Статья опубликована в №16 (36) от 19 апреля-25 апреля 2001
Человек

Жизнь и смерть Гая Цезаря

  19 апреля 2001, 00:00

ХРОНИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ

Аккурат в 100 году до н. э. родился весьма крутой мальчик, которого нарекли Гаем Юлием Цезарем. Правда, сперва он своей крутизны не показывал, весьма умело прикидываясь простым римлянином. Как и все древнеримские дети, он ел древнеримскую кашу, втихаря от своей древнеримской мамы запивая ее древнеримским вином, которое он, подражая древним грекам, разбавлял древнеримской водой. Он ходил в древнеримскую школу, где дрался с древнеримскими пацанами и доводил древнеримских учителей до белого каления, когда не знал теоремы еще более древнего грека Пифагора, который, надо сказать, просто спер ее в Вавилоне. Маленький Цезарь даже выражался по-древнеримски, но этим в те годы было трудно кого-либо удивить.

Но вот в Риме началась гражданская война, и римляне, обрадовавшись хоть какому-то развлечению, с энтузиазмом приняли в ней самое активное участие. Нашлись, правда, весьма пассивные личности, большей частью из крестьян, которые не захотели воевать, а предпочли валять древнеримского дурака, аргументируя это тем, что, мол, надо пахать, сеять, сажать, полоть, окучивать, поливать и прореживать, а после всего вышесказанного - выкапывать и собирать.

Но большинство древнеримских граждан отвергло жалобы меньшинства, не отказавшись, однако, от того, чтобы принять весьма деятельное участие в выкапывании и собирании. Война шла полным ходом. В Рим несколько раз входили легионы весьма крутых полководцев - Мария и Суллы. Легионеры время от времени мочили простой народ. Народу это сильно не нравилось, и тогда он сам стал мочить солдат.

Тогда это не понравилось Сулле. Он решил составить списки особо активных мочителей, по ошибке включив в них имена наиболее состоятельных граждан. Подобные списки древнеримский народ весьма метко назвал проскрипционными. Вскоре число поименованных в списках сильно уменьшилось, заодно уменьшилось и население Рима. Народ сделал надлежащие выводы и на время притих. Узнав, что среди исчезнувших граждан были весьма богатые, Сулла, движимый состраданием к родственникам пропавших и их имуществу, решил взять под свою опеку последнее. И сделал, паршивец этакий.

В это время Цезарь уже подрос и активно влез в политическую жизнь Рима. За это его чуть не замочил Сулла. В это же время Цезарь сошелся с двумя корешами - Марком Лицинием Крассом и Гнеем Помпеем. Первый был храбр, второй - богат. У Цезаря же были одни мозги. Как-то решили они сообразить на троих и поделить всю древнеримскую власть. Тут как раз подоспели всеобщие выборы консулов и все трое победили уже в первом туре. Второй было решено не проводить, а просто взять и поделить всю власть. Красс поехал на Восток, Помпей остался в Риме, а Цезарь уехал в Галлию.

Тут ему пришлось весьма туго, поскольку галлы были настолько необразованны, что не желали говорить на древнеримском, а толмачей у Цезаря не было. С отчаяния он порубал почти всех галлов, да так разошелся, что ненароком забрел в Британию. Вскоре дошли до него вести, что на Востоке замочили Красса. Вот тут-то и раскрылось истинное империалистическо-древнеримское нутро Цезаря. Взалкал, понимаешь, власти. Собрал Гай Юлий всю свою армию и двинулся на Рим.

Вскоре, однако, наткнулся он на речку Рубикон. Был холодный день, и лезть в воду Цезарю было в лом. Прогуливался он себе по бережку и подбрасывал в руке игральные костяшки, а заодно вид сделал, будто думает. Но тут наступил он на гнилой лист и навернулся в воду. Войско, увидев, что Цезарь выронил кости, с восторгом ринулось в реку с криками: «Жребий брошен! Жребий брошен! Купаться!» Цезарю ничего не оставалось, как последовать вслед за войском. Во время переправы он все время твердил одну и ту же фразу: «Alea jakta est», что в переводе с древнеримского означает: «... ... ..., понимаешь!»

Вскоре Цезарь вошел в Рим, где перемочил кучу народа. Народ, уже видевший подобное, обомлел, поскольку после всего пережитого имел некоторые основания рассчитывать на лучшее обхождение. А в это время Цезарь замочил Помпея и весьма основательно подумывал о сенате. Сенаторов Цезарь не любил. Сенаторы поняли, что время - деньги, а точнее - сестерции, и решили провозгласить Цезаря императором. Инаугурация была назначена на 15 марта 44 года до н. э. Радостный Цезарь пришел в назначенное время. Он не знал, какой конец его ждал. Едва он уселся на трон, как сенаторы повыхватывали из под тог перья и с криками: «Мочи его, мочи его! Спартак - чемпион!» - накинулись на императора. Желающих почикать Цезаря было так много, что пришлось установить очередь. Но Цезарь не оправдал их надежд и помер прежде, чем последний сенатор приблизился к нему с пером. Говорят, что перед смертью он сказал - «И ты, Брут?», хотя на самом деле он сказал то же самое, что и во время заплыва через Рубикон. Короче, Цезарь завалился под статую Помпея и ушел в мир иной.

Разочарованные быстрым окончанием аттракциона, сенаторы разошлись по виллам пить вино, разбавленное водой в классической пропорции 2:1. Такова печальная судьба первого римского императора (rex). Да и родным его не повезло. Была у него жена - Клеопатра, и та окочурилась. Сынок ихний, коего Цезарионом прозвали, тоже долго не протянул (подсобили помереть).

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2682
Оценок:  3
Средний балл:  7