Статья опубликована в №21 (390) от 28 мая-03 мая 2008
Общество

За что?

В Красногородском районе принципиально «реорганизуют» принципиальную школу. Но компромисс все еще возможен
 Елена ШИРЯЕВА 28 мая 2008, 00:00

В Красногородском районе принципиально «реорганизуют» принципиальную школу. Но компромисс все еще возможен

На протяжении трех последних лет финальные учебные месяцы для малокомплектных сельских школ в Псковской области являются временем напряженного и нервного ожидания. Практически в каждом районе если не де юре, то де факто действуют программы «оптимизации» образовательной сети. Каждый год родители, школьники и педагоги с ужасом ждут ответа на вопрос: «Кто следующий?» Как перед расстрелом.

Жители Партизанской волости
не понимают, почему самая крупная
в районе волость (в ней проживают
735 человек) должна лишиться
своего «света в окне» – света
в окнах школы? Все они – от
мала до велика – за школу.
Фото: Лев Шлосберг
Несправедливо будет сказать, что процесс повсеместной «оптимизации-реорганизации», с чьей-то нелегкой руки названный модернизацией – это «русская рулетка». Псковская область и в таком неблагодарном деле широко славится системным, обоснованным подходом. Планом. При этом обоснования принятия непопулярных среди жителей решений в каждом районе заявляются одинаковые. Вплоть до очередности аргументов. Как под копирку.

Во-первых, это демография, то есть неуклонное сокращение числа учащихся.

Второе обоснование прямо связано с первым: невозможность привести финансирование малокомплектных школ в соответствие с параметрами внедренного в области повсеместно нормативно-подушевого финансирования. Иными словами, разработчики «оптимизационных» программ прямо указывают: из-за «убывающих» учеников в эти школы не может прийти достаточное количество денег на зарплату учителям, которых в сельских школах, кстати, тоже недостаточно, и становится всё меньше и меньше. Нормативно-подушевое финансирование – вещь откровенная, как гильотина.

Наконец, третье обоснование. Его последнее время пытаются произвести в чин главного: малокомплектная школа якобы не в состоянии обеспечить ученику достойное качество знаний. Это может сделать только «большая» школа, где количество учащихся в классе хотя бы близко к региональному нормативу (25 человек) и где высоко развита материально-техническая база. Вот интерактивные доски, например. Такая красивая штуковина…

Если с демографией спорить трудно (пока еще), то с двумя другими поводами к сокращению школ на селе никак не могут согласиться самые заинтересованные в качестве обучения учащихся лица – родители учеников и педагоги, зарплата которых, согласно очередному эксперименту в сфере образования, находится теперь в сильной зависимости от этого качества. Но, судя по всему, а мы в этом убедились, и качество образования в сельских школах, и так зависимая от этого качества зарплата сельских учителей растут, несмотря на все аргументы «против». И на первый план снова выходит голая и холодная цифирь.

Из Красноармейской волости – в Партизанскую

Накануне 2008/2009 учебного года горячее и публичное несогласие лечь под нож реорганизации выразили родители учеников Анкудиновской средней школы, которая расположена в деревне Блясино Партизанской волости Красногородского района.

Повышение родительской гражданской активности напрямую связано с прошлогодней и получившей большую известность историей борьбы за жизнь Дубровской и Малаховской основных школ в Себежском районе [ 1 ]. Люди поверили, что власть, пусть совсем не добровольно, но может (вынуждена) прислушиваться к их резонам. А суд может встать на их сторону.

Жители Партизанской волости весьма грамотно организовали защиту своей школы. Во всяком случае, попытки граждан объяснить чиновникам, почему реорганизация школы в предлагаемом виде неприемлема, была предпринята еще до того, как решение о реорганизации принято. То есть тогда, когда остается еще возможность для диалога.

Кроме того, родители обратились в «Псковскую губернию» с просьбой осветить складывающуюся ситуацию и сделать ее предметом широкого обсуждения. Пока – общественного.

22 мая редакция «Псковской губернии» в составе главного редактора Льва Шлосберга и обозревателя Елены Ширяевой побывала на встрече в деревне Блясино – с родителями учащихся и в администрации Красногородского района – с главой района и начальником отдела образования.

Было у района пять средних школ…

Кабинет математики и информатики
- большой, светлый, с тремя
рабочими компьютерами, рукописными
портретами великих физиков
и математиков работы диретора
школы, Заслуженного учителя
России Светланы Яковлевой.
Фото: Лев Шлосберг
Теоретически мы были подготовлены к встрече по опыту прошлого года, хотя в Красногородском районе ситуация складывается в какой-то степени уникальная. До настоящего времени на территории этого не самого большого и, увы, не самого богатого муниципального образования действовали (действует и сегодня) пять средних муниципальных общеобразовательных учреждений: одна поселковая и четыре сельских. Хочется даже подчеркнуть: здесь нет ни одной основной сельской школы, все пять – средние.

