Статья опубликована в №28 (347) от 18 июля-24 июля 2007
Общество

«Вот, блин, кого сажают уже…»

Четвертый месяц в Пскове продолжается судебный процесс над калининградскими журналистами
 Максим АНДРЕЕВ 18 июля 2007, 00:00

Четвертый месяц в Пскове продолжается судебный процесс над калининградскими журналистами

В начале 2006 года в отношении депутата Калининградской областной Думы, учредителя газеты «Новые колеса» Игоря Рудникова [ 1 ] и его коллеги по региональному парламенту, журналиста этой же газеты Олега Березовского [ 2 ], были возбуждены уголовные дела по целой серии статей УК РФ.

Журналист Олег Березовский.
Фото: Александр Сидоренко
Игорю Рудникову прокуратура инкриминировала клевету и оскорбления по ст. 129 УК РФ в отношении бывшего командующего Балтийским флотом В. Валуева [ 3 ], председателя Калининградского областного суда В. Фалеева, его заместителя О. Крамаренко и ее мужа, В. Крамаренко [ 4 ], а также гражданина С. Адамовича [ 5 ]. Олегу Березовскому также инкриминировалась клевета в отношении С. Адамовича [ 6 ] и целого ряда судей Калининградского областного суда [ 7 ].

Кроме того, оба журналиста обвиняются в насилии в отношении представителей власти (ст. 318 УК РФ), и их оскорблении (ст. 319 УК РФ). Особую пикантность делу придает то, что, согласно материалам дела, от рук И. Рудникова и О. Березовского пострадало двадцать два милиционера, в том числе восемь омоновцев [ 8 ].

В феврале 2007 года Верховный суд РФ постановил передать уголовные дела, возбужденные в отношении Игоря Рудникова и Олега Березовского в Псковский районный суд: в связи с тем, что среди потерпевших были судьи Калининградского областного суда, дело не могло рассматриваться в Калининградской области.

В апреле 2007 года И. Рудников и О. Березовский были задержаны за неявку на заседания суда. Их доводы о том, что летать в Псков они не могут из-за отсутствия денежных средств, а ездить – из-за того, что кончилось действие загранпаспортов, не возымели действия.

Почти три месяца они провели в СИЗО. Освободить их из-под стражи суд отказывался даже несмотря на поручительство председателя Калининградской областной Думы Сергея Булычева. Лишь 28 июня 2007 года журналисты были отпущены на свободу под залог (для И. Рудникова сумма залога составила 500 тысяч рублей, для О. Березовского – 250 тысяч).

Игорь Рудников и Олег Березовский свою вину не признают, а судебное преследование считают местью за громкие разоблачения на страницах «Новых колес». Процесс против журналистов всколыхнул не только профессиональное сообщество. В Калининграде и в Пскове прошли митинги и пикеты в их поддержку.

Часть обвинений уже снята: 22 июня 2007 года коллегия присяжных заседателей Псковского областного суда вынесла оправдательный вердикт по одному эпизоду уголовного дела, возбужденного против Олега Березовского, касающегося обвинения в клевете в отношении судей Калининградского областного суда [ 9 ]. Тем не менее, процесс продолжается. По мнению адвоката журналистов, он завершится не раньше августа 2007 года.

Игорь Рудников, выйдя из СИЗО, отправился в Калининград для того, чтобы встретиться с родными: до 25 июля в заседаниях суда объявлен перерыв. Олег Березовский пока остается в Пскове – поездка домой является для него слишком дорогим удовольствием. «Псковская губерния» представляет вашему вниманию интервью с Олегом Вениаминовичем.

«Очень много порядочных и честных людей, задавленных начальством»

- Олег, расскажите для начала о Вашем издании, «благодаря» работе в котором Вы с Игорем оказались фигурантами такого числа судебных дел.

- «Новые колеса» - это антикоррупционная газета. Ее учредитель – Игорь Рудников, его стаж журналистской работы более 20 лет. Уйдя в чине капитана третьего ранга из Вооруженных Сил, он основал свою газету в 1995 году.

