Статья опубликована в №36 (206) от 29 сентября-05 сентября 2004
Культура

Без компромиссов

Алексей Зверьков: «Нужно немножко оторваться от земли …»
 Сергей СИДОРОВ 29 сентября 2004, 00:00

Алексей Зверьков:
«Нужно немножко оторваться от земли …»

В минувшую субботу, 25 сентября, в TIRe состоялся концерт питерской группы “Морэ&Рэльсы”, принесшей с собой ураган звука и хорошего настроения. “Моря” – это развесёлая троица (Лелик, Шуля и Ляпа), играющая в лучших традициях независимой английской музыки. Причудливые гитарные гармонии, плотный бас и мощный драйвовый ритм – это всё они.

За последние полгода это уже третье выступление ребят. “Продинамив” свой первый концерт еще зимой, в мае совершенно спонтанно для себя и нежданно-негаданно для псковской публики они приехали вместе с группой “Мультфильмы” и… поставили зал, набитый битком, буквально на уши. Некоторые зрители тогда настолько выдохлись, что сил на группу “Мультфильмы” уже не осталось.

Спустя пару месяцев “Морэ&Рэльсы” отыграли в рамках презентации своего второго альбома “На дискач!!!”. Нынешний концерт явился очередной презентацией – теперь уже альбома каверов, сделанных в основном на вещи “электронных” исполнителей: “The Prodigy”, “Aphex Twin”, “Cornelius” и т.д. Теперь люди шли не на известных “Мультфильмов”, а на малоизвестных, но уже полюбившихся “Морей”. Шли за очередным зарядом бодрости и позитива. И не пожалели.

После концерта нам удалось пообщаться с вокалистом и по совместительству басистом группы Алексеем Зверьковым. Впечатление от беседы оказалось ничуть не хуже, чем от самого концерта: та же приветливость, тот же заряд хорошего настроения и то же бесконечное обаяние…

«Мы точно не панки»

- Лёша, а вы изначально играли такую музыку?

- Не, она менялась. Раньше были более простые рифы. Теперь она стала понавороченней. Ну, мы же не умели играть, да и сейчас особо не мастера (скромничает).

- Сочетание “Джаз-панк” – сами придумали?

- Нет, это барабанщик из группы “Скафандр” придумал. Может он, конечно прав, но панками мы бы не хотели себя считать. Я не знаю, за что вообще группу называют панками. Это если только они сами говорят, что они панки и ведут себя подобающим образом. Мы точно не панки. Мы, конечно, отрываемся, куролесим в свое свободное время и ведем себя, можно сказать, по-панковски, но все равно это другое, это гораздо мощнее.

Мы часто ездим в Москву, и так сложилось, что мы затусовались с панк-тусовкой, которая освещает российскую панк-культуру. Там есть клёвые чуваки, которые вообще хорошо отзываются о панк-роке в России, точнее они хорошо и грамотно его трактуют. Это мне нравится. Но так как мы с ними тусуемся, нас тоже причисляют к панк-року. Это не так.

- А к чему вы себя можете отнести?

- Это сложно сделать. Вот к чему отнести, например, группу “Rammstein”?

- Это industrial, грубо говоря. По крайней мере, корни оттуда.

- А, ну да (задумывается).

- Ваша группа мне напоминает чем-то “Placebo”.

- А что такое “Placebo”?

- Вообще их относят к панку, но это не панк. Панк – это ведь своя эстетика, идеология, протест...

- Да. У нас в стране у людей отложилось в сознании, что если панк, значит – ирокезы, кожаные куртки... За границей, в той же Польше, Германии, Франции, панки совершенно другие. Там ходят в широких стертых штанах, кедах. У них там дреды какие-то цветастые.

- Но это же уже получается nu-punk.

- Не, я бы так тоже не хотел говорить…

- Ну, а те же “Блинки” (“Blink-182”) и им подобные?

