НАСЛЕДИЕ

Совсем другая история

Под парк «Россия – моя история» переписывается история ближнего Завеличья Пскова
Ирина Голубева Ирина Голубева 14 июня 2020, 15:30

В Пскове впервые отменяются утверждённые в 2015 году Псковским областным Собранием зоны охраны объекта культурного наследия федерального значения «Церковь Жён-Мироносиц, XV в. и часовни XVI-XVII веков»

Из незастроенных и неосвоенных территорий, близких к центру Пскова, территория бывшего стадиона «Электрон» и прилегающие к нему западные участки спортивных площадок, Степановский лужок, несомненно, представляет особый градостроительный интерес.

Территория, во многих отношениях благоприятная для развития в самом лучшем смысле слова, в то же время – территория со многими явными и скрытыми противоречиями: земельными, в части прав собственности на участки, градостроительными – в части неорганизованной городской и усадебной застройки, окружающей эту территорию. К этому прибавим и водную магистраль реки Великой с излучиной, зоны промышленных предприятий бывшего радиозавода (АО ПЗР «Плескава») и депрессивное правобережье, ровно напротив предполагаемого «развития».

И наконец - ограничения по условиям расположенного рядом, в шаговой доступности, комплекса Мирносицкого кладбища с тремя памятниками федерального значения: церковью Жён-Мироносиц, XVI в., часовней XVI -XVII веков и Братской могилой с 30 000 жертв немецко-фашистских захватчиков.

Городские и областные власти, частные инвесторы долго и по-разному примеривались к этому участку, но последовательно приступить к решению этих проблем решались несколько лет. Катализатором ускорения, по моим наблюдениям, стало решение о размещении здесь здания исторического парка «Россия - моя история», амбициозного идеологического проекта, курируемого митрополитом Псковским и Порховским Тихоном (Шевкуновым).

Держать высоту

27 августа 2019 года главой администрация города Пскова Александром Братчиковым было утверждено постановление «Об утверждении проекта планировки и проекта межевания территории в границах улиц Юбилейная, Кузбасской Дивизии и реки Великой в городе Пскове». Как следует из текста постановления, проект разрабатывался с 2018 года «в целях обеспечения устойчивого развития территорий, обеспечения прав и законных интересов физических и юридических лиц, совершенствования правового регулирования в сфере градостроительных и земельных отношений…»

С осени 2019 года сторонники сохранения спортивного назначения всей территории стадиона «Электрон» вновь начали предлагать варианты развития спортивной функции стадиона, продвигать через СМИ и социальные сети проекты размещения спортплощадок и обновления стадиона с трибунами.

Проект фасада здания исторического парка «Россия – моя история». Разработка ООО «Группа «Спектр», Псков

Но с этого же момента возник вопрос о том, каким образом может планироваться реновация территории, если на ней с 2015 года действует ряд ограничений, тревожные и ненавидимые всяким инвестором высотные регламенты для застройки.

Застроить участки бывших спортивных кортов и площадок кварталом стандартных пятиэтажек некие инвесторы планировали еще до утверждения зон охраны Мироносицкого комплекса, в 2015 году. Собственно, эти планы и вызвали в своё время разработку ландшафтного анализа территории. В нём был озвучен основной фактор сдерживания застройки - визуальное раскрытие между псковскими памятниками.

Эти памятники – строительная доминанта Пскова Троицкий собор, церковь Петра и Павла Сироткина монастыря у моста Александра Невского, церковь Жён-Мироносиц, расположенная на возвышенности, и наконец, ландшафтный массив Мироносицкого кладбища – устойчивого и характерного акцента этой части Завеличья.

Схема сектора визуальных раскрытий между памятниками архитектуры Троицким собором, церковью Петра и Павла Сироткина монастыря и церковью Жен Мироносиц. Из проекта зон охраны 2015 г.

Для того, чтобы памятники архитектуры не потерялись и не были перекрыты новой застройкой, а были бы видны жителям Завеличья и обозримы с туристических маршрутов, и назначались высоты возможной застройки. На площадках стадиона и радиозавода предельная высота составляла 10 метров. С цоколем это составляло 11 метров – высота двухэтажного здания с мансардой, либо крытого спортивного сооружения. Но пятиэтажный квартал здесь никак не получался.

Когда информация о строительстве на бывшем стадионе исторического парка «Россия – моя история» благодаря СМИ стала достоянием горожан, стало понятно, что на этом застройка стадиона не остановится, а значит, потребуется отменить действующий проект зон охраны, взамен же разработать и утвердить новый.

Большие парки любят тишину

Так история с застройкой территории бывшего стадиона «Электрон» получила продолжение, но уже с таинственной интригой: вокруг вопросов о судьбе зон охраны памятников Мироносицкого комплекса в комитете по охране объектов культурного наследия Псковской области была создана стена глухого молчания. Позже выяснилось, что сотрудникам комитета было запрещено предоставлять информацию на эти темы (вероятно, запрет шёл от уже бывшего председателя комитета Натальи Тихомировой, иначе кто мог так запугать комитетчиков?)

