Статья опубликована в №29 (348) от 25 июля-31 июля 2007
Неделя

Бессильные всесильные

Одной сессии районного Собрания не хватило для того, чтобы две сельские школы в Себежском районе смогли спокойно начать учебный год
 Елена ШИРЯЕВА 25 июля 2007, 00:00

Одной сессии районного Собрания не хватило для того, чтобы две сельские школы в Себежском районе смогли спокойно начать учебный год

«Псковская губерния» обещала, что будет следить за развитием событий вокруг Дубровской и Малаховской основных общеобразовательных школ в Себежском районе [ 1 ]. В том, что события будут, не приходилось сомневаться и минуты.

Депутаты районного Собрания сделали полдела, отклонив на внеочередной сессии 12 июля предложения администрации Себежского района по реорганизации Кузнецовской и Идрицкой средних школ путем присоединения к ним Дубровской и Малаховской [ 2 ]. Но им, как выяснилось, еще предстоит рассмотреть вопрос так, чтобы школы были не только целы (на чем твердо настаивают педагогические коллективы и родители), но и, по возможности, «сыты». Во всяком случае, отклонение «оптимизационной» инициативы Собранием депутатов не привело автоматически к началу подготовки школ к учебному году. Управление образования района их в этом году «не видит».

«Тогда – за дверь!»

Николай БОГДАНОВ-БЕЛЬСКИЙ (1868 — 1945)
Воскресное чтение в сельской школе
1895, холст, масло, 97х154 см
На 23 июля 2007 года в Дубровской основной школе по инициативе «сверху» были назначены сразу два мероприятия, на которых снова «в полный рост» властями был поставлен вопрос о реорганизации – путем присоединения к Кузнецовской школе.

Определить «жанр» первого мне оказалось весьма затруднительно. Возможно, это было собрание педагогического коллектива, в котором «приняли участие» консультант отдела надзора за качеством образования областного управления образования Елена Грошева, начальник районного управления образования Лариса Кремс, главный специалист районного управления Валентина Даниленко и – неожиданно – глава Себежского района Владимир Афанасьев. Возможно, это был педагогический совет – опять же «с участием» вышеперечисленных лиц. Возможно, это была просто «встреча» тех лиц с учителями. Так или иначе, мероприятие оказалось «закрытым на спецобслуживание». Во всяком случае, для обозревателя «ПГ».

В 11 часов в учительскую, где я знакомилась с учителями школы, бодро вошла «районно-областная» делегация под предводительством госпожи Кремс. Мгновенно вычислив инородное тело с диктофоном и для порядка осведомившись – уж не являюсь ли я учителем Дубровской школы, Лариса Михайловна потребовала у меня покинуть помещение. Так прямо и заявила, продемонстрировав всю глубину своего педагогического таланта и такта: «Тогда – за дверь!» Под тем предлогом, что газету, опубликовавшую уже три материала на тему реорганизации сельских школ в Себежском районе, на «продолжение темы» «никто не приглашал».

Надо отдать должное районному управлению образования: на фоне его начальницы даже солидная фигура главы района потеряла свою значительность. Что уж говорить о хозяйке школы – тишайшей Ларисе Коноховой, уже написавшей после состоявшегося скандала заявление об уходе. То, что эта ни слова за несколько часов не сказавшая дама – директор школы, я узнала только после всех «собраний». Видимо, поэтому у руля «неуправляемого» педсовета и позволила себе встать дама-начальник управления.

Пробить эту броню оглашением перечня сведений, которые согласно закону РФ «О государственной тайне» (см. ст. 7, ч. 1) государственную тайну составлять не могут, показалось занятием энергетически затратным и неэффективным. Экономя общее время (зря: всё равно родителям – участникам второго запланированного на 12 часов мероприятия пришлось ждать своих учителей и «гостей»), предупреждать об ответственности за ущемление свободы массовой информации и за воспрепятствование журналистской деятельности (уголовной, к слову) я районного «министра образования» тоже не стала. В конце концов, просвещать о таких подробностях чиновника – дело прокуратуры, а не журналиста. И отправилась я за дверь. Из возраста, в котором с наслаждением «греют уши» у замочной скважины в двери учительской, я давно вышла, поэтому целый час гуляла по школе. Плодотворно

