Статья опубликована в №33 (302) от 30 августа-05 августа 2006
Культура

Роковой узел

 И. ГОЛУБЕВА 30 августа 2006, 00:00

«Псковская губерния» неоднократно писала о драматичной судьбе Гремячей горы – одного из самых уникальных мест в Пскове [ 1 ]. Заброшенная и печальная, как и многие другие заповедные места в Пскове, Гремячая гора ждет решения своей судьбы. Вопрос – какого решения. В редакцию поступил материал нашего традиционного автора – искусствоведа Ирины ГОЛУБЕВОЙ, который мы представляем вниманию читателей. Тема не закрыта. Редакция готова предоставить страницы для изложения своей позиции всем заинтересованным лицам.

В начале августа Псков посетила рабочая группа Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Прошло совещание на тему «Соблюдение законодательства Российской Федерации в области охраны объектов культурного наследия федерального значения и новое строительство в историческом центре г. Пскова», инициированное руководством управления Росохранкультуры по Северо-Западному федеральному округу.

На совещании в государственном комитете Псковской области по культуре представителями управления Росохранкультуры по СЗФО был рассмотрен вопрос о предполагаемой застройке земельного участка в Пскове по адресу: ул. Гремячая, д. 2-а.

Поскольку Псковское областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) более двух лет принимает участие в «деле о застройке Гремячей горы», регулярно информирует о нем читателей через «Псковскую губернию» и другие СМИ, мы сочли необходимым вновь вернуться к больной теме. Эта тема: судьба Гремячей горы.

Напомню ход событий. Летом 2004 года на крепостной стене, примыкающей к Гремячей башне, и на здании Хлебопекарни, находящейся на берегу реки Псковы под Гремячей горой, горожанами были замечены странные изменения. Участки крепостных стен – там, где образовались провалы, были заложены свежей, грубой кладкой на цементном растворе. Крыша на Хлебопекарне частично отремонтирована, здание закрыто на замок. Узкий проход на территорию Гремячей горы был перекрыт железными воротами, также запертыми на замок. Архитектурная секция ВООПИК проверила информацию, исходившую, как принято говорить, от «простых псковичей», и сигналы подтвердились: на Гремячей горе появился «хозяин», первым делом попытавшийся загородить территорию от внешних врагов, принявший крепостную стену за забор своих личных владений, а также предпринявший меры по сохранению арендованного памятника XVII в. – Хлебопекарни.

Между тем в научно-производственном центре (НПЦ) по охране памятников никак не отреагировали на новость о незаконных работах, начатых на памятниках Гремячей горы. Потом выяснилось, что НПЦ вместе с ТУМИО (территориальным управлением Министерства имущественных отношений РФ) по Псковской области еще в 2003 г. передали здания памятников (кроме церкви Козьмы и Дамиана) на баланс ООО «Гостиничный комплекс» [ 2 ], а весной 2004 г. согласовала проектирование на Гремячей горе гостиницы, выдав подробные технические условия.

Так что для сотрудников НПЦ происходящее не было, в отличие от нас, неожиданностью, и никаких мер по приостановке скоропалительных хозяйственных действий ими предпринято не было. Не получив предписаний о приостановке работ на ансамбле памятников или хотя бы консультаций о ее законных направлениях, арендатор продолжал разворачивать те работы, в которых был заинтересован в первую очередь. В октябре 2004 г. часть верхней площадки горы была спланирована, выровнена. При этом утрачены неизвестные фундаменты, а склон северо-западной части Гремячей горы значительно подсыпан, что изменило, между прочим, охраняемый природный ландшафт [ 3 ].

