Статья опубликована в №19 (388) от 14 мая-20 мая 2008
Политика

Начальник с Камчатки

Пскович Игорь Чередниченко освоил науку государственного управления в 9000 километрах от дома
 Максим АНДРЕЕВ 14 мая 2008, 00:00

Пскович Игорь Чередниченко освоил науку государственного управления в 9000 километрах от дома

В мае 2007 года псковские информагентства сообщили своим читателям сенсационную новость: сорокалетний Алексей Кузьмицкий, в 1990-х годах работавший заместителем директора по экономике и финансам Псковского электромашиностроительного завода, возглавил Камчатский край [ 1 ]. Спустя пару недель читателей ждало не меньшее потрясение: на должность первого вице-губернатора Камчатки Алексей Кузьмицкий пригласил еще одного псковича – сорокачетырехлетнего директора фирмы «Апекс-Авто» Игоря Чередниченко.

Еще в марте 2007 года г-н Чередниченко пытался войти в ряды местной официальной политической элиты, баллотируясь в Псковскую городскую Думу [ 2 ]. Сегодня он стоит у руля региона, сопоставимого по площади с Германией, Италией и Великобританией, вместе взятыми, решает проблемы «северного завоза» на Командорские острова и рассуждает о возможных благоприятных последствиях глобального потепления. «Псковская губерния» представляет вниманию читателей эксклюзивное интервью с Игорем Станиславовичем, данное им нашей газете в ходе его последнего приезда в Псков.

«Авантюра» была хорошо просчитана»

Первый заместитель
губернатора Камчатского края
Игорь Чередниченко.
Фото: Лев Шлосберг
– Игорь Станиславович, как Вы оказались на Камчатке?

– По приглашению губернатора Алексея Алексеевича Кузьмицкого. Он собирал команду для управления регионом и пригласил меня на должность своего первого заместителя.

– Предложение было неожиданным?

– Да. У меня было всего две недели на раздумье. Сначала, после нашего первого разговора, я слетал и посмотрел, что такое Камчатка, как на экскурсию. А потом мне просто надо было принять решение.

– Решение принималось трудно?

– Конечно, оно не простое. Была ведь определенная устоявшаяся жизнь, и тут предлагалось совершенно кардинальным образом ее поменять. Во-первых, Камчатка – это далеко. 9 тысяч километров, 9 часовых поясов, что тоже немаловажно. Во-вторых, это совершенно другая сфера деятельности, которая была мне незнакома.

– Почему Вы согласились?

– Первое – было, конечно же, интересно. Жизнь течет ровным чередом, со своими трудностями и радостями. А тут появляется интересное предложение. Попробовать себя интересно – получится, не получится? Уровень задач совершенно другой. Как с этим уровнем – можно справиться или нет? А второе – надо было помочь губернатору, потому что я понимал, что в любом случае первые шаги – самые сложные.

– Чего здесь было больше: авантюры, поиска приключений или стремления к более полной самореализации?

– Если выбирать из предложенных Вами вариантов, то стремления к самореализации, конечно. «Авантюра» была хорошо просчитана.

– А Кузьмицкого Вы давно знаете?

– Да, мы пересекались по работе здесь, в Пскове. Я бы не сказал, что мы близкие друзья, нет – хорошие знакомые.

– А почему он именно Вас пригласил, знаете?

– Я ему такой вопрос не задавал и, честно говоря, для себя не искал ответ на него. Значит, он посчитал, что я могу справиться с теми обязанностями, которые на меня сейчас возложены.

– В команде, кроме Вас, еще много «варягов»?

– Кроме меня, был еще один человек из Хабаровска. Остальные люди местные, камчатские.

«Отсутствие системы и было наследием»

– Трудно было осваиваться?

– Конечно, тяжело. Отличается природа, другой часовой пояс. А разница в 9 часовых поясов – это не просто банальная акклиматизация, это сложно.

Кроме того, это совершенно незнакомый регион со своими, совершенно отличными, например, от Псковской области, проблемами. Они там носят более обостренный характер. Именно из-за того, что там тяжелые климатические условия, большая протяженность. Второй момент – это состоявшееся недавно объединение Камчатки с Корякией.