Согласно планам администрации района, о которых жителям было доложено устами начальника районного отдела по образованию, опеке и попечительству Галины Петровны Аржаниковой со страниц местной газеты «Заря», к началу нового учебного года в районе должны остаться только две средние школы – Красногородская и Покровская (последней предстоит, возможно, полный переезд из родной деревни Покровское в деревню Кресты).

В целом озвученный народу план таков. Ильинская средняя школа, в которой сегодня 69 учеников, по замыслу реорганизаторов, становится основной (замысел, как выяснилось, уже меняется, но об этом позже). Покровская (обладатель миллионного президентского гранта прошлого года) объединяется с Крестовской – на базе последней. Причем, как опять же выяснилось позже, объединяется не только при горячем желании чиновников, но также с согласия родителей и педагогов: техническое состояние здания, в котором учатся 22 ученика Покровской средней школы, делает невозможным его дальнейшую эксплуатацию. Так, во всяком случае, говорят пожарные.

А вот Анкудиновскую среднюю школу предполагают реорганизовать «до основанья»: оставить на ее базе только начальную школу – и то как филиал Красногородской средней школы. Учеников второй и третьей ступени со всей округи – возить в Красногородск.

Схема подвоза, учитывая все деревни, в которых живут ученики Анкудиновской школы, организована крайне сложно. Или правильнее будет сказать – рискованно: с «забором» детей и «довозом» их до Красногородска в государственный СанПиН уложиться просто невозможно: «Согласно п. 2.1.7 СанПиН, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 28.11.2002 г. № 44 «О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.4.2.1178-02», в сельской местности предельный радиус обслуживания обучающихся 2-3 ступеней (подвоз автотранспортом) не должен превышать 15 км». Но как минимум для десятка учеников пока еще существующей Анкудиновской средней школы это расстояние будет превышать 15 км в два раза.

«Я, конечно, плохой экономист, но мы тут прикинули все вместе»

За что всё это школе,
в которой сейчас учатся 47 детей
(из них 8 дошколят, которые
ходят в группу краткосрочного
пребывания при школе, и в
следующем году будет столько же
дошколят)? Фото: Лев Шлосберг
Мы приехали в Блясино около трех часов по полудню. За время пути успели и местными красотами налюбоваться (места и впрямь удивительные) и пыли наглотаться: подавляющая часть дорог в Красногородском районе – грунтовые, поэтому встречи с грейдером и лесовозом нам запомнились. Полушутя говорят, что это – основной транспорт, передвигающийся по дорогам района. И по этим же дорогам ходят школьные автобусы.

Родители (не только из Блясино) ждали нас в здании сельского клуба – собралось около 50 человек. Пришли и дети. Были учителя, которые на всякий случай сразу определили свой статус на встрече: «Знаете, нам ведь «не разрешают» быть родителями. Наши дети тоже учатся в этой школе, но это в расчет не принимается».

То, что учителей считают главными возмутителями спокойствия народа, который, надо полагать, без их просветительской работы был бы просто в восторге от реорганизационных планов, мы убедились довольно скоро. Пока же напомнили, что в Себежском районе с заявлением в суд обратились две матери, которые преподавали и преподают в Малаховской основной школе [ 2 ]. Ни диплом о высшем педагогическом образовании, ни запись в трудовой книжке не лишали никого родительских прав и обязанностей. На это в ходе годичной давности процесса суд указал некоторым чиновникам, видевшим в заявительницах не мам, а «корыстных» педагогов.

Так или иначе, первыми слово взяли «просто родители». Председатель родительского комитета Валентина Михайловна Алексеева для начала заметила, что её дети уже выучились: сейчас в Анкудиновскую среднюю школу ходят внуки, но возглавить родительский комитет школы доверили именно ей.

И рассказала Валентина Михайловна о том, что в конце апреля 2008 года средняя Анкудиновская школа, которой угрожают реорганизацией уже года три подряд, была поставлена перед фактом – школы больше не будет, останется лишь начальная школа в виде филиала Красногородской средней школы. Сообщила эту новость родителям начальник районного отдела по образованию госпожа Аржаникова: сначала лично, потом – через газету. 29 апреля родителей пригласили в Красногородскую среднюю школу – на «презентацию», так оценили смысл визита сами родители. Учителей Анкудиновской средней школы на нее не позвали.

Несмотря на всё увиденное благополучие (относительное благополучие, не зря же на ремонт Красногородской средней школы областной бюджет выделяет 16 млн. рублей – это уже устойчивая цифра хозяйственного финансирования для плана «Сто школ» [ 3 ]), родители продолжали настойчиво интересоваться – почему сложилась такая ситуация в районе? И у них есть все основания недоумевать.

