Статья опубликована в №20 (389) от 21 мая-27 мая 2008
Культура

Момент истины

Публичные слушания по вопросу возведения «высотки» в 180 метрах от Покровской башни поставили перед Псковской городской Думой много вопросов. Ответ предстоит дать один
 Елена ШИРЯЕВА 21 мая 2008, 00:00

Публичные слушания по вопросу возведения «высотки» в 180 метрах от Покровской башни поставили перед Псковской городской Думой много вопросов. Ответ предстоит дать один

19 мая 2008 года в Городском культурном центре Пскова состоялись публичные слушания по вопросу внесения изменений и дополнений в правила землепользования и застройки города Пскова на основе правового зонирования территории, утвержденные постановление Псковской городской Думы от 8 июля 2003 года.

Изменить правила землепользования и застройки предлагается в связи с возведением на площади Героев-десантников в Пскове в границах зоны смешанной застройки до пяти этажей (до 17 метров) «здания жилого и общественного назначения ступенчатой этажности»: 7-8-9 этажей, если не считать соразмерного с обычным цокольного этажа. Это знаменитое общими усилиями здание строится сейчас ударными темпами, едва ли не ежечасно. Возведено 6 этажей – то есть предельно допустимая в данной зоне этажность уже превышена. Как говорится, самое время настало обсудить – на каком, собственно, основании проектировщики и застройщики позволили себе такую высокую роскошь [ 1 ]?

«Хотели бы в этом доме жить»

Такую визуализацию авторы
проекта официально представили
на согласование властям города
и области перед строительством.
Визуализация:
ОАО «Псковгражданпроект»
Глубоко заблуждались те, кто намеревался прийти в большой зал ГКЦ за 10 минут до начала слушаний и занять любое понравившееся место. Свободных мест в зале практически не было. Последний раз ГКЦ переживал подобное нашествие жадных до публичных слушаний граждан в 2005-м году, когда Псковская городская Дума, не щадя живота своего, дарила Пскову новый Устав города. В соответствии с каковым у нас теперь есть глава города, выбираемый из числа депутатов, и глава городской администрации, который будет назначаться на конкурсной основе. Это просто к слову.

Но нельзя не заметить, что «уставные» слушания в кулуарах «застройных» слушаний припоминали часто. И дело не только в сравнимой многочисленности участников. Все прекрасно помнили, что итоги публичных слушаний имеют рекомендательный характер. Три года назад рекомендации участников слушаний по Уставу ничуть не смутили Псковскую городскую Думу, которая приняла и зарегистрировала новый Устав в соответствии со своими же горячими пожеланиями.

Вот о чем помнили все, пришедшие в ГКЦ: последнее слово в деле «узаконивания» высотки, возводимой в непосредственной близости (в 180 метрах) от Покровского комплекса, будет за городским парламентом.

Городской парламент в многолюдном зале (по предварительным оценкам, здесь присутствовало около 300 человек и до конца слушаний почти никто «не разбежался») был представлен только двумя из двадцати пяти (!) депутатами. Оба они находились на сцене большого зала ГКЦ и находились потому, что входили в организационный комитет слушаний: заместитель главы города Иван Цецерский (подписавший постановление о назначении слушаний) и председатель думского комитета по градостроительству и землепользованию Сергей Калинин. И теперь им, видимо, придется в лицах и долго пересказывать остальным двадцати трем парламентариям дискуссию, длившуюся три с половиной часа.

Вел слушания главный архитектор Пскова Сергей Славинский, явно тяготившийся этой почетной обязанностью. Не очень внятно огласив содержание документов, в соответствии с которыми слушания были назначены (наконец назначены – после двух лет настоятельных требований членов Союза архитекторов России и общества охраны памятников!), когда здание уже «растопырило этажи», Сергей Всеволодович перечислил, сколько было сделано для информирования граждан по вопросу слушаний, в каком полном объеме было выполнено постановление главы города. И экспозиция материалов к слушаниям была развернута в его кабинете (та самая «выставка одной картины», на которую можно было взглянуть с 14 до 16), и журнал учета посетителей этой экспозиции велся, и предложения и пожелания посетителей регистрировались. За все время работы «экспозиции» её посетило 84 человека, поступило 50 отзывов на размещенный там плакатик, причем 41 (была любопытная студенческая делегация из строительного колледжа) – в поддержку «высокого» проекта. И только 9 отзывов оказались отрицательными. По закону вся эта статистика не имеет никакого значения для принимаемого решения, но, очевидно, для кого-то она была очень важна.

