Статья опубликована в №27 (346) от 11 июля-17 июля 2007
Общество

И снова о бытовом терроризме

Читатель «Псковской губернии»: «Наши бытовые проблемы заканчиваются только после смерти – либо нашей, либо того, кто их создает»

Читатель «Псковской губернии»: «Наши бытовые проблемы заканчиваются только после смерти – либо нашей, либо того, кто их создает»

В понедельник редакция получила письмо по электронной почте, вернувшее нам к теме, недавно затронутой: «бытовом терроризме» соседей по дому, когда условия жизни становятся практически невыносимыми [ 1 ]. Мы публикуем письмо нашего читателя в авторской редакции.

Здравствуйте уважаемая «Губерния»!

Рад, что в Пскове есть газета, которая не обходит стороной бытовые проблемы людей, открыто высказывается о наболевшем, оперирует конкретными фактами и при этом старается работать на результат.

Среди множества периодических изданий сейчас трудно выбрать хорошую газету, и я как-то совершенно случайно однажды купил «Псковскую Губернию». Прямота суждений и острота высказываний меня просто поразила. К сожалению, предпоследнего 25 номера текущего года я не читал, так как уезжал в отпуск. Но встретил в почтовой рассылке Интернета ответ из милиции на майский материал, опубликованный в вашей газете, – о «бытовом терроризме»: речь шла о «поведенческих шумах» по адресу: ул. Байкова, дом 3.

С июня прошлого года моя семья тоже начала испытывать подобные проблемы со стороны соседей, проживающих этажом ниже, в квартире 24. Вот уж история, достойная пера журналиста. Причем материал не надо было искать, его можно было свободно увидеть, записать, заснять. Сначала изредка, как бы по праздникам, причем в любое время суток, соседи устраивали шумные вечеринки, включали громко музыку, как правило, с монотонным ритмическим боем, что довольно неприятно действовало на психику. Слышимость настолько высокая, что глушила наш телевизор, невозможно было ни читать, ни заниматься у компьютера, не говоря уже о какой-либо другой умственной работе или учебе. Самой уязвимой из моей семьи оказалась жена, однажды среди ночи пришлось вызывать скорую помощь.

В тот раз мы долго ждали сотрудников Центрального отдела, чтобы помогли урезонить соседей, и жена пришла в состояние острого невроза. Кроме музыкального шума, игнорирования моей просьбы к соседям уменьшить звук, такому ее состоянию способствовало и то, что ранее принимаемые нерешительные и малоэффективные меры милиции не привели к улучшению ситуации. К тому же мы узнали от самих сотрудников милиции, что решения о накладываемых штрафах по какой-то хитрой схеме-лазейке не доходят до нарушителя.

Соседи, к которым квартира возмутителей спокойствия непосредственно не примыкает, не спешили стать свидетелями, а в таких ситуациях именно свидетелям больше веры, чем заявителям, так как не исключены наветы или наговоры на почве личной неприязни. К тому же часто бывает, что милиция приезжает поздно, когда нарушители уже наигрались и преспокойно спят, и самого факта нарушения как бы и нет. Никто не любит ночные звонки в дверь, никому не понравится перспектива отвечать на вопросы милиционера в 2, 3, а то и в 4 часа ночи, когда могут проснуться дети и другие близкие люди.

Просили стать свидетелями сотрудников скорой помощи: дежурного фельдшера или медсестру – ни в какую. Нам-то главное тогда было убедить милицию, что мы ничего не выдумываем. По какому то странному стечению обстоятельств, до приезда милиции музыка прекращалась, и мы оказывались просто в глупом положении. Когда приехала к дому машина скорой помощи, соседи продолжали развлекаться, никак не реагируя на ее появление. Позже мы узнали, что у соседа брат работает в милиции, а участковый занимается покрывательством. Встретились нам и порядочные сотрудники – из тех, кто тянет и за себя и за других эту нелегкую работу.

Соседей трижды штрафовали, оговорюсь – знаю по той информации, что нам приходила в ответах на наши обращения. Суммы штрафа были смешными: от 100 до 300 рублей. Все таки странное у нас государство. Казалось бы, ну все есть у нас – и городские власти, которые должны заниматься вплотную подобными людскими проблемами, и милиция, которая должна оперативно реагировать на сигналы, и органы, которые должны следить за санитарными нормами, даже есть отделы коммунальной санитарии в Гостехнадзоре, которые могут замерять и запротоколировать уровень шума. Есть управление генерального заказчика, которое, правда, ни за что не отвечает, но обязано заниматься жильем в целом и звукоизоляцией в частности. А, в конце концов, получается, что наши проблемы как были нашими, так и остались.

