Экономика

Остановка по требованию. Часть 2

Как коронавирус влияет и уже повлиял на экономику в Псковской области: мнение бизнеса

Рост курса валют и фактический карантин, введённый из-за коронавируса, ввёл экономику российских регионов в стадию небывало кризиса. «Псковская губерния» опросила представителей бизнес-сообщества Псковской области, чтобы узнать каким образом на них уже сказались нынешние обстоятельства и понять, какие меры оказываются в поддержку предпринимателей.

Анвар Зуфаров, владелец сыроварни «Бебешкино»: Налоговые послабления немного отсрочат нашу агонию

- Нынешняя ситуация на бизнесе сказывает катастрофически. Мы сейчас практически закрыли магазин, потому что нет посещаемости в городе. И по большому счёту перешли только на закладывание сыров длительного созревания. Соответственно, нам надо закупать молоко, процесс этот будет длительным, хотя мы будем просто закладывать сыры до момента, пока ситуация не стабилизируется и спрос не восстановится. Для этого нам нужны деньги.

Нам нужны оборотные средства, но пока на них рассчитывать не приходится. Ситуация, скажем так, сейчас сложная. Она разнонаправленная и мы не понимаем сейчас, куда движемся. Пытаемся сохранять позитив. Горожанам сложнее. У нас всё-таки есть своё молоко и мясо, мука: хлеб мы всегда приготовим. Голод нам не грозит в ближайшей перспективе. И даже если мы останемся без денег, то существовать мы не прекратим. Мы - бывшие горожане - за этим и переехали в деревню (смеётся). По остальному пока сложно сказать. По бизнесу: если так дальше пойдёт, месяц мы ещё продержимся.

- На какую помощь от государства вы рассчитываете?

- Очень сложно сейчас воспринимается любая информация, потому что, грубо говоря, указания, которые даны сверху, пересматриваются на всех этапах. И в конце результат может быть уже не совсем тот, о котором говорилось. По большому счёту, налоговые отсрочки немного отсрочат нашу агонию. Главное, что нам бы хотелось как сельхозпроизводителям, чтобы были чётко выполнены уже данные возможности: грантовая поддержка, субсидии. Это то, что уже запланировано, но на данные момент почему-то затихло. Уже должны были с грантами сельскохозяйственными определиться. Нам бы это сильно помогло. Мы бы занимались развитием.

Нам нужны оборотные средства. С банками тяжело этот вопрос решать, потому что алгоритмы работы банка не учитывает ситуацию с сельхозпроизводителями. У нас прибыль сезонная. Полгода мы зарабатываем, полгода мы только тратим. Банкам нужно, чтобы у нас всегда всё было хорошо, чтобы у нас залоговых средств всегда было много. А у нас – нет. Поэтому нам очень тяжело получить какую-либо банковскую финансовую поддержку.

Нам надо начинать полевой сезон: пахать сеять. На это тоже нужны деньги, нужны стабильные цены на топливо, нужны предложения льготные по лизингу оборудования. Мы, наверно, не так, как туризм просели с гостиничным бизнесом. Но если мы сейчас не посеем, то осенью не соберём урожая. А просадку осенью мы уже не спасём никакими деньгами.

Владимир Зубов, президент Торгово-промышленной палаты Псковской области: В целом сейчас одни сплошные декларации

- За последние дни ничего не изменилось, толковых мер поддержки не для бизнеса по-прежнему не существует. Наоборот, есть теперь ещё и ограничения, например, по предоставлению кредитов на выплату зарплат под 0 процентов. Во-первых, он будет только до октября, во-вторых, не всем. В целом сейчас одни сплошные декларации, власти пытаются объявлять о каких-то мерах, но на практике ничего не применяется.

Сам бизнес не в паническом, пожалуй, настроении, пока терпит, пытается искать варианты и строить разные цепочки, как можно максимально долго выжить в этой ситуации. Тотального пессимизма пока нет, но есть его предвосхищение, предприниматели пытаются предсказать, как будет развиваться ситуация. Но пока бизнес только несёт потери. Особенно это касается выходных дней сейчас: государство не взяло на себя компенсацию по выплате заработной платы, всё легло на плечи бизнеса, он не понимает – почему. Вот, например, в Германии выплаты зарплат на 75 процентов взял на себя Фонд социального страхования, это позиция государства.

- Есть понимание, сможет ли бизнес через суды добиться компенсации потерь через форс-мажор или в связи с тем, что приостановка деятельности была введена без режима ЧС?

- Форс-мажор освобождает бизнес только по конкретным контрактам, такие заявления к нам в Торгово-промышленную палату поступают и мы бизнес консультируем. Значительная часть срыва контрактов происходит и из-за логистических проблем: перекрытия границ и тому подобное, будем такие ситуации рассматривать и своё заключение о форс-мажоре выдавать бизнесу. Если речь идёт о международных контрактах, то такие заключения выдаёт Торгово-промышленная палата Российской Федерации.

Что касается каких-то других юридических вопросов, то они более сложные. Например, есть разговоры по «обнулению» арендной платы для бизнеса. Но причин для расторжения аренды юридически нет, а арендодатель – такой же представитель бизнеса, значит, он не получит свои доходы, хотя все понимают, что арендаторы остались без выручки и, по-хорошему, им нужна помощь.

- Насколько сейчас этически и экономически правильным будет порекомендовать псковскому бизнесу заморозку проектов и уход в цивилизованное банкротство?