И совсем уж сумбурно доложил господин Славинский участникам слушаний об итогах некоего Интернет-опроса жителей Пскова по поводу высотки, безосновательно строящейся в зоне регулируемой застройки: по его данным, 54% участников этого опроса высказались в поддержку строительства, 17% даже хотели бы в этом доме жить (смех в зале), остальные – либо против, либо не определились во мнении относительно очередного архитектурного шедевра. Мало кто понял, о чем речь.

На самом деле этот опрос проводится на сайте «Псковской Ленты Новостей», и на момент его завершения голоса сторонников и противников проекта разделились практически поровну (с небольшим перевесом у противников возведения здания), а возможности «затрудниться с ответом» опрос не давал вообще. Но это – к слову. Очевидно, статистика после окончания опроса претерпела некоторые «уточнения». Все бывает со статистикой.

«Это здание может стать визитной карточкой Пскова»

Вот так панорама реки
Великой будет выглядеть на
самом деле после возведения
«новой доминанты» Пскова.
Визуализация:
Дмитрий Пославский
После этой тоскливой преамбулы главный архитектор города и предоставил слово директору института «Псковгражданпроект» Аркадию Гинделесу. Начиная с него, все сторонники (и деятельные участники) возведения здания повышенной этажности на площади Героев-десантников, приступали к докладу одинаково, со словами: «Немного предыстории». Предыстория от Аркадия Гинделеса началась с идеи увековечить в Пскове память павшей в неравном бою 6-й роты 104 парашютно-десантного полка 76-й воздушно-десантной дивизии. В честь погибших воинов площадь и названа площадью Героев-десантников, здесь же был сооружен памятный знак.

И всё бы ничего, но – «встал вопрос о пространственной ориентации, украшении этого места». Аркадий Феликсович не скрывал, что это была «сложная градостроительная задача». Нет, вопрос совсем не в близости памятников истории и культуры федерального значения. Дело в том, что площадь Героев-десантников – это, как узнали участники слушаний, фактически «ворота в центральную часть города» с Завеличья. И что же мы видим вместо парадных ворот? - «Глухие торцы пятиэтажек и высокое здание ДСК промышленного назначения, которое эстетики не добавляет», - напомнил господин Гинделес. Чтобы закрыть весь этот унылый хрущебный пейзаж с доминирующим зданием ДСК и было принято решение построить здание, которое будет и выше (!), и красивее здания ДСК. «Это все-таки площадь Героев-десантников», - не уставал напоминать и о патриотической «сверхзадаче» директор проектной организации.

Разработку красоты поручили архитектору Эдуарду Киму, которому помогал главный архитектор «Псковгражданпроекта» (в недавнем прошлом главный архитектор области, один из авторов известной «Золотой набережной» и «Дома в «шляпе» на «четырех углах») Владимир Бессонов. «Здание получилось довольно удачным и красивым», - полюбовался картинкой господин Гинделес. И заявил, что проект прошел все требуемые согласования, все инстанции, в том числе ряд (так и сказал – ряд) градостроительных советов, государственную и экологическую экспертизу! Аркадий Гинделес сказал несколько проникновенных слов в адрес администрации города, «решившийся» на воплощение проекта, и заказчика-инвестора, «которые не пошли на попятный и на удешевление проекта». Под удешевлением, вероятно, надо было понимать понижение этажности. Хотя заказчики строительства глубоко обижаются, когда им прямым текстом говорят, что всё дело в деньгах, которые они не хотят потерять.

В заключение господин Гинделес высказал и вовсе чрезвычайно смелую мысль: «Может, когда-нибудь это здание станет визитной карточкой Пскова, как Эйфелева башня в Париже».

