Статья опубликована в №48 (267) от 14 декабря-20 декабря 2005
Общество

Генплан. Перезагрузка

Город Псков в своем градостроительном развитии подошел к краю пропасти
 Тимофей ХМЕЛЕВ 14 декабря 2005, 00:00

Город Псков в своем градостроительном развитии подошел к краю пропасти

Развитие города без генплана социально опасно и порождает вакуум ответственности. А в среднесрочной перспективе оно сулит и серьезные экономические потери.

Главный архитектор города Пскова
Станислав Битный: "В долгосрочной
перспективе попытки обойти
градостроительную науку всегда
экономически убыточны".
Фото: Игорь Соловьев.
Градостроительная концепция – это своеобразная матрица, которая предопределяет развитие города на 25-50 лет вперед. Многие будут удивлены, но разрабатывать новую градостроительную концепцию в Пскове начали достаточно давно, еще в 1995 году. Более того, ОАО НИИ «Псковгражданпроект», выполнявший заказ городской администрации, свою работу выполнил – в 1998 году, и концепция была утверждена городской Думой для дальнейшей доработки в 2000 году. Следующим этапом должен был стать генплан – прежний генплан (1973 года) почти во всем позициям себя изжил. Но на создание нового генплана потребовались уже более существенные финансовые ресурсы.

Разумеется, городские власти отнюдь не столь наивны, чтобы не осознавать этой нехитрой аксиомы. «Генеральный план Пскова, - утверждает мэр Пскова, Михаил Хоронен, - разрабатывается уже на протяжении нескольких лет. С точки зрения технической и градостроительной он неплохо проработан. Завершение в полном объеме зависит от нескольких факторов. Главный – все-таки финансовый. Следует учесть многие факторы, определенные федеральными законами в области градостроительства. Современные реалии, безусловно, требуют по-современному подойти к разработке генплана».

Все так. Конечно, есть ли у мэрии финансы на доработку и принятие генплана – вопрос на засыпку. Но уже очень близок критический момент (год-два), когда отсутствие градостроительной стратегии, подкрепленной соответствующими правовыми документами, начнет наносить городу непоправимый ущерб.

На краю

На самом деле, сегодня ни у одного российского города (за исключением столицы и пары крупных городов) нет своего генплана. Некогда его созданием и реализацией для всей страны занимался Госстрой – гигантская архитектурно-бюрократическая машина. Сейчас такой структуры нет, стратегии развития отданы полностью на откуп муниципальным властям. «По нашим оценкам, - говорит заместитель мэра Пскова Владимир Сырцов, – при условии финансирования не менее 2-2,5 млн. рублей в год, генплан может быть принят через пару лет. Его разрабатывают для нас “Псковгражданпроект” и институт РосНИПИ урбанистики из Санкт-Петербурга. А пока мы руководствуемся документами правового зонирования, где установлен регламент строительной деятельности в городе. Начаты работы по охранным зонам в исторической части города».

По заверению председателя городского комитета по архитектуре и градостроительству Юрия Носова, для разработки настоящего генплана средств понадобится гораздо больше – порядка 12-15 млн. руб. в год (чтобы уложиться в два года), причем финансирование нужно начинать в срочном порядке. По его мнению, город уже несет невосполнимые потери от отсутствия долгосрочной стратегии развития. Если к этому добавить проблемы, связанные с резервированием территорий, то есть с межеванием муниципальной и государственной собственности, то, по словам Юрия Носова, можно считать, что город в своем развитии подошел к краю пропасти.

Сюжет с резервированием территорий – материал для отдельной статьи. Что же касается упомянутых документов правового зонирования, в рамках которых в настоящее время развивается город, то они, хоть и являются важными юридическими актами, регламентирующими вопросы освоения отдельных участков и кварталов, вне генерального плана стратегически беспомощны. Как следствие – вакуум долгосрочной ответственности, растущие социальные риски, стихийная застройка, в ходе которой случайный инвестор вправе руководствоваться сиюминутной выгодой, и прочие гримасы хаоса.