Валентина Михайловна вспомнила: «Я работаю библиотекарем, последние дни проводила краеведческую исследовательскую работу. И мне одна пенсионерка, человек уже пожилой, бывшая учительница Елена Васильевна Васильева сказала: после войны на территории нашего сельского совета функционировало 9 школ – Анкудиновская семилетка и восемь начальных школ. Сейчас – год Семьи, патронатное воспитание развивают до такого уровня, чтобы дети непременно росли в семье, а нас складывается ситуация: или подвоз, или интернат!»

По словам родителей, Галина Петровна Аржаникова объяснила им ситуацию просто: на финансирование Анкудиновской средней школы не хватает денег.

«Я, конечно, плохой экономист, но мы тут прикинули все вместе: у нас здесь остаются учителя начальных классов, остается технический персонал, надо полностью отапливать двухэтажное здание школы. Это значительные расходы! Также нам обещают два автобуса от Красногородской средней школы. Бензин ежедневно дорожает, вдруг не хватит тех финансов, которые отпущены на ежедневный подвоз наших детей в Красногородск и обратно? Нам ответили: ну и что, муниципалитет добавит! А на школу не найти? Для меня это – абсурдная ситуация. Как это может быть, в наше-то время?» - искренне не понимала председатель родительского комитета школы.

Сколько ни пытались люди выяснить, можно ли ситуацию переиграть, исключить подвоз – они всегда получали однозначный ответ от начальника районного отдела образования – вопрос решен, черта подведена.

«Мне неинтересно считать деньги в чужом кошельке»

Впрочем, родители не уверены, что это действительно так. Одна из пришедших на встречу мам, Татьяна Владимировна Козуля, вспоминала: «30 апреля Галина Петровна Аржаникова проезжала по «нашему» маршруту, по которому должны «собирать» наших детей в Красногородскую среднюю школу. Я ей сразу сказала, что никаких документов, а тем более согласия на интернат, я подписывать не буду. Галина Петровна тогда сразу заинтересовалась: «Я надеюсь, митинговать вы не пойдете? Зачем вам свои нервы тратить?». Эти люди чувствуют свою неправоту, понимаете! И я ей тогда тоже ответила: «Почему не пойдем? Мы боремся за своих детей!»

Помимо собственно вопроса об обоснованности реорганизации, родители очень и очень интересовались последствиями принимаемого (пока не принятого, напомним еще раз) решения. Татьяна Владимировна спрашивала у начальника районного отдела по образованию, опеке и попечительству: «Кто будет сопровождать наших детей? Оказывается, социальный работник. А у кого я смогу узнать, как у моих детей дела в школе, как я смогу поговорить с учителем? Сейчас я пришла по своим делам в сельсовет (мне идти 3 км), зашла заодно и в школу – мне рассказали, что мой натворил или какой урок не выучил. И все родители сейчас также могут прийти. В Красногородск я не наезжусь! Мне ответили: «Будете работать с социальным педагогом».

Родителям совершенно непонятна такая система работы – при том, что сейчас (как и раньше) они уже работают в тесном контакте с каждым учителем-предметником, детально знают все слабые и сильные стороны своих ребятишек, вместе с учителем могут на них влиять. Как конкретно это делать через социального педагога – необъяснимо.

«За других родителей говорить не буду, но у меня нет претензий к нашим учителям», - прямо заявила Татьяна Козуля. Не только её неприятно поразил тот факт, что в газете «Заря» были опубликованы размеры учительской зарплаты – с мягким подтекстом: «Смотрите, СКОЛЬКО они получают!»: учителя Анкудиновской школы были фактически названы самыми богатыми из всех учителей Красногородского района – со средней зарплатой в 12 тысяч рублей. «Контингент обучающихся продолжает сокращаться. Учительская зарплата растет», - ненавязчиво подчеркивала в своем газетном комментарии Галина Аржаникова.

«Мне и на дому показывали зарплатные ведомости учителей – то же самое, что было опубликовано в газете «Заря», где тоже считали учительские деньги. Я тогда сказала: «Галина Петровна, да мне-то с этой зарплаты все равно ничего не отломится, даже тысячи. Зачем вы мне это показываете? Мне неинтересно считать деньги в чужом кошельке», - выразила общую позицию Татьяна Владимировна под голоса одобрения.

И кто вообще сказал, что учителя должны нищенствовать, только тогда они будут хорошо учить?

