Статья опубликована в №16 (285) от 26 апреля-02 апреля 2006
Общество

«Господь послал мне испытанье»

Сослали дальше Ходорковского

Священник, выразивший сочувствие Михаилу Ходорковскому, отправлен церковными иерархами в горно-таежное село. В интервью Пресс-центру отец Сергий заявил, что ни о чем с ним случившемся не жалеет и готов повторить заново каждый свой поступок.

Отец Сергий Таратухин.
- Вы пробыли священником в Краснокаменске 6 лет.

- Почти 6 лет. Недавно новый каменный храм строить закончил. Меня за это даже наградили.

- Но потом привезли Ходорковского, Вы назвали его политзаключенным и отказались освящать помещение колонии.

- В тот день, когда я должен был встречаться с Михаилом Борисовичем, меня позвали освятить административные здания колонии. Но я отказался, потому что пришлось бы благословить те муки, которые Михаил Борисович претерпевает там за решеткой.

- Сколько раз Вы встречались с Ходорковским?

- У нас была одна встреча. Потом меня перестали пускать ко всем заключенным. Придумали какой-то повод про истекший договор. Хотя никакого договора никогда и не было.

- Какое мнение Вы составили о Ходорковском?

- Михаил Борисович оставляет по себе самое благоприятное впечатление. Он очень приятный и добрый человек. Во всем его обращении чувствуется интеллект.

- Что происходило с Вами после посещения Ходорковского? Как Вас наказывали?

- Состоялась беседа с епископом Читинским и Забайкальским Евстафием, где мне было заявлено, что я как священник не должен лезть в политику. Мне дали понять, что моими действиями недовольны в Московской Патриархии и что стоит вопрос о лишении меня сана. Потом епископ поехал в Москву. Лишить меня сана не решились, но 7 февраля на собрании духовенства Читинского благочиния епископ Евстафий заявил, что я посадил большое пятно на всю епархию и зачитал указ о моем переводе в село Красный Чекой. Перевод объяснили «ради церковной пользы». Но все было проделано настолько демонстративно, что сомнений в истинных мотивах этого решения нет никаких.

- Как давно Вы переехали?

- Я здесь с 22 февраля. Добирался сюда 8 часов по тайге на машине. После сообщения о переводе выехал не сразу - хотел успеть попрощаться со своими прихожанами в Краснокаменске. Многие плакали. Люди понимают, что их священника отправили в политическую ссылку. Сейчас я нахожусь за 1000 километров от Краснокаменска, на другом краю Читинской области в горном, таежном селе. Это настоящий «медвежий угол». От железной дороги 100 километров, сотовая связь появилась здесь только 3 недели назад. Думаю, что когда принималось решение о моем переводе, отсутствие сотовой связи тоже учитывалось.

- Отец Сергий, Вы о чем-нибудь жалеете?

- Ни о чем не жалею. Господь послал мне испытание. Я тихо-мирно служил, и тут присылают политического заключенного. Промолчит батюшка или нет? Я сделал все по совести. Если бы сейчас снова пришлось бы делать выбор – поступил бы также.

Пресс-центр М. Б. Ходорковского.
6 марта 2006 г.

Отец Сергий: «Меня лишили самого важного»

Сочувствующий Михаилу Ходорковскому священник «ради пользы церковной» получил запрет на профессию

Сегодня отец Сергий, сосланный месяц назад за сочувствие к Михаилу Ходорковскому из Краснокаменска в горно-таежное село Красный Чекой, получил на руки указ о запрещении священнослужения.

Указ, датированный 21 марта и подписанный епископом Читинским и Забайкальским Евстафием, запрещает отцу Сергию совершение таинств и богослужений. Согласно нормам церковного права, отцу Сергию будет запрещено ношение священнического креста и священнических облачений. Формально сан за ним сохраняется.

«Это запрет на профессиональную деятельность по политическим мотивам», - прокомментировал Пресс-центру решение церковных иерархов отец Сергий.

Двухстраничный указ содержит подробную мотивировку действий священноначальников. В документе сказано, что запрет на священнослужение отец Сергий получил «за вмешательство в политическую деятельность и за попытки вовлечения в нее прихожан».

По словам священника, такой формулировки он удостоился за то, что назвал Михаила Ходорковского политическим заключенным и за то, что разговаривал с прихожанами о судьбе этого особого заключенного.

