Статья опубликована в №2 (271) от 18 января-25 января 2006
Культура

Азартные апостолы псковского Возрождения

Архитектор, художник, реставратор и кузнец
 Савва Ямщиков 18 января 2006, 00:00

Архитектор, художник, реставратор и кузнец

Послевоенный Псков представляется мне городом из эпохи Возрождения.

Совпавшее с праздником святой Равноапостольной княгини Ольги – основательницы старой русской колыбели – изгнание незваных гостей осветило древний город мирным благодатным солнцем. Где-то еще гремели орудийные залпы, Советская Армия продвигалась с боями к Берлину, а уже с осени 1944 года, согласно правительственному постановлению, в разрушенном городе начали свою нелегкую благородную деятельность архитекторы-реставраторы, музейные хранители и искусствоведы.

В родной город из Ленинграда вернулся пламенный его патриот и исследователь Юрий Спегальский, вслед за ним осели здесь прошедшие дорогами войны архитекторы ленинградской школы Борис Скобельцын и Всеволод Смирнов. Вокруг них быстро объединились местные каменщики, плотники, кузнецы и строители. Стали приезжать и подолгу работать со псковскими святынями московские специалисты.

Археологические раскопки вели ученые из Эрмитажа, МГУ, а рядом с ними осваивали уникальную профессию местные энтузиасты. Духовным стержнем, объединителем и наставником людей, возрождающих город из руин, стал недавно вернувшийся из многолетней каторги Леонид Творогов – человек-легенда, символизирующий Голгофу и Воскресение, выпавшие на нелегкую участь его современников.

Атлантом, несшим на своих могучих плечах восстановление исторического облика Пскова, сумевшим заразить своею любовью к городу и передать мощнейшую личную энергетику окружающим, безусловно, был Всеволод Смирнов. Могучий, получивший от природы недюжинное здоровье, светлый и практичный ум, перенесший ужасы войны, человек стал негласным хозяином Пскова и, не вступая в никчемные перепалки с партийной и административной верхушкой, руководил созидательной и культурной жизнью Земли Псковской. Во всем Советском Союзе, а Псков посещали тогда сотни тысяч людей, интересующихся прошлым своей страны, имя Всеволода Смирнова было также широко и славно известно, как фамилия хранителя Пушкиногорья Семена Гейченко или титул игумена Псково-Печорской обители архимандрита Алипия.

Немало памятников воинам-победителям и жертвам Второй мировой установлено на многострадальной нашей земле благодарными потомками. Все они вызывают слезы поминовения и внутреннее почтение – от могилы Неизвестного Солдату Кремлевской стены до маленькой пирамидки с металлической звездочкой над скромным деревенским захоронением. Памятный же знак, поставленный Всеволодом Смирновым у псковской крепостной стены, занимает особое место в мемориальном наследии России. Связанные в мощный пучок подлинные орудийные стволы строго вертикально нацелены в небо и как бы предупреждают о бессмысленности к бесчеловечности любого военного конфликта: снаряды, выпущенные с таким прицелом, упадут на головы стреляющих. Горящий у подножия пушек Вечный огонь – память о защитниках древнего Пскова на все времена, включая героическую Шестую роту, сложившую головы в развязанной нынешними хозяевами страны кровавой бойне.

Главным же творческим наследием, созданным чуткими и заботливыми руками Смирнова и его сподвижников, стали возрожденные к новой жизни памятники монастырской церковной и светской архитектуры XII-XIX веков. Поражаемся сегодня, как много удалось сделать энтузиастам, влюбленным в свою профессию до самозабвения. Как спорилась тогда огромная восстановительная работа у псковских реставраторов, как горячо и близко к сердцу принимали они каждый новый проект, как стойко доказывали правильность предлагаемых вариантов воссоздания первоначального облика древних построек. В своих спорах и научных поисках они были подчас похожи на больших детей, играющих в самые серьезные игры. Сколько красоты и изящества вкладывали в свои архитектурные чертежи и проекты Борис Скобельцын, Юрий Спегальский, Всеволод Смирнов и Михаил Семенов, азартно соревнуясь друг с другом в поисках истины.

Мастерская и кузница Смирнова, расположенные в звоннице XV века Успенской церкви от Парома, были своего рода Меккой для всех ценителей классического наследия. Архитектурные замыслы, кузнечные изделия, живописные холсты и листы акварели рождались на глазах у зачарованных наблюдателей, становившихся невольными сотворцами чудесных деяний рук человеческих. Всеволод Смирнов притягивал, словно могучий магнит, молодых художников, писателей, физиков, врачей, стремящихся постичь тайны его ремесла. Каждый имел право на участие в задуманной работе, от каждого ждали посильного вклада в ее успешное и результативное осуществление. Безразличных в смирновский круг не тянуло, они быстро отсеивались, теряя счастливую случайность окунуться в живой родник творения вечной красоты.

Сейчас, когда Псков, славный своими древностями, созданными самобытными и неповторимыми мастерами, разрушается на глазах; когда нахрапистые непомнящие родства доморощенные рыночники и производители зеленого змия стараются спешно застроить заповедные уголки города дорогими, но безвкусными «золотыми» набережными, «звездными» отелями и мавританскими особняками, особенно не хватает людей масштаба Всеволода Смирнова. Он не позволил бы закатывать бетоном драгоценные археологические слои, проводить отопительные трубы сквозь стены церквей XVI века, не дал бы разрушаться на глазах местному музею или иконному убранству Троицкого собора. Я верю, что память о Смирнове, Снегальском, Скобельцыне и архимандрите Алипии бессмертна. Им на смену обязательно придут верные ученики и последователи и не дадут погибнуть Земле Псковской, ибо она является оплотом и надеждой существования России.

Савва ЯМЩИКОВ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2824
Оценок:  6
Средний балл:  8.2