На «большую» зарплату Анкудиновской средней школе нужно 2 млн. рублей в год. Сейчас чиновники говорят, что до конца года на зарплату не хватает 800 тысяч рублей. А родителям именно с этой точки зрения особенно не дает покоя «цифирь» в 16 млн. рублей: на эти средства предполагается в ближайшем будущем оборудовать интернат в двухэтажном здании мастерских Красногородской средней школы (там пока идут уроки технологии труда) и вставить в школьные окна стеклопакеты – новый символ школьного благополучия. Очевидно, это сильно сказывается на качестве знаний. «Как только раньше без этих стеклопакетов жили? Да при таком бюджете всех наших детей выучить можно!» - шумели родители.

«Никто не виноват, это политика государства»

В музее Анкудиновской школы
есть поистине уникальные экспонаты:
например, Похвальный лист ученика
Сине-Никольского училища
Степана Андреева, выданный ему
в 1890 году. Фото: Лев Шлосберг
Хорошая новость. Собрание депутатов сельского поселения «Партизанская волость» всем составом поддерживает свою школу. На встрече присутствовали двое из семи депутатов: Алевтина Викторовна Иванова и Ольга Николаевна Козлова (она также учитель Анкудиновской школы, а в районном Собрании депутатов чуть не половина парламентариев – учителя, но о районном Собрании – отдельный разговор).

Ольга Николаевна сообщила, что 16 мая на очередную сессию Собрания депутатов сельского поселения приехала начальник районного отдела по образованию, которая и поставила сельских депутатов в известность, о том, что средняя школа будет реорганизована. «Аргументы были приведены те же, что в газете «Заря». В первую очередь нам показывали зарплату учителей. Была названа сумма нехватки – 1 млн. 200 тысяч рублей. Когда мы спросили – кому принадлежит инициатива по реорганизации школы, Галина Петровна просто показала наверх. А на словах сказала: никто не виноват, это политика государства».

Кроме того, по воспоминаниям участников заседания, Галина Петровна довольно доходчиво объяснила депутатам, что их Собрание не имеет никакого веса. Потому что согласно новому Положению, утвержденному Собранием депутатов Красногородского района 28 марта 2008 года, все вопросы о создании, реорганизации и ликвидации муниципальных образовательных учреждений, решает глава района – единолично.

«До этого такие вопросы решали депутаты, и мы с районным Собранием много работали, депутаты нам ранее уже помогали. И наш депутат – председатель местного райпо Валентина Александровна Григорьева – всегда нас поддерживала и поддерживает», - заметила Ольга Николаевна.

Теперь депутаты остались не у дел. И вроде как по своему собственному желанию. Интересно, какие еще вопросы они передали главе района?

Депутаты Партизанской волости интересовались, при каких же условиях может выжить основная школа? Госпожа Аржаникова быстро подсчитала, что основная школа может содержать себя, если в ней учатся 40 человек. «Но у нас на начало учебного года получается 41 учащийся, мы «нашли» еще двух дошкольников. Нам сказали – это все равно не выход. Мы вас и так тянули, скажите спасибо, что до сих пор существовали – могли бы давным-давно закрыть, и это было бы лучше!» - так, со слов Ольги Козловой, подвела черту под своим общением с депутатами сельского поселения начальник районного отдела образования.

После отъезда Галины Петровны Аржаниковой депутаты решили «принять ее выступление к сведению» и официально обратиться в районное Собрание депутатов и к главе Красногородского района с просьбой сохранить на территории волости основную школу – все семь единогласно. Что и сделали.

«Если не будет школы – Блясино погибнет»

После встречи с родителями мы не могли не попроситься в школу. Шли и готовились к тому, что увидим сейчас что-то «бедненькое, но чистенькое». Признаемся – сельских школ в таком идеальном состоянии нам видеть еще не приходилось. Чистота, порядок, уют – это понятно, это у всех так.

Поразило многое другое: кабинет математики и информатики – большой, светлый, с тремя рабочими компьютерами, рукописными портретами великих физиков и математиков. «Кто у вас рисует, то есть пишет?» - спросила я, рассматривая уже почти «монументальное» полотно с Пушкиным на «онегинской» скамье в соседнем кабинете литературы. Оказалось, что директор школы, она же учитель математики, Заслуженный учитель России Светлана Федоровна Яковлева.

Если говорить о квалификации педагогического коллектива в целом (которая нынче так влияет на зарплату), то в Анкудиновской средней школе 50% учителей имеют высшую категорию, 30% – первую, 10% учителей – со второй категорией. Только один учитель начальных классов, проработавший всего год, не имеет категории. Кроме Заслуженного учителя РФ, в Анкудиновской средней школе работают еще два отличника просвещения. Как ни парадоксально, но последний раз школа прошла государственную аттестацию всего неделю назад. И соотношение квалификации кадров хорошее не только для сельской школы – для городской тоже.