Замалчивание информации о подготовке нового проекта зон охраны стало красноречивым молчанием. Практику рассмотрения проектов на научно-методическом совете при комитете его экс-председатель Тихомирова пресекла, явно не справляясь с уровнем такой работы, а членам совета она не могла отдавать приказы: это не её подчинённые.

Между тем в комитете с конца декабря прошлого года изобретались поводы для разработки нового проекта, так как прямое заявление о том, что ограничения по условиям охраны наследия мешают новому строительству, не соответствует законодательству. По законам об охране памятников новое строительство не должно мешать памятникам, не имеет права.

Тем не менее, формальный повод был найден, и уже 28 апреля на сайте комитета появилось положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы проекта. Из него можно было узнать, что именно предлагается для охраны памятников (а на самом деле – для застройки на территории бывшего «Электрона» и в прибрежной зоне Великой). При этом сам проект не публиковался. Экспертами проекта были московские специалисты, обременённые регалиями, учёными званиями (и космической суммой оплаты их экспертной работы).

Система бонусов

Проектировщики разделили территорию бывшего спорткомплекса, включая стадион, на несколько земельных участков с разными режимами и регламентами, среди которых один из участков, обращенный к улице Кузбасской Дивизии, слева от стадиона, отведён под строительство исторического парка (единая зона регулируемой застройки 2.3, высота зданий здесь ограничена до 15 метров).

Соседний участок (ЕЗРЗ 2.2) отведён под гостиничный комплекс, высота зданий здесь назначена до 36 м – это примерно 12-этажный дом, а находится этот участок прямо в центре сектора визуальной связи между тремя памятниками, которые в случае строительства здания такой высоты будут полностью перекрыты. В охранном законодательстве это называется: оказание прямого и косвенного негативного воздействия на сохранность объектов культурного наследия.

Вид на Троицкий собор в секторе визуального раскрытия Троицкого собора. На первом плане – территория охраняемого природного ландшафта Степановского лужка. Здесь будет разрешена застройка до береговой линии. Фото: Владимир Никитин, 2015 г.

Территория стадиона (ЕЗРЗ 2.4) предполагает возможность застройки высотой до 12 метров (что равно высоте трибун), но возникает вопрос о границе земельного участка, учтённого в государственном кадастре недвижимости, из-за которого от стадиона оказывается отрезанной примерно четверть территории (по торец трибуны). Это сокращает стадион со стороны бассейна, а от входа его территория попадает в зону ЛЭП, что тоже сокращает рабочую площадь. В итоге от стадиона остается меньше половины территории. Поэтому уверения, что мол, стадион остается на прежнем месте, не соответствуют реальной ситуации.

ТГ-канал «Псковской губернии»

И наконец, проектировщики не отказали себе в удовольствии предоставить от себя бонус неизвестному застройщику (заказчику?): вся прибрежная часть территории, зелёные террасы и спуски Степановского лужка, до береговой полосы, назначены проектом под малоэтажную застройку (высотой до 10 м). На землях рекреационного назначения, сохраненных проектом планировки 2019 года, а также предыдущим проектом зон охраны 2015 года как зона охраняемого природного ландшафта, новым проектом застройка Степановского лужка разрешена. В участок этой застройки включили даже врез природного оврага у Подвишенья - точно его можно ликвидировать, проект это разрешает.

О проектных решениях на территории АО «Плескава» сказать особо нечего: она уже не интересует проектировщиков, и они только встраиваются в якобы существующую высоту зданий – до 18 метров (обоснования не представлено), видимо, инстинктивно ощущая, что это – ещё более сложный узел и возиться с ним не стоит. Думаю, очень скоро понадобится изыскивать новый повод для изменения регламентов территории теперь уже многострадального завода радиодеталей.

Прямое подчинение

Один из самых скандальных, но справедливых вопросов о современной застройке исторического центра Пскова – это не только высотные регламенты. С 2013 года действуют условия зон охраны, разработанные ярославской фирмой «ИПУРГ», и эти условия собрали на себя проклятия и жалобы, наверное, всех архитекторов современного проектирования в Пскове. Но чиновникам из органа охраны памятников приходится ссылаться на действующее постановление №674 и накладывать запреты даже и на гениальные новые проекты домов и домиков, коттеджей и павильонов. Начальство, конечно, и без гениальности все продавит, но простому бизнесмену очень мучительно.

Архитекторов можно понять: этими условиями узаконено вмешательство в природу архитектурного творчества и навязываются стилизации. Отмечаю, что где-то в историческом центре такие стилизации необходимы, где-то – неприемлемы. Всё индивидуально.

