Статья опубликована в №16 (285) от 26 апреля-02 апреля 2006
Политика

Непропускной режим

Решается вопрос о том, будет ли в Псковском областном Собрании депутатов четвертого созыва представлен кто-либо еще, кроме власти и ее партии
 Максим АНДРЕЕВ 26 апреля 2006, 00:00

Решается вопрос о том, будет ли в Псковском областном Собрании депутатов четвертого созыва представлен кто-либо еще, кроме власти и ее партии

В условиях отмены губернаторских выборов и перехода Государственной Думы РФ на формирование исключительно по партийно-пропорциональному принципу (это означает, что депутатов-одномандатников, представляющих в российском парламенте регионы, больше не будет) выборы в законодательные органы субъектов Федерации приобретают особое значение.

Председатель политсовета псковской
«Единой России» Алексей Сигуткин
и председатель исполкома Дмитрий
Хритоненков хотели бы читать
в прессе новости из жизни
только одной политической партии.
Фото: Александр Тимофеев.
Псковская область не является и не может являться исключением.

Оставшись единственной, по сути, возможностью прямого волеизъявления всех жителей области, выборы депутатов областного Собрания закономерно должны стать ареной для соперничества всех сколько-нибудь значимых (или рассчитывающих стать таковыми) политических сил региона.

Не стоит забывать и о том, что именно депутатам регионального парламента выпала «великая честь» утверждать предложенную Президентом кандидатуру главы исполнительной власти региона. Случаи, когда местные депутаты «восставали» против действующего губернатора и, по сути, свергали его, в новейшей истории России уже есть.

Все это, безусловно, должно усилить политический вес законодательной ветви власти региона, которая вот уже много лет играет как минимум второстепенную роль по сравнению с властью исполнительной.

Можно сказать, что кампания по выборам депутатов Псковского областного Собрания четвертого созыва уже началась.

В настоящее время решается вопрос о том, какова будет численность регионального парламента и как именно (по какой схеме) будут избираться депутаты. От ответа на эти вопросы зависит очень многое. Для всех политических групп региона открывается широкий простор для политической борьбы и взаимодействия на пути к достижению оптимальных для них условий выборов в Собрание.

Зачатую, в глазах региональных политиков, цель оправдывает средства: «окно возможностей», в рамках которого можно подогнать под себя «правила игры», открывается не так уж часто.

Беспартийные выборы

Отличительной чертой первых выборов в Псковское областное Собрание депутатов, состоявшихся 29 января 1994 года, стала всеобщая апатия, охватившая тогда (после расстрела Верховного Совета и первых постсоветских парламентских выборов) как рядовых граждан, так и представителей региональной политической элиты.

В некоторых округах с большим трудом удалось найти желающих участвовать в избирательной кампании. Избиратели, в свою очередь, ответили чрезвычайно низкой явкой. В результате, работа Собрания началась лишь после довыборов, состоявшихся в марте того же года.

Примечательно, что особой активности на этих выборах не проявили и политические партии. Среди избранных в Собрание депутатов оказалось всего три человека, в ходе предвыборной кампании официально заявлявших о своей партийной принадлежности (соответственно, к КПРФ и Аграрной партии).

Первому созыву Собрания довелось поработать с двумя губернаторами – Владиславом Тумановым и Евгением Михайловым.

В сотрудничестве с первым депутаты за первые полтора года работы разработали и приняли документы, которые в дальнейшем легли в основу функционирования региональной власти: Устав Псковской области, законы об администрации и областном Собрании, о выборах депутатов, о статусе депутата Псковского областного Собрания, о местном самоуправлении, о бюджетном процессе.

По свидетельствам участников событий, в целом эта совместная работа была конструктивной. Хотя желание исполнительной власти доказать свое верховенство над законодательной, совсем недавно осуществленное в масштабах страны, проявлялось уже тогда.

С приходом к власти Евгения Михайлова отношения между двумя ветвями власти претерпели заметные изменения. Команда нового губернатора взяла курс на передел собственности и взятие под контроль всех сфер жизни региона. Результатом такой политики стала конфронтация с местными политическими элитами.

Предпринимаемые поначалу попытки Собрания сдерживать напористых чужаков не увенчались успехом. Отсутствие собственного информационного ресурса и разрозненность региональных политических элит сыграли свою отрицательную роль. Уйти в открытую оппозицию по отношению к областной исполнительной власти большинство депутатов так и не решились.