Председатель родительского комитета Валентина Михайловна Алексеева не стеснялась похвалить своих учителей: «У нас прекрасный педагогический коллектив. Наши выпускники поступают на бюджетные места в вузы. Последний наш выпускник Анатолий Завьялов сейчас учится в Петербурге, в горном институте. Это о чем-то говорит? Он был один в классе, заканчивал экстерном».

Говорит. В Анкудиновской средней школе даже стены «говорящие» - самих стен практически не видно из-под почетных грамот и дипломов. С 2000 года ученики Анкудиновской средней школы участвуют в научно-практической конференции «Шаг в будущее», и ежегодно же становятся ее лауреатами. В этом, 2008-м, году одна из победительниц областного этапа этой научно-практической конференции в номинации «Наука. Культура. Искусство» Ольга Давыдова должна была ехать на всероссийскую конференцию «Шаг в будущее». «К сожалению, мы не нашли «много тысяч», чтобы девочка (вон она сидит – печальная) могла съездить в Обнинск», – невесело усмехаются учителя.

Школьный музей может сделать честь любой крупной школе. Там есть поистине уникальные экспонаты: например, похвальный лист ученика Сине-Никольского училища Степана Андреева, выданный ему в 1890 году.

Рядом с домоткаными полотенцами, старинной крестьянской одеждой и утварью лежат майка и перчатка золотого призера Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити Михаила Иванова, ныне депутата Государственной Думы. Оказывается, Анкудиновскую среднюю школу оканчивала мама чемпиона. И куда это всё теперь отправится? В Красногородскую среднюю школу? Сразу вспомнилось, что в Себежском районе из Дубровской основной школы в Кузнецовскую среднюю школу, к которой её «присоединили», первым делом, как важнейший боевой трофей, вывезли именно школьный музей: экспонаты времен Великой Отечественной войны, нумизматическую коллекцию, предметы крестьянского быта…Своего такого в средней школе не было [ 4 ].

Хочется еще раз повторить: Анкудиновская школа находится практически в идеальном состоянии. Капитальный ремонт сделан в 1998 году. Даже все требования пожнадзора выполняются, вот только «в очереди» на установку противопожарной сигнализации школу не поставили – ибо обречена, как считают в администрации района.

Но так хочется спросить: «За что?»

За что всё это школе, в которой сейчас учатся 47 детей (из них 8 дошколят, которые ходят в группу краткосрочного пребывания при школе, и в следующем году будет столько же дошколят)? Почему самая крупная в районе волость (в ней проживают 735 человек) должна лишиться своего «света в окне» – света в окнах школы?

«У нас сейчас понемножку восстанавливается совхоз, возвращается молодежь, уезжавшая на заработки. Если не будет школы – Блясино погибнет, это однозначно», – говорят родители.

Они своей школой довольны. Больше всего их пугает необходимость отдавать детей «чужой тете». «В этот интернат будем еще и продукты, и деньги возить, а кто там будет за детьми присматривать? Воспитатели, няни, завхоз, повар?.. Столько ставок надо – неужели бы не хватило на нашу школу? А где гарантия, что после уроков ребенок не окажется на местном рынке, не потратит все свои деньги в ларьках, не пойдет на вал? Обещают: будут сидеть в школе и ждать автобуса. Но гарантии нам никто не дал. Да так и не бывает!» – уверены родители.

Есть ли возможность их переубедить? И надо ли их переубеждать? С этими и другими вопросами мы отправились в Красногородск, района.

«Грамотами завесить можно»

Галина Петровна Аржаникова нас терпеливо дождалась. Кроме того, не отказалась от разговора с нами после своего рабочего дня и глава района Мария Михайлова. Не можем не отметить, что в Себежском районе на такое общение с властями мы не могли даже рассчитывать. Разговаривали два с половиной часа, о многом. Обстоятельно, за длинным столом для совещаний, половина которого была занята бумагами, которые принесла с собой Галина Петровна. Цифры, цифры, цифры… Но вопросы остались.

Мария Александровна, которая, напомним, с конца марта 2008 года единолично (по своей инициативе, так нам сказала) несет всю полноту ответственности за создание, реорганизацию и ликвидацию муниципальных образовательных учреждений, сразу отметила, что, например, по Ильинской средней школе на сегодня решение еще не выработано – вероятнее всего, она останется в том виде, в котором есть – то есть средней школой.

Впрочем, юридически ни по одной школе решения еще нет. Администрация района словно выжидает до последнего. Но на прямой вопрос: чья инициатива? кто дал указания? очень энергично отвечают: мы сами, только мы, это – наше решение. Администрация области – ни при чем. Государственное управление образования и лично Вера Васильевна Емельянова – ни при чем.

