Статья опубликована в №30 (349) от 08 августа-14 августа 2007
Общество

Дорога к школе

Открытое письмо начальнику государственного управления образования Псковской области В. В. Емельяновой
 Лев ШЛОСБЕРГ 08 августа 2007, 00:00

Открытое письмо начальнику государственного управления образования Псковской области В. В. Емельяновой

Уважаемая Вера Васильевна!
Я пишу Вам это письмо с тяжелым сердцем. Во-первых, потому, что обращение «уважаемая» не является в данном случае данью канцелярскому формуляру. Во-вторых, потому, что, к сожалению, не испытываю в связи с этим письмом больших надежд. Тем не менее, надежда (и, наверно, вера) умирают последними. А, значит, – не умирают.

Волею судьбы я как редактор газеты оказался причастен к драматической истории еще не завершенной борьбы за право на существование двух малокомплектных сельских школ в родном для Вас и в большой степени для меня Себежском районе. Достаточно детально ознакомившись с ситуацией лично, переговорив со многими людьми на месте, я могу гарантировать Вам, что отстаивающие эти школы жители, в том числе учителя, правы дважды – и по закону (чего должно быть достаточно для полного разрешения ситуации), и по смыслу жизни, который, к сожалению, не всегда совпадает с законом. В данном случае – совпадает.

Я рискну высказать уверенность в том, что Вы это хорошо понимаете. Но от этого понимания ничего, подчеркну – ничего – не меняется. Школы пытаются уничтожить с настойчивостью оккупантов, Вы (судя по Вашему официальному ответу в нашу редакцию, который стал для меня «последней каплей») якобы не вмешиваетесь. Хотя на самом деле это совсем не так.

При этом Вы – далеко не рядовой человек, и не только в силу занимаемой Вами высокой государственной должности. Вы – прирожденный и состоявшийся профессионально гуманитарий, Вам досталась Божья искра человеческого и профессионального таланта, Вы смогли в не самое благоприятное в экономическом отношении время создать из рядовой средней школы № 15 в Пскове первый в Псковской области гуманитарный лицей, собрать уникальный педагогический коллектив, сообщество единомышленников, целое созвездие «учителей от Бога», заложить традиции современной передовой школы. Вы стали в начале 1990-х годов одним из самых успешных директоров школ в Псковской области.

Ваш приход в 1994 году в областное управление образования был воспринят большинством регионального педагогического сообщества не просто позитивно, а с воодушевлением. Большинство кадровых назначений того времени так не воспринимались. И когда Вы возглавили управление, многие отметили это как один из немногих верных кадровых шагов администрации области после 1996 года.

Как один из учредителей Псковского Вольного университета я хорошо помню Ваше искренне участие в судьбе этого первого негосударственного вуза в Псковской области в начальные годы его трудного становления. Вы были не обязаны помогать, но Вы помогали.

Это письмо я пишу Вам не как редактор средства массовой информации, а как учитель по образованию, педагог в третьем поколении, а самое главное – как житель Псковской области, которую я хочу видеть территорией цивилизованной жизни. Вопрос не является частным, он – публичен, по этой причине я обращаюсь к Вам с этим письмом открыто.

Я совершенно не узнаю Вас в последние годы. Наверно, не только я.

И если в 2003-2004 годах Ваша деятельность по управлению образованием была омрачена в основном отвратительной по существу «работы» «политической нагрузкой» на выборах, то после 2004 года изменилось само содержание Вашей работы – в ней все меньше созидания, все больше разрушения. И чем больше второго, тем невозможней – и физически, и морально – становится первое.

Да, я про невинно убиенные сельские школы, про обезличенное нормативно-подушевое финансирование образования, про жестокое отношение к учительским кадрам, про «новые подходы» к управлению образованием на районном уровне, когда открыта по сути охота на школы, про все это чудовищное «соревнование» – кто больше «оптимизирует» учебных заведений, кто избавится от большего числа педагогов. Скоро за ликвидацию школ в Псковской области, наверно, будут награждать почетными грамотами и премиями – из «сэкономленных» народных денег.