Часом позже поднявшийся на сцену студент Псковского Вольного института воскликнул: «Но у Пскова уже есть визитная карточка, и даже несколько! Зачем ему еще такая?» Но вопрос остался без ответа.

«Мы специально пошли на повышение этажности»

На публичных слушаниях по
застройке площади Героев-
десантников практически не
было свободных мест.
Фото: Владимир Никитин
Следующим почетным докладчиком был сам Эдуард Ким: «Я немного расскажу о предыстории проекта. Его сначала заказали Владимиру Шуляковскому. Проект не понравился, но с ним расплатились». Какая унизительная точность, а? Не понравилось, но заплатили. На слушаниях какие-то разрозненные обрывки работы Владимира Шуляковского даже были неожиданно для самого архитектора представлены на всеобщее обозрение. Видимо, чтобы оттенить красоту и величие победившего проекта и заодно ненавязчиво внушить участникам мысль: смотрите, граждане, это обиженный архитектор воду мутит, интерес у него свой имеется, он конкурентов порочит, и ничего больше. Пока же порочили, и не слабо порочили, самого Шуляковского.

Господин Ким тем временем бесхитростно продолжал: «Ситуация немножко абсурдная, здание уже наполовину построено, и сейчас надо доказывать, что оно должно быть!» Чуть руками не развел от такого досадного препятствия, как законное постановление Псковской городской Думы. И продолжал показывать товар лицом: «Здание строится с применением передовых технологий. В основном, в нем будут 1-2-комнатные квартиры, и четырнадцать 3-комнатных квартир. Дом очень комфортный. С видом на Мирожский монастырь». Какое, однако, значение приобретает вид, если это вид из окна современного жилого дома. О том, какой теперь вид от Мирожского монастыря на Покровский комплекс и «новую доминанту города», архитектор проекта предпочитает не думать.

«Мы специально пошли на повышение этажности, чтобы здание «держало» площадь, чтобы «перебить» ДСК. То, что оно закроет Покровскую башню – это надуманные претензии», - выразил уверенность господин Ким. «Уже 6 этажей построено и видно, что наше решение было правильным. Здание сомасштабно этой площади. Здание очень красивое получилось», - убежденно закончил архитектор проекта. Раздались аплодисменты и… свист. Молодежь с задних рядов натурально освистывала эту презентацию.

«Зачем мы здесь»?

Желающих выступить к тому времени уже «накопилось» пятнадцать человек. Но не все еще «виновники торжества» были заслушаны. Заместитель директора ООО «Реставрационная мастерская» (заказчика-инвестора) Владимир Морхов под сдержанный смех зала тоже пообещал «несколько слов предыстории». И опять обратился к темному прошлому этого святого ныне места: и помойка там была, и лужа. А администрация города, оказывается, с 2003 года «убедительно просила» навести порядок «с комплексным освоением этого пятна застройки».

Все работы (в том числе памятный знак Героям-десантникам) были выполнены за счет средств «Реставрационной мастерской»! Которая потом приступила и к более «ощутимому» освоению пятна. Господин Морхов тоже счел нужным помянуть неудачу Владимира Шуляковского: «Что получилось – видим на планшете». Зато заказчику понравилось «видение этой территории» от «Псковгражданпроекта». «Видение» теперь становится реальностью на наших глазах.

Заместитель директора «Реставрационной мастерской» не поленился перечислить все полученные и необходимые, на его взгляд, заключения и экспертизы, на основании которых и было выдано разрешение на строительство. А сколько счастья принесло новое строительство жителям окружающих его хрущоб?! Трансформаторная подстанция, теплотрассы – всё, всё уже реконструировано. А еще будут детские и спортивные площадки. «Именно это строительство замкнет градостроительное решение этого квартала», - с воодушевлением закончил представитель заказчика-застройщика.

«Если все согласования есть, и строительство уже идет, то зачем мы тогда здесь?» - раздался вдруг вопрос из зала. Его задала кандидат исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Псковского государственного педагогического университета Инга Лабутина. «Чтобы привести градостроительный регламент в соответствие с действительностью», - сообщил госпоже Лабутиной грубую правду Владимир Морхов, много сил положивший на изменение этой действительности, к которой теперь надо «привести» закон. И все дела.