Псковское областное Собрание первого созыва, как и прочие региональные законодательные органы в 1994 году, избиралось на два года переходного периода. Однако у депутатов было право продлить срок своих полномочий. И они не преминули этим правом воспользоваться большинством голосов.

Лишний раз подвергать себя риску непереизбрания уже тогда мало кто хотел.

Игра в поддавки

Вторая кампания по выборам депутатов Псковского областного Собрания, развернувшаяся в марте 1998 года, заметно отличалась от первой. Между многочисленными кандидатами разгорелась нешуточная конкуренция. Активное участие в выборах приняли политические партии, выдвинувшие своих кандидатов.

«Контрольного пакета» в Собрании не получили ни областные власти, ни оппозиционно настроенные по отношению к ним представители местной элиты. Тем не менее, региональный парламент в целом был изначально достаточно критично настроен по отношению к губернатору. Стремясь продемонстрировать свою независимость и значимость, депутаты Собрания зачастую вступали в противоборство с исполнительной властью.

Однако команда Евгения Михайлова неуклонно наращивала свои позиции в Собрании, различными способами усиливая контроль над депутатами и добиваясь от них лояльности.

Постепенно была выстроена и отлажена система взаимоотношений между двумя ветвями власти, позволявшая администрации области проводить в жизнь практически все нужные ей решения. В результате весной 2000 года стало возможным принятие большинством Собрания закона, согласно которому с 50% до 25% было снижено количество голосов, необходимых для победы в первом туре выборов главы администрации области, что, безусловно, помогло Евгению Михайлову удержаться у власти.

Боевой трофей

Депутатам третьего созыва областного Собрания также довелось работать с двумя губернаторами: Евгением Михайловым и Михаилом Кузнецовым.

Выборы, состоявшиеся в 2002 году, прошли по принципиально новой, смешанной системе: 22 депутатских мандата были распределены по одномандатным округам и 11 – по спискам избирательных объединений.

Выборы по смешанной системе позволили губернатору и его команде в полной мере поставить себе на службу мощнейший ресурс бренда «партии власти». В результате, им удалось одержать серьезную победу: как минимум два десятка депутатских мандатов получили политики, лояльные к администрации области.

Прогубернаторская фракция «Единство», чуть позже сменившая название на «Единую Россию», стала самой многочисленной в региональном парламенте. Вторую по численности фракцию сформировала КПРФ.

Собрание третьего созыва зарекомендовало себя как орган, не проводящий сколько-нибудь самостоятельной политики и в основном занимающейся рассмотрением инициатив областной администрации.

Страсти разгорелись на третий год работы Собрания, и были связаны с желанием Михаила Гавунаса, пользующегося поддержкой главы администрации области, сместить с поста спикера Собрания Юрия Шматова и занять его место.

Парламентское большинство приняло изменения в Регламент Собрания, согласно которым выражение недоверия действующему председателю и его заместителям может быть инициировано не двумя третями от списочного состава депутатов, а простым большинством голосов.

Теперь смещение Юрия Шматова было делом техники. Исполняющим обязанности председателя был назначен лояльный как Е. Михайлову, так и М. Гавунасу Валентин Каленский. Однако Ю. Шматов оспорил решение коллег в суде и после длительных судебных перипетий был восстановлен в должности. Впрочем, добившись справедливости, он тут же подал в отставку: за прошедшие полгода опальный спикер перенес инфаркт и серьезную операцию.

Рассмотрение вопроса о персоне председателя Собрания было решено отложить до окончания кампании по выборам губернатора. Однако поражение Евгения Михайлова (кстати говоря, нельзя недооценивать роль, которую сыграл при этом скандал «спикериады») спутало все ранее составленные планы. Попытка форсировать решение вопроса, созвав внеочередную сессию до инаугурации нового губернатора, Михаила Кузнецова, провалилась, не получив поддержки со стороны администрации Президента.

Новый спикер Псковского областного Собрания был избран лишь в марте 2005 года. Им стал Борис Полозов, ставленник нового губернатора. Региональный парламент, значительная часть депутатов которого политически и экономически зависима от областных властей, без особых потрясений приняло власть Михаила Кузнецова. Альтернативные варианты по сути и не рассматривались.