Работы вызвали большой резонанс среди архитектурной общественности и жителей города. Протокол о нарушениях, составленный тогда 13–ю членами общества охраны памятников, не подписали только трое: один чиновник городской администрации, а также начальник НПЦ В. М. Мусийчук [ 4 ], который (в этом смысле его можно было понять) сам же согласовал строительство, а нарушения по ходу работ не принимал всерьез, да и не разбирался в них, и архитектор Б. Д. Пославский, которого тогда понять было невозможно, а теперь чего ж не понять – он сам и проектировал, как выяснилось, пресловутую гостиницу.

Фото: Александр Тимофеев.
Надо отдать должное инвестору: начав с нарушений условий, установленных законодательством, не имея еще ни сантиметра земли на Гремячей горе, но уже изменив природный рельеф и вырубив деревья на месте будущей гостиницы, показав хозяйственное, а точнее – частнособственническое отношение к памятникам архитектуры, руководство ООО «Гостиничный комплекс» занялось, наконец, оформлением исходно-разрешительной документации на строительство ведомственной гостиницы.

И все службы города, администрация которого когда-то согласилась на строительство гостиницы на Гремячей горе [ 5 ], на протяжении всего 2005 г., как положено, оформляли разрешения и условия застройки, а именно: к гостинице нужно подвести водопровод и канализацию? Значит, нужно построить очистные сооружения и насосную станцию. Электричество надо? Значит – трансформаторную подстанцию. Благоустроить территорию ведомственной гостиницы необходимо? Значит, проложим асфальтобетонную дорогу от входа на Гремячую гору и далее, вокруг нового здания, замостим землю плиткой, а также не забудем декоративные зеленые насаждения: газоны, цветники, кустарники и пр.

Это все – реальные технические условия, уже выданные инвестору, и он уже не имеет права нарушать их, иначе строить не разрешат. Причем выданные – не то слово, т. к. технические условия, как известно, денег стоят. То есть за каждое из них заплачено. А архитектурно-планировочное задание слово в слово задает инвестору нагромождение строений и сооружений техногенного качества и «благолепие» с мощением и цветниками, еще терпимое в закатанном под асфальт центре города, но не в зоне «охраняемого природного ландшафта с объектами культурного наследия, памятниками архитектуры», как гласит Градостроительный регламент.

Что теперь сказать об архитектуре здания ведомственной гостиницы, в строительстве которой заинтересован крупный бизнесмен В. В. Салопов, депутат Псковского областного Собрания?

Гостиница небольшая – на 12-15 номеров, двухэтажная (один этаж в земле), с мезонином и гаражом, слепой фасад которого приветствует любознательного туриста, проникшего к входу на Гремячую гору. И с павильоном зимнего сада, откуда открывается предсказуемо чудный вид на соседнюю церковь Козьмы и Дамиана, на саму башню и знаменитую панораму реки Псковы.

Но какой вид открывается из этих мест на гостиничный коттедж? Ибо данное здание, хоть и названо усадьбой, но фактически является проектным клоном и продолжением той побережной застройки, коей любуются приезжие москвичи, не сумевшие охранить столицу нашей Родины от иноземных архитектурных изысков. Но мы-то, местные люди, знаем, что супер-дворики перед коттеджами по ул. Герцена уничтожили древнюю улицу – Верхнюю Береговую, которая вела к Гремячей горе; что ряд непомерных краснокирпичных строений убил масштаб реки Псковы; что чужеродность форм, лживая мишурность фасадов – однодневки в истории города, но, по воле архитекторов, нам суждено жить среди них. И что теперь – все это переползает на Гремячую гору, как предлагает Б. Д. Пославский? Правда, он обещает скромно прикрыться кустами и деревьями, выросшими в последние 30 лет на вершине горы, но это – версия для «простых псковичей». Дойди дело до строительства – придется выполнять условия службы генерального заказчика с ее представлениями о «цивилизованном» благоустройстве. И уж тут-то мало не покажется.