«Лучшие в труде»

Дубровская основная школа, действительно, большая, светлая, есть где разбежаться в школьном коридоре. Спортивный зал в более поздней пристройке может сделать честь любой школе в областном центре. Двери школьного музея закрыты, но смотреть там уже все равно не на что. Еще в конце июня все самые интересные музейные предметы (экспонаты времен Великой Отечественной войны, нумизматическую коллекцию, предметы крестьянского быта) вывезли отсюда в Кузнецовскую школу, в которой должна, хоть ты тресни, раствориться Дубровская.

В школе кабинетная система. От неожиданного ничегонеделанья изучаю в классе биологии и химии население капли воды из пруда. Кабинетик маленький, уютный, парт непривычно мало. И как-то очень живо вдруг представляется учебный процесс: сколько раз за урок «бедный ребенок» должен пообщаться с учителем? Есть ли в этой школе хоть малейшая возможность не подготовить домашнее задание? Хотя это, наверное, зависит от способностей. В любой школе такого «способного» можно отыскать, но направить этот дар в «мирное русло» можно только при индивидуальном подходе.

О таковом подходе свидетельствует школьная доска почета с тремя номинациями: «Лучшие в учебе», «Лучшие в труде», «Лучшие в спорте». «Трудовая» номинация самая многочисленная – еще бы, с таким-то пришкольным участком. Сложилось впечатление, что в «почете» - полшколы. Которая, как мы помним, хоть разорвись, но «должна» почему-то раствориться в другой, этим детям чужой.

Занятия в школе начинаются в 9 часов утра (это уже из сведений, почерпнутых в расписании уроков на 2006-2007 годы). Здесь же – о работе кружков на все возрасты и вкусы: «Юный математик», «Читалочка», «Юный следопыт», «Родное слово», «Юный химик», шахматы, «Умелые руки», «Пушкинский клуб». Отдельно – расписание работы спортивных секций.

Признаться, даже правила поведения учащегося в школе были мной пристально изучены, лишь бы не приближаться к двери, из-за которой раздавалось то долгое соло госпожи Кремс, то короткий, но возмущенный хор женских учительских голосов. Тем временем, в школу стали подходить родители.

«Чисто автоматически»

Многие подходили заблаговременно. Сетовали: «Надо же было назначить на такое время. Самый обед, коровы не доены». Специфика сельского труда, видимо, ускользнула от внимания «образовательных» чиновников, наконец-то удостоивших общением граждан Дубровской волости.

Люди тихо рассаживались на косые школьные стульчики в актовом зале. Глава волости Надежда Железняк собрала вокруг себя депутатов волостного Собрания. В ответ на вопрос о настрое – отвечали сдержанно: «Мы будем отстаивать свою школу». Народу могло бы прийти больше. Но не пришедшие родители и жители волости заранее поставили Надежду Николаевну в известность, что уже озвучивали свое мнение о судьбе школе на сходе жителей и менять его не собираются. Школа должна быть.

«Здравствуйте, дорогие жители деревни Кузнецовка!» - поприветствовала настороженных граждан начальник районного управления образования. «Это Дубровка», - поправили ее селяне. «Извините, я чисто автоматически», - призналась госпожа Кремс. А потом призналась еще в кое-чем: «Сегодня мы с некоторым опозданием, признаю, но приехали к вам достаточно большой делегацией».

Зачин у речи был традиционный: реорганизация школ – не чья-то злая воля, а жестокая необходимость, продиктованная демографической ситуацией. «Мы не единственный район, такие преобразования происходят по всей области. Сельская школа стала малочисленной, число детей уменьшается, и мы вряд ли объективно можем это изменить», - предсказала Лариса Михайловна.

