Статья опубликована в №22 (391) от 04 июня-10 июня 2008
Культура

Почему мы против

Дом на площади Героев-десантников. Десять возражений
 А. М. Лебедев 04 июня 2008, 00:00

Дом на площади Героев-десантников. Десять возражений

Стройка высотного дома на площади Героев-Десантников, несомненно, является самой скандальной в текущем году. В газетах на эту тему уже было напечатано немало статей, в основном, с конструктивной критикой этого сомнительного предприятия. Здесь мы приводим десять аргументов против него. СТРОЙКА ИДЕТ, НО ПОКА ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО ОСТАНОВИТЬСЯ!

Как выясняется, при понижении
этажности «уникальное и неповторимое»
здание на площади Героев-
десантников только выигрывает
во внешнем виде. Версия Андрея
Лебедева
Во-первых, об этом писалось, несомненно нарушен градостроительный регламент: стройка десятиэтажного дома идет в непосредственной близости к памятникам архитектуры и истории федерального значения, в зоне регулирования застройки с допустимой высотой зданий в пять этажей.

Во-вторых, об этом тоже писалось, то, в каком виде проектные материалы были представлены на согласование в государственные органы охраны памятников, в управление строительства и архитектуры, позволяет говорить о сознательном мошенничестве заказчика и проектировщика. Почему-то во всех документах дом называется семи-девятиэтажным, хотя на самом деле запроектированы восемь-десять полноценных надземных этажей. Кроме того, как выяснил недавно архитектор Б. Д. Пославский, размеры здания, представленного в речных панорамах со стороны Великой, занижены на треть (!) для создания впечатления незначительности нового объекта по сравнению с Покровской башней. Это называется подлогом, фальсификацией, и должно служить основанием для отзыва выданных ранее согласований и для требования уменьшить этажность строящегося здания. (По идее, такое деяние должно повлечь за собой и лишение проектировщика — института «Псковгражданпроект» — лицензии на проектную деятельность.)

В третьих, Покровская башня — это памятник героизма псковичей и русского воинства, защитившего в 1581 году свой город и Русь от вторжения армии короля Стефана Батория «из 17 земель». Строительство рядом такого высокого и протяженного объекта — зримое и сознательное принижение, приуменьшение значения этого исторического события. Это — покушение на нашу историю, на нашу память. Таким покушением было физическое уничтожение уникального шатра башни в 1994 году, но это все же поправимо. Теперь следует моральное уничтожение новостройкой, и это серьезнее, потому что здание претендует на долговечность. Кстати, дом возводится на том месте, откуда поляки предприняли свой бесславный штурм. Разумеется, тогда это был ровный луг. Теперь же здесь возводится «вражья крепость», противостоящая нашей древнерусской твердыне.

В четвертых, «вражья крепость» противостоит и нашей православной святыне. Покровский Угол Псковской крепости — место явления самой Пресвятой Богородицы, благословившей и укрепившей в 1581 году защитников Пскова. Царица Небесная явилась тогда среди дня старцу Покровского монастыря Дорофею, взошла на городскую стену и сказала псковичам гневные слова. Явившиеся Святые Псковские умолили Пречистую сменить гнев на милость, она послала старца Дорофея «к боголюбивым воеводам и Печерскому игумену», дабы те усердно молились ее Печерскому образу и принесли «хоругвь на стену града», и поставили на месте чудесного явления две пушки, из которых надлежало палить по королевским шатрам.

Явление Богородицы воодушевило защитников города. «Людие плакашеся о грехах своих, моляще милостивого Бога» Во время решающего штурма, когда уже были подорваны нашими героями захваченные неприятелем башни, а полчища врагов устремились в пробитый артиллерией пролом, псковичи гибли сотнями, но выстояли. Последовавшая затем осада ничего не дала, и Баторий был вынужден ретироваться. Противостоять самой Пресвятой Богородице, защитившей город, так нагло возвышаясь над местом ее явления, по меньшей мере неблагодарно, дерзко и неразумно. Последствия этого для города могут быть самыми печальными. Как будто к нам обращены слова Пречистой из далекого 1581-го: «О злии человецы града сего! Прогневали есте Сына моего Господа и Бога и осодомиша бо град сий скверными делы. И ныне на вас уже прииде туга и беда велия, и вы Сына моего Господа Бога и мене не познасте».

В пятых, это уже касается земного, Покровская башня — одна из наших главнейших достопримечательностей. Как известно, в XVI веке Псков был самым большим и населенным русским городом, длина его каменных крепостных стен превышала 9 километров. Покровская же башня — мощный краеугольный камень нашей великой крепости. Это — крупнейшая в Европе оборонительная башня! Идеальна ситуация, когда памятник находится в среде того же масштаба, что и во времена его постройки. Соорудить в виде фона для башни огромный объект — значит сбить ее масштаб, сразить ее как архитектурную доминанту. Дом на площади Десантников в десяток раз превосходит по габаритам строения XVI в. И это рядом с памятником такого значения! Хотя от башни до дома 180 метров, это — все равно рядом: достаточно взглянуть на башню с одной из основных ее видовых точек — от Спасо-Мирожского монастыря. Недаром именно этот вид был бессовестно сфальсифицирован проектировщиками дома на площади.

