Статья опубликована в №19 (388) от 14 мая-20 мая 2008
Семья

Домашнее чтение

 Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ 14 мая 2008, 00:00

Многие родители переживают, что младенцы не любят «читать» – отказываются сидеть с книжкой, хоть убей. Мы же, наоборот, страдаем от Львиной любви к литературе. Сказочка на ночь – это святое. Чтение перед дневным сном – он сам затребовал. Прибавить эффективное утреннее пробуждение родной матери «Мухой-цокотухой» по голове и «перекусывание» стишками между основными приемами разумного, доброго, вечного… Мозг не выдерживает и начинает путаться в показаниях.

Приходите, тараканы,
Я вас чаем угощу!
Угощу, угощу, не помилую!

Впрочем, я не жалуюсь. Мне всегда было важно, чтобы дети росли читающими и думающими. Поэтому вид Льва, тычущего в книжку пальчик и пытающегося на своем тарабарском языке воспроизвести ритм Чуковского, вызывает в материнской душе исключительно умиление.

Единственное, чему я удивляюсь – как же это произошло. Ребенка не ловили, не привязывали к стулу, не зачитывали насильно. Все было как у всех. Я пыталась читать вслух – он быстро-быстро перелистывал страницы или убегал по своим более важным малявкинским делам. Потом согласился смотреть картинки, потом научился тыкать в них пальцам и радоваться знакомой «кисе» и «машинке».

А в один прекрасный день Лев был застукан в позе важного читателя – откинувшись на подушке, нога на ногу, со сборником детских стихов. И хоть книга держалась вверх ногами, младенец важно водил пальцем по страницам и скандировал одному ему известный текст. Тут-то я и поняла, что не зря Тани героически плакали, а зайки мокли под дождем, не обращая внимания на младенческие радостные визги и пролетающие мимо мячики-кубики. Ура! Заработало!

С этого дня ребенок научился забираться к маме-папе под мышку и внимательно слушать повествование практически любого жанра и объема. И четверостишья, и «Курочка ряба» и довольно длинные сказки воспринимаются с одинаковой радостью и благодарностью. Недавно даже осилили вполне приличную повестюшку для дошкольного возраста. Думали – ему просто нравится звук маминого или папиного голоса. Но нет – запоминает. Просматривая книгу самостоятельно – называет героев и события. А за самостоятельным «чтением» его теперь можно застать все чаще и чаще.

Самое странное, что Лев никогда не видел никого из родителей вот так вот – для себя читающими, с книгой в руках. Мы давно уже используем для этих целей компьютер и другие электронные ридеры. Вопрос «Откуда?» мучил меня до тех пор, пока я не застала обоих сыновей – одного с Жюль Верном, другого с Барто – за процессом чтения. Конечно, по-настоящему читал только Саша, а Лев обезьянничал, но источник «заразы» был обнаружен. Диво дивное! Ведь если бы мне несколько лет назад сказали, что Саша привьет младшему брату любовь к книге, я бы только рассмеялась.

Саша был совсем другим младенцем. По темпераменту, неусидчивости и неумению сосредотачивать внимание можно было предположить, что этот ребенок – исключительно по физиологическим причинам – никогда не станет книгочеем. С самого раннего возраста книги он рвал (за чем никогда не был замечен Лев), мял, разрушал любыми способами, несмотря на родительские запреты и меры предосторожности. Позднее – строил из них гаражи и домики, использовал в игре как угодно, но только не по назначению. Даже сказки Сашка предпочитал слушать без всякого бумажного сопровождения – «расскажи», а не «почитай».

А ведь его как раз окружали многочитающие люди. Может, в этом и дело? Родители, на тот момент – студенты филфака, потребляли разнородную литературу в огромном количестве. А от ребенка отмахивались, потрясая книжкой:

- Видишь, мы заняты, читаем. На носу сессия. Иди, поиграй тихонько в углу один-одинешенек.

Не удивительно, что книга в таком случае – враг и соперник, достойный уничтожения.

А для Льва, наоборот, достать книжку – значит стопроцентно привлечь родительское внимание. Я бросаю все и бегу читать, если ребенок того требует.

С Сашей же за любовь к литературе мы бились долго и жестоко. В его четыре года мне зачем-то приспичило обучить ребенка чтению – без специального педагогического образования и чутья, без знания методик, с одной только случайной азбукой в активе. Сейчас уже удивительно, откуда у молодых родителей такая уверенность, что они задней левой ногой хорошо сделают то, чему пять лет учат в вузе. Но тогда мы бились над «ма-мой» и «ра-мой» до седьмого пота, плакали, скандалили и, наверное, еще на пару лет отодвинули Сашину встречу с радостями литературы. Кстати, научить читать старшего ребенка мне так и не удалось. Это быстро и безболезненно сделала школа. И зачем только нервы друг другу трепали?

В первом классе, как все нормальные дети, Саша стал складывать из букв – слоги, из слогов – слова, а из слов – предложения. Имел вполне приличную технику чтения, прочитывал, понимал и пересказывал программные тексты. Но добровольно – не читал. И во втором классе – не читал, и в третьем – тоже. Слушал с удовольствием, просил почитать на ночь, но какую радость можно получать от самостоятельного освоения книги – не понимал упорно. К тому же от безальтернативности к этому времени у него развилась устойчивая компьютерная зависимость.

Иногда я думаю, что не было бы счастья, да несчастье помогло. Саша уже привык получать событийность – яркую, сказочную, приключенческую – извне, с монитора компьютера. А когда мы его за уши от этого источника оттащили – стал испытывать голод. И тут появилась добрая фея (то есть мама) с книжкой и категорически не обсуждаемым правилом: десять страниц в день – читать, пересказывать.

Не знаю, что тут сыграло решающую роль – привитая компьютером потребность в остром сюжете, правильно подобранная хулиганская книжка «Приключения Тома Сойера» или тот факт, что за чтением мы стали проводить больше времени вместе. Но Саша расчитался. Сначала шло со скрипом – из десяти страниц пять читала вслух я, потом – в качестве поощрения читала сверх нормы, а однажды не смогла оторвать ребенка от книжки до полуночи.

Конечно, первый успех пришлось закреплять. Второй Сашиной книгой был шестисотстраничный «Гарри Поттер», о достоинствах которого можно много спорить. Однако популярность и кинематографичность произведения сыграли нам на руку. Саша прочитал его от корки до корки, а к финалу уже не мог обходиться без печатного текста. Так что, до выхода в свет следующего тома успел освоить немного Купера и Джека Лондона.

Тут бы и поставить точку – задача выполнена, о чем еще говорить? Однако научить ребенка читать и оставить одного в углу с книжкой – можно, но не желательно. Литература – опасный союзник. По воздействию на неокрепший юношеский мозг и душу – посильнее компьютера будет. Поэтому сначала мне приходилось тщательно отбирать книги, ориентируясь на собственный опыт, а теперь – вместе читать и обсуждать. Но это уже не проблемы, это – бонусы. Потому что говорить с начитанным ребенком весьма интересно и познавательно.

Надеюсь, я научила сына читать и понимать сложные тексты. Надеюсь, это принесет ему пользу. Пока же приносит большую радость лично мне. Скажу по секрету, в этом году Саша начал писать свою первую повесть. И у него неплохо получается. По крайней мере, я с нетерпением жду продолжения.

Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ.

Рисунок автора.

Продолжение следует...

Предшествующую публикацию см. здесь.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4270
Оценок:  9
Средний балл:  10