Я хорошо знаком как с демографической статистикой нашей области, так и с динамикой развития учебных заведений. Могу сказать одно – мы как регион еще не утратили шанс на жизнь. Но для того, чтобы этот шанс (честно скажу, один из пяти, не больше) состоялся, места для жизни надо защищать. Их, образно говоря, надо выращивать. И радоваться каждому такому живому месту.

Финансово-математическая модель регионального образования, приведшая за последние два года с небольшим к закрытию более 100 сельских учебных заведений, – это машина форсированного уничтожения сельской жизни как таковой.

Я хочу быть осторожным с терминами и тем более с аналогиями, но не могу не отметить, что столь масштабное сокращение образовательной сети на территории нынешней Псковской области за последние 100 лет наблюдалось трижды – во время Гражданской войны (1918-1919 гг. для нашего края), Великой Отечественной войны (1941-1944 гг.) и во время кампании по принудительной ликвидации т. н. «бесперспективных деревень» (1960-70 гг.). Все три бедствия нанесли псковскому образованию трудновосполнимые (в известном смысле – невосполнимые) потери. Теперь, в начале ХХI века, идет четвертая разрушительная волна. Не могу не отметить, что разрушения во время войн воспринимаются как краткосрочный, ограниченный во времени, процесс, в каком-то парадоксальном смысле слова «естественный», т. е. – неизбежный. Но процесс разрушения в мирное время воспринимается намного более драматично, потому что он – совершенно неестественный, и от этого кажется, что он – навсегда.

В стране, бюджет которой трещит от дармовых денег и тратится не меньше чем наполовину по-идиотски, ни один орган власти не оказался в состоянии защитить скромные до бедности бюджеты сельских школ в Псковской области.

И дело, как Вы понимаете, не просто в школах.

Под Вашим руководством много раз проходили конференции и семинары о роли школы как центра местного сообщества. В том числе сельской школы. Там говорились очень точные и глубоко нравственные слова. Мне неудобно что-то детальное писать Вам на эту тему. Ограничусь одним тезисом – без школы нет и не может быть местного сообщества. Никакого. Уничтожая школу, заносят нож над самим существованием местной жизни, бьют по самому ценному и неприкосновенному – семейному укладу, личному жизненному пространству человека.

Не может быть волости без школы, без церкви, без медицинского пункта, без отделения связи, без библиотеки. Никакая экономика не выживет на территории, которая обезвожена отсутствием гуманитарной жизни. Не прорастет.

Циничные «объяснения» о том, что протестующие против закрытия сельских школ учителя якобы «защищают свои рабочие места» я могу квалифицировать либо как глупость, либо как наглость. Даже не знаю, что из этого хуже.

На фоне идущей известным российским путем, но все же идущей реформы местного самоуправления с восстановлением самоуправления первого уровня, формирования сельских поселений, такие действия не просто ошибочны – они противозаконны, это прямое вторжение в компетенцию местного сообщества.

Если Федеральный закон «Об образовании» обязывает власти рассчитывать норматив финансирования сельских малокомплектных школ таким образом, чтобы он обязательно учитывал затраты, не зависящие от количества обучающихся, то как можно умудриться этого не исполнять? Вы ставили этот вопрос перед губернатором? Он, возможно, никогда не открывал Закон «Об образовании», но Вы-то знаете его наизусть!

Я не знаю, когда Вы в последний раз откровенно говорили с сельскими жителями на все эти темы. Но могу Вам сказать – не работает хваленая система «Школьный автобус», сплошь и рядом детей вынуждают ездить в школу и обратно на рейсовых автобусах, расписание которых, мягко говоря, не всегда совпадает с расписанием занятий. И те же «школьные автобусы» (я не случайно поставил это словосочетание в кавычки) уже к середине учебного года пустеют едва ли не наполовину – перестают ученики ездить в дальние школы. Просто остаются дома. В сельской местности скоро появятся неграмотные дети.

Внешкольная работа рухнула. Воспитательная функция школы не работает, родители на грани нервного срыва каждый день (!) ждут одного – чтобы дети просто вовремя вернулись домой. Живые и невредимые. А уроки – бог с ними, с уроками.