Новой для меня была и сама по себе государственная служба: администрация края – это совершенно другой уровень задач. Это социальная сфера, это промышленность, это энергетика, это сельское хозяйство – то, чего я никогда не касался. Это было очень сложно.

Физическая адаптация – это одно. Социальная адаптация – другое, производственная адаптация, профессиональная – третье. Все эти адаптации у меня слились, по сути дела. Поэтому в первые полгода работа с 9 утра до 10 вечера – это был минимальный срок рабочего времени, а в принципе – и час, два ночи, и три – это было в порядке вещей. Сложностей было очень много.

– Перед переездом на новую работу Вы готовились, читали какую-то аналитику, «объективки» на местную элиту?

– Нет. Все с чистого листа. За две недели надо было свои дела в Пскове устроить, чтобы как-то уехать.

– Что сейчас входит в круг Ваших должностных обязанностей?

– На правах первого заместителя губернатора – по сути дела, замещение губернатора. На правах первого заместителя председателя правительства – замещение председателя правительства. А поскольку первый заместитель по штату один – значит, это замещение и губернатора, и председателя правительства.

Я поставил перед собой цель познакомиться буквально со всеми функциями председателя правительства, губернатора. Проводил по 25 встреч в неделю с различными руководителями для того, чтобы понимать, что делается во всех сферах жизни края.

На первом этапе единственными двумя сферами, которых я не касался, были рыбная отрасль и политика.

– Как можно охарактеризовать наследство, которое Вам досталось?

– До Кузьмицкого губернатором Камчатки был коммунист Михаил Машковцев. Человек весьма любопытный. Мог выйти на демонстрацию протеста профсоюзов, когда те несли гроб с надписью «губернатор», и подставить плечо. Но экономическое развитие края было в заторможенном состоянии. Это – самое главное наследство. Если проблемы социальной сферы еще как-то решались за счет федеральных средств, то развитием собственной экономики, по большому счету, никто не занимался. Очень остро стояли проблемы жилищно-коммунального хозяйства, система жизнеобеспечения региона не всегда работала надежно.

И вообще не было системного построения управления регионом. Отсутствие системы и было наследием, которое мы получили. Это – основное.

– По прошествии года можно сказать, что Вы знаете, как управлять регионом?

– Вполне. Где-то через полгода после начала работы появилась уверенность в собственных силах, понимание, что нужно делать, причем делать не просто так, а делать, исходя из двух принципов: системного подхода и здравого смысла. На этих принципах я и старался строить свою работу, это очень помогало. Без системного подхода к пониманию того, что происходит в различных отраслях региональной жизни, было вообще невозможно выяснить закономерности, взаимосвязи и, соответственно, выработать свое мнение – что надо делать, куда идти.

«Громко говоря, некая «чрезвычайная ситуация»

– При Вас на Камчатке вместо администрации было создано правительство края. Можно ли сказать, что качество управления регионом в результате выросло?

– Конечно, проще было бы говорить, когда есть конкретные результаты, выраженные в цифрах. Но качество управления в цифрах выражать тяжело, наверное. Я считаю, что да, повысилось.

Главное, что правительство было переориентировано на решение экономических задач. Чем вообще занимается правительство? Можно условно выделить три направления. Первое – это некая рутинная работа, которая выполняется каждый день: переписка, отчеты и т. д. Второе – управление хозяйственным комплексом региона. И третье – это развитие региона.

Переход к экономическим функциям и к функциям развития – что самое главное – это было важно. Вот это – результат этих 10 месяцев.

– В чем заключается специфика управления столь обширным и удаленным от федерального центра регионом?

– Транспортная доступность является реальной сложностью. Могу привести пример, который характеризует ситуацию. Пришел танкер с нефтепродуктами, разгрузился, ушел, идет расход топлива, все сбалансировано. Накануне Нового года появляется ажиотажный спрос, вызванный какими-то слухами. Подвезти топливо мгновенно невозможно, рейс от Владивостока до Петропавловска – 5 суток, в результате резко уменьшаются остатки. Резко уменьшаются остатки – значит, спрос еще больше. Таким образом дело доходит до повышения цен. Опять же, необоснованного. Возникает, громко говоря, некая «чрезвычайная ситуация».