«Данное здание затрагивает и морально уничтожает Покровский комплекс»

Председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Ирина Голубева выступила коротко: «Псковское отделение ВООПИиК присоединяется к мнению членов Союза архитекторов России. Данное здание не может не влиять на исторический пейзаж реки Великой. Оно затрагивает и морально уничтожает Покровский комплекс. Эта проблема только кажется надуманной. Строительство осуществляется в зоне регулирования застройки, в которой согласно градостроительным регламентам здания не должны превышать 17 метров или пяти этажей. Последний раз регламенты принимались в 2005 году. Слушания же посвящены изменению правил землепользования и застройки на основе правового зонирования территории – задним числом. Мы категорически не согласны с такой постановкой вопроса!»

Категорическое несогласие выражено в заключении Общества охраны памятников, сделанном специально к слушаниям: «Архитектурной секцией ПОО ВООПИиК проведена общественная экспертиза и выполнено «Заключение по проекту жилого дома по ул. Гражданской, № 27 в г. Пскове» от 16.05.2008 г.

Согласно заключению, при проектировании и выдаче согласований и разрешений на строительство указанного здания были допущены серьезные нарушения, в том числе – в области охраны объекта культурного наследия федерального значения – ансамблю Покровской башни.

Псковское областное отделение ВООПИиК категорически возражает против внесения изменений в правовые градостроительные акты, в результате которых будет нанесен вред объекту культурного наследия – ансамблю Покровской башни, природному и историческому ландшафту правого берега р. Великой.

Считаем необходимым на данном этапе вынести запрет на дальнейшее строительство без корректировки проектной документации по условиям охраны объектов культурного наследия, ввести контроль за строительством».

Ирина Голубева сама предоставила слово члену Союза архитекторов России Борису Пославскому.

«Просим комиссию рассмотреть и учесть фальсификацию проектной документации»

Он представил результаты общественной экспертизы проекта: «Проект жилого дома высотой 8, 9, 10 этажей (30,5 м) не соответствует требованиям утвержденного градостроительного регламента по параметрам разрешенного строительства, установленного по условиям Проекта зон охраны памятников истории и культуры г. Пскова в пределах 17.0 м (5 этажей)». Как видим, Борис Дмитриевич посчитал и цокольный этаж, о котором обычно застенчиво не вспоминают разработчики проекта.

Кроме того, господин Пославский сухо сообщил собравшимся, что «21 августа 2007 года комиссией по землепользованию и застройке администрации г. Пскова рекомендовано, без проведения публичных слушаний, внести изменения в градостроительные регламенты на всю территорию квартала, а не на «отклонение от правил» установленного регламента для отдельного участка. Разрешение на строительство подготовлено Управлением строительства и архитектуры г. Пскова без документа на отклонение от правил (на соответствие градостроительным регламентам)».

Что касается представленных проектировщиками и инвесторами фотомонтажей, то «фотомонтаж жилого дома со стороны моста не соответствует реальному масштабу строящегося здания. Масштаб уменьшен на 40%». Кроме того, «фотомонтаж жилого дома со стороны обзорной площадки Мирожского монастыря также не соответствует реальному масштабу 8, 9, 10-этажного здания. Его высота занижена на 2 этажа…»

По поводу «надуманности» видовых претензий по отношению к Покровской башне: «Со стороны всех основных визуальных точек (от моста, Мирожского монастыря, ц. Климента Папы Римского, с Железной горки) объект в проектных параметрах негативно влияет на сохранность памятника – доминанты южной части исторического центра г. Пскова, самой крупной крепостной башни Европы».

Выводы эксперт сделал следующие: «Существенные искажения экспозиционного материала проектной организацией ЗАО «Институт «Псковгражданпроект» ввели в заблуждение архитекторов Градостроительного совета г. Пскова (12.05.2006 г.), Государственный комитет Псковской области по культуре и туризму, послужили основой для выдачи разрешения на строительство, в обход необходимых процедур, предусмотренных Градостроительным кодексом (ст. 40) для получения разрешения на отклонение от предельных параметров».

