Колонки

Спасибо, кэп!

Политический режим, как и человек, иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!
Михаил ПЕТРОВ Михаил ПЕТРОВ 27 апреля 2019, 21:50

25 апреля Португалия чествовала юбилей демократической революции, более известной как «Революция Гвоздик». Мне же ближе второе название «Революция капитанов»: исторически более корректное, как мне кажется. Хотя легенда о некой жительнице Лиссабона, Селесте Сейруш, продавщице универмага, 25 апреля 1974 года опустившей гвоздику в ствол винтовки встреченного ей солдата, звучит более красиво.

Итак, 25 апреля 1974 года офицеры младшего и среднего состава («капитаны»), вывели солдат на улицы Португалии, португальский бунт, как и португальская коррида - почти бескровна. За исключением четырех погибших от рук «сегурансы» (аналог российского ОЗКС – ФСБ) никто не пострадал. Конечно, если ещё не считать господина Салазара и его «Нового Государства» за почти 50 лет приведшего страну к плачевному существованию. Что же представляла из себя Португалия к 1974 году? Начнём с того, что вторым гимном в это время была песня «Ангола - наша», объясняющая неграмотному населению, что Ангола - часть Португалии.  

Революция 1974 года была направлена, конечно, против политики португальского диктатора, доктора экономики Антониу де Салазара, и его последователю просто не повезло принять из рук диктатора революционную ситуацию . И, конечно же, без объяснения, как оказался у власти господин Салазар, вероятно, сложно будет понять настроения, царившие в XX веке в умах португальцев. Я бы начал с того, что, как и у нас, в 1908 году сторонники республиканского строя расстреляли королевскую семью, убив 44-летнего короля Карлуша I и его старшего сына 20-летнего герцога Луиша Филиппе.

Младший сын Карлуша I Мануэл II за власть не держался, и в 1910 году спокойно принял революцию, уехав в эмиграцию. Так, что события не стали развиваться так трагично как в России 1917-го года.

Молодая республиканская Португалия оказалась государством крайне нестабильным – в период с 1910 по 1926 годы сменилось 44 правительства, произошло 24 восстания, 158 всеобщих забастовок, 17 попыток государственного переворота с участием недовольных военных. И собственно эти же военные, которые с 1926 года основательно прибрали власть в свои руки и привели к руководству страной Салазара. В то время он преподавал в Университета Коимбра. Военные призвали его, но Салазар потребовал неограниченные себе полномочия, с чем генералы не могли согласиться. И профессор ушел. Для того, чтоб вернуться позже, когда генералы окончательно привели государство к экономическому тупику.

И вот что мы слышим от руководителя государства одной из древнейших европейских стран (а в XV-XVI веках Португалия – крупнейшая морская держава, открывшая Европе Африку, путь в Индию и в значительной степени Новый Свет): «Мы противостоим всем формам интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всему тому, что может посеять раздоры в семье, низвести её значение до минимума или разрушить. Мы против классовой борьбы, безверия и нелояльности к собственной стране; против рабства, материалистического восприятия жизни и превосходства силы над правдой», - заявлял Салазар.

Эти постулаты и своеобразная экономическая политика и стали называться доктриной «Новое государство». Оно представляло собой режим правого толка, во многом схожий с итальянским фашизмом. Некоторые до сих пор пытаются доказать, что их кумир был противником фашизма и национал-социализма. Но даже факт того, что 9 мая 1945 года он приказал приспустить знамена, говорит все-таки об обратном.

Нейтралитет Португалии во Второй мировой войне и его политика антикоммунизма спасли Салазара от «делита». Это было выгодно ведущим антагонистам СССР - США и Великобритании. Но не от инсульта в 1968 году и смерти в 1970 году. Антониу де Салазар не увидел офицеров своей армии, что принесли на своих штыках ненавистных ему «левых» к власти, что отдали свободу всем колониям, но именно его 30-летнее диктаторство и привело к тому, что в 1974 году один из последних фашистских режимов рухнул.

***

Салазар провозгласил три базовые ценности португальского общества: церковь, родина, семья. Сама он был очень набожным человеком, поэтому католическая церковь, чей статус пошатнулся после революции 1910 года, вновь обрела былое влияние. Салазар очень подозрительно относился к иностранным инвестициям, полагая, что экономика Португалии должна развиваться своими силами — пусть бедные, дескать, но зато гордые от осознания величия древней Португальской империи. К 1973 году Португалия была самой бедной страной Западной Европы, занимая 39 место по уровню жизни населения. За десятки лет диктатура превратила страну в одну из самых отсталых аграрных европейских государств.