Только что начатая реформа оплаты труда учителей в Псковской области, жестко увязанная с числом обучающихся в классах, сделала работу сельских учителей не просто невыгодной – практически бесплатной. Создается ощущение, что сельских учителей массово принуждают к увольнению «по собственному желанию». Это – государственный подход?

Как вообще администрация Псковской области намерена реализовать только что введенное обязательное 11-летнее образование? Чтобы ученик поступил в 10-й класс средней школы, он сначала должен закончить девятилетку, окрепнуть физически и морально, подготовиться к постоянному пребыванию вне дома. Вы же изучали возрастную психологию, Вы же больше 15 лет работали в школе, это же азбука педагогического процесса.

Вы как теперь собираетесь обеспечивать доставку детей в школы за 15-20-30 км – под конвоем? В сопровождении милиции? Лишать их свободы за злостное непосещение занятий? Штрафовать на 70% бедствующих родителей?

Всех в интернат, в казенные стены? Это же полицейское государство!

Отвечать же придется не только перед законом, но и перед совестью.

Ни губернатор, ни Вы, ни я не будем жить и работать на селе. Мы – городские жители. Но никто не давал Вам и кому-либо еще право лишать людей самой возможности выстраивать перспективы местной жизни, сельского сообщества. Они, и только они, могут это сделать. Это – их право. Мешать им налаживать эту жизнь – преступно. Им надо помогать в каждом таком намерении, потому что восстановление сельской жизни сегодня – это подвижничество. Причем – утверждаю – имеющее и экономические, и социальные перспективы. Если не выжигать деревни напалмом «оптимизации».

В Псковской области идет агрессивная зачистка жизненного пространства. Идет война с собственным народом. В том числе Вашими руками. Губернатор как-то обронил, что власть «не должна создавать у людей иллюзии, что здесь перспективно жить». Мысль одновременно и ясная, и чудовищная, потому что в ней – концентрированное выражение всей социальной политики администрации Псковской области в 2005-2007 гг. Нужно очень сильно не любить людей и очень сильно не любить Псковскую область, чтобы вести такую политику.

Мы, не сомневаюсь, увидим завершение этого разрушительного времени. Придется восстанавливать разрушенное гауляйтерами. Но не все получится восстановить. Не везде для восстановления – дорогого, иногда на надрыв, труда – найдутся люди. Ведь вырастить ту же учительскую смену можно тоже только в школе, в классе, в ученической аудитории.

Любой государственный служащий связан цепями государственной службы. Она давно уже в нашей стране не имеет ничего общего со служением обществу и гражданам. Я понимаю масштаб ограничений Вашей личной инициативы и меру Вашей свободы. Ее просто нет. И это – диагноз всей современной российской государственной службе. Она позволяет служить кому угодно и чему угодно, только не людям.

Но я не понимаю, зачем Вы все это терпите, зачем Вы с этим миритесь, зачем Вы своими руками уничтожаете то, что еще несколько лет назад Вы (и не только Вы!) таким трудом выращивали, зачем Вы губите напрочь свою репутацию, зачем Вам вообще такой «послужной список», на какой еще «службе» он может пригодиться. Это же – не переписать, не осветить «другим светом», не оправдать.

Ваш шестиметровый портрет три месяца кряду в начале этого года встречал всех въезжающих в Себеж во время весенних выборов депутатов областного Собрания. «Партия президента» решила, что Ваше лицо – самое оптимальное для Ваших земляков. Чтобы проголосовали. Но при этом только за 2006 год в Себежском районе «оптимизировано» 12 школ – больше, чем в каком-либо другом районе области. Почему Вы не остановили погром системы образования хотя бы на своей малой Родине? Был какой-то момент, когда люди (особенно учителя) в Себежском районе на Вас надеялись, теперь уже – нет.

За два года в области потеряли работу около 500 учителей, из них большинство теперь не работают по специальности. У нас переизбыток педагогических кадров, готовых учить детей на селе? У нас очередь педагогов в сельские школы? Вообще, с каких это пор учителя стали лишними людьми в этой жизни?