Консерванты

«Единая Россия» на протяжении последних лет мучительно ищет свою идеологию, что не так-то просто, если вообще возможно, учитывая, что партия изначально конструировалась как инструмент для удержания власти в стране совершенно определенной группой лиц.

Тем не менее, единороссы озвучили очередную версию своего политического кредо. Теперь они – консерваторы. Очевидно, что речь идет о том, чтобы надежно законсервировать существующее положение вещей. Как заявил, выступая в феврале этого года перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров «Единой России» главный политтехнолог Кремля, заместитель руководителя администрации Президента Владислав Сурков, «задача у партии «Единая Россия» не просто победить в 2007 году, а думать о том и делать все, чтобы обеспечить доминирование партии в течение минимум 10–15 предстоящих лет».

Очевидно, что все последние инициативы федерального центра направлены на решение этой прикладной задачи.

«Единая Россия» превратилась в механизм по встраиванию местных элит в общероссийскую властную вертикаль. Губернаторы, главы муниципалитетов, руководители крупного бизнеса в массовом порядке вступают в «партию власти», свидетельствуя таким образом свою лояльность высшим властям.

Показательным в это плане является вступление в «ЕР» уже после победы на губернаторских выборах Михаила Кузнецова, до этого подчеркнуто сторонившегося членства в любых партиях, и Бориса Полозова, интеграция которого в ряды единороссов стала непременным условием для занятия им поста председателя Псковского областного Собрания депутатов.

«Единая Россия», по планам Кремля, должна оставаться доминирующей политической силой не только на федеральном уровне, но и во всех без исключения регионах. Принятие закона, согласно которому победившая на региональных выборах партия получает право представлять свою кандидатуру на пост губернатора, - еще один прозрачный намек действующим главам субъектов поддерживать «Единую Россию» на местах.

Соответственно, выборы в законодательные органы субъектов становятся важной частью «единороссизации» (или же, что равнозначно, «консервации») страны.

Псковская область и здесь не исключение. Грядущие выборы в региональный парламент «в идеале» должны стать «триумфом воли» местной «ЕР» и политических групп, с ней связанных.

Всемерные усилия по достижению данной цели уже предпринимаются.

Универсальный отбивной «молоток»

После поражения Евгения Михайлова на выборах многие ожидали, что избранное под его контролем областное Собрание сможет стать очагом оппозиции новому губернатору. Однако парламентское большинство в лучших (и уже испытанных) традициях конформистской линии поведения легко подстроилось под Михаила Кузнецова, своего давнего и заклятого политического противника, коренным образом отличающегося от прежнего губернатора политическими и экономическими установками, а также методами работы.

«Партия власти» продемонстрировала свою генетическую неспособность быть оппозицией, то есть – реальной партией, основанной на идеологии и убеждениях. Выяснилось, что ни того, ни другого у псковской «ЕР» нет. То есть – никогда не было. Политический инструмент, которым она является, без особых проблем начал послушно работать в новых руках. В конце концов, какой-то тонкой настройки этот «молоток» и не требует. Он «все понимает» с полуслова.

Начавшийся было конфликт между губернатором и региональным руководством партии в лице председателя псковского политсовета «ЕР» Алексея Сигуткина был благополучно притушен: М. Кузнецов не стал спешно претендовать на руководство местной «Единой России», А. Сигуткин – на кресло губернатора.

«Медведи» из областного Собрания, «медведи» из руководства регионального отделения партии и «медведи» из администрации области бок о бок начали борьбу за «медвежье Собрание-2007». На грядущих выборах псковским единороссам необходим максимально высокий результат, и Собрание, не замутненное какими-то «инородными вкраплениями». Соответственно, началась подгонка «правил игры», по которым будет формироваться региональный парламент, под одного «фаворита».

Другая политическая сила, представленная в Псковском областном Собрании нынешнего созыва и намеренная туда вернуться в составе следующего, - КПРФ. В 2002 году псковские коммунисты в результате договоренности с «партией власти» смогли сформировать вторую по численности фракцию регионального парламента. Та же задача стоит перед ними и на предстоящих выборах.

