Статья опубликована в №8 (277) от 01 марта-07 марта 2006
Политика

«Его всеобъемлющая живая капля»

Ирина Голубева продолжает дискуссию, открытую Сергеем Михайловым, о ситуации с застройкой Гремячей горы в Пскове
 И. Б. Голубева 01 марта 2006, 00:00

Ирина Голубева продолжает дискуссию, открытую Сергеем Михайловым, о ситуации с застройкой Гремячей горы в Пскове

15 февраля «Псковская губерния» опубликовала эссе псковского архитектора Сергея Петровича Михайлова «Куда плывем, господа?» (см. № 6 (275) от 15-21 февраля 2006 г.), написанное автором после очередного заседания градостроительного совета, на котором обсуждалась возможная постройка гостиничного комплекса на Гремячей горе в Пскове. Редакция пригласила для дискуссии на страницах газеты всех заинтересованных лиц. Мы получили отклик искусствоведа, председателя архитектурной секции Псковского областного отделения ВООПиК Ирины Борисовны ГОЛУБЕВОЙ, который предлагаем вниманию читателей.

Если Гремячую гору не защитят,
то уже следующее поколение псковичей
никогда не увидит такую картину.
Фото: Татьяна Тиханова.
Эта статья – не полемика с Сергеем Михайловым, который мужественно и своеобразно встал на защиту достоинства архитекторов от диктата чиновников, и права свободного архитектурного творчества. Порыв и возмущение С. Михайлова, известного архитектора, понимаю, но не во всем разделяю.

Вопрос о строительстве гостиницы на территории Гремячей горы в Пскове – не вопрос о стиле нового, никогда не существовавшего здесь здания. Есть такие места в Пскове, где в принципе новостройки невозможны, кощунственны. Однако тем, кто страдает атрофией нравственного чувства, может помочь российское законодательство, подтверждающее, что земли историко-культурного назначения застройке не подлежат.

Почему же Гремячая гора – такое место, где будут «спотыкаться» и опытные архитекторы? Искать, мучиться, подвергаться всевозможной критике, и, наконец, производить нечто, незаконнорожденное и нежизнеспособное – это ли цель творчества?

Все дело в величинности, господа архитекторы. Вам сколько лет? А Гремячей горе и всему, что на ней уже состоялось? То-то же…

* * *

На небольшой площадке и на склоне Гремячей горы, до берега реки Псковы, сосредоточены все типы архитектуры древнего Пскова: храм (древнейший, основан в 1373 г.), крепостные стены и башня (1525 г.), жилые палаты и производственный корпус XVII века. Сама же территория – места древнейших урочищ трех типов, и мы пока о них мало что знаем. Местные народные, сказочные мотивы о мертвой княжне, нежити и золоте, и гибели женихов, переплетены языческими глубинными нитями и окрашены в христианский спасительный колер – порождение Гремячей горы.

Гора – концентрат древнего Пскова, его всеобъемлющая живая капля, в которой – вся история, а будущая жизнь – хрупка и закрыта.

Уже более ста лет назад здания на Гремячей горе невозможно было использовать – они безвозвратно утратили свое назначение. Развивать новое, строить, было нерасчетливо – гора лишена прямых связей с городом, это – функциональный тупик, изначально ограниченный природой, которую гениально использовала единая религиозно-военная система защиты средневековья. Не случайно в башне был оборудован тайник (помните летописное упоминание?), доступный лишь стрельцам и пушкарям башни. Не случайно здесь был уединенный монастырь, а приходская церковь – не выжила.

Только одна попытка приспособить территорию Гремячей горы для утилитарных нужд военного ведомства была предпринята в конце XIX века: здесь разместили часть 94-го пехотного Енисейского полка. Бывшие кельи заняли офицеры, а на площадке монастырского сада было выстроено высокое здание солдатских казарм. Здание существовало до 1928 года, пока не сгорело дотла, что заставляет вспомнить нечистую силу, выбросившую незадачливого жениха из Гремячей башни. Бестолковость и временность этой попытки сейчас очевидны: даже перед Первой мировой войной инфраструктура жилого военного комплекса требовала не тихой обители, а маневренной площадки с хорошими коммуникациями. Образованные военные строители царской России не имели отношения к этой постройке, ее разрешила возвести Псковская городская Дума, а архитектор Ф. П. Нестурх «привязал» сюда один из типовых проектов зданий казарм.

В XX веке Гремячая гора, как живой организм, проживший и развившийся в возможную меру, свернула форму.

* * *

Так что, говорите, Гремячая гора свернула форму? Так мы ее раскрутим и опять свернем в бараний рог, по своему разумению.

Построим наш, новый мир, и кто был никем, тот станет всем! Мы имеем право владеть землей, а никто другой – никогда! (вольный перевод одного гимна).

Лихорадка псковского земельного передела в разгаре, она заразила, в первую очередь, информированных людей от власти и бизнеса. Некоторые из информированных особей уже на протяжении нескольких лет больны тайно, и видимо, неизлечимо. Но нет ничего тайного, что не стало бы явным – по новым зданиям и стройплощадкам на берегу Псковы, в центре города, можно читать об информированности, бизнесе и борзости застройщика. О степени принадлежности к власти и о финансовом потенциале.

