Статья опубликована в №23 (144) от 25 июня-01 июня 2003
Общество

Инициатива не наказуема

Современный человек Олег Чикуров: «Надо искать возможности, а не плакать, что никто ничего не дает»

Как известно, учиться никогда не поздно. Более того, в современном мире, где нет ничего постоянного, точнее будет сказать: учиться никогда не хватит. Другое дело, как учиться, у кого и главное – чему.

Эти вопросы мы адресовали Оле-гу Чикурову, президенту Псков-ской региональной ассоциации образования взрослых , преподавателю английского языка, переводчику-синхронисту (оч-ч-чень сложная и редкая в Пскове профессия) и просто современному человеку, который знает, как себя вести в условиях всемирной глобализации.

Лекарство для «потерянных» людей

В XX, а уж тем более в XXI веке оспорена древняя народная мудрость: яйца курицу не учат. Еще как учат! Сегодня взрослые, если не желают отстать от жизни и более молодого поколения, вынуждены постоянно искать все новые и новые знания.

Между тем, в России образование взрослых не считается отдельной отраслью знаний, в отличие от той же Европы, где существуют специальные факультеты, институты и целая наука – андрогогика. Потому, когда у нас говорят об образовании взрослых, в голову приходит мысль только о курсах повышения квалификации.

Но образование взрослых – это не только курсы и стажировки, которые заканчиваются получением сертификата. Это еще и всевозможные клубы по интересам, семинары, дискуссии, это и все знания, которые человек получает самостоятельно в течение жизни. Это – тоже обучение, и, по мнению Олега Чикурова, оно тоже должно идти «в зачет» каждому человеку.

Оптимистичный тон Олега Чикурова заставляет поверить, что любого взрослого человека хлебом не корми, но дай поучиться!

- Олег Борисович, мне казалось, что частенько встречаются люди, которых уже учиться не заставишь...

- Ну не частенько... Есть, конечно, люди, потерянные в этой жизни, но я считаю, что таких меньшинство. Во-первых, все профессионалы все время чему-то обучаются на своей работе, потому что постоянно требуются новые навыки. Тот же компьютер, например. Сейчас невозможно представить себе человека, который не владел хотя бы базовыми навыками, но я думаю, что через курсы прошла только малая часть, где-нибудь 10%. Все остальные учились от друзей, от коллег, может быть, даже от своих детей. Это тоже обучение, это тоже должно признаваться.

А для «потерянных» людей есть специальные социальные программы, особенно активно ими занимаются общественные организации. Даже если взять какой-нибудь фестиваль искусств, это также культурно-образовательное мероприятие, потому что оно тоже развивает человека.

- То есть образование понимается очень широко?

- Очень широко. именно как любое развитие личности. У нашей организации есть миссия, которую мы вместе сформулировали. Это «партнерство» - ключевое слово для всех организаций, которые работают с людьми, - «демократизация» и «самосовершенствование». То есть, по сути дела, образование взрослых мы понимаем как самосовершенствование взрослого человека.

- Как можно заставить «потерянного» человека снова втянуться в процесс саморазвития и образования?

- Есть много способов. У нас сейчас начался большой двухгодичный проект для сельского населения, в рамках которого мы надеемся обучить работников районных служб занятости способам активизации людей. Активизация идет через совместную выработку решений. Человек должен сам принять решение. не кто-то ему скажет: ты будешь плотником!, а он сам, проанализировав свою жизнь, возможности, которые есть вокруг, должен решить: я хочу быть плотником. Сам должен оценить свои ресурсы: если ему не нравятся курсы, а он хотел бы обучиться у своего соседа – ради бога! У служб занятости есть возможность оказывать материальную поддержку на обучение, и если человек не хочет идти в учебные центры, говорит: я лучше своему другу заплачу, то он должен иметь на это право. когда он это все самостоятельно сделает, тогда он и будет реализовывать свою программу. Сейчас, к сожалению, все спускается сверху. Наша методика состоит в активизации самого человека, а не в предоставлении ему пусть прекрасных, замечательно разработанных, но чужих стратегий развития.

- Олег Борисович, а есть возраст, когда человек совсем перестает учиться?

- По сути дела, нет. У нас есть очень хорошие партнеры – это Немецкая ассоциация народных университетов, у которой есть офис в Санкт-Петербурге. Они только что закончили большой проект по обучению пожилых.