- Я думаю, это должен быть осознанный и взвешенный выбор каждого предпринимателя. Даже если будет банкротство, государство не должно вменять это в вину бизнесу в сложившихся обстоятельствах. Но если смотреть объективно, то здесь тоже надо оценивать затраты на банкротство: это и длительный период времени, и от 150 до 250 тысяч рублей в среднем на процедуру, а это сумма, сопоставимая непосредственно с признаками банкротства, они – от 300 тысяч рублей.

Печально то, что вот те, кому придётся банкротиться, - это же движущий класс общества, те, кто умеет и любить развиваться, предпринимать. И ведь для многих из них – это то дело, которым они любят заниматься. Предприниматели любят создавать, а сейчас всё это рушится.

Николай Рассадин, директор ТЦ «Империал»: Если будет усугубляться ситуация с пандемией - будет усугубляться и ситуация в бизнесе

- Естественно сказывается. Как и на всех. Есть падение покупательского спроса, меньше люди стали ходить в магазин, меньше стал туристический поток. А это была одна из существенных частей бизнеса: приезд наших друзей из Прибалтики и не только. И мы чувствуем определённое падение спроса. Так как мы розница, то люди – наш основной капитал, а их нет в магазинах.

- Когда нынешняя ситуация может стать критичной для бизнеса?

- Я не эпидемиолог, не знаю, как будет развивать ситуация с распространением коронавируса. Если будет ситуация усугубляться, значит, будет усугубляться ситуация в экономике. Если правительство, руководство страны найдёт достаточно серьёзное противодействие коронавирусу, значит, ситуация может начать улучшаться.

- А для вашего бизнеса?

- Опять же: всё будет зависеть от того, как будет развивать ситуация с эпидемией. Сейчас закроется, грубо говоря, субъект. Всё идёт к тому, что субъекты будут самоизолироваться. Значит, не только внешний, но и внутренний туристический поток упадёт. Понятно, что розничной торговли это коснётся не в первых рядах, потому что многие уже сектора бизнеса пострадали серьёзно. Это туристская индустрия, гостиничный бизнес, транспорт, логистика, пассажирские перевозки. Но кушать и покупать товары первой необходимости люди будут даже в период глубокого кризиса. Понятно, что многие люди лишатся работы, средств к существованию и будут жить на пособия, которые будет давать государство – я не знаю. Но если будет усугубляться ситуация с пандемией, то естественно будет усугубляться и ситуация в бизнесе в целом, и в торговом, в том числе.

- У вас есть понимание, на какую поддержку от государства вы можете рассчитывать?

- Мы – ни на какую. Единственное, что может оказать поддержку, это если нам не будет хватать денег, чтобы выплачивать людям зарплату и другие выплаты, может быть, государство пойдёт на помощь. Сейчас в списках для помощи малый и средний бизнес, к которому мы не относимся, возможно, что и нас каким-то образом включат в программу, снизят социальные налоги, соцвыплаты и кредиты беспроцентные – как я слышал – будут выделятся бизнесу на погашение заработной платы. А во всём остальном нам не на что рассчитывать.

Екатерина Рабченюк, основатель и совладелец кофеен «Кофе с Кикоиным» и Wooof: Объём выручки упал на 30-50 процентов

- Как можно оценить сейчас состояние вашего бизнеса?

- К сожалению, нынешняя экономическая ситуация нас коснулась, нам уже трудно. Объём выручки упал на 30-50 процентов.

- Есть понимание, в какие сроки ситуация станет критичной?

- При текущей выручке мы находимся в районе уровня окупаемости, то есть не уходим в минус, но и не зарабатываем сами. Этого хватит, чтобы покрыть все расходы и заплатить зарплату персоналу.

- Какие меры поддержки вам (или вообще) сейчас нужны?

- Во-первых, налоговые «каникулы», а не отсрочка, во-вторых, нормативное регулирование вопроса снижения арендной платы в коммерческих отношениях, в-третьих, обеспечение масками, антисептиками и средствами дезинфекции.

- Сейчас у вас есть понимание, на какую поддержку вы можете рассчитывать?

- К сожалению, нет.

Ульяна Михайлова, председатель Псковского облсовпрофа: За периоды самоизоляции и вынужденные выходные должен платить ФСС

- Эксперты говорят, что нынешняя обстановка и, в частности, работа на «удаленке» ослабляет в том числе профсоюзную деятельность. Это так?

- Определённо деятельность профсоюзов ослабляется и с правовой точки зрения, и с политической. Правовое ограничение механизмов защиты  приводит нас к дистанционному консультированию и мониторингу ситуации на  местах. Но что делать с этими результатами? Хозяйствующие субъекты останавливают деятельность. Где искать правды и куда направлять недовольство трудового человека? И работники, и работодатели в глубоком экономическом спаде. Надо объединяться и апеллировать к федеральному центру. Они должны проявить себя как социальные и эффетивые кризис менеджеры.

- Вероятность в ближайшем будущем введения локдауна всё равно высока. Как спастись от его воздействия на экономику?

- Я не знаю, нужен ли локдаун. Но что меня смущает: ограничительные меры вводят политики, но не видно и не слышно вирусологов. На какую величину увеличилась смертность и общая заболеваемость, например, на 1000 человек? Где экспертные медицинские сообщения? Население заводят в панику, а работодателей в экономический крах.

- Какие меры поддержки бизнесу сейчас нужны и вообще помогут ли они или уже проще искать способы, как «обнулиться»?

- За периоды самоизоляции и вынужденные выходные должен платить Фонд социального страхования. Должна быть организована допустимая оплаченная занятость через органы занятости. Например, мыть подъезды два раза в день. И подготовка программ выхода хозяйствующих субъектов из периода экономического спада. Причём всех! А не узкого набора отраслей. Также нам необходимо формирование реального государственного заказа.

 

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  906
Оценок:  13
Средний балл:  8.6