Теперь смотрите: лихорадка земельного передела разгулялась в историческом центре Пскова. Как известно, его территория ограничена стеной Окольного города и улицей Горького на Завеличье, да небольшими участками Плехановского посада, Мишариной горы и Снятной горы. Эти территории имеют юридический статус объединенной зоны охраны памятников истории и культуры и, согласно российскому законодательству, не подлежат новой застройке. Этот закон в Пскове не соблюдался никогда: все могут увидеть, что строили в 1960-х, 1970-х и далее годах. Закон неудобен для застройщиков и когда весной прошлого года Росохранкультура наложила запрет на строительство в историческом центре, на памятнике археологии – культурном слое г. Пскова, а это – вся территория объединенной зоны охраны – смятению умов не было предела. Как будто запрет закона – новость для солидных инвесторов, как будто нет у них юристов и не платили они, инвесторы, за локальные проекты зон охраны Псковскому комитету по культуре в лице научно-производственного центра (НПЦ). Видимо, платили-то не столько за проекты, сколько за согласование, так как пока все, что построено, не соответствует даже общему режиму зон охраны. Печально, но факт – в жертву коммерческим проектам отдается законное, принадлежащее всем налогоплательщикам Пскова и России, между прочим, материальное наследие, имеющее свою, очень дорогую цену (только оценить его в у. е. невыгодно – сразу увидим, как мы продешевили, а в дураках оставаться высоким чиновникам положение не позволяет).

Но вернемся к Гремячей горе. В ноябре 2004 г. охраняемому природному ландшафту Гремячей горы был нанесен ущерб: площадка у входа спланирована, рельеф изменен насыпями и в целом проведена подготовительная работа к застройке, уже выполнены инженерно-геологические изыскания. Когда комиссия, организованная Псковским отделением Общества охраны памятников истории и культуры, пришла на Гремячую гору, оказалось, что приглашенные представители ООО «Гостиничный комплекс», государственного органа охраны (НПЦ), архитекторы г. Пскова, не знают, кем и по каким разрешениям проведены солидные земляные работы, кто позволил гонять по тропинкам Гремячей горы тяжелые самосвалы с грунтом, отведен ли вообще земельный участок ООО «Гостиничный комплекс» и на каком основании это ООО претендует на использование территории.

Но все заинтересованные лукавили: уже был изготовлен проект границ застройки и составлен акт выбора земельного участка. Чтобы не терять времени (а дело было перед последними губернаторскими выборами), планировочные работы начали до согласования разрешительной документации. Кроме того, еще летом были «заплатаны» каменной кладкой на цементном растворе участки крепостной стены, там, где за последние 200 лет образовались провалы, обнажив подлинную кладку стен. Заплатками было положено начало забору – первой хозяйственной заботе «Гостиничного комплекса» о взятых им в аренду всех памятниках Гремячей горы. И, заметьте, все это – с полной уверенностью в том, что теперь территория и здания – собственность ООО, и с ней можно обращаться по своему разумению. Издавайте хоть сто законов, договоров аренды, охранных обязательств и прочей бумаги – их выполнение никто не проверяет.

Впрочем, несанкционированные работы по изменению ландшафта – лишь следствие одного единственного документа: акта выбора земельного участка. Этот акт составляет и подписывает специально созданная комиссия при администрации г. Пскова. Само существование такой комиссии предполагает, что в ней участвуют не случайные люди, а наделенные властью и высоким уровнем компетентности специалисты, понимающие последствия своих решений. Подчеркиваю, специалисты, не зацикленные лишь на узком, корпоративном понимании задач распределения земли в городе.

Если акт о выделении участка под застройку на Гремячей горе подписали представители городских и областных контролирующих организаций, значит, они не знают, где живут, все они страдают потерей ориентации и не слишком образованны в школьном понимании этого слова. Но если акт подписал чиновник органа охраны памятников – значит, он намеренно нарушил Федеральный закон, служебные инструкции и не соответствует занимаемой должности. Другой вопрос, как не подписать, если уже все заранее решено сверху, решение продавлено, цена его известна, и если регулярно не подписывать пресловутый акт, то можно и нагретого места лишиться. В данном случае акт выбора участка для застройки на Гремячей горе подписал В. М. Мусийчук, ныне покойный, а в то время – начальник НПЦ. Но дело, им запущенное, живет и крепнет. Сейчас от государственного органа охраны памятников подписывать акты выбора земельных участков для будущей застройки центра Пскова уполномочена Н. И. Волова, которой подписаны к застройке земельные участки на ул. Некрасова, 38 и на Снятной горе, известные громкими скандалами.

Почему выбором участков фактически занимается сам инвестор, а комиссия администрации только подтверждает его желание? Почему сам инвестор решает, что и где будет построено в центре города? Почему по желанию дилетантов насильственно изменяется охраняемый градостроительный код Пскова? Потому, что не существует системы управления территориями исторического центра. Этой системы и не будет существовать, поскольку перед любым инвестором заискивают и, как в убогом веселом доме, стараются потакать всем его прихотям, даже извращенным. Чем, как не врожденной патологией сознания, можно объяснить посягательство на Гремячую гору?