Ну и главное: материальная база у сельских школ плоха. Не позволяет в полном объеме проводить лабораторные занятия, компьютеров в школе мало. «А сейчас этому уделяется очень большое внимание. И, если речь идет о том, чтобы компьютеризировать всё, то современный человек должен иметь достаточные знания и в этой области», - повествовала госпожа Кремс современным людям, которые компьютеры только в своей школе и видели. Они вряд ли загадывают: придется ли им жить «в пору прекрасную» полной компьютеризации сельскохозяйственного труда, а именно на него пока еще ориентированы и они сами, и их дети. Только жизнь на земле и рядом с лесом, куда, как на работу, ходят за плодами земли многие жители волости, чтобы «справить» детей в школу (в свою, близкую и родную, заметьте, школу, где ребенок, что похуже одет, все равно не чувствует себя ущемленным) позволяет им еще хоть как-то свести концы с концами. Хотя где искать те концы в жизни мамы троих детей, учеников Дубровской школы, работающей за полторы тысячи сторожем?

«Различные варианты нами рассматривались. Тот вариант, что опубликован в газете – это, собственно, то, с чем согласились и депутаты районного Собрания. В соответствии с этой программой ваша школа должна быть реорганизована. Именно реорганизована – не закрыта. И реорганизована в отделение Кузнецовской средней школы», - вроде бы констатировала факт госпожа Кремс. Не упоминая о том, что факт этот уже опровергнут решением последней сессии районного Собрания. Не поддержали депутаты, за исключением одного, такую «реорганизацию». Тем более, что предложения районной администрации сводились к реорганизации Кузнецовской школы – не Дубровской. Дубровская основная школа никакой реорганизации не подверглась бы, а именно ликвидировалась. Она стала бы отделением в составе Кузнецовской, имея в сухом остатке лишь начальные классы во всем огромном здании.

«Мы не можем вас обязать – выбрать какую-то школу. Если у вас есть предпочтения ходить в Кузнецовскую среднюю школу – ради Бога. В Идрицкую – пожалуйста. Может, кто-то в Себежскую школу захочет ходить. Выбор за вами», - щедро заверила начальник районного управления образования. Даже дух захватило от богатства этого выбора: в какую угодно школу можете ходить, только не в свою! При том, что свой выбор граждане не только сделали, но и озвучили, и донесли до депутатов районного Собрания. Им нужна Дубровская основная школа – почти единственное сегодня свидетельство сохранения жизни в волости и надежды на будущее.

«А отвечать-то будете?»

Собственно об этом сразу и напомнила своим гостям глава волости Надежда Железняк. А также о том, что на внеочередной сессии она предлагала реорганизовать школу в отделение, оставив ее на месте «в полном объеме» классов: не только начальную, но и «вторую ступень». Если есть «некомплект» учителей, то, может, проще, учителю, взрослому человеку, приехать в школу для преподавания той же информатики, а не дергать детей (некоторых – за 25 километров)?

И по поводу демографической ситуации госпоже Железняк нашлось, что возразить районному начальству. Оно, может, не в курсе, но в Дубровской волости на данный момент проживает 64 дошколенка. Только за полгода в 2007-м родилось 8 детей. Самыми «урожайными» пока были 2003-й – 11 ребятишек, 2005-й – 13 детей. В 2004-м родилось 8. С 2001-го года меньше 5-6 малышей в волости на свет не появлялось.

«Спасибо. Еще вопросы у вас есть?» - кивнула Лариса Михайловна. «А вы отвечать-то будете?» - неожиданно подал голос глава района Владимир Афанасьев, дав понять, что он не для украшения президиума здесь присутствует. «Ну, собственно говоря… Я раньше сказала, что, учитывая материально-техническую базу школы, преподавание информатики здесь невозможно. Один компьютер на школу! Один!» - сделала акцент госпожа Кремс.

Компьютеров, как выяснилось, два. Но это не сломило убеждение начальника районного образования в том, что обучать компьютерной грамоте на них одновременно двух-трех детей нельзя. Правда, как позже уточнили учителя Дубровской школы, в Кузнецовской школе, куда прочат их детей, сейчас аж 4 компьютера. В программе реструктуризации образовательных учреждений Себежского района с какой-то стати стоит цифра 9. И на один компьютер в Кузнецовской школе, по данным той же программы, приходится 22 ученика. Впрочем, доверия к программным цифрам «оптимизации» сейчас вряд ли кто испытывает. Хоть на 2 ученика, а Дубровскую школу в ней обсчитали. О неслабых промахах относительно Малаховской школы мы тоже упоминали в предыдущей статье. По русскому языку результаты ЕГЭ девятиклассников Дубровской школы, как напомнили учителя, в два раза выше, чем в Кузнецовской. С какой стороны ни смотри на школу – не худшая в районе школа.

