Статья опубликована в №39 (308) от 11 октября-17 октября 2006
Политика

Непосредственность управления

  11 октября 2006, 00:00

 

Уважаемые читатели! «Псковская губерния» открывает проект «СВОБОДНЫЙ МИКРОФОН». Высказаться на страницах газеты смогут самые разные люди – руководители и специалисты организаций, политики, чиновники и журналисты, как по инициативе редакции, так и по собственной инициативе, - по актуальным вопросам региональной и местной жизни. Обращения в редакцию приветствуются. Итак, мы начинаем.

 

Валерий БАРАНОВ, председатель совета по управлению многоквартирным домом № 3, ул. Набат, г. Псков

В 2002 году от моего балкона (я живу в доме на улице Набат, 3) отвалился кусок – большой, килограмм 50. Было это, слава Богу, ночью и упал он на крылечко ювелирной мастерской, а не кому-то на голову. Случись такое днем – кто-нибудь точно пострадал бы: внизу магазин «Трешечка», ходит масса людей.

Фото: Александр Тимофеев.
Жильцы дома написали письмо в домоуправление, которое дошло и до управления генерального заказчика администрации Пскова. Просили мы в нем произвести какие-то действия: остальные балконы тоже вот-вот развалятся. На письмо ответили, что «ваш дом будет обследован межведомственной комиссией». Если обследование и было, то нам о нем неизвестно. А «каких-то действий» точно не было.

Через 4 года (12 апреля 2006 года) мы написали письмо уже председателю комитета области по делам строительства, ЖКХ, государственного строительного и жилищного надзора Владимиру Хохлову. Г-н Хохлов обращение рассмотрел и дал задание УГЗ сделать ремонт балконов, а домоуправлению – сделать ремонт цоколя. Домоуправление ремонт цоколя сделало сразу, УГЗ пальцем не пошевелило.

Почему я начал с истории, рассказать которую мог бы любой жилец старого дома? Потому что летом этого года мы, в соответствии с требованиями нового Жилищного кодекса, провели собрание жильцов, чтобы выбрать форму управления своим многоквартирным домом.

Как известно, законодательство предлагает три формы управления: можно выбрать управляющую компанию, создать товарищество собственников жилья (ТСЖ) или взяться за управление самим (так называемое, непосредственное управление).

ТСЖ – это, прежде всего, создание юридического лица, со всеми вытекающими последствиями при отсутствии взаимопонимания с «монополистами» в сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг, вплоть до банкротства. С управляющими компаниями еще хуже. Выбирать нам не из чего, управляющая компания на самом деле одна на весь город – это то же Управление генерального заказчика, даже не МУ УМРы, которые не могут сами заключать договора на обслуживание дома, только через УГЗ, начальником которого является г-н Пидуст.

Мы решили остановиться на наиболее гибкой форме – непосредственном управлении. Юридическое лицо в этом случае не создается, каждый жилец заключает договоры с теплосетями, горводоканалом, газовиками. И управление всем домом уже ведет общее собрание жильцов: сдача ли в аренду нежилых помещений, ремонт, содержание мест общего пользования и распоряжение этими местами – все решения принимает собрание двумя третями голосов.

К тому же дом у нас старый: сколько он стоит, столько в нем ничего не делали, кроме текущего ремонта. Надеяться нам и до нового ЖК было не на кого. А при непосредственном управлении надеяться можно – на себя. Объявили, например, собрание и поставили вопрос: ребята, у нас из-за состояния проводки дом скоро сгорит, давайте скинемся и целевым способом направим деньги на замену магистральных кабельных линий. Может, и побольше придется собрать, чем те 300 рублей, которые мы отдаем ежемесячно УГЗ, но зато сделаем. И наши 300 рублей точно пойдут на нашу проводку. Можем мы это сделать? Да.