Итоговая просьба была закономерна: «Просим комиссию внимательно рассмотреть и учесть фальсификацию проектной документации, выполненной для получения необходимых согласований и разрешений на строительство, вынести запрет на дальнейшее строительство без корректировки проектной документации по условиям охраны объектов культурного наследия, ввести контроль за строительством».

Зал аплодировал.

«Такой злой, недоброжелательной архитектурной общественности нигде нет!»

На сцену буквально взлетел главный инженер проекта Анатолий Куприянов, видимо, не поверивший своим ушам: «Как просто – взять и запретить! Я сам коренной пскович. Я рад, что в Пскове есть древние памятники и новые здания. Любой город растет только вверх, потому что город не безграничен! Будут у нас и 15- и 20-этажные здания!» Подумалось, что у застройщиков действительно большие, просто громадные планы в отношении Пскова. Инженеру кричала «Браво!» вся задействованная в строительстве сторона зала.

Профессор Инга Лабутина такого эффекта на «строительную» публику, конечно, не произвела: «Главной темой сегодняшних слушаний является решение некоторых юридических вопросов, которые пока являются единственным, что противоречит строительству этого здания. Но согласования должны появляться до того, как дано разрешение на строительство». Историк обращала внимание участников на близость Окольного города, Петровских бастионов и удивлялась: «И это ничего не меняет? Любой застройщик и архитектор должен с уважением относиться к существующим нормам».

«После войны, в 50-е годы, когда людям негде было жить, были найдены средства на освобождение от грунта Покровской башни. Мне стыдно сейчас за наших реставраторов, которые стали нарушителями!» - прямо заявила Инга Константиновна. И в целом положение в городе оценила как «неважное». «Градостроительный совет перестал действовать, зачем он, если все решения принимает главный архитектор? Но обмен мнениями позволяет избежать не только публичных, но и судебных слушаний», - многозначительно добавила она.

И вслед за этим полным достоинства выступлением на сцене оказался Владимир Бессонов. «Градостроительный совет есть, он действует, по этому объекту их было два или три», - сообщил он всем. Показалось, что сейчас бывший главный архитектор области расскажет об этих советах. Но вдруг… Какая-то гайка с резьбы соскочила, господин Бессонов начал на глазах багроветь: «Мы (видимо, с господином Кимом – выделено мной. - Авт.) работали в Кишинёве. Такой злой, недоброжелательной архитектурной общественности, как в Пскове, нигде нет!»

Может, поэтому всё еще есть Псков – хотелось подсказать уважаемому гостю из Кишинёва.

Но именно в этот момент господин Бессонов перешел на [визг] личности: он кричал на архитекторов Пославского и Шуляковского (который к тому времени еще ни слова не успел произнести), записывая на их счет буквально все смертные архитектурные грехи города. Когда в адрес работ Шуляковского прозвучало «фашиствующая архитектура», захотелось вызвать «скорую». «Ты надо мной не смейся, потом посмеешься», - грозил сидевшему в зале архитектору Андрею Лебедеву бывший главный архитектор области.

Потом несколько пришел в себя и «пристегнул» к проекту дома бывшего архитектора города Станислава Битного (а то все как-то о нем забывали, сам Станислав Юльевич никогда не стремился разделить честь авторства или хотя бы согласования проекта): мол, если такой опытный и острожный архитектор не увидел ничего страшного в возведении этой застройки, то о чем рассуждать? Все равно здания имеют свойство «вживаться» в историческую среду.

На деле же виза господина Битного (в бытность его главным архитектором Пскова) на проекте «геройского дома» гласит: «Для дальнейшей доработки». И все. Никаких согласований.

Но, пользуясь отсутствием господина Битного (и в зале, и в Пскове) господин Бессонов решил «реконструировать» действительность.

«От полноты налитого стакана»

Архитектор Людмила Савельева устало сказала с трибуны: «Последнее выступление как раз характеризует уровень полемики, когда мы пытаемся призвать коллег к гражданской ответственности. Авторы проекта даже не упомянули, что рядом памятник федерального значения. И профессионал, и непрофессионал видит историческую панораму от Троицкого собора, в которой авторы проекта хотят создать новую доминанту. Сейчас настал момент истины. Здание вот-вот сольется со стеной ДСК. Давайте остановимся, давайте разрешим только пять этажей».