ЛДПР представлена в Собрании единственным депутатом – заместителем председателя Собрания, председателем комитета по социальной политике Александром Христофоровым. Не так давно А. Христофоров возглавил региональное отделение либерально-демократической партии. Он и представляемая им партия – неотъемлемая часть нынешнего парламентского большинства, большинства действующей власти. ЛДПР полностью вписана в систему политической власти современной России и является своего рода «полком правой руки» Кремля. Ту же роль она готова исполнять и на уровне регионов.

Оставшееся меньшинство Псковского областного Собрания состоит из политиков-одиночек, не определившихся с партийной принадлежностью, или представителей партий, не участвовавших в предыдущей кампании по выборам в региональный парламент («Патриоты России», «Родина»). Для многих из них возвращение в стены областного Собрания следующего созыва является практически единственным залогом политического выживания. Вне регионального парламента шансов на это у «политических меньшинств» почти нет.

Водораздел между различными политическими силами и группами проходит по следующему принципу: «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР хотят сохранить статус-кво, при возможности упрочив свои позиции в региональном парламенте и не допустить проникновение в него «чужих».

Парламентское меньшинство, а также не представленные в нынешнем составе областного Собрания политические силы, стремятся существующее положение вещей изменить, отвоевав себе место под политическим солнцем в рядах регионального законодательного органа.

К этим целям все указанные силы идут собственным путем.

Игра на повышение

Выборы четвертого состава областного Собрания должны пройти по новой схеме: согласно федеральному законодательству, как минимум пятьдесят процентов состава регионального парламента должны избираться по партийным спискам, и, соответственно, как максимум пятьдесят - по одномандатным округам. Собрание самостоятельно определяет соотношение списочников и одномандатников, а также свою численность.

Судя по всему, депутаты-единороссы в течение достаточно долгого времени не озадачивались всерьез выработкой консолидированной позиции по данному вопросу. По крайней мере, еще в октябре прошлого года руководитель депутатской группы «Единая Россия» Виктор Антонов резко возражал против увеличения численности депутатов Собрания, мотивируя это тем, что депутатов «и так много!», а его коллега по партии Елена Бибикова заявляла, что «увеличивать количество депутатов в областном Собрании следующего созыва нельзя», и что «нет никакой необходимости оставлять прежнее количество мандатных округов».

Дальше всех зашел член депутатской группы «Единая Россия» Алексей Федоров, заявивший, что «пятнадцать человек – это наиболее оптимальное количество, при котором орган сможет работать эффективно».

Не видела необходимости в увеличении численности депутатов областного Собрания и администрация Псковской области. По крайней мере, вице-губернатор Дмитрий Шахов публично заявлял, что «ни в коем случае не стоит увеличивать число депутатов», демонстративно указывая на то, что каждый народный избранник обходится бюджету в 200-300 тысяч рублей в год.

Однако популистские заявления «единороссов» о необходимости сокращения числа депутатов областного Собрания в одночасье прекратились, когда они трезво взвесили все «за» и «против» такого шага.

Несмотря на то, что мощный административный ресурс, казалось бы, гарантированно позволяет «партии власти» получить значительное количество мест в «урезанном» Собрании как по спискам, так и по одномандатным округам, вскрылись «подводные камни» этого сценария.

Для всех участников процесса со стороны «партии власти» вопрос стоит не только о количестве, но и о «качестве» избранных в Собрание «медведей». Депутатская группа «Единая Россия» закономерно заинтересована в том, чтобы в максимально полном составе «переселиться» в Собрание нового созыва. Региональному отделению партии нужно провести туда конкретных представителей политических и экономических групп, с которыми оно связано политическими отношениями и обязательствами.

Однако в случае сокращения численности депутатов Собрания или даже сохранения нынешней, что неминуемо приведет к сокращению количества одномандатных округов и их укрупнению, под вопросом оказываются шансы на переизбрание многих нынешних одномандатников, и, чуть ли не в первую очередь, членов так называемой «фракции облпотребсоюза» - аффилированной с депутатской группой «Единая Россия» группы руководителей райпотребсоюзов, полностью контролирующих «свои» районы, но не имеющих достаточного для избрания авторитета или ресурса влияния на территории соседних муниципальных образований.

Так что предложение о радикальном сокращении численности Собрания председателя Совета Великолукского райпо Алексея Федорова должно было ударить в первую очередь по нему самому и его коллегам.