«Я прекрасно понимала, когда мы принимали данный документ на сессии, что я беру на себя большую ответственность, и я готова отвечать. В любом случае мы советуемся с депутатами. Всю схему реорганизации мы обсуждали с ними. Тем более, что среди 15 депутатов очень много педагогов. Они принимают прямое участие во всех этих процессах», - заверила нас госпожа Михайлова. Но теперь получается – не во всех. В самом главном – в принятии решения – депутаты районного Собрания не участвуют.

Что касается конкретной ситуации с Анкудиновской средней школой, то большого оптимизма от общения мы не испытали. Если бы мы не видели школу лично, то, наверно, поверили бы всему, что нам было сказано, на слово, так убедительно говорили глава района и ее начальник образования. Но мы – видели. Лично. Исподволь складывалось впечатление, что есть еще какая-то причина, о которой нам не говорят, но которую все знают. И это чувство по мере разговора только усиливалось.

Чтобы быть максимально убедительной, причины своего будущего решения Мария Александровна объясняла, используя метод сравнительного анализа. Сравнивались Анкудиновская и Покровская средние школы. Та самая Покровская, коллектив которой в полном составе намерены перевести в здание Крестовской школы в соседней волости. По занятости учителей Крестовской школы (которая фактически ликвидируется) в связи с этим – большие опасения, но официально – протестов нет.

Оценки звучали, мягко говоря, резкие: «Покровская и Анкудиновская школа – это черное и белое. Они несопоставимы ни по качеству знаний, ни по социализации. В Покровской школе действительно был создан социокультурный центр, участие этой школы в жизни своего маленького социума – огромно, просто неоценимо. Уровень знаний, которые дает эта школа – как минимум лицейский. Дети поступают на бюджетные отделения в любые вузы. Когда я нахожусь на уроках в Покровской школе, я завидую детям белой завистью. Настолько умны преподаватели, настолько они подготовлены. Там есть индивидуальный подход к детям! Это идеальный вариант влияния школы на жизнь волости. Теперь возьмем Анкудиновскую школу…»

После такой преамбулы, приправленной сокрушенным замечанием Галины Петровны Аржаниковой: «Как мы ни бились – ничего не получилось» – как-то сразу почувствовалось, что Анкудиновскую среднюю школу сейчас действительно «возьмут». Как минимум, за воротник, как максимум – за горло.

Но разговор шел начистоту, поэтому доводы чиновников мы слушали очень внимательно.

«На уроках в Покровской школе я сидела и думала: Боже мой, какое счастье детям учиться здесь. Если бы я начала жизнь сначала и у меня было бы право выбора, я бы начала учиться в Покровской школе. В Анкудиновской школе я не хотела бы учиться ни под каким предлогом».

Вот так, жестко и прямо.

Мы были в высшей степени восхищены таким сугубо личным подходом главы района к «своим» школам. В том, что она видела ситуацию изнутри, сомневаться не приходилось, если еще будучи первым замом главы района (даже не заместителем по социальной политике), Мария Александровна находила время, чтобы лично посещать школьные уроки. И ладно время, его можно найти – было бы желание. Желание – было. Не пропало оно у Марии Александровны и в должности главы района.

Мы даже уточнили – сколько раз Марии Александровне приходилось бывать в Анкудиновской школе? - «Я довольно часто бываю в школе на уроках. Мы были там с Галиной Петровной, предупредили заранее: да, урок был подготовлен, отрепетирован, отрежиссирован», - вспомнила Мария Александровна.

Но, позвольте, ведь вся школа увешена грамотами – в том числе за подписью Галины Петровны, продолжали недоумевать мы. «Грамотами завесить можно. У нас вообще уровень образования в районе довольно высокий. Но из всех школ эта школа гораздо слабее. С моей точки зрения. Второе – влияние школы на социальную жизнь – никакое, с моей опять же точки зрения», - эта оценка была похожа на окончательный диагноз. Но – опять никак не совпадала с тем, что именно эту школу (не Крестовскую, не Ильинскую) стали так активно и открыто отстаивать родители. Нет влияния на социальную жизнь? Тогда в чем оно должно выражаться? В равнодушии жителей к судьбе школы?

Снова в разговоре всплыла тема высокой зарплаты учителей. «Почему такая зарплата в Анкудиновской школе? Потому что совмещение идет!» - жалела средства областного бюджета на зарплату своим учителям глава района.

Галина Петровна Аржаникова подкрепила эти выводы статистикой: «Вот учебный план Анкудиновской школы, 227 часов. Если у нас в других школах 13-14 педагогов работают, то здесь 10 педагогов. Соответственно, какая нагрузка получается! И 32,2 часа, и 30 часов и более. Это еще без всякой кружковой и классной работы, которая там тоже есть. В средней школе должно быть два учителя русского языка и литературы – с нормальной нагрузкой по 20 часов. А у них всегда один учитель».