Ситуация в зале складывалась вполне однозначная.

Чтобы «разрядить обстановку», Сергей Славинский неожиданно предложил участникам посмотреть некий телевизионный «ролик» с опросом рядовых граждан по поводу строительства на площади Героев-десантников. Я не знаю, какой злодей внушил ООО «Реставрационная мастерская» мысль о необходимости показать ЭТО, но хочется верить, что инвесторы не сильно потратились на такой позор. Ибо смотреть было невозможно: корреспондент государственный телерадиокомпании бодро терзал граждан, зазевавшихся в непосредственной близости от площади, на предмет, нравится ли им это здание и имеют ли они какие-то претензии к нему. Мне никогда не удастся так сформулировать вопросы, которые содержали бы в себе ответы, к которым людей пытались «подогнать».

В любом случае, это оказался «мартышкин труд». Участники слушаний не расслышали почти ни одного слова, произносимого опрашиваемыми. Всё глушил дикий автомобильный шум. Не зря потом архитектор Анатолий Царик рассказал, что ранее, оказывается, было «зарезано» пять проектов жилой застройки этого места. Пять! Потому что здесь строить жилье уже нельзя в принципе. Именно из-за дикого шума и большой загазованности. На площадь в этом доме по нормам шума могут «выходить» только кухни и лестницы, но тогда остальные жилые помещения остаются без солнца. У дома вообще нет двора. Архитектор недвусмысленно намекнул заказчикам, что вся их экспертиза «зависела от полноты налитого стакана», а горячее желание осуществить проект в представленном виде – от «диктатуры денег».

Но были слова и более сильные, убийственно сильные.

После «ролика», продемонстрировавшего не столько невежество псковичей, сколько всю простоту (которая хуже воровства) подходов разработчиков проекта к решению самых деликатных градостроительных задач, с места вдруг поднялся бывший директор Псковского музея-заповедника Евгений Матвеев: «Я хочу прочесть вам послание нам Пушкина из 1825-го года!». И громко, без всякого микрофона, прочёл:

Среди песчаных скал, на берегах Великой,
Где носит естество полночи образ дикой,
Согбенный исполин, под тяжестью оков,
С поникшею главой стоит печальный Псков…

Лишенный честных благ народного правленья,
Сей град являет нам вид страшный разрушения…
Унылые рабы, трепещущей пятой
Героев вольности там топчут прах святой…

Все грустно, все молчит…
Разбился жезл народа,
Бежит искусство прочь и сетует природа…

После грома «объединенных» аплодисментов («противная» защитникам Покровки сторона, разумеется, не приняла на свой счет «вид страшный разрушенья» и «унылых рабов») показалось, что ничего точнее и уместнее сказать уже нельзя. Это Пушкин, господа. Но если очень захотеть, можно не расслышать и Пушкина.

Выступивший «после Пушкина» начальник управления строительства и архитектуры Пскова Юрий Носов сказал просто: «Вы или за ретроградство, или за развитие. Я свой выбор сделал. Я – за развитие!»

«Хотите сделать памятник погибшим»?

Директор Центра социального проектирования «Возрождение» и главный редактор «Псковской губернии» Лев Шлосберг свое выступление посвятил «мифоборчеству». Сказал, что выбора между «ретроградством» и «развитием» не существует и что заявлять так – это цинизм. А в ходе слушаний прозвучали несколько мифов, «последние 15 лет культивируемые людьми», которые «имеют доступ в ресурсам и управляют городом». Эти люди создали миф о том, что в городе «орудует банда противников застройщиков». «Нет банды противников застройщиков», - успокоил строителей господин Шлосберг, и заметил, что инновации не могут внедряться без уважения к городу, его историческому наследию. Вот это и есть – реальный водораздел.

