Статья опубликована в №5 (25) от 01 февраля-07 февраля 2001
Человек

Реформатор

  01 февраля 2001, 00:00

Рудольф Прауст – это имя давно и прочно связанно с Псковской областью, а точнее -с Пыталовским районом.

Первое, что он помнит из детства - хутор деда в Новгородской области и эстонский хутор отца. Возможно, это и предопределило выбор профессии.

У Прауста вполне благополучная советская биография: вуз, практика от молодого специалиста до руководителя крупного совхоза, от начальника районного управления сельского хозяйства до генерального директора межрайонного объединения cовхозов, партийная карьера: от секретаря обкома комсомола до секретаря Ленинградского обкома партии, депутата Верховного Совета России. И все же теперь, живя на хуторе в Пыталовском районе и оглядываясь на большую часть пройденного земного пути, он верит в то, что его жизнь была заранее кем-то расписана и отмечена опорными вехами.

Путь из тупика

32 года сельхозпрактики в Ленинградской области с многочисленными попытками реформировать закостеневшую отрасль привели реформатора в тупик и к нервному срыву. Рудольф Прауст понял, что исчерпал себя как практик, и в 1985 году ушел в науку. И как часто бывало в его жизни, вдруг получил неожиданное предложение. Президент ВАСХНИЛ Александр Никонов попросил его поехать на свою малую родину, в Пыталовский район, с новым экспериментом по реформированию колхозов и совхозов. Никонову очень хотелось сделать для родного края что-нибудь хорошее и полезное. И Прауст поехал.

- Тогда первым секретарем Пыталовского райкома партии был Николай Воробьев. Он с энтузиазмом отнесся к моим грандиозным планам и обещал помочь. Я создал опорный пункт, который вскоре превратился в лабораторию. И начался эксперимент: за счет аренды колхозно-сохозного имущества и земли мы создавали фермерские хозяйства, полагая, что таким образом постепенно, эволюционным путем колхозы и совхозы преобразуются в хозяйства, работающие в тесном контакте с личными подворьями крестьян.

- Как же, как же, тогда вся страна гудела о Пыталовском эксперименте. Михаил Горбачев и члены правительства с трибун совещаний и съездов вас в пример другим ставили.

- Я посчитал: 3600 всевозможного уровня отечественных и зарубежных экскурсантов приезжали изучать наш опыт. В 1991 году эксперимент был прекращен – началась перестройка.

- Но почему? Ведь он был как раз в духе начавшихся перемен?

- Местная политическая и хозяйственная элита была против. Испугались. Успешный эксперимент многих заставил бы работать или сменить насиженное теплое место. Реакция элиты была естественной. А вот то, что значительная часть сельских жителей будет против реформ на селе, меня по-настоящему удивило. В 1988 году вместе с японцами мы провели первое социологическое исследование и выяснили, что только 4 - 5% крестьян готовы были поддержать фермерство и частную собственность. Впоследствии жизнь полностью подтвердила эти выводы и лишний раз показала, что ничего нельзя решить с наскока, кавалерийскими методами, какими бы прекрасными ни были программы и проекты.

Хутор

На хутор Прауст с семьей перебрался в 1991 году. Но сначала он ему… приснился. Точнее, несколько лет снилась липовая аллея. И однажды, разъезжая по пыталовским полям, он увидел аллею из своего сна. Она вела к полуразрушенному дому. Выяснилось, что дом продается. А еще выяснилось, что у хутора интересная история. Брошенная усадьба с хорошо сохранившимися каменными белыми дворами для скота - бывшее фермерское хозяйство Тимофея Евдокимова, репрессированного и сосланного за умение хорошо работать и жить. Но это отдельная история, которую мы расскажем чуть позже.

Из уважения к бывшему хозяину Рудольф Эдуардович назвал свое крестьянское хозяйство «Ферма Евдокимова». Это официально, неофициально же хутор уже давно носит имя Прауста.

Место высокое, вокруг холмистые поля, ветер гуляет по верхушкам деревьев аллеи. Не очень-то уютно здесь бесснежной зимой. Ворота открыла хозяйка Галина Никитична, она как раз выходила с собаками на прогулку. Неуютность зимней природы компенсирует теплая уютность деревенского дома и гостеприимство хозяев. Между двумя комнатами выгородка для кабинета, стеллажи с папками, книгами, компьютер – это, собственно, и есть лаборатория, плюс все хозяйство.

- Десять лет назад мы переехали сюда из Ленинграда на постоянное место жительства вместе со взрослым сыном. Без него не имело бы смысла затевать эксперимент, - объясняет Рудольф Эдуардович. - Пока ремонтировали своими силами дом, Эдуарда отправили на фермерскую стажировку в Швецию. Теперь они с невесткой Ириной – главная рабочая сила на ферме.