- Почему именно «антикоррупционная»? Концепция газеты с самого начала так задумывалась?

- Да, с самого начала. Среди сотрудников правоохранительных органов есть очень много порядочных и честных людей, задавленных начальством. Они не могут себе позволить открыто возражать. И они обращались в газету, присылали документы, на основании которых публиковались материалы критического характера – против нечистоплотных сотрудников милиции, прокуратуры, суда, администрации, невзирая на ранги и лица.

Надо сказать, что газета честно спрашивала точку зрения критикуемого лица. Но, к сожалению, критикуемые чиновники очень редко шли на контакт, видимо, ответить было нечего. Легче отмолчаться, сделать выводы и отомстить – когда это будет удобно. Очевидно, у нас набралась критическая масса недовольных и они, в конце концов, объединились и нанесли удар.

- Чья была идея издавать такую газету?

- Это идея Рудникова. Он в 1987-м году закончил факультет военной журналистики с золотой медалью. А я непрофессиональный журналист, я профессиональный кадровый офицер, сапер.

Не захотел отсиживаться. Знаете, людей, недовольных теми или иными явлениями, много, но, как правило, все предпочитают обсудить это с друзьями на кухне – и забыть. Но ты же ничего не изменишь, если будешь на кухне обсуждать. Я написал об этом, принес материал в «Новые колеса», с небольшой правкой он пошел в номер. Потом я приносил в газету все новые и новые материалы, и со временем стал получать редакционные задания.

Надо сказать, что жители Калининграда мою работу заметили, и в 2004 году меня избрали депутатом областной Думы, хотя соперником у меня был местный олигарх, серьезно поддержанный административным ресурсом. С большим отрывом я победил. То есть население высоко оценивает деятельность газеты, и то, что сейчас в Калининграде проходят пикеты и митинги – тому доказательство.

То, что народ читает и разделяет нашу точку зрения – это очевидно и однозначно. Десятки тысяч людей в Калининграде с нами согласны, и я считаю, что уголовное дело – это не политика государства, это политика коррумпированных калининградских чиновников, которые выступают за свое благосостояние. Они нажили миллионы долларов, и сейчас, когда проводится своеобразная чистка, они в испуге, потому что в нашей газете готовые факты: бери и возбуждай уголовное дело. Вот и решили нейтрализовать хоть как-то.

«В СИЗО бесплатно, но там хуже»

- Когда Вы впервые почувствовали давление из-за своих публикаций?

- Нападки на нас были сразу. Были попытки поджога редакции, попытки подрыва и спасало, в общем-то, чудо. Например, когда нас пытались сжечь, редакция не сгорела только потому, что бутылки с «коктейлем Молотова» влетев в окно, упали на ковер и не разбились. В 1997-м году было нападение на Игоря Рудникова. Его избили арматурой, была открытая черепно-мозговая травма, он лежал в реанимации, чудом выжил. Нападавших, разумеется, так и не нашли.

А в 2004 году началось преследование уже другими методами. Сначала возбудили уголовное дело за публикацию «Наркомафия и Фукс», причем, что интересно, дали расследовать это дело следователю прокуратуры, против отца которого, судьи, я направлял запросы в Генпрокуратуру, вообще пытался возбудить уголовное дело как депутат. И публикация по его отцу у меня тоже была критического характера, называлась «Автомафия и Фемида».

Еще через год начали возбуждаться уголовные дела против учредителя, против сотрудников редакции, журналистки Дины Якшиной, в частности. При ее допросах вообще использовались гестаповские методы. В частности, ее не отпускали кормить грудного ребенка, пока она не подпишет признание. Дина в итоге попала под амнистию в связи со 100-летием Государственной Думы, и она согласилась, хотя это, может быть, не лучший выход. Ведь амнистия подразумевает, что ты виноват, но тебя простили.

- Как Вы отнеслись к переносу рассмотрения Вашего дела в Псков?