Мы уже давно поняли, что от кадровой проблемы в районных отделах образования не то чтобы отмежевываются, но считают, что это задача, прежде всего, самих школ, а не их учредителя. На наш вопрос, можно ли помочь школе с решением кадровых вопросов, ответ получили короткий и безнадежный. Нельзя! И никакой другой сельской школе помочь нельзя: в этом году лишь в Красногородскую среднюю школу «попросилась» выпускница физико-математического факультета Псковского педагогического университета. Впервые за много лет! Что уж говорить о сельских школах! «Целевой набор в Псковском государственном педагогическом университете будет только в этом году», - напомнила Галина Петровна. И получается – нет ни у одной сельской школы света в окне. Получается, что кому-то выгодно, чтобы в сельских школах не появились учителя? Тогда намного легче пойдет «оптимизация»…

«Все учат хорошо»

Да, ждать пять лет первых «целевиков» в администрации Красногородского района были явно не намерены. Здесь, как и в любом другом муниципальном образовании области, вынуждены жить только краткосрочными планами. Например, план «Сто школ», ни разу, кстати, не упомянутый районными чиновниками в разговоре с нами, но «незримо присутствовавший» в кабинете Марии Михайловой.

При нынешнем состоянии местного самоуправления разговор о перспективе в 15-20 лет выглядят абстрактной теорией, идеализмом, на претворение в жизнь которого нет ни сил, ни времени, ни денег. А на претворение плана «Сто школ» сейчас есть главное – деньги. Только за эти деньги надо заплатить. В случае с Красногородским районом – Анкудиновской средней школой. Её по каким-то причинам «меньше жальче». И сегодня она – намеченная жертва.

Тем не менее, наши собеседницы неожиданно признали, что в Анкудиновской школе с квалифицированными кадрами всё, в общем-то, в порядке.

И не все, совсем не все беспросветно по качеству образования. С одной стороны, «там действительно очень сложная социализация, контингент мы знаем из каких семей. Единственным объективным показателем у нас может считаться ЕГЭ. У них, в Анкудиновской школе, проблема в прошлом году были по русскому языку, было выявлено даже нулевое качество знаний, вы понимаете – это тройки…» И тут же: «По математике Анкудиновская школа достойно выглядит – там очень сильные математики-педагоги, Светлана Федоровна Яковлева и Елена Ивановна Ефименко. Второе место в районе. Но у нас и по району в целом балл сильно выше, чем по области. То есть все учат хорошо», - никак не могла безоговорочно похвалить Анкудиновскую школу Галина Петровна Аржаникова.

Когда иссякла тема качества образования, появился еще один аргумент: малокомплектность школ, оказывается, препятствует активному участию в межрайонных школьных мероприятиях: «Можно в своей школе вариться в собственном соку, всё проводить, но гораздо интереснее участвовать, например, в соревнованиях на уровне района. У нас целый ряд мероприятий утверждается на год. Там, где можно показать индивидуальные достижения – они очень хорошо выступают. Учебно-исследовательской деятельностью, краеведением, музейным делом они с успехом занимаются. Но – спорт! У нас в районе проводится спартакиада по шести направлениям – Анкудиновская приняла участие только в трех. Не потому, что они не хотят. В волейболе, баскетболе нужна команда одной возрастной группы», - продолжала госпожа Аржаникова. Господи, ну теперь командные соревнования по физкультуре и спорту могут стать поводом для «оптимизации».

Заметив протест в глазах собеседников («неужели из-за невозможности собрать волейбольную команду на районных соревнованиях, можно делать такие далеко идущие выводы?»), уточнила: «Я говорю о нюансах – не надо передергивать! Это всё вместе как мозаика складывается».

В «мозаику» неожиданно вписалось и «возрождение села», на которое робко надеются в Блясино. Довольно мягко Мария Михайлова лишала людей иллюзий: «По занятости населения в этой волости света в конце туннеля нет. Да, там вспахали 100 га. Мы не знаем, что там будет дальше, но можем предположить, что игры «в экономику» могут быстро закончится».

Кому-нибудь все-таки нужна жизнь в Партизанской волости Красногородского района?

«Затраты и отдача совершенно несопоставимы»

И последнее, произнесенное главой района со всей убежденностью: «Нельзя оставлять эту школу в том состоянии, в котором она есть. Затраты и отдача совершенно несопоставимы. Вы сегодня увидели эмоциональные выступления. Невозможно за короткий приезд изучить проблему изнутри, так, как мы ее знаем здесь в районе. Решение не принято. Но…»

Но тот нажим, то усилие, с которым это говорила Мария Александровна Михайлова, как ни странно, убеждают в обратном. В том, что это решение дается ей, как человеку, взвалившему на себя всю тяжесть ответственности, очень нелегко. И поэтому основные переговоры (если это можно назвать переговорами) с родителями и учителями ведет начальник отдела образования. Возможно, еще и потому, что Мария Александровна до сих пор находится под сильным впечатлением одной из своих предвыборных встреч в Блясино, когда родители «просто приперли меня к стенке – дайте гарантию, что школа будет».