Соседка, этажом выше, старая женщина, испытывала подобные проблемы длительное время со стороны жильца из соседнего подъезда, (у них смежные квартиры с гипсолитыми перегородками). Эта ее проблема продолжалась до тех пор, пока не умер сосед. Узнав об этом, я сделал неутешительный, но такой характерный для жизни нашего человека вывод: наши бытовые проблемы заканчиваются только после смерти – либо нашей, либо того, кто их создает. О них может даже никто из посторонних и не узнать, в нас настолько засел комплекс маленького человека, что мы никуда и не обращаемся. А если и начинаем обращаться, нам обязательно напомнят представители власти, кто мы есть такие. Способствуют такому положению дел многочисленные, но малоэффективные законы и отсутствие информации. Мы очень мало знаем, кто и чем должен заниматься, в газетах редко пишут о бытовых проблемах и еще реже – куда нужно обращаться, если они есть. У нас всегда было принято писать об успехах и достижениях, о людях нашего города, передовиках и героях. А сейчас так вообще главные темы – реклама да выборы.

Что касается нашего вопроса, уж куда мы ни обращались – и к депутатам, и в вышеупомянутые организации и инстанции, но проблема до сих пор до конца не решена. Сосед после 23 часов несколько приглушает музыку, видимо, все-таки достал и милицию, и брата. Но он ее сейчас стал включать намного чаще, и, как правило, среди ночи. Днем же так вообще расслабляется на полную катушку. А ведь я его и домой приглашал послушать, какая слышимость в доме, и он прослушивал свою музыку у нас дома.

Кроме этого, делая переустройство квартиры под громкие ритмы своей музыки, по большей части тоже среди ночи, что против установленного порядка, так как работы по переустройству разрешены с 8 утра до 8 вечера, он периодически шумит, то передвигая стремянки, то роняя или бросая инструмент, то ли просто издевается над строптивыми соседями. Мы часто просыпаемся, но сейчас уже можно, хоть с горем пополам, но уснуть. Я постелил линолеум в комнатах, а жена теперь отдыхает в самой тихой комнате. Так что проблема не так проста, и о ней нужно чаще говорить и писать.

Мы очень рады, что хоть где-то справедливость восторжествовала, но я очень сомневаюсь, что при современной законодательной базе и при нынешнем отношении власти к поведенческим шумам, ситуация по дому на Байкова, 3 снова не повторится. Когда мы столкнулись со своей проблемой, то узнали в разговорах с людьми, что есть довольно много людей в городе, которые либо живут в подобных условиях, либо часто с подобными ситуациями встречаются. Нужно менять законы, делая жестче требования к нарушителям и возмутителям спокойствия, вплоть до временного изъятия предметов или устройств, являющимися первопричиной нарушений. Обидно, а порой и смешно, когда слышишь, как сотрудники милиции уговаривают нарушителей как школьников, чтобы они прекращали бузить. Милиция уехала, а они снова за свое. Нам приходилось и по два раза за ночь вызывать дежурного участкового (уверен – большинство жителей города не знают, что такие есть). Поэтому сейчас люди не очень доверяют милиции.

Недавно появилась новая проблема: возле дома все чаще, а сейчас практически каждую ночь стали собираться кампании – обычно взрослых, а в последнее время и подростков, которые выпивают, громко разговаривают, иногда нецензурно выражаются, громко спорят на расстоянии 5-6 метров от дома. Собираются ближе к вечеру, и продолжается это обычно за полночь, а порой и до утра. После себя оставляют бутылки и мусор. Во-первых, возле дома два круглосуточных киоска, а, во-вторых, у нас уютная и привлекательная придомовая территория, вот их и тянет на это место, как магнитом. В этих условиях непонятно, как жильцы дома отдыхают, ведь у всех открыты форточки или балконы. Но никто не спешит обращаться в милицию. Одно дело – выяснять отношения с соседом, а совсем другое – с людьми, которых никто не знает и от которых можно ожидать любой гадости, хотя происходящее никому не нравится и надо что-то предпринимать. Только вот что?

Вот так и живем (неплохое заглавие для статьи, простое и со смыслом).

Большое спасибо, что вы есть.

С уважением,

Михаил Владимирович Смоляр.
Псков, ул. Льва Толстого.

 

1 См.: Е. Ширяева. Приехали – не приехали // «ПГ», № 18 (337) от 9-15 мая 2007 г.; Е. Ширяева. Внушили // «ПГ», № 25 (344) от 27 июня - 3 июля 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3512
Оценок:  2
Средний балл:  10