О политике в этом указе вообще говорится много. В другом месте санкции против отца Сергия объясняются тем, что, по мнению иерархов, он «сознательно придавал своим действиям политическую окраску».

В вину отцу Сергию вменяется отказ от освящения административного здания краснокаменской колонии. Напомним, что отец Сергий заявил, что не будет освящать колонию, где претерпевает муки Ходорковский.

Отдельно в указе сказано об интервью отца Сергия, которые он давал и нашему Пресс-центру, и другим изданиям. Похоже, начальство отца Сергия считало, что ссылка в Красный Чекой помешает священнику общаться с журналистами, но, как сказано в указе, «нарушения продолжились», и видимо, эти нарушения переполнили чью-то чашу терпения.

Сейчас отец Сергий занят сбором вещей. Через несколько дней он собирается переехать из Красного Чекоя в Читу, где будет подыскивать себе «какую-нибудь мирскую работу». «Меня лишили самого важного. Это была моя жизнь, - говорит отец Сергий. - Но я по-прежнему ни о чем не жалею, главное было сберечь совесть, и я, конечно, продолжу молиться за Михаила Ходорковского».

Пресс-центр М. Б. Ходорковского.
23 марта 2006 г.

Нет такого священника

Отца Сергия лишили сана

Как нам стало известно, 10 апреля указом епископа Читинского и Забайкальского Евстафия отец Сергий был лишен священного сана. Таким образом, к священнику, назвавшего Михаила Ходорковского политическим заключенным, применили самое суровое из всех возможных церковных наказаний.

Напомним, что первым наказанием для отца Сергия стала ссылка в далекий горно-таежный приход. Добравшись до места 22 февраля, уже через месяц отец Сергий паковал вещи для обратной дороги – ему запретили священнослужение. Но это была еще обратимая санкция - по воле иерархов отец Сергий мог бы вернуть себе право на священнослужение.

Последнее радикальное решение священноначальников бывший священник Сергей Таратухин назвал «настоящей расправой».

События последнего времени поставили семью бывшего священника в исключительно тяжелое положение.

В день, когда мы собирались разместить на нашем сайте эту заметку, стало известно, что отца Сергия лишили сана. Но мы не стали ничего менять в нашей заметке. Просто знайте, что бывшему священнику Сергею Михайловичу Таратухину стало совсем больно. Опальному священнику отцу Сергию было все-таки полегче. Потому что с надеждой всегда полегче.

«Дело Ходорковского» должно было пройти мимо отца Сергия, не задев.

Но священник зачем-то отказался освящать административное здание колонии.

«Дело Ходорковского» могло стать кухонной темой и для семьи отца Сергия.

Но священник зачем-то публично назвал Ходорковского политическим заключенным.

Позже он скажет, что делал все ради совести. Но разве все и сразу поймут это его простое объяснение?

Будь Россия скучно-нормальной страной, Ходорковский и отец Сергий просто никогда бы не встретились. Один бы двигался по светской траектории столичного бизнесмена. Другой бы следовал церковной орбите провинциального священника. Но в стране, функционирующей на шарнирах Басманного правосудия, место для их встречи нашлось.

За Ходорковского отца Сергия сначала припугнули, потом отправили в горно-таежное село, после чего запретили священнослужения и для большего, видимо, назидания оклеветали.

Сегодня отец Сергий как молитву повторят слова о том, что ни о чем с ним случившемся не жалеет. Разумеется, он верит в то, что говорит, потому что верить – это главное, что он умеет в жизни. Но со стороны видно, как «Дело Ходорковского» на свой манер переделало судьбу этого человека.

Матушку отца Сергия зовут Ирина Николаевна. Из-за того, что детский сад не дает пятилетней Анне православного воспитания, бабушка сидит с внучкой и не работает. Они неразлучны. Бабушка только собрала и отвезла дедушку на работу в далекий приход. Через несколько недель она опять поехала к дедушке и привезла его обратно уже безработным.

Дочка отца Сергия только что нашла работу. Но работу, которая бы приносила хоть сколько-нибудь достаточные деньги, ей еще только нужно найти. Мужа нет. Сначала был. Потом перестал и бывать. В семье священника об этом стараются молчать.

Про их читинский дом люди, видевшие его, говорят так, как о современных домах уже давно не говорят: вросший в землю, приземистый и какой-то покосившийся. Внутри две комнаты, в которых искренне и шумно живет пятилетняя светловолосая Аня. Она стаскивает поближе к гостю игрушки и начинает ими самозабвенно делиться. В эту минуту гости дают себе обещание в следующий раз привести в этот дом, этой девочке новых игрушек. И побольше.