Исполнительной власти области также пришлось пересмотреть свою позицию. Новоиспеченному единороссу Михаилу Кузнецову надо не просто выдержать «линию партии» на увеличение численности «медведей» в областном Собрании депутатов. Ему надо провести в региональный парламент людей, которым в обозримом будущем придется утверждать внесенную Президентом кандидатуру губернатора области.

Разумеется, чем меньше численность регионального парламента, тем легче провести туда максимум своих ставленников и взять под контроль всех остальных. Однако сокращение числа одномандатных округов, сталкивающее лбами нынешних депутатов-одномандатников, в том числе единороссов, грозит новыми политическими конфликтами и способно сделать борьбу за места в Собрании небывало острой, а ее результаты – слабо предсказуемыми.

В итоге, взвесив все «за» и «против», депутатская группа «ЕР» обеими руками ухватилась за «две четверки» - вариант, при котором Собрание формируется по формуле 22+22, и, следовательно, численность одномандатных округов остается неизменной.

Представители власти и ее партии определенно не желают видеть в Собрании нового созыва каких бы то ни было оппозиционеров, кроме проверенных временем и многочисленными альянсами коммунистов. Их идеал – это двухпартийный парламент, в котором «Единая Россия» обладала бы «конституционным большинством» в 2/3 голосов. «Третьим» они готовы видеть только одну партию – ЛДПР.

Для того же, чтобы, по выражению члена «ЕР», вице-губернатора Андрея Морозова «отсечь лишнее», «единороссы» лоббируют увеличение проходного барьера для партий на выборах в Собрание с пяти до семи процентов.

Своих целей «ЕР» добивается, действуя сразу в нескольких направлениях. Помимо работы с составом Собрания (для принятия изменений в Устав руководителям единороссов надо удержать под контролем всех членов депутатской группы «ЕР» в Собрании и привлечь как минимум 6 народных избранников «со стороны»), «партия власти» активно использует имеющийся административный ресурс. Примером этого является заявление председателя избирательной комиссии Псковской области Михаила Иванова о предпочтительности семипроцентного барьера для партий.

Трудно найти такой инструмент государственной политики и государственного управления, который не эксплуатировался бы сейчас в интересах «партии власти».

Все за одного

Позиция фракции КПРФ в областном Собрании по вопросу о численности регионального законодательного органа сперва была столь же плюралистической, как и у их коллег из «Единой России».

В октябре 2005 года член фракции КПРФ Геннадий Бубнов предлагал увеличить число округов с 22 до 28 – по числу муниципалитетов. Виктор Иванов и Иван Лысковец поддерживали идею сокращения числа одномандатных округов до 18.

Однако в процессе политических переговоров и консультаций с администрацией области позиция регионального отделения КПРФ претерпела изменения.

На заседании бюро обкома КПРФ, которое состоялось 21 марта 2006 года, коммунисты одобрили увеличение числа депутатов до сорока четырех, и введение семипроцентного проходного барьера для партий.

Таким образом, по данному вопросу фракция КПРФ выступила полностью солидарно с позицией «ЕР». Идея создания в Собрании нового созыва коалиции различных политических партий, способной служить реальным противовесом «Единой России», псковских коммунистов, очевидно, совсем не вдохновляет.

Судя по всему, как площадку для политической борьбы и трибуну для диалога с региональными и федеральными властями руководство псковского обкома КПРФ областное Собрание депутатов уже не рассматривает. Попадание в Собрание для руководства коммунистов становится исключительно способом обеспечить себе комфортные условия партийной работы за счет «антинародного режима» - то есть бюджета.

Кроме того, сказываются и чисто субъективные факторы. Одним из мотивов отказа руководителя фракции КПРФ в Собрании, секретаря обкома компартии Сергея Гоголева от сохранения пятипроцентного барьера для партий является его чрезвычайно острое нежелание видеть в Собрании следующего созыва Павла Николаева, изгнанного за голосование вразрез с решением партийного бюро из фракции и партии, а в настоящее время возглавляющего местное отделение отколовшихся от КПРФ на федеральном уровне семигинских «Патриотов России».

КПРФ остается основным спарринг-партнером действующих властей и фактически исполняет роль «громоотвода» для недовольных масс.

