Колонки

Карательные органы

Опять за откровенное даже не беззаконие, а уголовщину с подкидыванием наркотиков журналисту Ивану Голунову исполнители этого преступления не понесут наказание
Игорь БАТОВ Игорь БАТОВ 10 июня 2019, 16:15

«— А кто такие эти полицейские? — спросила Селедочка.  
— Бандиты! — с раздражением сказал Колосок. — Честное слово, бандиты!  
По-настоящему, обязанность полицейских — защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону?»
 Николай Николаевич Носов - "Незнайка на Луне" (1964—1965)

 

Потому что у нас в стране нет правоохранительных  органов. Правоохранение – это когда Права  для всех, это когда Закон – это справедливость. Понятие права с молчаливого  согласия электората трансформировалось в право  угнетать и грабить узкому кругу приближенных. Право осталось у ротенбергов и кущёвских структур, а остальным осталось карательное правосудие. Остальным -  99,64 процента обвинительных приговоров – рекорд поставлен.

Чуть больше десяти лет назад, после Евсюкова и псковского Позднякова, после переименования народной милиции в полицию и произошёл перелом, когда структура, предназначенная охранять и защищать граждан своей страны, стала структурой по обслуживанию интересов правящего класса. За это её холят и лелеют ништяками вроде пенсии в 45 лет, зарплатой на уровне лучших специалистов в промышленности и строительстве среди безработицы и трудового бесправия, всепрощения мелких и крупных прегрешений и откровенным поощрением и организацией полицейского рекета. От поборов на дороге до крышевания крупного бизнеса.

 В эту обойму встроились и ФСБ, суды и прокуратура. Значительная часть правоохранителей переключилась на демонстративную и бесконтрольную травлю  оставшимися несогласными  с бесправием и  обиранием  гражданами, что усиленно поощряется властью. Поэтому у нас и эффективность полицейской единицы в 20 раз ниже, чем в Германии, а самих полицейских – втрое больше, чем в СССР (в расчёте на количество населения). Нацгвардии в РФ больше 400 тысяч человек, а численность сухопутных войск 290 тысяч солдат. Защищаться от своего народа важнее, чем от мифического внешнего врага.

В условиях, когда вместо защиты прав граждан репрессивная полицейская машина подавляет любое инакомыслие и здравый смысл, не построить экономику. Когда у полковников находят в общаках тонны денег, а их начальники остаются в креслах – не построить правовое государство. Когда у высоких чинов в погонах  обнаруживаются миллиардные состояния и поместья, а сажают за это обнародовавших эти факты журналистов и правозащитников – это геноцид. Когда генпрокурор, который должен стоять на страже Закона, требует ввести аресты без суда, - это уже фашизм.

Право осталось только у захвативших власть кучки олигархов, остальные низводятся до положения бессловесных рабов. Для чего уже построена система из не только охраняющих это право силовиков, но и басманных судов, прокуратуры, ФСБ и ФСО, юстиции и штампующих ограничительные законы «народных» депутатов. Разгул казнокрадства и обирания нищающего населения уже остановить некому, и даже в СМИ остались редкие независимые голоса. Которым за своё мнение подбрасывают наркотики в рюкзак и уголовку за педофильство или посты в интернете. А говорить о том, что у нас не осталось правовых методов воздействия на беззаконие – это оправдание терроризма «по-прокофьевски».

Телеграм-канал "ПГ"

 От полного беспредела зарвавшихся опричников нас защищают только немногие сумевшие остаться честными и независимыми журналисты. Потому что только огласка и общественные протесты пока ещё останавливают беззаконие законодателей и правоохранителей. Пока ещё у нас есть интернет.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  332
Оценок:  13
Средний балл:  8.2