Когда стоит задача не созидания, а разрушения, на руководящие должности в районных управлениях образования попадают люди, не состоявшиеся ни как педагоги, ни как руководители, не справившиеся в свое время с руководством рядовым школьным коллективом – и педагогическим, и ученическим. Но они по определению не могут строить, создавать, они – неудачники в педагогике. Когда они получают власть, а они ее получают, и Вы это знаете, они – такое создается впечатление – изощренно мстят своим более успешным коллегам. Они их уничтожают. Персонально. Поименно. И действуют при этом под Вашим крылом.

В тот момент, когда Вы поняли, какую политику Вам предстоит реализовывать в администрации области, Вы, наверно, успокаивали, оправдывали себя мыслью о том, что «пусть уж лучше это будем мы, чем другие, мы сделаем «это» мягче, мы что-то спасем, что-то защитим, что-то сбережем».

Не получилось, Вера Васильевна. Не могло получиться.

Я дважды перечитал отчет Вашего управления о деятельности в 2006 году. Я пытался понять – какую систему регионального образования Вы строите, какова стратегия его развития, каковы его движущие силы, его перспективы. Я пытался понять – откуда свет. Ничего не увидел. Ничего не нашел. Вы действительно стремились к таким результатам? Вас они устраивают?

Не считать же за позитивный и перспективный результат «организационно-методические рекомендации «Принципы и технологии программирования процесса реструктуризации муниципальной сети образовательных учреждений» и «предложения в Администрацию области и областное Собрание депутатов по реструктуризации региональной сети сельских учреждений образования»!

Всего два с половиной года работы – и белое становится черным, а черное – белым. Не уверен, признаюсь, что обратный процесс возможен. Но – вера, как и надежда, уходят последними. Помните, как напомнил всем нам в Пскове в апреле 2002 года исполнительный директор Нобелевского фонда Михаил Сульман: «Сегодня – первый день всей оставшейся части нашей жизни». Каждый день есть за что бороться.

Вера Васильевна! Я призываю Вас оставить свой пост, уйти в добровольную отставку. Ваше нахождение на ныне занимаемой должности, при всей мишуре благостных отчетов об «успехах модернизации образования в Псковской области» разрушает Вас саму, лишает Вас педагогического таланта, превращает Вас в Вашу противоположность.

Такая жизнь только кажется бегом по замкнутому кругу. На самом деле этот бессмысленный бег можно остановить. Наверно, в каком-то смысле это долг человека перед самим собой. Эти господа, временно оккупировавшие кабинеты в Доме Советов, не только уничтожают Псковскую область – они морально уничтожают всех людей, вступающих в эту систему «управления». Машина разрушения может только разрушать. В том числе тех, кому «доверяют» поработать в этой машине шестеренками. Даже высокопоставленными.

Уходите оттуда, там ничего уже невозможно сделать. Там сейчас – не место для нормальных людей.

Я не возьмусь предположить, чем Вы могли бы заниматься сейчас. Вам решать. Но, видит Бог, я со спокойной душой отдал бы детей в школу, где Вы работали бы директором. Или, если бы сам сейчас трудился педагогом, с удовольствием расширял бы свои знания в руководимом Вами каком-нибудь Институте развития образования. Рано или поздно, Псковской области будет нужен именно такой институт. Наверно, есть и другие возможности. Надеюсь, что Вы не разучились еще созидать.

Я, признаюсь, немногим могу сейчас Вам помочь. Разве что – написать это письмо и пожелать Вам двух вещей – моральных сил на перелом в своей судьбе и удачи в пути.

Если школа – это Храм знаний, то каждая дорога в городе и на селе должна вести к школе. И та дорога, которая к школе не ведет, зарастает бурьяном. Вспомните об этом. Вернитесь к истокам. Снимите камень с сердца.

«Делай, что должно, и – будь что будет» (Экклезиаст).

С уважением,

Л. М. Шлосберг,
учитель истории и обществоведения, выпускник Псковского государственного педагогического института 1985 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5628
Оценок:  38
Средний балл:  8.7