Не спорьте с историей

Кто-то скажет, мол, генплан – не панацея. Вот американские города, живут без генплана и ничего. На самом деле те же американские города уже пожинают плоды своего во многом стихийного развития, и в этом смысле общественный успех тамошнего движения «Новый урбанизм», пропагандирующего гуманную урбанизацию, неслучаен.

Еще один важный момент. Помимо определения долгосрочных задач, градостроительная наука, руководствуясь генпланом, побуждает следовать исторической логике развития города, как стратегически, так и тактически (получается дороже, но в перспективе – выгоднее). Два наглядных примера, которые у всех на слуху: проект «Старые кварталы» и проект «Золотая набережная».

По свидетельству заведующего отделом археологии Псковского музея-заповедника Бориса Харлашова, археологические раскопки показали, что район «Старых кварталов» издревле был «элитным». Причины понятны – с одной стороны, близость к центру, с другой стороны – за счет ландшафта квартал занимает по отношению к центру города абстрагированное положение, не оспаривая величия Кремля, но располагает при этом роскошным «видом из окна» на Пскову. Строго говоря, причины могут быть и иррациональны, нам важно просто осознать исторический код данного места и принять его как данность.

В случае со «Старыми кварталами» по тем или иным причинам это произошло, в истории с «Золотой набережной» - нет. Последний проект занял зону, которая изначально использовалась как «торгово-портовая» – здесь сгружали лес, здесь торговали рыбой – хозяйственное место было, и прилегали к нему ремесленные мастерские. Позже, в XIX веке, на набережной оформилась малоэтажная застройка, но «элитной» она, тем не менее, не была. В начале 1990-х сохранившиеся дома решили реконструировать в гостиничный комплекс. Таковая идея вполне соотносилась с исторической логикой квартала. Увы, осуществляемый ныне проект этого не учел, и золотой его судьбу уже не назовешь.

Дары империи

Первым «генпланом» в градостроительной истории Пскова можно считать масштабный проект Екатерины Великой, в рамках которого был заметно изменен облик большого числа российских городов. Одним из авторов екатерининской урбанистической реформы был, в частности, знаменитый архитектор Растрелли. Согласно его концепции стихийное развитие городов в России подчинялось стройной планировочной организации. Несмотря на то, что в архитектуре той эпохи властвовало барокко со свойственным этому стилю стремлением к избыточным формам (тот же Растрелли проявил себя одним из самых ярких апологетов барокко), в градостроении предпочтение отдавалось упорядоченной композиции и строгой линеарности – кривоколенные улицы старорусских городов выпрямлялись, образуя на перекрестках перпендикуляры. Не стал исключением и Псков – немалое количество его улиц сменило свое «русло», и из своеобычных «рек» и «ручейков» они превратились в «каналы» и «протоки».

Тем не менее, нарушить внутреннюю логику Пскова, обусловленную ландшафтом и издревле заданным вектором развития, урбанистическая реформа XVIII века своей целью не ставила, да и не могла ставить. Логика эта имманентна большому числу древних городов, появившихся на свет как крепость, вокруг которой в согласии с ландшафтом своеобразными кольцами прирастало постепенно урбанизирующееся пространство. Таковая градостроительная экспансия в той или иной мере, но неизбежно подчиняется радиальному принципу. Самый яркий пример – Москва с ее намертво зафиксированной гелиоцентрической структурой.

Градостроители Средневековой Руси никогда не вступали в противоречие с ландшафтом, отчего улицы и кварталы формировались в согласии с естественным рельефом. Отсюда и «кривые колена», и «закоулки», и асимметричные площади. Екатерининский генплан в отношении Пскова, не пытаясь сломать наметившуюся радиальную систему города, лишь упорядочил и выпрямил те магистральные направления, из которых она складывалась.