- У нас возникла проблема: на что ездить в Псков? На поезде можно еще позволить себе путешествовать, но это для нас было исключено, потому что не было загранпаспортов, без загранпаспорта из Калининградской области на поезде не выедешь. Самолетом – накладно, цена билета в одну сторону сейчас доходит до 9000 рублей. То есть поездка туда и обратно в итоге выливается в сумму порядка 15-20 тысяч.

Мы попытались настаивать на выездном заседании, такая практика в Калининградском областном суде есть. Но нам отказали. Тогда мы не явились на суд, заявив ходатайство о переводе рассмотрения в Калининград по причине безденежья. А суд принял решение взять нас под стражу. Так что привезли нас сюда за казенный счет, этапом.

- А сейчас в Пскове как живете?

- Снимаем квартиру. Тоже накладно, и расходы немалые, но что делать? В СИЗО бесплатно, но там хуже.

«Политические, что ли?»

- Как к Вам относились в тюрьме?

- Мы успели побывать в калининградском и псковском СИЗО, в «Матросской тишине», «Крестах». Персонал везде относился корректно, никаких эксцессов. Видно было, что им самим в диковинку журналисты. У них большинство подследственных идут по 158-й, 159-й, 160-й, 161-й статьям Уголовного кодекса: кражи, разбои, грабежи, наркотики.

И когда ты говоришь (а ты обязан произносить, когда твою фамилию называют, имя–отчество, год рождения и статью, по которой осуждаешься): 129-я, 318-я, 319-я – у них ступор: что за статьи такие? Экзотика! Скажешь: ну, клевета, причинение насилия представителям власти, оскорбление представителей власти. А они спрашивают: политические, что ли? Ну, говорят, вот, блин, журналисты, кого сажают уже…

- А вы сам со статусом «политических» согласны?

- Да не согласен я! Никакой политики тут нет. Да, нас пытаются наши противники приписать к оппозиции. Это им очень удобно, потому что известно, что сейчас идет противостояние власти и оппозиции, и они набирают дополнительные баллы. Это очень удобно. Чтобы отвести удар от себя, от коррупционера, надо сказать: видите, я борюсь с оппозицией, не щадя живота.

Какая там оппозиция! Я не считаю, что «Новые колеса» - оппозиционная газета. Это борьба не из политических мотивов, это просто борьба с коррупцией, которая для меня не абстрактная вещь, а вполне конкретная. Когда милиционер может дать прохожему в зубы, отобрать мобильный телефон, это – коррупция. Когда дают взятку – это коррупция. Когда за деньги чиновник за земельные участки в обход бюджета по-черному берет дань себе в карман – это коррупция. Когда приходишь в больницу, там не хватает врачей, потому что у них низкая зарплата – это тоже для меня коррупция.

- Тем не менее, многие оппозиционные силы тоже заинтересовались вашим делом…

- Сейчас нас поддерживают абсолютно все – политики всевозможных оттенков, всевозможной направленности: провластные, оппозиционные… В нашу защиту выступает теперь и «Справедливая Россия», и «Единая Россия» и «Другая Россия». Я рад уже просто тому, что мы на слуху, потому что лучше на слуху быть, раз уж идут преследования, чем в небытие уйти. Есть такое понятие – «узник тишины»: тихо засудили, тихо посадили, никто ничего не знает об этом. Это жутко. А когда люди говорят – это нормально. Как говорил Уинстон Черчилль, для политика любое упоминание в прессе на пользу, кроме некролога.

«Наилучший способ сесть в тюрьму»

- Вас отпустили под залог достаточно большой суммы, проживание в Пскове, оплата услуг адвоката также требуют серьезных средств. Как Вы справляетесь? Вам помогают?

- Адвокат, который изначально занимался нашим делом в Калининграде, дал свою банковскую гарантию на сумму до одного миллиона рублей. И суд, опираясь на эту гарантию, назначил такой залог. Многовато, я согласен. Но суд принял такое решение, такие деньги нашлись, и – слава Богу. Убегать мы не собираемся, так что деньги вернутся обратно залогодателю.