Но вернемся к собранию: на него пришли представители управления ЖКХ (по сути – структурного подразделения УГЗ). И поняв, к чему мы клоним, сказали: «Нет-нет-нет, будут разные тарифы для жильцов и нас как управления ЖКХ». Принесли нам огромный договор, суть которого в следующем: за те же деньги, которые мы платим сейчас, они будут поддерживать дом в таком же состоянии. Но как только дело коснется капитальных затрат, естественно, мы должны собирать деньги и т. д., и т. п. И, естественно, мы должны еще и содержать эту управляющую структуру.

С принятием решения мы летом решили повременить. Не из-за уговоров управления ЖКХ, которому вдруг стали так нужны. Просто решили выяснить – в чем там дело с тарифами. В принципе, выяснили, что разницы никакой быть не должно, вопрос лишь в том, как платить: если за тепло платить, установив, например, общий счетчик на доме и разделив потом «тепло по площадям» или по кубическим метрам наших помещений – это одно. Можно платить по той же схеме, что и сейчас: счетчика нет, с нас берут за квадратные метры (те же теплосети знают – сколько у нас метров, представляет счет УГЗ, УГЗ этот счет безропотно оплачивает).

В общем, мы опять решили инициировать перевод дома в непосредственное управление. Но зашел я к начальнику ПТО (производственно-технический отдел) псковских теплосетей Владимиру Ивановичу Финогенову и поинтересовался: «Как нам, каждому из жильцов, заключить с вами договор, если мы перейдем на непосредственное управление?» Получил ответ: «Это невозможно, у нас нет даже формы такого договора».

Буквально на следующий день я узнал, что дом № 13 на улице Льва Толстого в Пскове переведен в непосредственное управление. Оказывается, возможно?

Или право на непосредственное управление предоставляется избирательно? Может, я еще мало бегал по инстанциям и права такого для своего дома не выходил? Кстати, о том, что дом на Льва Толстого добился перевода на непосредственное управление, я узнал случайно. В теплосетях мне и сейчас эту информацию не подтверждают, хотя в домоуправлении сказали, что договор с домом действительно, расторгнут. Хотел сам с жильцами переговорить, но дом суперэлитный, трехэтажный особняк, даже звонка на двери нет. В общем, не проникнешь, не посоветуешься.

Тем не менее, складывается странная ситуация: по Жилищному кодексу органы местного самоуправления должны как можно больше разъяснять права и помогать собственникам жилых помещений в непростой период перехода на другие формы управления своей собственностью. А что слышно у нас, кроме разъяснений: «Есть вы – жильцы-дураки и есть мы – специалисты-монополисты, которые знают, как вами управлять и вряд ли у вас в доме такой специалист найдется»?

Почему же не найдется? Вот, кстати, самый крупный специалист – г-н Пидуст в таком же многоквартирном доме живет, а управлять своим домом, выходит, боится? Хочет это делать только через «управляющую компанию»? Логики не вижу.

Тем паче, что «наша партия и правительство» призывает нас брать на себя ответственность. А г-н Пидуст этому сопротивляется.

Хотя ничего странного в этом нет: отпускать нас не хотят не потому, что так уж любят. Просто управление домом – это большие деньги. В том числе от распоряжения «общим имуществом».

У нас в доме есть подвал, который я когда-то взял в аренду, оборудовал и обустроил там пункт приема заказов на мебель новгородской фабрики. В начале этого года прочитал в «Псковской правде» сообщение о том, что КУМИ выставляется на продажу ряд объектов, в том числе и наш подвал. Прочитав Жилищный Кодекс, я понял, что подвал – это не муниципальное имущество и начал судиться. И выиграл сначала городской, а потом и областной суд. «Отдайся» опять Пидусту – что за год с подвалом будет? При непосредственном управлении его судьбу решит собрание, при другом – решат «с учетом мнения» жильцов. А это очень двусмысленная формулировка.

Да, есть в доме две неприватизированные квартиры и муниципальные площади, которые арендует с советских времен ювелирная мастерская. Но это – повод лишь разграничить ответственность, а не сопротивляться переводу всего дома в непосредственное управление.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3178
Оценок:  3
Средний балл:  9