Антониу де Салазар.

Всё делалось вручную, в сельском хозяйстве уровень механизации был минимален, производство продукции фактически не росло, а, к примеру, урожайность зерновых была в пять раз ниже, чем в странах Западной Европы. Сельское население было почти полностью неграмотным и практически нищим по сравнению с фермерством Франции или ФРГ. 40 процентов населения писать и читать не умело, только вот и пели про «Ангола наша». Страна ввозила в основном промышленную продукцию, расплачиваясь за неё тем, что производило сельское хозяйство. Это не способствовало развитию собственной промышленности, хотя Португалия обладала огромными сырьевыми ресурсами в своих африканских колониях. Правительство предпочитало отправлять сырьё за рубеж, не вкладывая денег в развитие страны.

Даже обладая запасами нефти в Анголе, правящие круги Португалии не озаботились её освоением и переработкой и, когда через 15 лет после её открытия арабские страны объявили Западу нефтяное эмбарго, Португалия, «сидя на нефти», осталась без бензина. Но торговля сырьём, за счёт которой португальское правительство хотело обеспечить стране спокойствие, оказалась под ударом, когда в африканских колониях Португалии сказали, что они не хотят более быть Португалией и заявили о своей «самостийности» - а в Анголе, Мозамбике, Португальской Гвинее и не только – началась партизанская война против метрополии. Огромные военные расходы только ухудшили положение Португалии. Последними политическими аргументами режима Каэтану стали «борьба с коммунизмом в колониях» и «атлантическая солидарность» в рамках НАТО, за счёт которых он пытался привлечь максимальную военную и экономическую помощь. Но в 1973 году бегство капиталов из Португалии приняло больший размах. Теперь в экономику не вкладывалось вообще ничего, а за рубеж были переправлены 1,4 миллиарда эскудо. Премьер-министр Каэтану решил проблему тем, что запретил публиковать эту статистику.

Ситуация в армии, оплоте режима была следующая, немного цифр: по официальным данным, армия Португалии к моменту «Революции гвоздик» насчитывала 217 000 человек, из них 179 000 — сухопутные войска, в том числе в Анголе 55 000, в Мозамбике — 60 000, в Португальской Гвинее 27 000 человек. В состав сухопутных сил входили 21 пехотный полк, 18 артиллерийских полков, 2 бронетанковых (танки М-41 и М-47) и 4 кавалерийских (бронетехника) полков. Португальские ВВС (18 500 военнослужащих, в том числе парашютный полк в 3 300 человек) имели в составе две эскадрильи легких бомбардировщиков, около 100 вертолетов и эскадрилью истребителей. Военно-морские силы (19 500 человек, включая 3 400 морских пехотинцев) были представлены четырьмя подводными лодками, 8 фрегатами и 6 корветами. «Движение капитанов» не затрагивало Национальную республиканскую гвардию, полицию и полувоенную вспомогательную полицию Португальский легион.

Португальский легион – это, по сути, партийная полувоенная организация фанатиков. То есть вся армия воевала: беспросветно, долго, тяжело. А тут еще в июле 1973 года правительство Марселу Каэтану издало декреты о «милисиануш», подписанные военным министром Виана Ребелу, о выпускниках университетов, призываемых на 2-3 года в армию.

Система, существовавшая с начала 1960-х годов, была преобразована таким образом, что «милисиануш» попали в более привилегированное положение, чем кадровые офицеры. Теперь, для того, чтобы получить звание капитана, выпускники военных училищ и даже военных академий должны были, как и раньше, прослужить в армии 10-12 лет, включая две — три т. н. «комиссии» — двухлетняя служба в одной из африканских колоний.

«Милисиануш», в основном выходцы из португальской элиты, теперь получали звание капитана после окончания ускоренных полугодовых курсов. К званию они немедленно получали выплату за него, выслугу лет и другие льготы. Этими декретами офицеры из низших слоев общества, пришедшие в армию после 1955 года и вынесшие все тяготы 12-летней колониальной войны, лишались возможности продвижения по службе. Подобное унижение было воспринято боевыми офицерами среднего командного состава с возмущением. В армии, среди капитанов, лейтенантов и майоров началось стихийное движение протеста. В 1973 году отказы от выполнения приказов были зарегистрированы в 5 пехотных полках, 5 артиллерийских частях, на четырёх базах ВВС и на щести кораблях военно-морского флота.