Не все то зло, что злит

Тем временем, в черте крепостной стены Псков в известной мере сохранил средневековую «ментальность» улиц и кварталов – единственным магистральным лучом, пронзающим Окольный город, является Октябрьский проспект. Остальные улицы, хоть и выпрямились на некоторых участках, все же не утратили своего естественного исторического образа. В XIX веке, когда город начал расползаться за пределы крепостных стен, планировка новых кварталов велась уже более строго – район между Кузнецкой и Вокзальными улицами явил собой типичную сетку, расчерченную по имперской линейке, как Петербург. К слову сказать, петербургский фактор сыграл двойственную роль в развитии Пскова, и не только его. По сути, Петербург стал городом-убийцей – он «задушил» развитие всех городов, которые доминировали в допетровские времена в северо-западной России. Не будет преувеличением сказать, что Псков от этого «удара» не оправился до сих пор. С другой стороны, останься Псков, наряду с Новгородом, геополитическим центром региона, он неизбежно превратился бы в мегаполис со всеми вытекающими отсюда «прелестями» гиперурбанизации, и о его патриархальном очаровании речи бы уже не шло. К счастью, в ХХ веке Псков столь же благополучно миновала волна тотальной индустриализации.

Теперь несколько слов о советской градостроительной науке, чьим апогеем стал генплан 1973 года, до сих пор определяющий развитие всех городов бывшего СССР. Нам может не нравиться советская архитектура (хотя в принципе она следовала в русле общемирового тренда), но градостроительные стратегии советской эпохи были развиты высоко. То есть планирование городов велось, как правило, грамотно. В конце концов, архитектура – это искусство, помноженное на технологии и финансы. Замените убогие коробки типовых многоэтажек, которыми застраивались повсеместно новые жилые кварталы, на дома индивидуальной планировки, добавьте дорогие облицовочные и строительные материалы, и все встанет на свои места. Более того, смеем предположить, что если город будет следовать той концепции развития, которая сегодня разрабатывается архитекторами в недрах проектных бюро и градостроительных комитетов, процесс архитектурного перевоплощения «советских» спальных районов неизбежен. Девелопмент в условиях грамотно регулируемого рынка всегда стремится создавать максимально возможную добавленную стоимость, а применительно к архитектуре это означает более совершенные технологии, более красивые и оригинальные решения.

Эстетические плевки

Генплан 1973 года, не затрагивая силуэтообразующей доминанты исторического центра – Окольного города – многоэтажной застройкой, направил развитие Пскова в трех направлениях – Завеличье, Запсковье и Привокзальный район – и таким образом оформил нынешние очертания города. Увы, все требования того генплана соблюдены не были. Так, был застроен девятиэтажками один из ценнейших участков в районе ипподрома. Отрицательно сказалось на формировании панорамы Завеличья близкое расположение девятиэтажных домов к левому берегу р. Великой – по плану высотность на этих участках не должна была превышать пяти этажей, или, как вариант, предполагалось совмещение зданий средней этажности с отдельными высотными акцентами.

Неудачным приходится признать и расположение значительных селитебных (используемых людьми в жилищно-социальных целях) территорий вблизи аэропорта – они попали в зону его шумового воздействия. К тому же ось взлетно-посадочной полосы проходит в непосредственной близости от опасных объектов – нефтебазы и железнодорожной станции Березки. Проблемы усугубились уже в 1990-е, когда вблизи аэропорта на территориях, относящихся к ведомству Минобороны, были выстроены в нарушение планировочных норм многоэтажные дома. Последний пример типичен как раз для бесплановой урбанизации. Хотя главная причина всех этих уродств кроется, так или иначе, в экономической слепоте, в желании извлечь сиюминутные дивиденды. Очень точно суть этой проблемы выражает позиция главного архитектора города Пскова Станислава Битного: «В долгосрочной перспективе попытки обойти градостроительную науку всегда экономически убыточны».

От себя здесь отметим еще один важный нюанс – выше упомянутые отклонения от генплана (на Завеличье, в районе ипподрома) нанесли некий эстетический ущерб городу, а строительство многоэтажек (в условиях стихийного развития 1990-х) вблизи аэропорта уже таит в себе риск техногенных катастроф. Почувствуйте разницу.