Или такой момент. Есть Командорские острова. Туда переход парохода – сутки с лишним, практически около двух суток. Пароход с продуктами не может выйти в море месяц из-за шторма. Начинается разговор о том, что на островах заканчиваются продукты питания. Приходится предпринимать экстренные меры по поиску другого парохода, большей вместимости и устойчивости, но это не выгодно. Тем не менее, надо искать какие-то решения и отправлять пароход туда, чтобы он, наконец, дошел с продуктами на Командорские острова.

– На оказании социальных услуг, на образовании, на здравоохранении транспортная удаленность территорий тоже сказывается серьезно?

– Да. Опять же яркий пример – Корякский округ. 23 тысячи населения, протяженность на две тысячи километров, если по прямой. То есть – очень большая удаленность. Очень большая проблема с кадрами. Мы нашли решение: придумали систему так называемых выездных бригад. Чтобы выполнять функции на удаленной территории, просто выстраиваем систему логистики: самолет, вертолет, где-то автобус. Мы сажаем туда квалифицированных врачей, оснащенных современной и компактной техникой для диагностики. Сажаем должностных лиц: чиновников, отвечающих за разные вопросы – от регистрации оружия до регистрации недвижимости. То есть набираем специалистов, которые могут оказать государственные услуги на месте и выполнить госфункции на конкретной территории. Там есть поселки, где обслуживание флюорографией не проводилось 20 лет. И для них прилет такой бригады – просто свет в окне.

В сфере образования я настаивал на разработке системы дистанционного обучения. На сегодняшний день, насколько я знаю, в Российской Федерации какой-то устоявшейся методики для общеобразовательных школ по системе дистанционного обучения нет, а на Камчатке это очень актуально!

– В этих условиях у бюджетной политики существует какая-то специфика?

– На сегодняшний день в федеральных документах для Камчатского края нет такого понятия как «северный завоз», то есть опережающее финансирование завоза топлива или продуктов. Бюджетная политика вынуждена подстраиваться под то, чтобы все равно это делать. Потому что от этого никуда не уйти!

Есть населенные пункты, куда топливо завозится таким способом: оно везется по мелеющим рекам, являющимся судоходными в течение только одного месяца. За месяц это топливо довозится до определенного населенного пункта. Потом наступает зима, река замерзает, и дальше это топливо везется уже автомобильным транспортом.

Логистика завоза топлива довольно сложная, и надо успеть все сделать вовремя, исходя из погодных условий. Чтобы все сделать, надо вовремя профинансировать. Поэтому бюджетные средства надо расходовать таким образом, чтобы это получилось. Эта особенность, однозначно, усложняет бюджетные отношения в регионе.

А так – как везде, средств мало, дефицит последнего регионального бюджета составил 14,5%. Хотя сам бюджет края на почти 400 тысяч населения достиг 21 млрд рублей. Он довольно-таки большой.

– А сколько из них составляют дотации?

– Федеральные дотации порядка 65%. То есть регион сегодня высокодотационный.

«Развитие это и есть, по сути, привлечение инвестиций»

– У Камчатки есть стратегия регионального развития?

– Вообще в Дальний Восток государство собирается вкладывать большие деньги. По пятилетней программе в Дальний Восток и Забайкалье планируется вложить больше 500 миллиардов рублей. Но прежде чем получить и потратить деньги, надо иметь четкую региональную программу.

Для ее создания надо было сначала собрать информацию. Мы начали проводить «круглые столы», на которые привлекали всю местную общественность: общественные организации, представителей бизнеса, науки, госструктур – всех, кто является носителем информации и идей. Они могли высказывать любые мысли, какие только у них есть, всё, что, быть может, было забыто, всё, что-то когда-то делалось. Заключительным этапом являлась конференция с участием федеральных специалистов, чиновников, ученых. После этого вся полученная информации систематизировалась нашим краевым Министерством экономического развития.

Следующим этапом после сбора информации стало создание отраслевых стратегий развития. Берем, например, недропользование. На территории Камчатского края есть 53 месторождения, разработка которых является экономически обоснованной. Начинаем с чего? Вот месторождение, вот его экономическое обоснование, оно будет рентабельным. Данное месторождение является инвестиционной площадкой. Дальше – какая инфраструктура под это нужна? Накладывается необходимая инфраструктура.