***

Хотелось бы вернуться несколько ранее и рассказать о представителе Португалии в НАТО, генерале, Умберто Дельгаду. Неожиданно для Салазара он в 1958 году выдвинул свою кандидатуру на пост президента. Не то, чтобы в тоталитарном государстве оппозиционер бы имел шансы, но все же для Салазара это был шок. Дельгаду был человек системы, но живя вне Португалии он видел какая пропасть разделяет Брюссель и Лиссабон. Генерал понимал, что немедленно требуются кардинальные изменения. И он со своей программой вышел, не имея шансов на победу, на выборы президента Португалии. Более того, как пишут португальские историки, он и выиграл. Но победа была украдена. Как, впрочем, и жизнь генерала. Но это было потом.  

Умберто Дельгаду

Летом 1961-го в Португалию нелегально приехал один из близких соратников Дельгаду, бывший лидер католического молодёжного движения режима Мануэль Серра. Он установил контакты с различными группами оппозиции, собирал людей и оружие. Военное руководство взяли на себя капитан Жоау Варела Гомиш и лейтенант военной полиции Алешанду Ипполиту душ Сантуш. Заговорщики планировали захватить казармы ряда пехотных полков в провинции для начала всеобщего восстания против диктатуры. Позднее, из-за нехватки людей, решено ограничиться захватом казарм 3-го пехотного полка в Бежа, старинном городке в 135 километрах юго-восточнее Лиссабона.

После захвата казарм планировалось раздать оружие сторонникам, установить контроль над городом, передать по радио прокламацию с призывом к восстанию и призвать в страну Дельгаду, который въезжал из Марокко и возглавлял движение. Считалось, что армия, наиболее боеспособные части которой находились в Анголе, а остававшиеся в метрополии отнюдь не горели желанием отправляться за море, большей частью не окажет сопротивления, а население, недовольное ухудшением жизни, фарсом с парламентскими выборами и потерей Гоа, окажет массовую поддержку.

Всего Серра и Гомиш собрали группу в 65 человек, среди которых были 42 рабочих, 13 служащих и 8 военных (в том числе 6 офицеров). В течение 31 декабря члены группы небольшими партиями приехали в Бежа. В то же время Дельгаду по фальшивым документам 30 декабря пересёк испано-португальскую границу в деревушке Верде-ди-Фикальу. Вечером он прибыл в Лиссабон, а в последние часы 31 декабря добрался до Бежа.

Около часа ночи три группы заговорщиков начали действовать. В два часа ночи к казармам подъехали две машины с шестью военными во главе с Варелой Гомишем. Участник заговора, дежурный прапорщик Арантиш ди Оливейра впустил их внутрь. Однако шум машин разбудил заместителя командира полка майора Калапеса, который открыл огонь из пистолета. Две пули попали в Варелу Гомиша, тяжело ранив капитана в живот, его срочно отвезли в городскую больницу Бежы. Командование приняли лейтенанты Алешандру душ Сантуш и Жайми Карвальу да Силва. Калапес, используя неразбериху в казармах, пробрался на телефонную станцию полка, позвонил в министерство армии и сообщил о происходящем.

Уже в три часа ночи казармы были окружены поднятой по тревоге полицией, через пару часов из Лиссабона прибыли пехотные части во главе с замминистра армии подполковником Жайме ду Фонсека. Фонсека лично занялся обходом казарм и был убит – по одной версии заговорщиками, по другой – по ошибке был застрелен агентами ПИДЕ. Он стал второй жертвой восстания – ранее один из повстанцев был убит майором Калапесом.

Рассвело, стало ясно, что попытка восстания провалилась и заговорщики сдались. Дельгаду благополучно уехал на автобусе из Лиссабона в Севилью.

По результатам восстания арестовано более сотни человек, 82 в итоге предстали перед судом в июле 1964-го, Мануэль Серра получил 10 лет тюрьмы, Варела Гомиш – 6, ещё 47 непосредственных участников восстания – от года до трёх, 16-ть приговорены к бессрочной высылке в заморские провинции. Кстати Полковник Варела Гомиш впоследствии был активным участником бурных событий в Португалии 1974-75 годов, являясь одним из лидеров левого крыла апрельских революционеров. А вот судьба Дельгаду завершилась операцией «ОСЕНЬ» португальской «сегурансы». Убийство на то время было совершено с санкции Салазара спецгруппой кадровых сотрудников 13 февраля 1965 года.