Хозяйство

В хозяйстве девять голов рогатого скота, из них четыре коровы. Здесь у каждого своя роль. Каждый шаг фиксируется и заносится в компьютер: кто, сколько часов и минут, на каком участке работал, что сделал. Получается, что полная занятость в хозяйстве только у двоих – Эдуарда и Ирины, у старших Праустов и их внуков Ростислава, Ивана и Никиты – занятость частичная. Каждый член семьи ежемесячно составляет отчет не только о том, сколько чего успел полезного сделать, но и сколько потратил средств, что приобрел, что реализовал, сколько выручил. Учитывается все: расходы на любые приобретения, продукты, одежду образование, услуги, лечение, почтовые расходы и так буквально до булавки. Это важно для чистоты исследования. Кроме того есть ежедневный учет доходов и расходов. Все эти отчеты Рудольф Эдуардович сводит в таблицы по месяцам, кварталам и годам. В ходе анализа наглядно видно, как постепенно год от года растет доход, развивается производственная база, что фактически с хозяйством Праустов могут справиться всего два взрослых человека. Можно было бы укрупнять ферму, но пока это невыгодно – трудно реализовать продукцию. И так продают молоко, масло, творог, мясо по самым минимальным ценам – лишь бы продать. Дорожат каждым своим покупателем, стараясь угодить. Главный же вывод состоит в том, что за десять лет при достаточно грамотном ведении хозяйства крестьянское подворье Праустов только - только обустраивается.

Идет эксперимент

Начиная с 1985 года, Рудольф Прауст ни на день не прекращал научный эксперимент по реформированию сельскохозяйственного производства в отдельно взятом Пыталовском районе. Менялись масштабы работы, но не суть. Гибкая система аграрного института Никонова позволяет ученому в зависимости от экономической ситуации варьировать число штатных и нештатных сотрудников лаборатории, тратить средства на сбор и обработку информации. Так называемые полевые работы для сотрудников лаборатории начинаются в феврале и заканчиваются в июне. Кроме опорной группы из 30 фермеров, которая обследуется с 1988 года, каждый из счетчиков, а их от 5 до 12 человек, ведет свою группу. Например, у Нины Кононовой до 50 подопечных личных подсобных и фермерских хозяйств.

Рудольф Эдуардович показал огромные сводные таблицы результатов опросов. Они очень подробны и учитывают буквально все: жилье, землепользование, поголовье, продукция, сбыт, обеспеченность техникой, расходы на питание и одежду и так далее вплоть до политических симпатий и оценок деятельно-сти местной и областной власти.

Все эти сведения заносятся в компьютер, обрабатываются и анализируются. На их основе Прауст готовит научные доклады на русском, немецком и английском, поскольку часто приходится выступать с ними на международных конференциях. 8 февраля у Прауста большой отчет в Москве по итогам 2000 года.

- Вашими исследованиями интересуются районная власть, областная администрация?

- Нет. Хотя я регулярно посылаю им и в библиотеки свои отчеты, а также книгу-монографию, где собран опыт десяти лет. Кстати сказать, Туманов интересовался нашими исследованиями. Эта администрация в упор не видит. В прошлом году ученый совет академии проводили в Пыталове. Были руководители области. Рассказали они про прогресс и достижения в сельскохозяйственной отрасли и уехали. Я им предлагал: давайте проведем круглый стол, пригласим ведущих экономистов области, и пусть они разобьют мои доводы в пух и прах, если сумеют. Тогда из этих дебатов прояснится картина, каков человеческий ресурс, в каком направлении следует вкладывать средства и многое другое. В ответ мне – равнодушное молчание. Мне, собственно, от власти ничего не нужно. Вот только за державу, как говорится, обидно.

И в самом деле, он привык обходиться малым и рассчитывает только на собственные силы. Средства на исследования подрабатывает консультациями по правовым вопросам. Раньше у него в Пыталове был свой кабинет, теперь консультирует прямо в машине около гостиницы «Русь». Темы консультаций самые разные: от простейших текстов договоров, заявлений и прошений до сложных расчетов по разделу имущества крестьянских хозяйств, реорганизации формы собственности и тому подобное. Клиентов хватает, тем более, что в уплату за услуги Прауст просит лишь добросовестно ответить на вопросы развернутой анкеты. Этот «бартер» дает ученому возможность исследовать максимальное количество самых разных видов сельскохозяйственной деятельности, получить сведения из первых рук.

Еще не время

С 1998 года Рудольф Прауст - председатель ассоциации крестьянских хозяйств.

- В начале 90–х я ужасно переживал, что не могу добиться конкретного результата, потом понял – еще не время. Америка реформировала свое сельское хозяйство 30-40 лет. Столько же понадобится и нам. Мы почему-то считали, что фермером может стать любой человек. Практика показала, что далеко не каждый, а лишь тот, кто способен терпеть лишения и упорно идти к цели, способен впитывать новое, прогрессивное. Такая селекция уже идет. Мы также полагали, что можно составить единую для всех программу развития и преобразования хозяйств. И тут жизнь нас поправила, хотя не все еще поняли, что, к примеру, опыт Ленинградской области, где я проработал три десятка лет, не годится для Пыталовского района, потому что главный потенциал развития – человек и местные условия, в которых он живет. На самом деле начинать разработку любой программы надо снизу, с местного самоуправления – так шли американцы к своему продовольственному изобилию. Под местные условия нужна техника, не только малогабаритная и энергоемкая, но и приспособленная к рельефу местности. Но главное условие на этом многотрудном пути – психология человека. Следовательно, должно смениться нынешнее поколение.

- Выходит, Рудольф Эдуардович, вы напрасно прожили жизнь, и то, чем вы сейчас занимаетесь, напрасный труд?

- Нисколько. Напротив, я должен еще больше работать, потому что мой опыт будет востребован моими внуками. Я должен как можно больше успеть для них сделать. Я работаю на будущее поколение фермеров. Поэтому я спокоен и считаю, что жизнь удалась.

Елизавета МАРТЫНОВА.
Пыталовский район.

Фото: Елизавета Мартынова

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4924
Оценок:  10
Средний балл:  9