Атеросклероз

В наследие от предыдущего генплана городу достались три магистральных направления – Рижский проспект, переходящий в Рижское шоссе, улица Леона Поземского, переходящая в Гдовское шоссе, и Октябрьский проспект, переходящий в Крестовское шоссе, которое, в свою очередь, соединяет город с Ленинградским шоссе. Эти три оси и связывают воедино основные жилые массивы Пскова. Теперь же, согласно сложившейся радиально-кольцевой структуре города, предопределенной его историческим развитием и ландшафтом, назрела необходимость оформить ее «кольца». Собственно, эту гипотезу псковские архитекторы в сотрудничестве со своими петербургскими коллегами из НИИ «Ленгипрогор» (ныне – Институт Урбанистики) и разрабатывали как одну из основных в новой градостроительной концепции города.

При всей стройности и исторической рациональности радиальной структуры, она скрывает в себе потенциальные дефекты, которые проявляются с интенсификацией транспортных потоков. Чтобы их избежать, Пскову необходимо: строить обходные дороги, снижать перегрузки в центре, сводить к минимуму и в идеале полностью исключать циркуляцию грузового транспорта на магистральных улицах в центре, а также по улицам Вокзальной, Леона Поземского, Николая Васильева и Рижскому проспекту, чтобы не затруднять на этих важных артериях города движение пассажирского транспорта.

«Город начинает заболевать атеросклерозом – все его магистральные направления сходятся в одной единственной точке-развязке на площади Ленина, и наша транспортная система уже задыхается, - поясняет автор градостроительной концепции 1998 года Валентин Мухортов. – Поэтому мы обоснованно предлагаем новую модель общегородской кольцевой магистрали». На этом же, безусловно, настаивает и нынешний главный архитектор города Станислав Битный.

Роза ветров

Основная идея градостроительной концепции Пскова, по мнению ее разработчиков, должна заключаться в сохранении масштаба, то есть в целенаправленном сдерживании территориального роста города по радиально-кольцевой системе. (К слову сказать, стратегии псковских архитекторов по всем параметрам совпадают с идеями их американских коллег из движения «Новый урбанизм», в основе которых – создание дружелюбной для человека среды). Город не должен расползаться за свои нынешние пределы – внутренних предпосылок для этого нет. Ведь население города в ближайшие десятилетия, согласно демографическому анализу, увеличиваться не будет.

Это, впрочем, не означает, что городу не понадобится нового жилья. Даже в условиях экономического кризиса 1990-х средняя обеспеченность жильем в Пскове неуклонно, от года к году, росла. Для сравнения, в 1985 году она составляла 14,9 м2 на человека, в 1996 году – 18,14 м2. По прогнозам, к 2010 году она достигнет приблизительно 22 м2 – вполне приемлемого по европейским меркам показателя (идеальным считается 35 м2). Эти цифры свидетельствуют о спросе на новое и более комфортное жилье. Имеющихся у города на данный момент территорий вполне достаточно для пополнения жилищного фонда за счет строительства новых домов. Расползание города крайне нежелательно – оно чревато лишними инфраструктурными проблемами, которые отнимут у города значительные ресурсы.

Оптимальными направлениями многоэтажной застройки остаются направления, заданные еще генпланом 1973 года, - запад и север. По ним же, к слову сказать, возможно осуществить и рост города в случае ошибки демографов и непредвиденного увеличения населения (сценарий маловероятен, но градостроители обязаны его предусмотреть). Сегодня также стало очевидно, что на Завеличье наблюдается диспропорция между заселенностью и занятостью – типичная проблема спального района. Ее следствием является перегруженность пассажирских транспортных потоков. Офисно-торгово-музейный центр и удаленные от него жилые стандартизированные окраины, связанные автодорогами, - увы, именно таков типичный портрет современного города.

Для решения проблемы градоначальники и градостроители должны подыскивать для окраинных районов инфраструктурные проекты и привлекать соответствующих инвесторов, наполняя новым содержанием автономную жизнь «спальных» окраин. Строительство аквапарка на левом берегу Завеличья у моста Александра Невского в этом смысле идеальный вариант (проект аквапарка в настоящий момент находится в разработке). Все это, впрочем, не отменяет необходимости выше описанной оптимизации транспортной инфраструктуры.