Карикатура на Салазара и Революцию гвоздик

Убийство устранило популярного оппозиционного лидера, но необратимо подорвало репутацию салазаровского режима. А после революции организация ПИДЕ было признана преступной, и все сотрудники, как и сама организация государственной безопасности была разогнана, многие судимы.

***

И вот после инсульта в 1968 году Салазар был практически не работоспособен, поэтому руководить страной уже не мог. Чтобы его не расстраивать, об отставке ему говорить не стали, и к бывшему диктатору по-прежнему приходили с докладами министры. Для него даже в единственном экземпляре печатали газеты, содержание которых отличалось от реальности. Известен факт, что таким образом от Салазара скрыли новость о высадке американцев на Луну. В 1970 году Антониу де Салазар умер.

Подготовку к перевороту и хронологию событий можно подробно прочесть вот здесь, но самое главное – в предпосылках этого переворота. Страна не только оказалась на задворках, не только была самой бедной страной Европы, но и не получила перемен, на которые надеялась после смены власти. Двигателем революции стала часть армии, которая, в том числе, устала от ненужных войн за пределами своего государства. Даже в такой тяжёлой ситуации, даже при таком жёстком режиме переворот стал бескровным.

Эта история – одна из тех, которая рассказывает, что политический режим, как и человек смертен, но, как вы понимаете, это же только полбеды. Политический режим, как и человек, иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!

События 25 апреля 1974 года в Португалии положили конец самому долговечному и стабильному диктаторскому режиму «старой школы» в Западной Европе (два оставшихся - в Греции и Испании - были свергнуты или демонтированы в течение полутора лет). Несмотря на подвергавшиеся резкой критике преобразования социалистического характера, через два года режим ДВС вернул страну к демократии, многопартийности и конституционному правлению, передав власть законно избранному правительству. Сам переворот послужил началом двухлетнего революционного процесса, за которым, как за необыкновенным социальным экспериментом, следил весь мир.

За революцией пристально наблюдали из Испании, где оппозиционеры планировали сместить режим Франсиско Франко (который умер в 1975 году). Кстати, после революции был отменён многолетний запрет на деятельность свидетелей Иеговы в Португалии. В декабре 1974 года была зарегистрирована организация свидетелей Иеговы и проповедническая деятельность в Португалии получила законное признание. В городе Эшторил открылся филиал всемирной организации. В 1978 году в Лиссабоне прошёл первый международный конгресс свидетелей Иеговы. А мост Салазара переименован в мост 25 апреля. Будете в Лиссабоне – мимо не пройдёте.

И вот 25 апреля 2019 года я, находясь в Португалии, категорично вам заявляю: это замечательная страна. В которой, кстати, смертная казнь была отменена еще почти 300 лет назад. Преступности практически нет. Свободы и права человека прописаны в Конституции и защищаются государством не на словах, а на деле. И без такого департамента как российское управление по защите Конституции. Вот не понимаю, как же им это удается.

Они даже простили Розу де Казаку, убийцу генерала Дельгаду. И старичок умер в курортном городе Кашкайш думая, что он стал фотографом, хотя умер всё тем же мерзавцем и убийцей. Благодаря группе смелых ребят в форме Португалия вышла из мракобесия и страха, и на сегодня современная Португалия за сорок лет демократии политически и экономически далеко ушла от режима Салазара, добившись впечатляющих результатов. Сейчас это совершенно другая страна, хотя по некоторым показателям отстающая от европейских лидеров. Но её нынешние проблемы иного уровня, это проблемы развитого и глубоко интегрированного в глобальную экономику государства Евросоюза.

***

В 2014 году Португалия по подушевому ВВП занимала 36-е место в мире (22 тысячи долларов), а Россия - 52-е (меньше 13 тысяч долларов). Не поленитесь посмотрите где сейчас экономика России и где Португалии. По итогам провального для российской экономики 2015 года наше отставание от Португалии лишь увеличилось. Если Россия за последние 15 лет при высоких ценах на нефть так и не смогла провести модернизацию и диверсификацию своей экономики, то маленькая Португалия сумела в этом направлении ощутимо продвинуться. 

Надеюсь, разговор о разнице в качестве жизни в странах не тянет на статью о призыве к свержению власти...

Из свободного города Лиссабона. Португалия.
Ваш Фезрук.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  528
Оценок:  11
Средний балл:  7.5