После этого прописывается механизм реализации. Механизм реализации каков? Поскольку вопросы недропользования относятся к приоритетным направлениям развития Камчатского края и для Федерации интересны, постольку финансирование инфраструктуры федеральный центр готов взять на себя. Соответственно, мы можем попасть в финансирование федеральной целевой программы. Все остальное, что касается месторождений, это уже частный бизнес. Поэтому там механизм реализации – частные инвестиции. Вот это все подробненько прописывается, и так делается не только по недропользованию, но и по туризму, по рыбной отрасли и т. д.

Все региональные стратегии поделили на четыре части. Есть стратегии производственные – те, которые создают добавленную стоимость. Есть стратегии социальные, которые создают социальную инфраструктуру. Есть стратегии инфраструктурные, это в основном энергетика, транспорт и связь. И есть стратегии экономические. Например, это особая экономическая зона. Вот такая подробная проработка, практически по всем объектам, должна быть затем обобщена, потому что надо перекрестные моменты состыковать, по тем же дорогам, по той же энергетике.

В результате рождается стратегия развития края. Есть подробный документ, по которому край может жить до 2020-2025 годов. Этот документ является основой для работы и с федеральным центром, и с частными инвесторами.

– Стратегию регион делает сам, без привлечения каких-либо консалтинговых фирм и исследовательских институтов?

– Нет, применяется гибкий подход. Стратегий отраслей много, порядка пятнадцати. Те разработки, которые мы не в состоянии сделать сами и которые являются особо важными для региона, отдаем сторонним структурам.

– Как в регионе идет процесс привлечения инвестиций?

– Я уже сказал, что одно из направлений деятельности правительства – развитие. Развитие это и есть, по сути, привлечение – на основании разработанной стратегии развития – инвестиций.

Был создан Совет по инвестициям, куда вошли порядка 50 представителей из различных сфер краевой жизни. Это и федеральные структуры, и региональные, и органы местного самоуправления, и наука. В рамках этого Совета мы собирали тематические совещания, чтобы определить проблему. С одной стороны, мы собираем предпринимателей, с другой стороны, мы за «круглый стол» сажаем тех, от кого зависит решение проблем.

Понятно, что Совет – это Совет, он – совещательный орган. Но проводил его я как первый заместитель губернатора, поэтому рекомендации Совета воспринимались весьма серьезно.

– Как складываются отношения между региональной властью и федеральными структурами, которые действуют на территории края? Они больше помогают или мешают?

– Это однозначно нельзя определить – мешают или помогают. Понятно, что федеральные структуры замываются на федеральный центр. Но все эти люди, федеральные чиновники, живут здесь, в Камчатском крае. Им немаловажно – чистят снег на улицах или нет, есть тротуары на улицах или нет, есть налоги в бюджете или нет, надо развивать предпринимательство или не надо.

Не везде, конечно, взаимопонимание достигалось сразу, на первом этапе, где-то достигли на втором, после убеждений, разговоров. Это процесс, не в один день решаемый.

– А отношения между властью и бизнесом? Какие-то конфликты существуют?

– В общем-то, мы понимали, что бизнес создает рабочие места и платит налоги, поэтому какой смысл конфликтовать? Надо помогать. Конечно, бизнес такого внимательного отношения к себе в Камчатском крае последние лет 6 не видел, поэтому воспринимал наши шаги в этом направлении положительно. Хотя какие-то вещи, например, по использованию государственной собственности, может быть, не совсем нравились бизнесу. Но это необходимо было делать, и мы это делали – повышали, например, арендную плату за пользование площадями.

«Бывают разные обстоятельства»

– В целом, по Вашему мнению, по Вашим ощущениям, у Камчатки есть перспективы?

– Начнем с того, что на Камчатке сейчас наблюдается бум рождаемости. Я думаю, раз люди рожают детей – значит, они собираются жить на Камчатке. Перспектива у края есть, это однозначно. Потому что сам край интересный, привлекательный, плюс к тому ресурсы, которые там есть, это – естественное преимущество. 20% водно-экологических ресурсов России добывается на Камчатке.