Ах, это было бы слишком просто. За желанием возвести на Гремячей горе уютную VIP-гостиницу просматриваются политические амбиции, и не бедного подставного ООО, а крупного - «Псковпищепрома», точнее, его владельцев. Расположенная в тихом, можно сказать, конспиративном уголке, гостиница удобна для т. н. «работы в закрытом режиме». Под рукой местная экзотика – башня, церковь, природой защищенное пространство, куда «низшему сословию», жителям Пскова, вход запрещен. Не окупит денежных затрат на содержание такая гостиница, но даст политические дивиденды сторицей. Эта сермяжная правда политиков всех времен и народов существовала всегда, секрета в ней нет. Так стройте свои закуты с удобствами где-нибудь подальше от Гремячей горы – в леске, за кустами, в любом архитектурном стиле. Благоустраивайте наши дороги, облагораживайте сельские пейзажи. Но сейчас действует другая схема: даже не популизм у народа-избирателя, а интрига, и местом ее отработки избрана Гремячая гора.

Почему тогда не Псковский Кремль? Может быть, кафедральный собор мешает? Но ведь для атеистов это не должно иметь значения, а в Кремле гораздо более престижно и экзотично устроить зону для «избранных». Одно есть видимое препятствие – туристов из Кремля не выкинуть, протоптана уже дорожка. А вот на Гремячей горе она не так заметна, сюда приходят местные жители чаще, чем гости. Стыдно перед заезжим человеком за мусорную свалку перед церковью, за брошенные на произвол руины, страшно подойти по осыпям к башне… Правда, когда приходят не случайные гости, и наши, и иностранцы – как замирают они перед панорамой реки Псковы, как затихают, слушая историю и легенды Гремячей башни, как задумчиво и осторожно выходят в город по узкой тропе, унося настоящее чувство Пскова.

* * *

Хочу привести один пример, ставший для меня неожиданным. Студентам архитектурного отделения Псковского строительного колледжа в течение нескольких лет предлагается задание-тест на наброски памятников архитектуры Пскова с вопросом: «Какие варианты вы можете предложить для улучшения среды, объемной композиции, колористики и функции памятника?» Многие юноши и девушки выбирают для рисунка именно Гремячую башню, ответы же следующие: «организовать подход к башне; этой красавице не надо ничего улучшать, она привлекает своими легендами (Марина Миронова); соблюдать чистоту и порядок; ничего менять не надо, а следовало бы укрепить разрушенные части, чтобы памятники дошли до следующих поколений; сделать своего рода музей для туристов и жителей Пскова, связанный с событиями, посвященными Гремячей башне (Анна Лысых); для заинтересованности молодых людей к истории Пскова необходимо башню обустроить, как в давние времена, например, сделать интерьер, как крепость, и проводить сражения на саблях (Олеся Васильева); создать парк, объединяющий палаты, церковь Козьмы и Дамиана, башню, усилить этим их восприятие» (Артем Соколов). Совсем юные, 16-17-летние дети, еще не хлебнувшие страха безработицы, не имеющие возможности путешествовать даже по своей стране, но способные к чистому восприятию, утверждают: Гремячая гора – наша, сберечь, обустроить, помнить…

Необходимо привести в порядок Гремячую гору. Это – работа не одного года, не одного ума человеческого. И служить гора должна всем – не зоной быть, а открытым пространством, природой, зодчеством, памятью и переживанием.

Вот за это будут платить, в том числе и деньгами.

Как быть с ООО «Гостиничный комплекс», с надеждами и чаяниями тех, кто «хощет» VIP-персон? Ведь памятники Гремячей горы действительно взяты в аренду, правда, с оплатой «в счет реставрации», но виртуальный пользователь уже заявил о себе. Может быть, у него серьезные намерения, хотя он начал, так сказать, сзади – не с сохранения памятников и территории, а со строительства нового здания, которое и дохода на реставрацию-то не даст. Естественно, ни задания, ни программы реставрации нет. Это значит, что еще не поздно отозвать согласование комиссии, извиниться перед инвестором и компенсировать затраты ООО «Гостиничный комплекс» другой, более удобной площадкой для нового строительства гостиницы, по возможности, функционально связав ее с комплексом Гремячей горы, чтобы соблюсти драгоценные права аренды и перспективу сохранения памятников.

И еще культурно объяснить пользователю, что не в его компетенции решать, возможно ли новое строительство на территории зоны охраны, а также – как сохранять, реставрировать и использовать арендованные им у Пскова памятники федерального значения. Хотя его мнение, пожелания и реальные экономические расчеты рисков будут учитываться при реставрации объектов культурного наследия на Гремячей горе в городе Пскове.

Головой надо работать господа, а не хитрыми местами.

И. Б. Голубева,
искусствовед, председатель архитектурной секции Псковского областного отделения ВООПиК.

От редакции. Мы надеемся, что дискуссия будет продолжена.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3298
Оценок:  15
Средний балл:  9.1