Обвинение в нежелании повышать свою компьютерную грамотность и квалификацию отмели сами учителя. Трое педагогов записались на компьютерные курсы, а их не взяли в группы, объяснив, что реорганизуемые школы будут «учить» в последнюю очередь. «Это вам немножко неправильно объяснили. Просто количество мест в группе ограничено. Вот и существует очередь», - попыталась развеять туман госпожа Кремс. И учителя Дубровской школы в этой очереди сейчас последние. Кто за ними?

«Районное образование» всеми силами давало понять жителям, уже решившим этот вопрос на своем сходе, что такого выбора, как «оставить школу на месте» (так и хочется написать – оставить в покое), оно людям предоставлять не намерено. Но родители уже были задеты за живое. Им не назвали цифру нормативно-подушевого финансирования, полагающуюся на ученика в их школе (из-за которой школа не может позволить себе больше 4 учителей), но они, похоже, были в курсе: «Почему такая маленькая сумма? У нас дети не такие, как в Москве?» «Аналогичный вопрос был задан депутату Государственной Думы Сигуткину. Из ответа мы поняли, что мы, вот здесь на месте, ничего не решаем. Есть специальные расчеты, по нашей области вышла вот такая сумма», - донесла до граждан депутатскую мысль Лариса Михайловна Кремс. Представилось, как в ответ на ее вопрос депутат Сигуткин кивает ей: «Спасибо, еще вопросы у вас есть?»

«Интересно получается, депутатов выбирает народ, и эти же депутаты против народа», - возмутилась мама двоих детей (старший уже – студент, прекрасно учится в Великолукском железнодорожном техникуме, куда поступил сразу после окончания Дубровской школы), представившаяся, как Любовь Николаевна.

«Это не в нашей компетенции», - решительно разделила полномочия начальник районного управления образования.

«Довели людей до нищеты, а теперь нормативы вводят»

И тут родители зашумели: спрашивали, как в 20-местном автобусе собираются возить 40 детей? Во сколько должны вставать те, которым до Кузнецовской школы 25 километров, если там занятия начинаются даже раньше, чем в Дубровке? Что будет с лучшим спортивным залом в районе? Что будет зимой, когда дороги плохо чистят и после выходных через заносы не пробиться? Депутат местного Собрания Надежда Теплова (и многодетная мать) пыталась достучаться до гостей очень простыми аргументами: «Вы понимаете, что наши дети в другой школе будут отшельниками? Это вашим городским есть куда пойти. Нашим, кроме школы, было некуда. Как наши дети будут чувствовать себя, не имея возможности даже на школьном вечере побывать?»

Представители районного управления образования избрали два пути защиты: с одной стороны – обещать, с другой стороны – констатировать свою полную беспомощность перед стихией реорганизации. И автобусов-то будет столько, сколько надо. «А почему нельзя на эти деньги вместо автобусов поставить в школу компьютеры?» - удивлялись граждане. «А мы не имеем право! На подвоз деньги выделены, на компьютеры нет. И перераспределить их мы не можем, это средства областного бюджета», - объясняли чиновники людям.

Спортивный зал закрыт не будет, детей отвезут на вечер в любое время, начало занятий перенесут на более позднее время. Младшие не будут болтаться без дела в ожидании старших: в продленке пообедают и пусть уроки делают, а дома уже весь вечер свободны! «Вот так сразу после занятий и уроки?» - поражались родители оптимизму начальства. Одна мама заметила, что ее дочь, десятиклассница, приезжая из средней школы в 16 часов, первым делом просит: «Мама, часик поспать». А потом до полуночи занимается. И это не пятый – десятый класс!

Но, усвоив настрой зала, начальник управления уже слегка замкнулась в себе, отвечая на выступления (даже не на вопросы) довольно однообразно: «Это не в нашей компетенции. Не ко мне вопрос. Мы не имеем права. Мы бессильны».