И там у них были бабушки и дедушки до 90 лет! Каждый из них вспоминал то, что он знал, умел за свою жизнь, и специалисты помогали им очень интересно, по-современному преподать этот опыт другим. Такое взаимное обучение для пожилых – это потрясающе. Это больше клуб, но клуб обучающий. Если кто-то может научить других рецепту вкусного супа – это тоже обучение, и обучение интересное!

- Какие области знаний сейчас востребованы для взрослых?

- Смотря для чего. Если говорить про рынок труда, то всем нужны компьютеры, всем нужны иностранные языки, и, если поговорить с работодателями (а мы часто встречаемся с работодателями на различных мероприятиях), все жалуются на отсутствие людей, которые могут принимать решения и нести ответственность за принятые решения. То есть отсутствуют самостоятельные, инициативные и, главное, умеющие отвечать за свою инициативу люди. Этим так называемым «мягким навыкам», я считаю, мало уделяется внимания в процессе обучения. Да, у нас хорошо обучают профессии.

И не профессии даже, а узкопрофессиональным навыкам, например, слесаря. Но как научить того же слесаря творческому решению проблемы или умению быть инициативным и искать возможности для собственного развития – этим очень мало кто занимается сейчас.

- А разве можно этому научить?

- Этому можно научить! Есть тома методик, учебники, есть всё! Просто если дают, например, курс на 30 часов профессионального обучения менеджера среднего звена, то считается, что эти 30 часов надо посвятить финансам, бухгалтерскому учету, еще чему-то, а тому, как собственно руководить, как быть лидером, как искать возможности для развития, - о таких навыках почему-то никто не думает.

В вопросах строительства жизни – не фаталист

- В мире меняются не только востребованные знания, профессии, но и сама философия времени. Мировосприятие можно как-то изменить, подправить?

- Да, конечно! Если люди поймут, что их счастье – в их собственных руках, и научатся в повседневной жизни принимать решения и нести за них ответственность, то это изменит парадигму всего общества. Вы посмотрите – если сейчас человеку чего-то не хватает, он ругает всех подряд – правительство, перестройку, Горбачева, но он должен понять, что в первую очередь виноват он сам. Потому что вокруг уже сколько примеров успеха! Сколько людей добилось многого только за счет своих сил, никто им в этом не помогал – ни государство, ни правительство. Люди должны понять, что их жизнь – это творение их собственных рук и ничье более!

- Я смотрю, Вы не фаталист?

- Абсолютно не фаталист. Ну, фаталист, может быть, в вопросах жизни и смерти, но в вопросах строительства жизни – не фаталист. А как можно быть фаталистом, если кругом ясно видишь: вот человек, активный, инициативный, который не боится рисковать, не боится начинать и развивать свое собственное дело – и он действительно добивается успеха. А другой сидит на какой-нибудь бюджетной работе с минимальной зарплатой, но зато гарантированной. И вот он сидит и стонет, сидит и стонет, сидит и стонет – ну что ты сидишь и стонешь, иди!.. Даже у учителей сейчас масса возможностей продавать свои знания. Есть учителя, у которых ставки такие, что они за один день репетиторства получают столько, сколько другие за месяц. И ради бога, чего плакать-то! Надо искать возможности, которые есть, а не плакать о том, что никто ничего никогда не дает.

- А наше общество – оно помогает или мешает в этом?

- я бы не сказал, что кто-то мешает или кто-то сковывает, просто люди не умеют. Вот мы пытаемся их научить.

Понимаете, ведь со школы весь учебный процесс построен на том, что человеку вечно кто-то что-то дает, «учитель дает знания». Причем вы посмотрите, как ужасно у нас проходит большинство уроков: сначала учитель рассказывает материал, потом ученик читает главу из учебника и затем он ее пересказывает. Чисто репродуктивный подход. То же самое в вузе: основной метод – лекция. Лектор что-то где-то прочитал, почему-то считает, что его «выжимки» из всей прочитанной литературы самые лучшие, и вот он эти «выжимки» студентам дает, они пишут конспект, а потом по этому конспекту идут отвечают. Никакого исследования, никакой самостоятельности, никакого творчества – и так строится весь учебный процесс! И что мы получаем как продукт: мы получаем людей, которые хорошо информированы, но плохо образованы. Мы получаем людей, которые много знают, но мало умеют. А лучше наоборот. В современном мире как раз ценен такой человек, который, может быть, знает мало, или специалист в какой-нибудь узкой отрасли, но он много умеет и еще многому способен научиться.