- А там же есть всякие ответвления: ска-панк, сёрф-панк и так далее. Я думаю, что они скорее к этой культуре относятся. Не, мы не играем такой спидовой (speed – скорость (англ. – Авт.) музыки. Нам нравится замешивать ритмы хип-хопа с гитарным каким-то таким брит-попом. Мне, например, нравится окраинная гитарная музыка: люди живут где-то там в Британии, Германии на окраине города и играют по клубам позитивный рок. Еще есть такое название, которое подходит для этого – инди-музыка (independent – независимый (англ. – Авт.). Это манчестерская волна. Независимая альтернативная музыка.

- Альтернатива чему?

- Альтернатива панку.

«…в вакууме всё погибает»

- Английская музыка вам ближе, чем американская?

- Да, конечно. Американская нам вообще не нравится. Есть, конечно, группы, которые там выделяются оригинальностью, но для самих же американцев это очень тяжело. В Америке вообще все как-то тяжело. Я надеюсь, что у нас так не станет. Потому что у нас тоже всё шлифуется и как-то приводится к общему знаменателю: это панк, это рок-музыка, это поп-музыка. Не хотелось бы, чтобы было так.

- А чем английская музыка вам ближе?

- Вообще европейская музыка честнее, что ли. Люди могут выезжать в другие страны, так как у них в Европе свободное передвижение, общаться, поэтому они знают разные менталитеты, у них создается общее мнение целого региона Европы. А Америка – вся – варится в собственном соку, и что они могут узнать? Хорошо, если кто-то там выезжает куда-то, но это ведь единицы.

В одном городе нельзя играть, потому что нужно ездить и смотреть, как люди живут, что слушают, да и просто, чтобы тебя знали. От этого твоя музыка станет только более разнообразной и интересной. Нельзя в одном месте сидеть. Это вакуум. А в вакууме всё погибает.

«Долго нас слушать нельзя»

- Вы когда играете, что хотите передать, донести? Каков ваш message (послание (англ. - Авт.)?

- Я вырос на том, что когда выезжал из дома, любил отрываться, ходить в клубы и все, что накопилось, весь пресс, который у нас существует в городе, стране (ну, нас же реально прессуют!), выплеснуть. И своей музыкой мы хотим дать понять, что нужно немножко оторваться от земли…

- То есть главное позитивное настроение, отрыв?

- Да. Хочется, конечно, и какие-то чувства, эмоции передать. Но мы стараемся на концертах не петь лирику, хотя у нас есть и лирические песни. Можно было бы их на концерте сыграть, но хочется фигарить, и фигарить, и фигарить… Хотя, на самом деле, если бы какой-то продюсер нас послушал, он бы сразу отсёк какие-то песни: вот это пойте, вот это не пойте. И тогда бы была чистая коммерция, направленная на сознание публики и полное управление ею.

- Вы бы пошли на это?

- Я думаю, что мы к этому все-таки сами придем. Правда, это не значит, что мы будем управлять, просто мы, наверно, немного остепенимся. А сейчас мы просто фигарим без компромиссов, не останавливаясь. Главное, чтобы не долго, потому что долго нас слушать нельзя: три инструмента – это все-таки не так много, хотя…

- Поэтому и песни такие короткие?

- А нам не очень нравится “грузить”. Может быть, это тоже характерная черта такая: людям нравится, когда всего по чуть-чуть, но при этом надо не давать спуску.

- А вы бы не хотели расширить состав, добавить инструменты?

- На концертах, конечно, хотелось бы. Но я еще чувствую, что у нас огромный потенциал, который мы не использовали втроём. У нас есть руки, ноги, мы можем нажимать кучу кнопок. На записи мы, конечно же, добавляем какие-то дабл-треки, которые не сможем сыграть на концерте, но мы записываем их сами же. А вообще, если мы придумаем что-то супер-супер навороченное, да, мы возьмем музыканта.

Кроме того, мне нравится, когда группа очень слаженна на концерте. Мы сейчас втроем очень хорошо понимаем друг друга, и я бы просто не хотел нарушить это единение.

Беседовал Сергей СИДОРОВ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3322
Оценок:  9
Средний балл:  7.7