Хвост виляет медведем

Осознание «Единой Россией» своей выгоды неожиданно открыло, тем не менее, перед скудно представленной в областном Собрании оппозицией пространство для политического маневра. Для внесения поправок в Устав необходимо не менее 2/3 депутатских голосов, так что, особенно в случае тайного голосования (для его инициирования достаточно 1/3 депутатов), оппозиция при желании имеет шансы блокировать принятие выгодной «партии власти» версии решения «вопроса о выборах».

Возникла редкая ситуация, когда оппозиционный «хвост» получил возможность вилять «собакой» (точнее, «медведем») парламентского большинства.

Голосовать за «вариант 44» парламентское меньшинство хотело бы не иначе как в пакете с такими пунктами, как сохранение на пятипроцентном уровне или даже уменьшение до трех-четырех процентов барьера, позволяющего партиям участвовать в распределении депутатских мандатов, изъятие из бюллетеней графы «против всех» (голоса, отданные за «виртуального кандидата», в конечном итоге распределяются между всеми победителями, и не приходится сомневаться, что большая их часть достается «Единой России», это своего рода электоральная ловушка власти, придуманная еще политтехнологами Б. Ельцина), возможность создания в Пскове и Великих Луках многомандатных избирательных округов, единых для всего муниципалитета.

Все эти меры, в идеале, способны содействовать расширению «портала», через который в региональный парламент смогут попасть носители иных, помимо присущих «партии власти», взглядов. При доброй воле регионального руководства это могло бы быть предметом консенсуса. При отсутствии таковой – это реальная возможность для оппозиции заявить о своем реальном влиянии на политический процесс и на власть.

Именно разрозненность политической оппозиции и ее неспособность подняться выше эгоистических интересов является главной причиной, по которой «партия власти» испытывает вполне обоснованный оптимизм в своих намерениях подмять под себя практически всю парламентскую «поляну» в Псковской области.

Даже мотив политического самосохранения остается для многих политически «отколовшихся» недостаточным основанием для того, чтобы реально оторваться от «агрессивного материка» правящей группировки и консолидировать свои усилия.

Но для того, чтобы добиться уступок от единороссов и навязать им пакетное голосование по варианту «22+22», привязав к нему «в нагрузку» свои основные требования, весьма разношерстная оппозиция должна объединиться, в первую очередь в стенах парламента. Но у псковской парламентской оппозиции сегодня нет лидера. И никто не заявляет о претензиях на эту роль.

Сказать, что шансов на успешное взаимодействие не-единороссов нет, было бы неправильно. Но они очень и очень малы.

* * *

Стремление федеральных властей через ресурс «партии власти» окончательно встроить региональные парламенты в «вертикаль власти», намерение исполнительной власти области сформировать удобный для себя состав областного Собрания и желание политических групп, связанных с региональным отделением «Единой России», сохранить и упрочить свои позиции в законодательном органе власти на выходе все в большей степени превращают законодательную ветвь власти в подчиненный придаток власти исполнительной.

Однако выхолащивание смысла законодательной власти не идет на пользу никому. Политические силы, с помощью искусственных барьеров не допущенные до работы в региональном парламенте, тем самым вытесняются на обочину политической жизни и подталкиваются к непарламентским, в том числе радикальным, методам политической борьбы. Но и это не самое опасное.

Главная опасность «вертикализации парламента» состоит в том, что значительная часть общества сознает невозможность своего участия даже через представителей в работе регионального парламента. Общество и власть еще больше отчуждаются друг от друга.

Утрачивается собственно представительская функция законодательной власти, которая изначально была основной в любом парламенте. Депутаты все в меньшей степени представляют избирателей, они представляют интересы в первую очередь государственной бюрократии и бизнеса, обладающих достаточными ресурсами, способными обеспечить избирательный процесс.

Противостоять создаваемой машине может только развитое политическое сознание граждан, избирающих своих представителей в парламенты любого уровня по идеологическим, а не по сугубо конъюнктурным соображениям. Именно на борьбу с таким сознанием и направлены сейчас в первую очередь все усилия действующей власти в России, в том числе в Псковской области.

Максим АНДРЕЕВ,
Агентство политической информации «Навигатор».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3717
Оценок:  1
Средний балл:  10