- Олег Борисович, можно ли выделить какую-либо область знаний, которая в наибольшей степени помогает человеку влиться в современный мир?

- Знаете, один американский ученый (Соренсон) лет 15 пытался выделить те навыки или умения, которые необходимы человеку в современном мире, и каждые два года его представление менялось. Сначала он считал, что это именно узкопрофессиональные знания, научные знания по какой-то дисциплине. Потом он перешел к тому, что больше важны общечеловеческие навыки, умение работать в команде, коммуникабельность. На следующем этапе от решил, что человеку важнее иметь навыки лидерства, уметь организовывать, быть инициативным. А в конце своего исследования пришел к выводу, что самая большая потребность в обществе – это надежность. Очень мало надежных людей, которые сказали, я сделаю – и сделают, и не надо проверять, не надо дергаться из-за них. Так вот, я бы выделил не дисциплину, а именно это качество – надежность, которая перекликается с ответственностью. Я думаю, этому надо учить: если ты сказал, что ты сделаешь, то ты сделай, и чтоб тебя не надо было проверять.

Псков – очень европейский город

«Многие дисциплины, те же языки и компьютеры, не должны быть профессией, это должны быть навыки, - считает Олег Чикуров. - Если тебя спросят, что у тебя за профессия? – английский язык! – что это за профессия такая! Нет, ты должен быть или педагогом, или переводчиком, вот это твоя профессия. А английский язык – это инструмент, это как умение обращаться с калькулятором, составлять документы».

Сам Олег Борисович – и педагог, и переводчик. Свободно говорит на английском языке и считает, что это очень много меняет в его жизни. «Одноязыкий» человек, по его мнению, похож на человека, «который ни разу не выезжал из своего родного города и считает, что весь мир как его деревня.

И даже не имеет представления о том, что мир-то гораздо больше и интереснее. Второй язык – это как другой город, в который ты съездил».

Человек, знающий только один язык – как ребенок-аутист, который замкнут в самом себе: «Видит мир, но в контакт с этим миром вступить не может». Бывают целые города-аутисты, приехав в который иностранец просто не сможет ни с кем поговорить. Псков, к счастью, не из их числа. Благодаря близости к границе и большому числу внешних контактов Псков в отношении коммуникабельности подчас даст фору Москве и Санкт-Петербургу, уверяет Олег Чикуров.

- Вы считаете, Псков – европейский город?

- Я считаю, Псков очень европейский город. Причем уникальный европейский город, потому что он обладает своим лицом. Вот приезжаешь куда-нибудь в Швецию – все городки на одно лицо, одна и та же архитектура, одни и те же дома, один и тот же стиль жизни. То же самое в Италии, все города похожи на Рим. А вот Псков – это город с уникальным лицом, потому что таких городов в европейской части России больше нет.

- значит, есть шансы интегрироваться в Европу?

- А я думаю, мы уже и так неплохо интегрированы! А когда Латвия и Эстония вступят в Европейский Союз, то мы вообще будем центром внимания всей Европы. Европа очень внимательно смотрит на свои внешние границы, а мы будем как раз на внешней границе Европейского Союза. И деньги будут, кстати, очень большие идти, для того чтобы приподнять приграничные территории, чтобы люди за границей не чувствовали большого комплекса неполноценности, гладя на то, что делается на той стороне! Я думаю, со вступлением Латвии и Эстонии в ЕС у нас жизнь будет еще интереснее.

- Вы оптимист?

- Да, а чего пессимистом быть? Пессимистом быть – это все равно, что себя есть. А когда ты сам оптимист – знаете, как говорят американцы: улыбнись и настроение улучшится. Физическая память возвращает вам те чувства, которые связаны с этой мимикой. То же самое и с подходом к жизни, когда ты говоришь себе: я оптимист, и смотришь с улыбкой в будущее, то каким бы ты ни был внутри, ты волей-неволей становишься оптимистом.

Беседовала Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3496
Оценок:  12
Средний балл:  9.8