Статья опубликована в №16 (36) от 19 апреля-25 апреля 2001
Общество

Бремя Свободы

 Лев ШЛОСБЕРГ. 19 апреля 2001, 00:00

Делай, что должно, и - будь, что будет

Россию снова посетили времена испытаний.

Оказалось, что столь желанная миллионами людей в нашей стране еще десять лет назад Свобода – это намного более опасный способ жизни, чем ставшее привычным советское существование.

Оказалось, что Свобода сама по себе еще не есть общество всеобщего благоденствия.

Оказалось, что ненасилие над личностью как принцип общественного жизнеустройства освобождает в людях не только прекрасные, но и отвратительные и даже смертельно опасные свойства характера.

Оказалось, что Свобода – это трудно, больно и часто – несправедливо.

Оказалось, что Свобода требует ежедневно предпринимать значительные и никому не заметные внутренние душевные усилия, чтобы не позволить мощной и тоже идущей изнутри инерции Несвободы заполонить человека.

Оказалось, что десять шагов назад сделать намного легче, чем один шаг вперед.

В течение десяти последних лет мы открываем для себя Свободу одним-единственным способом – пытаемся найти и отстоять ее в себе самих.

Это оказалось самым трудным человеческим испытанием всей посткоммунистической эпохи. И с этим испытанием столкнулся КАЖДЫЙ человек в современной России.

Свобода не оправдала надежд большинства людей. Она оказалась совсем другой, чем ее представляли. Оказалось, что реальная Свобода меньше всего похожа на воспитавшую нас сказку о Свободе, Равенстве и Братстве. Иллюзии закончились и любовь к Свободе – вместе с ними.

Но Свобода не нуждается в нашей любви и не зависит от нее. Свобода возникает там, где к ее ценностям относятся внимательно, уважительно и терпеливо.

И в первую очередь это относится к общенациональным лидерам, чья обязанность – смотреть дальше, видеть яснее и понимать – больше, чем миллионы избравших их современников. Любое, даже самое свободное и совершенное, общество нуждается в примерах и ориентирах. Общество, находящееся на переломе судьбы, - тем более.

В 1991 году 56% участников общероссийских выборов уполномочило Бориса Николаевича Ельцина строить новую, некоммунистическую Россию.

В 2000 году 52% пришедших на выборы российских избирателей возложили это бремя на Владимира Владимировича Путина.

Никто из этих десятков миллионов граждан не голосовал за возврат к коммунизму. Люди искали новый путь для развития своей страны и пытались определить лидера, вожака, которому по плечу эта ноша. Ноша Свободы. Потому что очень немногие способны нести эту ношу в одиночку.

Действия Президента, как никакого другого человека, символичны.

Создается впечатление, что бремя Власти и бремя Свободы для Владимира Владимировича Путина не совпали.

И это уже не частное дело гражданина России В. В. Путина. Бремя, которое несет Президент, несет вся страна. Выбор Президента – это во многом выбор страны. И – главное – выбор пути, по которому движется страна, и ее граждане – вместе с ней.

Месяц за месяцем, событие за событием, решение за решением Президент России В. В. Путин отдаляется от выбора граждан, совершенного и в 1991 (а он уже тогда был одним из реформаторов), и в 2000 году. И то, что это видят еще далеко не все граждане, ничего не меняет, кроме того, что чем позже прозрение, тем дороже оно обходится.

Не получается у В. В. Путина нести бремя Свободы.

При этом по отношению к Путину, в отличие от Ельцина, неверна легенда про доброго царя и злых бояр. В. В. Путин очень хорошо понимает, что и как он делает. В. В. Путин – абсолютно сознательный и отчетливый человек. Ему не свойственны случайности и недоразумения. Он всегда считает перед тем, как принять решение и начать действовать. И это очень хорошо.

Вопрос только в том, ЧТО на самом деле происходит в стране.

Это очень тревожно, когда лидер государства публично использует глагол «мочить» и существительное «дубина». Потому что после этого учитель в школе и родители дома уже не смогут сделать замечание ребенку, молодому гражданину, за такую негуманистическую лексику. И, кроме того, когда «дубиной» любого свойства бьют по голове, голова портится от такого отношения. А все, чем состоятельна сейчас наша страна, – это человеческие и природные богатства. И те тают.

Это очень тревожно, когда лидер государства инициирует процесс замены государственного гимна без видимых причин. И дело не в том, что песня была без слов. Испанцы, к примеру, не стали от этого меньшими патриотами. Дело в том, что с Михаила Ивановича Глинки началась русская классическая музыка точно так же, как с Александра Сергеевича Пушкина – русская классическая поэзия. Оба стали культурными и, что немаловажно в этом случае, гражданскими символами страны. И это признано миром. Пушкин явился родоначальником русского литературного языка. Глинка - родоначальником русского музыкального языка. Не знать или не понимать этого – невежество. Сбрасывать Глинку с «корабля современности» – это удар по национальной культуре и национальному престижу. Идеальным гимном России была бы песнь Глинки на стихи Пушкина.