После опалы отец Сергий хотел найти себе какую-нибудь мирскую работу. Но для новой работы его прошлая профессия - не лучшая рекомендация. Работу в Чите трудно найти и стопроцентному мирянину, а у человека из церкви с его какой-то высшей неприспособленностью шансов нет вообще.

Нельзя сказать, что отец Сергий грустит и тоскует по работе священника. Потому что нельзя же ведь сказать, что человек грустит и тоскует по жизни. Для отца Сергия работа была жизнью, и сегодня этой работы у него нет. Примирение с новой действительностью идет у отца Сергия через сердечные капли.

Сбережений семья священника не сделала. У них почти нет денег. Сказать точнее, у них почти нет денег на еду. Отец Сергий говорит, что самому ему ничего не надо – Бог поможет. Но матушка, которая все-таки лучше понимает мирские потребности, согласилась принять деньги от добрых людей.

На ее имя в Читинском отделении Сбербанка открыт счет. Если вы хотите помочь этой семье, помогите им, пожалуйста, деньгами. Они будут очень Вам признательны. И обязательно будут молиться за всех добрых людей.

Таратухина Ирина Николаевна. Читинское ОСБ 8600/027, р/сч в Байкальском банке 47422810574009918027, БИК 047601637, к/сч 30101810500000000637, ИНН 7707083893, КПП 753602002, лицевой счет 42307.810.2.7400.4653817/48.

Пресс-центр М. Б. Ходорковского.
18 апреля 2006 г.

Епископ Евстафий начинает перечислять грехи отца Сергия

Священник называет обвинения в свой адрес клеветой

Епископ Читинский и Забайкальский Евстафий заявил, что запрет в служении священника Сергия Таратухина, который навещал Михаила Ходорковского в колонии в Краснокаменске, вызван тем, что этот клирик нарушил данную им церковную присягу и недобросовестно относился к своим обязанностям.

«Приглашенный совершить освящение административного здания колонии он отказался сделать это, обвиняя руководство колонии в том, что оно «держит в застенках политического заключенного, невинного человека», - заявил епископ в пятницу в беседе с корреспондентом «Интерфакса».

«Свой поступок он затем озвучил в средствах массовой информации. А ведь согласно ставленнической присяге, которую дает перед рукоположением каждый священник Русской православной церкви, он не должен заниматься политической деятельностью», - подчеркнул архиерей.

Таким образом он опроверг домыслы о политической подоплеке происшедшего.

«Кроме того, по словам епископа, отец Сергий «очень недобросовестно относился и к своим богослужебным обязанностям». Так, продолжил он, совершив службу два раза в неделю, он покидал свой приход в Краснокаменске и уезжал за пятьсот километров домой в Читу и пять дней он «проводил дома, отдыхая».

«При этом православная паства шестидесятитысячного города оставалась без всякого духовного окормления: не совершалось ни венчаний, ни крещений, ни отпеваний. Между тем в уставе нашей Церкви в главе 11 пункте 1.21 сказано, что самовольное оставление прихода недопустимо», - заявил собеседник агентства.

Он напомнил, что настоятель может получить отпуск и на время оставить свой приход исключительно по разрешению епархиальной власти, получаемому в установленном порядке, а отец Сергий этого «никогда не делал».

«Самое печальное, что он упорствует и отказывается признавать свою вину, а в своих проповедях публично критикует правящего архиерея и рассказывает о «невинном страдальце» Ходорковском. Это и побудило меня запретить ему священнослужение», - пояснил епископ Евстафий.

«Интерфакс», 24.03.2006 г.

Пресс-центр связался с отцом Сергием и попросил его прокомментировать высказывания епископа Евстафия.

Отец Сергий: «Это клевета. Я бывал в Чите очень редко, и заявлять, что я совершал службу два раза в неделю, а потом уезжал отдыхать, это просто непорядочно. Если бы дела обстояли так, как их представляет епископ Евстафий, я бы никогда не прослужил в Краснокаменске 6 лет, потому что сам бы епископ меня и наказал бы. А так я имел за свою службу только награды. Последнюю награду - за труды на благо Святой Православной Церкви - я получил из рук епископа Евстафия в августе прошлого года».

Пресс-центр М. Б. Ходорковского.
24 марта 2006 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3393
Оценок:  0
Средний балл:  0