Лев Шлосберг, пожалуй, первым заявил о том, что вести застройку площади Героев-десантников, подняв на щит увековечение памяти погибших воинов, – цинично. «Мать погибшего воина получает пенсию меньше 1 тысячи рублей. Хотите сделать памятник погибшим? Постройте дом и раздайте бесплатно квартиры матерям и вдовам!», - предложил редактор «Псковской губернии».

«Инвестиционная» сторона зала испугалась этого предложения! «Что за глупость! Никто не говорил о том, что дом может стать памятником. Как дом может быть памятником!», - раздались испуганные вскрики, хотя Лев Шлосберг объяснил – как.

Он также объяснил, что такое навсегда закрытый для Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря с фресками XII века, Покровской башни и Пскова в целом «вход» в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Всего лишь – из-за искажения исторического вида на восточный берег Великой. Это его, именно сейчас закрывают, уничтожают, возводя за спиной Покровского комплекса 9-10-этажного «монстра».

Этот дом продолжает традицию «мертвых строек» Пскова, сказал Лев Шлосберг – мост Советской Армии, убившей дом Батова, две гостиницы на берегу Великой с уродливой архитектурой, дворец Пионеров на месте Симеоновского монастыря… «Этих людей удивительно тянет к самым святым местам Пскова. Но получаются – мертвые дома! И у этого дома – такая же судьба, понимаете?!»

Господин Шлосберг отдельно обратился к директору ООО «Реставрационная мастерская» Евгению Макарову: «Евгений Михайлович! Вы, как никто другой, знаете – почему так долго не могли состояться эти слушания. Сейчас ваши же работники заняты реставрацией храма Богоявленья с Запсковья. Я не понимаю, как можно одновременно восстанавливать Богоявление с Запсковья и строить этот дом! Это как «гений и злодейство – две вещи не совместные». Я хочу вас лично призвать: помогите Псковской городской Думе и вернитесь к этому зданию на уровне проекта. Это – единственный вариант. Все остальные – это преступление перед городом!»

Господин Цецерский медленно кивал в такт словам Льва Шлосберга: хоть кто-то понимал, в каком кошмарно сложном положении оказывается городская Дума с ее последним словом – «узаконить» вопиющее нарушение или… Или пойти супротив бизнеса – и какого! Строительного, не к ночи будь помянут.

«Это не в компетенции городской Думы»

Ситуация становилась совсем критичной, и место за трибуной занял Юрий Брохман, застройщик «Золотой набережной» и депутат областного Собрания. Юрий Рафаилович был очень раздражен: «Я не понимаю, что мы здесь обсуждаем! Есть проект, его делали специалисты, они знают, что проектировать, дом строится, мне лично он нравится…» И тут же обратился к Ивану Цецерскому: «А можно больше не устраивать таких слушаний?!»

У Ивана Цецерского втянулось лицо. Очевидно, что один из ведущих застройщиков города просто не знал Градостроительного кодекса. Даже сторонник стройки несколько опешили.

Выступлений было не 15, а все 30. Люди записывались и записывались, на сцену шли инженеры и строители (с бодрой песней о «высокой красоте» и развитии города), архитекторы, искусствоведы, библиотекари, студенты и дети, внуки псковских реставраторов – Бориса Скобельцына и Михаила Семенова, которые не могли не прийти для обсуждения вопроса, касающегося дела жизни их великих предков.

Чаще нарушали регламент защитники Покровской башни – им было что сказать! У них были аргументы, в том числе законодательные. У противоположной стороны их не было. Если, конечно, не считать аргументом: «Да что вы тут плач какой-то развели!». Действительно, о чем плакать-то? Построим дом – лучше вашей башни будет.

Почетный гражданин города строитель Анатолий Васильев так прямо и сказал: «Не надо думать о туристах, надо думать о себе!»

То есть нам должно быть здесь хорошо и удобно! Не всем, конечно, но хоть кому-то удастся. А остальным - «не надо думать». О развитии туризма. Туристы и так никуда от нас не денутся.

Итог слушаниям подвел все-таки не господин Славинский, а Иван Цецерский: «Спасибо за активное участие. Хотя вопросов поставлено больше, чем ответов. Мы обязательно донесем до всех 25 депутатов ваши чувства. Сессия будет открытая – приглашаем всех».