Это очень тревожно, когда откровенная (и, возможно, даже обоснованная) личная острая неприязнь лидера государства к владельцу общенационального средства массовой информации завершается погромом этого средства массовой информации. Потому что это уже – погром инакомыслия. На этом демократия заканчивается, даже если руины НТВ будут устелены лавровыми венками в память о его создателях.

Это очень показательно, когда для выполнения откровенно нечистоплотной миссии избираются люди, чья репутация более чем однозначна. Беседуя в свое время с корреспондентом английской «Файненшл таймс», Альфред Кох был предельно откровенен: «Что такое честь? На одной чести далеко не уедешь». Остается добавить, что эта газета является одной из тех, опираясь на информацию в которой составляют собственное мнение ведущие коммерсанты мира. Как в таких случаях говорится, конец цитаты.

Это очень плохо, когда слова о необходимости иностранных инвестиций в Россию сопровождаются такими «посланиями» международному сообществу. Оно понимает эти «послания» с полуслова. Не будет никаких инвестиций. И свой, едва взошедший, национальный капитал не задержится в стране. Откуда тогда возьмутся деньги на жизнь?

Это большая иллюзия, что становление экономической свободы возможно без политических свобод. Экономика диктатур рушится вместе с диктатурами.

По вопросу принятия государственного гимна и о судьбе НТВ к Президенту обратились лидеры российской интеллигенции - совесть страны, прошедшая чрез ГУЛАГ. Их не послушали. Им не ответили. На них не обратили внимания.

Это почти подчеркнутое пренебрежение и к российскому, и к международному общественному мнению ужасает. Потому что именно с пренебрежения общественным мнением, в том числе мнением интеллектуального меньшинства, а не с казней на площадях, начинаются диктатуры. А когда доходит до казней, уже не замеряют размеры мозгов. Вполне хватает «не того» выражения лица.

Начались «странные сближенья», которые не похожи на случайности.

Внеочередное собрание акционеров НТВ совпадает с выступлением Президента с посланием перед Федеральным Собранием. Силовой захват офисов компании проходит на фоне внезапного визита Президента в Чечню в сопровождении (опять же совпадение) двух министров, в должностную компетенцию которых входит конфликт в телекомпании, - министра печати и министра внутренних дел. И все это - в ночь со Страстной Пятницы на Великую Субботу, перед первой Пасхой в новом тысячелетии. Зачем после этого стоять в Храме со свечой?

Президент облетает на вертолете высоту, на которой пали псковские десантники. Уважаемый Владимир Владимирович, почему Вы не сделали это сразу после трагедии 29 февраля - 1 марта 2000 года? Почему в день похорон 14 марта Вас не было в Пскове, где Вас ждали? Почему Ваш полет в Чечню не состоялся в День Памяти 1 марта 2001 года?

В этом печальном контексте события с личным участием Президента страны начинают неприятно напоминать операции спецприкрытия, реальной целью которых является отвлечение внимания от других принципиальных по сути действий. Но спецоперации нужны на самом деле только для одного – чтобы скрыть страх. Страх перед общественным мнением. Страх перед народом.

Принципиальный вопрос Владимира Познера, ведущего программы «Времена» на ОРТ, - «Почему молчит Президент?» – является по сути дела риторическим вопросом.

Молчание, как известно, – знак согласия.

Все это очень похоже на начало «охоты на ведьм» внутри страны и реанимацию «холодной войны» за ее пределами. Но у России сегодня нет денег ни на то, ни на другое. И то, и другое совершенно разорительно и губительно для нашей страны.

Если мыслить логично, то за этим – восстановление немного заржавевшего «железного занавеса», эпидемия стукачества и показательные судебные процессы над инакомыслящими, отказ от свободных выборов как механизма формирования властей.

А что при этом будет написано в Конституции, уже совершенно не важно.

За какие-то месяцы лицо России перед миром очень сильно изменилось. После захвата НТВ вопрос «Who is Mr. Putin?» уже не является для международного сообщества вопросом. Потому что Президент отвечает за все. И его молчание – это и есть ответ. И когда десятки ведущих газет мира выходят в один день с одним событием на первой полосе, и это событие – захват национальной телекомпании в России, это единомоментно убивает репутацию страны и лишает ее жизненно важных возможностей и перспектив на годы вперед.

Если страна выживет – то вместе со всем миром.

Если погибнет – то в одиночку.

www

Искушение несвободой – обратная сторона бремени Свободы.

В истории остаются и те, кто поддался искушению, и те, кто выстоял. Остаются вместе, на одних и тех же страницах.

Но их по-разному воспринимают и вспоминают потомки.

Которые, конечно же, будут жить в свободной стране.

Лев ШЛОСБЕРГ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2657
Оценок:  1
Средний балл:  10