Еще 18 июля на совместном заседании секций Псковского областного отделения ВООПИК вновь обсуждался вопрос о планируемой застройке, теперь уже в связи с тем, что Росохранкультура (г. Москва) «рассмотрела и, учитывая соответствие испрашиваемого для строительства земельного участка режимам использования земель (выделено мной – Авт.), согласовывает проект границ земельного участка площадью 3847 кв. м. по адресу: г. Псков, ул. Гремячая, 2-а с условием:

- представления проектной документации для согласования с Росохранкультурой;

- проведения спасательных археологических полевых работ».

Эту хитрую бумагу придется перевести на нормальный русский язык.

Что хотел сказать ее автор, г-н А. И. Вилков? (Интересная деталь: под всеми наиболее «неоднозначными», выразимся предельно мягко, согласованиями Росохранкультуры на использование исторических территорий в Пскове застройщиками стоит пометка с одним и тем же именем - «исполнитель Никифоров А. А.»)

Поясним суть. Дело в том, что в формулировке содержатся взаимоисключающие понятия, и факт согласования ни о чем не говорит, а лишь задает условия. И если, не ломая голову, просто убрать бессмысленное вводное предложение из текста письма, то получится: «…служба… рассмотрела…и согласовывает проект границ…», а всякие режимы использования земель и соответствия – ни при чем. Правда, тогда и Росохранкультура не соответствует своему государственному назначению. Ведь все это уже было сделано и до нее. Характер использования Гремячей горы (размещение ведомственной гостиницы) фактически определен не Федеральной службой, а инвестором, Администрацией г. Пскова и областным органом охраны памятников. Так кто заварил беззаконную кашу?

В охранной зоне г. Пскова режимам использования земель соответствует одно: сохранение различными (любыми?) методами объектов культурного наследия, и считается, что это благое намерение подвигло В. М. Мусийчука три года назад подписать согласие на строительство гостиницы. Такой своеобразный взаимообмен: государственный орган охраны заигрывает с инвестором, подманивая его обещанием привлекательного кусочка древнего Пскова, а взамен – реставрируйте нам памятники Гремячей горы, это так просто.

Но удачливый инвестор, как всегда, переиграл государственный орган и начал готовить площадку под новое строительство. Реставрация оказалась, неожиданно для него, сложным и дорогим делом, поэтому – подождет. Гостиница важнее для «эффективного бизнеса». Федеральной Росохранкультуре все это прекрасно известно, но все-таки – согласовали границы земельного участка для нового строительства в охранной зоне.

Теперь грядет следующий этап: согласование проекта самой гостиницы. Чем обернется эта новостройка для заповедной территории – уже сказано. О решении управления Росохранкультуры по Северо-Западному федеральному округу нам пока не известно, но после очередного московского согласования целый ряд вопросов о землепользовании, о застройке исторического центра и ее обосновании, о профессиональном рассмотрении проектов строительства – завязан теперь роковым узлом на территории Гремячей горы.

И если это ясно даже для общественной организации, но не ясно для административных органов всех уровней, то в какой же кабак мы превратили город.

И. ГОЛУБЕВА,
председатель архитектурной секции Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК).

 

1 См.: подробно: С. Прокопьева. Гремячее дело // «ПГ», № 30 (200) от 18-24 августа 2004 г.; С. Прокопьева. Загремели… // «ПГ», № 41 (211) от 3-9 ноября 2004 г.; С. Михайлов. «Куда плывем, господа?» // «ПГ», № 6 (275) от 15-21 февраля 2006 г.; И. Голубева. «Его всеобъемлющая живая капля» // «ПГ», № 8 (277) от 1-7 марта 2006 г.

2 Собственник – ЗАО «Псковпищепром», крупнейший производитель алкоголя в регионе.

3 Одним из жестких требований ЮНЕСКО при включений территорий в список Всемирного Наследия является сохранность исторически сохранившегося природного ландшафта.

4 Ныне покойный.

5 Акт о выборе участка по застройку подписан уполномоченными городскими и областными службами в 2003 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3368
Оценок:  1
Средний балл:  1