мы не различаем, // Зла от блага и от бездны высь…». Но нельзя сказать, что за Рерихов некому заступиться. Сторонников учения Рериха, в том числе и именитых, достаточно. Двадцать с лишним лет назад небольшой информационный шум вызвало открытое письмо. В нём говорилось: «Мы, представители рериховского движения, торжественно заявляем, что не дозволим злостным хулителям-клеветникам порочить то, чем жив дух нашего народа – его устремления к Свету, Красоте и гармонии! Потому мы встаем ныне единым фронтом в защиту великого духовного наследия нашей Родины!». Среди подписавших это письмо был лётчик-космонавт Георгий Гречко.

Но кому не интересен Рерих-гуру, тому может быть интересен Рерих-художник, тем более что он имел прямое отношение не только к живописи, но и к театру – в один из самых плодотворных его периодов. Рерих делал декорации и занимался сценографией при подготовке одного из самых заметных произведений ХХ века - знаменитого балета Игоря Стравинского «Весна Священная». Он возглавлял художественное объединение «Мир искусства» (куда входил Мстислав Добужинский, о котором я вспоминал вчера). Делал Рерих и эскизы к опере «Псковитянка» Римского-Корсакова. Известны около двух десятков картин Николая Рериха на псковскую тему. Он их писал не только тогда, когда совершал поездки по нашим краям (в Изборск Печоры, Псков, Порхов) в начале ХХ века, но и значительно позже, в эмиграции – в 20-е и 30-е годы. «Старый Псков», «Псков. Вход в город», «Псков», «Древний Псков», «Успенская Пароменская церковь во Пскове», «Псков. Окна старого дома», «Монастырские стены и башни», «Ризница», «Печоры. Полуверка. (Крестьянка в праздничном наряде)», «Общий вид Кремля», «Изборские башни», «Крест на Труворовом городище», «Большая звонница», «Псковский погост», «Дозор», «Вижу врага», «Тайник», «Земля славянская», «Пскович»… Это всё Рерих. Правда, в Псковском музее-заповеднике есть только одна его картина – «Крик змия».

«Ты дивуешься на Псков, а мне он очень близок, - написал Николай Рерих из Индии за год до смерти Игорю Грабарю. - Были мы с Еленой Ивановной там, а матушка моя Мария Васильевна Коркунова-Калашникова исконная псковичка». Картины и эскизы Рериха - это не только впечатления того периода, когда Рерих целенаправленно приезжал в Порхов, Псков и Печоры, чтобы рисовать и заниматься археологией (в основном, он изучал древние курганы в Порховском уезде, находящиеся по среднему и нижнему течению рек Шелони и Удохи). Свою роль сыграли и детские впечатления, когда он гостил у своей бабушки Татьяны Ивановны Коркуновой-Калашниковой.… В 1939 году Рерих написал статью под названием «Псков» - о своих впечатлениях юности.

Николай Рерих написал много стихов. Одно из самых важных сочинено в 1918 году: «Готово мое одеянье. Сейчас // я маску надену. Не удивляйся, // мой друг, если маска будет // страшна. Ведь это только // личина. Придется нам // выйти из дома. Кого мы // встретим? Не знаем. К чему // покажемся мы? Против свирепых // щитом защищайся. // Маска тебе неприятна? // Она на меня не похожа?..»

Мне кажется, у Николая Рерих всю жизни носил маску. Она его защищала. «Под бровями не видны // глаза? Изборожден очень лоб? // Но скоро личину мы // снимем. И улыбнемся друг // другу. Теперь войдем мы // в толпу».

Личину снять не так-то просто. Даже посмертно.

Шарманка шарлатанства раскручена к вечеру.
В уши бережно вложен вечерний звон.
Выйди вон: на Тибет, на Гоа, на Афон…
Раз шарманка звучит – делать нечего.
Тучи в окне разбежались, как мыши.
Вместо туч предлагается беглый огонь.
Тучи – в окне, но дом – без окон.
Зато шарлатанства вокруг – выше крыши.

Не стой под луной, не маячь, не отсвечивай.
Набери в рот воды и будь тише её.
Дорога по горло поросла здесь быльём.
Ты стоишь на обочине. Делать нечего?  

 

 

Просмотров:  619
Оценок:  7
Средний балл:  8.7