Приусадебный остров

На самом деле, у Пскова есть все шансы стать одним из самых благоприятных и привлекательных для жизни городов России. На то есть ряд объективных предпосылок, из которых самой важной является сочетание хорошей экологии (по выбросам вредных веществ в атмосферу Псков относится к числу наиболее благополучных городов России) и хорошо сохранившегося исторического ландшафта. По отдельности такими авантажами могут похвастаться многие, а вот их сочетанием – единицы. Одно «но» - воспользоваться ими в полной мере Псков сможет при условии успешного проведения реформы ЖКХ. Причем если реформа коммунального хозяйства в Пскове осуществляется более-менее гладко, то вот с реформой управления жильем – пока что полный «швах». И тут уже свою гражданскую и деловую активность должны проявить сами псковичи, в том числе псковский бизнес.

Есть в псковском градостроении еще один заслуживающий внимания сюжет – так называемый «частный сектор». По счастью и милости истории, исторический центр Пскова не был окольцован всевозможными промзонами, как это случилось со многими другими городами (в том же Петербурге – это колоссальная проблема). Напротив, во многих районах города урбанизация милостиво пощадила всевозможные приусадебные участки. С градостроительной точки зрения – это бесценный подарок. Да, сегодня большинство этих частных домов имеет не самый благообразный вид, но процесс модернизации ветхих зданий, их перестройки в современные коттеджи начался. В данном случае индивидуальность застройки – еще один стилистический плюс.

Возможный генплан может, тем временем, этому процессу посодействовать. По мнению Валентина Мухортова, в зонах усадебной застройки он должен предусмотреть формирование новых улиц и дорог, а также расширение и благоустройство уже существующих – для удобства эксплуатации и обслуживания жилищного фонда. Эти меры привлекут потенциальных инвесторов, которые, используя обновленную инфраструктуру, реализовали бы проекты отдельных коттеджных кварталов и таун-хаусов. Отчасти моделью такого развития может служить уже упоминавшийся проект «Старые кварталы» (включая опыт сотрудничества инвестора с археологами в исследовании культурного слоя и восстановлении памятников архитектуры).

В композиционном же плане разработчики генплана и те, кто будет его реализовывать, должны позаботиться о сохранении существующего рельефа, растительности, малых рек и ценного природного ландшафта. При условии выполнения этих требований Псков имеет шанс получить современные и комфортные кварталы, которые своеобразным ожерельем украсят его исторический силуэт.

Отметим, что среди основных критериев внесения города (или части его территории) в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО, куда уже давно пора постучаться и Пскову, является сохранность исторического ландшафта и природного рельефа.

В Пскове, к сожалению, все активнее стирают эти бесценные черты [ 1 ].

Хата власти с краю

В заключение несколько слов о роли государства. Оно на федеральном уровне в последние годы каким-то магическим образом почти полностью устранилось от проблем градостроения, удовлетворившись, видимо, разработкой Градостроительного кодекса. Увы, во время его обсуждения и утверждения в Государственной Думе не был принят во внимание целый ряд существенных поправок и советов, которые составили виднейшие архитекторы и специалисты по градостроению России. Но главное, что само по себе наличие Градостроительного кодекса не избавляет общество от безответственности власти.

Даже неповоротливое советское государство в этом вопросе вело себя умнее – проблему градостроения не спихивали на откуп горисполкомов. В ситуации же, когда нынешнему государству в лице его исполнительного и законодательного аппарата не хватает воли принять участие в градостроительных стратегиях своих субъектов, ответственность за развитие городов ложится нелегким бременем на плечи муниципальных властей. Ближайшие годы должны показать, насколько глубоко они эту ответственность осознают.

Будущее, как говорится, за углом. И это будущее может сильно нам не понравиться.

Тимофей ХМЕЛЕВ,
обозреватель журнала «Эксперт Северо-Запад»,специально для «Псковской Губернии».

 

1 См.: С. Прокопьева. Загремели… // «ПГ», № 41 (211) от 3-9 ноября 2004 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4629
Оценок:  9
Средний балл:  9.6