Что касается прочих расходов, то, честно говоря, я просто подорвал свое финансовое благосостояние. Выручает только помощь людей, иначе я даже не знаю, чем бы это кончилось. Что делать, если нет денег на адвоката, на проживание? Сидеть в СИЗО? Брать бесплатного защитника? Это, наверное, наилучший способ сесть в тюрьму. Сейчас этот вопрос решен, хотя я еще долго буду должен многим в Калининграде. Ну, ничего, буду отдавать.

- Когда завершится суд и какого исхода Вы ждете?

- Приговор по нашему с Игорем суду будет, очевидно, где-то в начале августа. Что же касается результата, то не хотелось бы загадывать. Единственное, могу сказать, что мы не признаем свою вину, потому что причинить побои двадцати двум сотрудникам милиции – мне кажется, в этом изначально был перебор. Настолько это абсурдно выглядит, что может вызывать у человека только улыбку…

- Да уж, после такого «подвига» Вас должны звать к себе все спецслужбы…

- По этому поводу очень много комментариев, вплоть до иронии и сарказма, в калининградской прессе и на информационных сайтах, вплоть до публикации наших фотографий с торсом Шварценеггера, обвешанных пулеметными лентами. Действительно, 22 вооруженных человека, из которых 8 сотрудников ОМОНа – это чересчур. Очевидно, хотели придать этому делу масштабность, но переборщили.

Все это, в общем-то, не столько трагично, сколько фарсом попахивает. Но, тем не менее, обвинение реальное, СИЗО тоже реальное, поэтому это не так смешно. Для нас, по крайней мере.

Беседовал Максим АНДРЕЕВ.

От редакции. «Псковская губерния» продолжает следить за судебным процессом по делу Олега Березовского и Игоря Рудникова.

 

1 http://www.rudnikov.ru/

2 http://www.olegberezov.ru/

3 За публикации «Адмирал и секс. Видел ли г-н Валуев порнофильм, снятый на его корабле?», «Шизофрения и адмирал. Командующий Балтфлотом планирует развернуть партизанское движение в центре Европы», «Адмирал против секса. Знает ли командующий Балтфлотом Валуев, откуда берутся дети?».

4 За публикации «Бордель «Акварель». Муж судьи Крамаренко содержит сауну-притон для VIP-персон», «Мужу судьи палец в рот не клади. Из сауны в камеру отправился партнёр Володи Крамаренко».

5 С. Адамович весной 2005 года был задержан УБОПом УВД по подозрению в похищении человека (в итоге за похищение был осуждён на 6 лет его брат-близнец). Поводом к обвинению стало опубликованное в «Новых колесах» открытое письмо «Чего испугался прокурор Зинык? На свою пресс-конференцию, посвящённую публикациям в газете «Новые колеса», он не пригласил наших журналистов».

6 Его подпись также стояла под вышеупомянутым Открытым письмом.

7 За публикацию «Наркомафия и Фукс», в которой рассказывалось, как в 2004 году Госнаркоконтроль задержал А. Фукса с крупной партией гашиша, суд первой инстанции осудил его к 4 годам лишения свободы, а судьи областного суда Л. Долгова, Т. Татарова и О. Семенова, рассмотрев кассационную жалобу Фукса, отпустили его на свободу, усмотрев процессуальные нарушения при его аресте.

8 1 февраля 2006 года Рудников и Березовский якобы применили насилие в отношении восьми сотрудников управления по налоговым преступлениям УВД Калининградской области и УБЭП Калининградской области, проводивших осмотр одного из избирательных штабов во время избирательной кампании в Калининградскую областную Думу четвертого созыва; 8 марта 2006 года во время изъятия на таможенном терминале тиража «Новых колёс» их «жертвами» стали четырнадцать вооруженных сотрудников милиции, в том числе восемь бойцов ОМОНа.

9 За публикацию «Наркомафия и Фукс».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  19537
Оценок:  8
Средний балл:  9