В новом же проекте зон охраны Мироносицкого комплекса назначаются всё те же скандальные регламенты проектирования, переписанные с исторического центра Пскова. Территория «Электрона» и Степановского лужка свободна от застройки, здесь нет сформированной архитектурной среды, и есть возможности для свободного архитектурного творчества, ограниченного только высотой новых зданий. Облик этих зданий может быть современным, интересным и оригинальным, но автоматическое списывание чуждых этой территории ограничений приведет к той же проблеме стилизации, абсолютно неприемлемой здесь, в окружении новых и тоже не слишком удачных кварталов.

Вот когда поднимется шквал критики в адрес и комитета, и экспертов, и проектировщиков. Это всё закладывается сейчас, вот этим проектом. Пример уже есть – фасад здания исторического парка подогнали под «имитирующие материалы». Или наоборот – материалами прикрыли фасад, неважно.

Переписывать здесь всё, буквально провокационные, запретительные и разрешительные условия зоны регулирования застройки – жалко времени. Архитекторы, господа народные депутаты, почитайте сами о том, что вас ждёт.

Есть, например, в проекте актуальный, ложно значительный, пункт, которым разрешается: «размещение в зонах ЕЗРЗ 2.1, 2.2, 2.3, 2.4 памятных знаков, скульптурных композиций подчинённых внешнему виду объектов капитального строительства из традиционных строительных материалов согласно пункт 4 раздела 5.1 (орфография и пунктуация сохранена по тексту, с середины абзаца начинаешь понимать, что писал невменяемый).

Что ж это за пункт 4 раздела 5.1?

Вот он: «использование при строительстве объектов капитального строительства традиционных строительных материалов – кирпич, дерево, железобетон, камень натуральный и искусственный, металл, либо иных современных строительных материалов, имитирующих по своему внешнему облику перечисленные выше материалы».

Теперь поняли, на какую среду обречён этот квартал зон охраны объектов культурного наследия? Если не совсем, то нюанс здесь простой: теперь перед каждым автором, скульптором ставится ограничение для использования материалов. Если вокруг всё из железобетона, то и ты памятник должен изготовить из железобетона. По мнению архитекторов и искусствоведов, это маразм.

История в кавычках и без

Мой позитивный вывод: ни одного из этих явных и скрытых (пока) нарушений законодательства и методики проектирования зон охраны памятников, могло бы не быть, если бы проектом занималась профессиональная команда специалистов.

По факту же проект выполнялся на основании госзадания, руководством научно-производственного центра по охране памятников на государственные средства. Научным руководителем прописали директора Алексея Калиненко, руководителем, разработчиком и чем-то еще прописали нач. отдела Марию Лисенкову. Ни один из них не имеет ни специального образования, ни опыта работы в градостроительстве. Но зато умеет приспособиться выполнять любые, хоть бы и расстрельные, приказы начальства.

Схема зон охраны церкви Жен Мироносиц, выполненная ГАУК ПО «НПЦ по охране памятников», Псков, 2020 г. Приложение 2 к акту государственной историко-культурной экспертизы

Градостроительные ошибки и серьезные недоработки (например, по захоронениям немецких военнопленных) можно было бы исправить, если бы проект рассматривался научно-методическим и экспертным советом и общественным советом при комитете по охране объектов культурного наследия. Но, кажется, заказчиков и исполнителей не интересует исправление ошибок, все отработано под заказ и показывает градус их псевдопатриотизма.

Мои позитивные выводы на этом прерываются знакомой картинкой:

Организация из трёх с лишним человек взяла действующий проект, списала оттуда половину под своими фамилиями, потом взяла другой проект – списала и оттуда, уже без всякого соображения, подогнала проект под желания заказчика, наняла экспертизу с московскими громкими именами, выдала им целый букет недостоверных сведений, экспертиза их повторила, и, главное – внушила гипнотическую фразу о разумности и достаточности проекта, которую восторженно, но бессмысленно начали повторять все, кому не лень, и даже некоторые СМИ. Именно так это выглядит.

Совершенно ясно, что проекты зон охраны могут быть изменены, но только при условии презумпции защиты памятников и улучшения окружающей памятник среды. Здесь же, с нашей церковью Жён-Мироносиц, с берегом реки Великой, у границы исторического поселения «Город Псков», происходит напористая манипуляция, в которой интересы современного застройщика, не совпадающие с интересами охраны наследия, нагло выдаются за эту охрану.

Это и есть Россия – моя история, а не многозначительно нарядный павильон на бывшем, но убитом стадионе «Электрон».

Ирина ГОЛУБЕВА, зампредседателя совета Псковского областного отделения ВООПИиК, эксперт по проведению государственной историко-культурной экспертизы

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2218
Оценок:  21
Средний балл:  9.5