Мария Александровна тогда гарантий не дала – что же, это по-честному. Нетрудно предположить, как это сказалось на голосовании жителей волости за ее кандидатуру, но совсем уж не хочется предполагать, как это могло сказаться (сказалось?) на отношении к школе и жителям волости только что избранного главы. «Меня просто не хотели услышать, вы понимаете, что такое говорить с каменной стеной?» - вспоминала Мария Михайлова свою предвыборную встречу с родителями.

Понимаем. Понимаем и то, что родители со своей стороны тоже видели каменную стену. Но воздвигли эту каменную стену не они и даже не Мария Александровна Михайлова.

Воздвигла каменную стену «цена вопроса», которую не в администрации Красногородского района назначают. Назначают ее в совсем другой администрации, которая в данном контексте формально, официально, документально вроде как ни при чем. И не может быть «при чем»: есть полномочия органов государственной власти, есть полномочия органов местного самоуправления. Что делать с муниципальными школами – это дело местного самоуправления. А государственная власть будет просто внимательно следить за процессом, контролировать да подбадривать – и кнутом, и пряником: то денег на зарплату учителям не хватит, то хватит денег на шикарный ремонт одной средней школы в районе. Одной из тех самых ста школ.

Будет вам сто школ

Постепенно становится понятен смысл этого «Плана ста школ». И число школ в Псковской области, уже однажды, на первом этапе «оптимизации», стремительно сократившемся более чем на 100, теперь совершает «второй большой скачок» вниз: еще на сто, а потом, наверно, - еще на сто… И после этого останется школ в Псковской области как раз сто. План будет выполнен.

И получается дикая, в общем-то, если называть вещи своими именами, ситуация. Люди хотят жить в Красногородском районе. Конкретно – в деревне Блясино, в деревне Синяя Никола, в деревне Голубово. Они хотят там жить, работать, растить и воспитывать детей. Чтобы они тоже там жили. Это – их родина, их земля. И по уму говоря, этого же не может не желать глава Красногородского района. Иначе главой чего она будет?

Но вмешиваются «обстоятельства», после которых жители и власти небольшой округи внезапно оказываются по разные стороны баррикад. По разные стороны каменной стены. Друг против друга. Как на гражданской войне. Зачем? За что? Кому это нужно?

С этими предлагаемыми обстоятельствами бороться очень тяжело. Но бороться – надо. Потому что урбанистические оправдания «выхолащивания», обезлюдивания территорий очень скоро (15-20 лет – это на самом деле быстро, это уже практически рядом, это – дети сегодняшних учеников) перестанут работать не только для Красногородского района – для Псковской области, для всей страны. Тогда мы заглянем в лицо другой правде, так не похожей на правду сегодняшнего дня. Но ничего уже не сможем изменить. И не будет тогда никакого Красногородского района Псковской области. Людей там останется – ладно если на волость наберется. Кому нужна такая перспектива?

Поэтому сейчас, именно сейчас, пока решение официально еще не принято, до последней минуты, до последнего шанса, надо искать взаимопонимание, надо искать компромисс. Каменную стену отодвинуть тяжело, но можно. А лучше – совсем её разрушить. Разобрать по камушку. Это – не стена дома, это – стена вражды и отчуждения. Сделать это трудно, но можно. И – самое главное – очень нужно людям.

Елена ШИРЯЕВА.
Партизанская волость – Красногородск – Псков.

От редакции. «Псковская губерния» направила официальный запрос с просьбой прокомментировать ситуацию с сельскими образовательными учреждениями в Красногородском районе начальнику Государственного управления образования Псковской области В. В. Емельяновой. Ответ и другие отклики на публикацию будут опубликованы.

 

1 См. Е. Ширяева. Прощай, Родина! // «ПГ» № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Снова отстояли // «ПГ» № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Бессильные всесильные // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.; Е. Ширяева. (С)дача согласия // «ПГ» № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.

2 См.: Е. Ширяева. Сами отстояли // «ПГ», № 32 (351) от 22-28 августа 2007 г.

3 См.: Е. Ширяева. Подпобеда подплана // «ПГ», № 41 (360) от 24-30 октября 2007 г.

4 См.: Е. Ширяева. Бессильные всесильные // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  6020
Оценок:  12
Средний балл:  10