Добрую волю и свое же «бессилие» продемонстрировал и глава Себежского района: «Мы школу полностью готовы содержать. Но учителям на зарплату нет денег!» Такой вот норматив область утвердила! «Довели людей до нищеты, а теперь нормативы вводят!» - ответили ему из зала.

Под козырьком

«Это не к нам вопрос», - твердили «управленцы». И широко предлагали прямо сейчас отвезти родителей – посмотреть на другие школы. «Мы не хотим другие смотреть. У нас своя есть. И хорошая», - втолковывали им родители. «Мы даже не имеем права об этом думать», - упорно пыталась подвести «черту под прениями» Лариса Кремс. «А о том, как «реорганизовать», вы думать можете?» - поражались люди. Поступило безнадежное предложение о том, чтобы «составить обращение» - хотя бы в «область». «Ответ вам будем писать мы», - честно предупредила энтузиастов госпожа Кремс. Все правильно: на вопросы граждан у нас всегда отвечает начальник ЖЭКа.

Но в конце встречи не то чтобы лед тронулся, но... Под напором родительской неуступчивости образовался небольшой прогиб. Лукаво-формальному «образовательному»: «Выбор остается за вами» родители не поверили. Но в конце встречи встал с места господин Афанасьев: «Я за то, чтобы ваша школа осталась. Будем думать, как сохранить вашу школу». Может, это и был способ завершить дискуссию, но прозвучало весомо.

Тем более, что после отъезда дам от образования, господин Афанасьев почему-то не поленился остаться. И еще полчаса выслушивал людей, которые рассказывали ему о всех нюансах учебы на дистанции от родного дома, делились опытом родителей, которые уже прошли через «реорганизацию» при «оптимизации» (сплошь негативным, надо заметить).

Видимо, опыт предвыборных кампаний все же сильно способствует налаживанию отношений даже с самой упрямой аудиторией. Во всяком случае, у прибывшего на джипе главы района получилось то, что не получилось у его «образованных» чиновниц – создать хотя бы видимость понимания родительских страхов и дать почувствовать, что ситуация не безнадежна. Хотя глава что? Он скромно напомнил родителям и учителям: «В районном Собрании 15 депутатов. Как решат – я под козырек и отчитаюсь перед ними в конце года».

Так ведь и мы не устаем напоминать, что Собрание уже принципиально вопрос решило. Но откозырять этому решению исполнительная власть не спешит. А областная исполнительная власть и вовсе продолжает «сеять разумное, доброе, вечное» по привычному методу: разбрасывая семена с «бомбардировщиков». Дожать ситуацию любым способом. Принести людям свет знаний – на штыках. Хотите – не хотите, а вы, граждане дорогие, все у них счастливыми станете. Как миленькие. И образование качественное ваши детки получат в специально отведенных для этого местах.

Но на войне, как на войне. После ухода главы района родители и учителя быстро сколотили свое новое ополчение – группу поддержки для поездки на сессию районного Собрания 26 июля. «А нас слушать будут?» - спросил кто-то из новобранцев. «Будут. Уже слушали», - успокоили их «ветераны».

На 24 июля, когда газета уже будет в печати, запланирован «второй тур» начальственной поездки – в Малаховскую основную школу. В Дубровской школе радетели за реорганизацию не смогли обосновать свои позиции. Рискнем предположить, что из Малаховской школы они вернутся с тем же результатом. То есть без желаемого. И будем надеяться, что 26 июля, на очередной внеочередной сессии Себежского районного Собрания в деле о «реорганизации» двух сельских основных школ будет поставлена, наконец, нормальная точка. Чтобы жили спокойно и детей учили. Дальше отступать некуда – на пороге август.

Елена ШИРЯЕВА.
Дубровка – Псков.

 

1 См.: «Мы считаем это позорным фактом» // «ПГ» № 25 (344) от 27 июня - 3 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Прощай, Родина! // «ПГ» № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.

2 См. Е. Ширяева. Снова отстояли // «ПГ» № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4536
Оценок:  1
Средний балл:  10