Смелое заявление. Есть предположение, что сессию тогда придется проводить в этом же зале.

«Оргкомитет продолжает работать», - прощался с участниками слушаний Иван Цецерский, когда Ирина Голубева спросила его из зала: «До принятия решения Псковской городской Думой дом будет строиться?» - Иван Николаевич смешался: «Это не в компетенции городской Думы».

И этим всё сказано. К июньской сессии депутатам можно будет не мучиться над разрешением поставленной проблемы. Уже нарушенное постановление Псковской городской Думы будет нарушено необратимо. Если, конечно, парламентарии в Пскове не создадут фантастический прецедент и не заставят «снять» всё незаконно возведенное.

В конце концов, Анатолий Царик не зря напомнил, что почти все главные события оборонного характера в Пскове происходили у ныне защищаемого места – у Покровской башни. Надо бы псковичам, и в первую очередь людям выборным, сдюжить и этот натиск. Даст Бог – последний.

Елена ШИРЯЕВА.

 

1 «Псковская губерния» попросила оргкомитет публичных слушаний приобщить к материалам «дела» публикации в нашем издании на эту тему. Выяснилось при подготовке материалов, что их было уже больше 20, и распечатка заняла 77 листов. Вот эти публикации.

1. С. Прокопьева. Покровский комплекс // «ПГ», № 36 (157) от 24-30 сентября 2003 г. 2. Е. Ширяева. Башня, небо, облака // «ПГ», № 40 (309) от 18-24 октября 2006 г. 3. Н. Скобельцына. «Хочется ударить в набатный колокол» // «ПГ», № 41 (310) от 25-31 октября 2006 г. 4. В. Васильев. Пока не заурчали бульдозеры // «ПГ», № 41 (310) от 25-31 октября 2006 г. 5. Е. Ширяева. Люди тянутся за красивым // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г. 6. «Мы призываем к открытому и широкому профессиональному и общественному обсуждению» // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г. 7. И. Голубева. Горячие точки Пскова // № 43 (312) от 8-14 ноября 2006 г. 8. В. Шуляковский: «Архитектура – это все-таки застывшая музыка, а не застывшая экономика» // «ПГ», № 45 (314) от 22-28 ноября 2006 г. 9. Е. Ширяева. «Это какой-то тяжелый рок» // «ПГ», № 47 (316) от 6-12 декабря 2006 г. 10. В. Курбатов. Жатва // «ПГ», № 48 (317) от 13-19 декабря 2006 г. 11. Редакция. Повод для осторожного оптимизма // «ПГ», № 49 (318) от 20-26 декабря 2006 г. 12. Е. Ширяева. Допустительство // «ПГ», № 18 (337) от 9-15 мая 2007 г. 13. В. Шуляковский. «Может быть, Покровская башня признана памятником второго сорта?» // «ПГ», № 18 (337) от 9-15 мая 2007 г. 14. Е. Ширяева. Еще один «повод для осторожного оптимизма» // «ПГ», № 21 (340) от 30 мая - 5 июня 2007 г. 15. Е. Ширяева. Условная разрешенность // «ПГ», № 29 (348) 25-31 июля 2007 г. 16. Е. Ширяева. Торг у Покрова // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г. 17. Е. Ширяева. На святое дело идём // «ПГ», № 31 (350) от 15-21 августа 2007 г. 18. Е. Ширяева. «Чего сделано не было» // «ПГ», № 37 (356) от 26 сентября - 2 октября 2007 г. 19. Е. Ширяева. Шляпа злого волшебника // «ПГ», № 7 (376) от 20-26 февраля 2008 г. 20. В. Шуляковский. Растопыривая этажи // «ПГ», № 9 (378) от 5-11 марта 2008 г. 21. Е. Ширяева. Слушайте! Слушайте! // «ПГ», № 15 (384) от 16-22 апреля 2008 г. 22. Е. Ширяева. Стена плача // «ПГ», № 16 (385) от 23-29 апреля 2008 г. 23. Редакция. Заднее число // «ПГ», № 19 (388) от 14-20 мая 2008 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5495
Оценок:  10
Средний балл:  10