Статья опубликована в №21 (390) от 28 мая-03 мая 2008
Культура

Польские отражения

Спустя два с половиной года в Пскове вновь открылись Дни польской культуры
 Юрий СТРЕКАЛОВСКИЙ 28 мая 2008, 00:00

Спустя два с половиной года в Пскове вновь открылись Дни польской культуры

Философ Дмитрий Галковский как-то сказал об истории отношений России и Польши, что они как два медведя в одной восточноевропейской берлоге – царапались и душили друг друга, но никогда не зацарапывали до смерти, понимая, что оба – одной крови. Мало с каким из соседних народов у нас была такая сложная общая судьба, в которой были и войны, и союзы против общего смертельного врага, и кроваво подавленные восстания, и высокомерноая неприязнь, и искреннее восхищение культурой друг друга.

Польские следы в одном русском городе

Тадеуш Цеслевский-сын. Гравюра
старого города. 1931 г. Бумага,
ксилография. Фото: Александр Сидоренко
История Пскова тесно связана с Польшей. Археологи считают, что первыми славянами, пришедшими колонизировать территорию нынешней Псковщины, были потомки жителей междуречья Вислы и Одера. Средневековый Псков находился в постоянном контакте с Великим Княжеством Литовским, частью Речи Посполитой – многонационального государства с главной столицей в Кракове, а позднее – в Варшаве. В состав этого государства до конца XVIII века входили южные районы нынешней Псковской области (Невельский, Себежский, Усвятский); в Пскове XIX – первой половины XX века проживала весьма значительная польская община.

Польско-псковские отношения, продолжавшиеся столетиями, разумеется, далеко не всегда были безоблачными. Достаточно сказать, что, пожалуй, самым известным «польским» сюжетом местной истории, несомненно, является тяжелейшая осада Пскова осенью и зимой 1581-1582 годов армией Стефана Батория и кровавый погром Великих Лук, устроенный этим же королём годом раньше. Справедливости ради отметим, что в польском национальном мифе «зимняя осада» также имеет стойкий трагический «привкус»: армия стояла в чистом поле, страдая от холода и недостатка продовольствия – ну да что нам с того? Псков, хотя, по словам Карамзина, и «спас Россию», остался разорённым, с опустошёнными окрестностями и пригородами.

Однако ведь именно благодаря этой осаде нынче каждый экскурсовод у нас произносит сакраментальное: «Любуемся Псковом! Господи, какой большой город – точно Париж» - фразу, вырвавшуюся когда-то у королевского секретаря Яна Пиотровского и сегодня вызывающую смущённо-недоумённые улыбки у иногородних экскурсантов, на разбитых и заваленных мусором псковских улицах не наблюдающих решительно ничего, что напоминало бы французскую – или любую иную – столицу.

Впрочем, это всё дела давно минувших дней и преданья старины. Однако и в современной жизни города «польский след» нет-нет, да и проявится. К сожалению – редко. К счастью – интересно и содержательно. И почти всегда – в сфере культуры.

В последний раз «Псковская губерния» писала о «польском сезоне» в нашем городе два с половиной года назад, осенью 2005 года [ 1 ]. Благодаря усилиям Генерального консульства Польши в Санкт-Петербурге и ряда местных энтузиастов здесь тогда прошёл ряд ярких и запоминающихся культурных событий: звучала старинная музыка в исполнении ансамбля «От Пароменья», лютнистов Анны Ковальской и Антония Пильха и хора Русско-немецкого центра встреч города Пскова; знаменитая переводчица-синхронистка Наталья Папчинская дважды приезжала в Псков, чтобы вживую перевести демонстрировавшийся на большом экране фильм «Дантон» великого Анджея Вайды; в областной научной библиотеке демонстрировались выставки, посвящённые русско-польским отношениям и Ежи Гедроцу; дважды работал международный студенческий семинар с участием специалистов из Кракова, Пскова, Санкт-Петербурга. Наконец, наверное, самое ценное и, вообще-то, непредставимое: в Пскове дал концерт джазовый квартет саксофониста Томаша Шукальского – «некоронованного короля» польского джаза, одного из наиболее известных и авторитетных музыкантов современной мировой джазовой сцены.

Затем (по многим причинам, на которых не хотелось бы сейчас останавливаться) культурная жизнь «в польских цветах» замерла на некоторое время. Правда, в сентябре 2006 года городским управлением культуры было анонсировано проведение дней польской культуры под девизом «Через культуру – к взаимопониманию», однако никаких следов последствий этого анонса ни в памяти, ни на страницах прессы обнаружить не удалось.

И вот спустя два с половиной года после памятного «польского культурного десанта» 2005 года, вновь проходят «Дни польской культуры в Пскове». Организаторами снова выступают генеральное консульство Польши в Санкт-Петербурге (во главе уже с новым консулом по вопросам культуры господином Цезары Карпиньским) и – на этот раз – Государственный комитет Псковской области по культуре и туризму.

Две выставки и один концерт

На этот раз в программе один концерт и две выставки. Впрочем, в статье речь пойдёт только о выставках: на концерт автор собирается пойти как раз после подписания номера в печать. Так что о нём пока – только сухая информация, ради полноты картины: в рамках Дней польской культуры со специальной программой, состоящей исключительно из произведений величайшего польского композитора всех времён Фредерика Шопена выступит народный артист России, профессор кафедры специального фортепиано Санкт-Петербургской консерватории, почетный член Шумановского общества (Дюссельдорф) и Филармонического общества Санкт-Петербурга, лауреат Международной Шумановской премии (1989) Павел Егоров.