Но конечно, есть и проблемы. Удаленность – экономическая проблема. Хотя, в принципе, в рамках обсуждения развития региона мы рассматривали транзитные преимущества Камчатского края, как их использовать. Были интересные мысли. В рамках глобального потепления, может быть, возродится Северный морской путь. Тогда Камчатка может занять очень важное место, потому что это последний незамерзающий порт на востоке России. Мы реанимировали проект использования Камчатки как транзитного аэропорта, из Америки, например, в Азию.

- А землетрясения?

- Трясет раз 50 в год. Люди к этому привыкли. Надо просто строить только сейсмоустойчивые здания, и тогда проблем не будет. Я помню, когда впервые ночью при мне случилось сильное землетрясение. Проснулся от того, что кровать трясется, как будто кто-то ее дергает. Потом понял, что произошло. Потом привык.

– За этот год Вы с Камчаткой как-то сроднились?

– Думаю, тот, кто хоть раз побывал там, уже сроднился. В прошлом году приезжал принц Монако, он тоже сроднился, ему Камчатка понравилась. Очень красивый край. Цветущая тундра потрясает – я никогда в жизни не видел таких красок. Плюс к тому, конечно на сегодняшний день у меня есть большое понимание экономики Камчатки. Край этот мне уже небезразличен, однозначно.

- Почему так получается, что псковичи добиваются высоких достижений вдали от родины?

- Сейчас система назначения губернаторов такова, что любой человек, из любого региона, может оказаться где угодно. А вообще бывают разные ситуации, разные обстоятельства. Бывает – просто случай.

- Из Камчатского далека как видится Вам теперь ситуация в Псковской области?

- Два региона очень сильно отличаются. Надо знать конкретную информацию, чтобы что-то говорить конкретно. Я никого не хочу учить, у меня есть свой опыт, я могу делиться только им.

Беседовал Максим АНДРЕЕВ.

 

1 Камчатский край образован в 2007 году по итогам референдума о слиянии Камчатской области и Корякского автономного округа в границах Камчатской области РСФСР. Охватывает полуостров Камчатка и Командорские о-ва. Камчатская область была образована в 1932 г., включает Корякский авт. округ, административный центр — г. Петропавловск-Камчатский. Пл. 472,3 тыс. км. (170,8 тыс. без Корякского автономного округа). Расположена в тектонически активной зоне на границе Евразии и Тихого океана: высокая сейсмичность, действующие вулканы. Русские первопроходцы пришли на Камчатку в 1690-х годах с Севера, с Чукотки, но уже в начале XVIII в. основной поток заселения и освоения шёл с Запада морским путём из Охотска. Большое значение для изучения края имела Вторая Камчатская экспедиция (1733—43 гг.) под руководством В. Беринга и А. И. Чирикова, с которой связано основание Петропавловска-Камчатского, открытие Командорских о-вов и исследование Камчатки (С. П. Крашенинников). Население 359 тыс. чел., горожан 80,7%. Оно сосредоточено главным образом в окрестностях Авачинской губы, где, помимо центра региона, находятся города Елизово и Вилючинск. Относительно плотно заселены также долина р. Камчатка (г. Ключи, пгт. Усть-Камчатск, Козыревск и др.) и участки западного побережья в устьях рек (пос. Озерковский, Усть-Большерецк, Кировский и др.). Основу экономики составляет рыбный промысел (в открытом море и в устьях нерестовых рек), добыча морепродуктов и связанные с ними отрасли промышленности (судостроение, судоремонт, производство консервов, изготовление рыболовных сетей и пр.). Развиты также охотничий промысел и разведение пушного зверя. Ведётся заготовка древесины. Работает Паужетская геотермальная электростанция. Развито пригородное животноводство и овощеводство (для обогрева теплиц и парников используются геотермальные источники). Морское судоходство. Автомобильные дороги соединяют лишь крупные населенные пункты на Юге полуострова и в долине р. Камчатка. Главные пассажирские перевозки выполняет авиация. На Востоке полуострова находится Кроноцкий заповедник, включающий в себя известную Долину гейзеров. / Словарь современных географических названий, 2006.

2 Игорь Чередниченко занял второе место в избирательном округе № 2, набрав 695 голосов (31%) избирателей.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4452
Оценок:  14
Средний балл:  7.4