Следует отметить, что это не первый концерт маэстро в Пскове и не первый его визит сюда: пианист неоднократно был председателем выпускной комиссии в Псковском областном музыкальном училище и в Псковском областном колледже искусств, возглавлял жюри исполнительских конкурсов, проходивших в Пскове, проводил мастер-классы с учащимися детских музыкальных школ и школ искусств, а также студентами музыкального училища.

Участие Павла Егорова в днях польской культуры тоже, разумеется, не случайно: значительная часть его репертуара состоит из произведений польских авторов, в 2003 году он даже был награждён орденом Республики Польша «За заслуги в культуре».

Кроме концерта – события, хоть важного и приятного, но всё же разового, городу предложены также две выставки: «Польский абстракционизм» Анастазы Б. Висьневского и «Польская графика и рисунок первой половины ХХ века:факсимильные репродукции из собраний Национального музея в Варшаве»

Обе выставки экспонируются в помещениях Приказной палаты Псковского кремля; первая открылась 26 мая, вторая – двумя днями позже.

К сожалению, польское изобразительное искусство в мире не так хорошо известно, как, например, польский театр, кинематограф или музыка. А зря: это мощная национальная школа с серьёзной традицией, уходящей в глубь веков (искусство польского ренессанса и барокко ничуть не уступает ведущим европейским школам своего времени, история польской графики насчитывает пять столетий, первые дошедшие до нас работы выполнены современниками Леонардо и Дюрера). Плюс – опора на чрезвычайно оригинальное польское народное искусство. Плюс – никогда, даже в советское время, не прерывавшиеся связи с мировым искусством, все новейшие тенденции которого немедленно учитывались и воспринимались искусством польским.

Графика истории

Следует отметить чрезвычайно высокое качество подготовки выставки: от внятного и профессионально подготовленного этикетажа до очень содержательной пояснительной статьи, подготовленной польским искусствоведом Анной Грохала.

На выставке представлены не оригиналы, а факсимильные копии высочайшего качества.

Впрочем, это обычная мировая практика: во-первых, экспонаты на бумажных носителях чрезвычайно уязвимы для экспонирования, будучи подвержены губительному для них воздействию света. Поэтому даже крупнейшие музеи часто практикуют экспонирование точных копий работ – особенно если речь идёт о выездных выставках. Во-вторых, графика по своей природе и происхождению – искусство, предназначенное для тиражирования в множестве копий. И, наконец, качество предоставленных польской стороной копий настолько совершенно (воспроизведены даже тончайшие карандашные авторские пометки на полях), что можно говорить о почти полном тождестве копии и оригинала – разумеется, зрительном.

Небольшое помещение на первом этаже Приказной палаты вместило несколько десятков первоклассных работ, по которым вполне можно составить представление не только об истории польского изобразительного искусства начала – первой половины ХХ века, но и об основных тенденциях мирового искусства этого периода: различные версии модернизма, кубизм, абстракционизм, неоклассицизм, сюрреализм; «наив», ориентированный на народное искусство; соцреализм или «новая неоклассика», использующая переосмысленные формальные приёмы искусства начала века.

В то же время это – польское искусство, прошедшее вместе со страной и народом их трагичнейший ХХ век: мировые и гражданские войны, оккупации, диктатуры и геноцид. Достаточно взглянуть на даты, стоящие под работами: созданные в последние годы перед Первой мировой войной декадентские стилизации «польских парижан», членов Ecole de Paris Юзефа Панкевича и Юзефа Мехоффера, напоминают работы мирискуссников; скорбная и страшная «Процессия (Паяцы)» из цикла «Положение во гроб» Анджея Пронашко датирована 1916-м и отсылает к Пикассо того же периода; авангардистская «Вавилонская башня-II», созданная Станиславом Кубицким в 1918 году, напоминает о Татлине и Мунке.

Целый ряд работ заставляет вспомнить о пережитой Польшей трагедии Второй мировой войны: «Гравюра старого города» Тадеуша Цислевского-сына (1931) изображает виды довоенной Варшавы – города, который был стёрт с лица земли. На гравюре Станислава Мрожевского «Paradiso» (1942) – падший ангел и возносящиеся в небеса души. В 1947-м создана гравюра Вацлава Васьковского «Интерьер дома» из цикла «Протест». Интерьер, обнажённый и видный снаружи, с улицы: так вываливаются наружу внутренности смертельно раненного существа, «кишки» разрушенного войной строения.

Открывшуюся без большого шума и весьма скромно рекламируемую выставку польской графики и рисунка из собраний Национального музея в Варшаве следует отнести к наиболее значительным событиям культурной жизни Пскова за последние месяцы: в отличие от официальных и официозных, это событие может и должно надолго запомниться истинным ценителям искусства.

Как сказал некий русский путешественник в Варшаве середины XIX о знаменитом дворце и парке Лазенки:

- Не скажу: какая роскошь! Но какой вкус…

Юрий СТРЕКАЛОВСКИЙ.

 

1 См.: Ю. Стрекаловский. Польские презенты // «ПГ», № 37 (256) от 28 сентября – 04 октября 2005 г.; Ю. Стрекаловский. Польские посредники // «ПГ», № 38 (257) от 5-11 октября 2005 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5359
Оценок:  4
Средний балл:  9.8