В шестых, в нынешнее прагматическое время, все начинания принято рассматривать с точки зрения эффективности, экономической целесообразности. Туризм принято считать одним из перспективных направлений развития города и статьей пополнения его казны. Как объект туризма потеряют в своей привлекательности и Покровская башня, и Мирожский монастырь. Сколько потеряет в результате этого городская казна, посчитать, наверное, трудно, но серьезные потери будут однозначно: и башня, и монастырь — одни из главных объектов туризма Пскова. Если опыт такого беспардонного строительства будет продолжен вблизи наших памятников, на идее массового туризма можно будет поставить жирный крест.

В седьмых, особый цинизм ситуации придает то, что дом на площади строит перепрофилировавшаяся «Реставрационная мастерская», или как теперь часто называют, «РэМэ», или просто «Макаров», возникшая как ЗАО вместо Псковской специальной научно-реставрационной реставрационной мастерской (ПСНРПМ). Покровская башня восстанавливалась трудом сотен реставраторов — землекопов, каменщиков, плотников, кузнецов. При Петре I башня была доверху засыпана землей, бастион продолжался и к югу. В 1960-м году все это было раскопано ВРУЧНУЮ — грунт выносили на носилках, вывозили на тачках. Так же вручную была вычинена кладка, восстановлен огромный рубленый шатер. Теперь выдающийся памятник истории и архитектуры морально уничтожают люди, тоже, по инерции, называющие себя реставраторами. Это — плевок на могилу В. П. Смирнова, главным трудом которого является как раз реставрация ансамбля Покровской башни и церкви Покрова от Пролома, плевок на могилу Ю. П. Спегальского, автора идеи архитектурных заповедников, и других почивших псковских реставраторов, плевок в души ныне живущим. Именно они для г-на Макарова и компании — «кучка крикунов», «так называемая общественность». Такого позора псковская реставрация еще не знала.

В восьмых, сама архитектура возводимого на площади здания весьма ординарна, несмотря на самодоваольство проектировщиков. Строители же дома многократно заявляли, что они «против серости и убожества» и расценивают свое детище именно как вклад в украшение города, считают его «воротами города», чуть ли не триумфальной аркой. Причем главным, неотъемлемым, достоинством дома всерьез считают его высоту.

Несколько замечаний на сей счет. Можно построить одноэтажный шедевр, а можно 400-метровую уродину, которая к тому же загубит все вокруг (что ожидается в Питере). Зато если при постройке небольшого объекта невыразительность можно автору простить, то большой объем, поставленный к тому же на ответственном месте, просто обязан обладать серьезными архитектурными достоинствами.

Вот этих-то достоинств у дома на площади совсем немного, даже если абстрагироваться от совести, истории, охраны памятников, а рассматривать его просто как крупный градообразующий объем на площади. Интересен развитый сложный план, уместно зрительное утяжеление двух нижних этажей. Но вот, пожалуй, и все.

Очень сомнительна идея перегораживания Гражданской улицы. Обычно мосты имеют в продолжении простор. Психологически очень неприятно видеть в конце магистрали, по которой над рекой несется поток машин, высокую глухую стену (низкая щель под зданием будет заметна только с близкой дистанции). Впрочем, это уже не поправить — улица перегорожена. Фасады здания укрупненного масштаба лишены декора. Монотонная сетка равномерно расставленных проемов в духе 1970-х навевают тоску. Сходство с панельным «ширпотребом» придает и отсутствие даже намека на какое-либо завершение здания: верхний обрез стены может быть основанием для окон следующего этажа, потом еще одного, и т. д.

Глядя на проект, непонятно, почему архитектор вдруг остановился на десяти этажах, а не добавил сверху еще столько же или не убавил два. Причем, как только речь заходит о снижении этажности, поднимается шум: дескать, завистники гениальных проектантов хотят испортить еще не родившийся шедевр.

Проведем простой графический эксперимент (да простят нам это издевательство над «шедевром» его авторы – они издеваются над городом куда как менее безобидно). Обрежем на перспективном виде «шедевра» пару этажей, приведя его высоту, кстати, в соответствие с ими же представленными панорамами со стороны Великой и добавим традиционное завершение в виде карниза с невысоким парапетом. Вместо тяжелого черного кольца непонятного значения и назначения, стоящего на проволочных ножках над эркером, посадим небольшой купол. И что увидим? – Нарушены точно найденные пропорции, проступили те самые «серость и убожество»? Отнюдь нет! Оказывается, архитектура здания только выиграла, приобрела большую выразительность, более человеческий масштаб и законченность, проезд под домом уже не кажется таким низким. Композиция площади также не пострадала. Правда, стало поменьше квартир. Так ведь директор строителей Е. М. Макаров с негодованием отрицает, что старается ради денег (дословно: чтобы копейку какую-то заработать), всё только ради красоты.

В девятых, вызывает серьезные опасения конструкция среднего корпуса возводимого здания, перегородившего Гражданскую улицу. Основан он на жидких железобетонных ножках-спичках, которые не производят впечатления прочности и надежности. Не исключено, что эти «спички», рассчитанные, как положено, на вертикальную нагрузку, просто подломятся, если в них врежется солидный грузовик. О «мировых террористах» и говорить нечего — пожалуй, очень заманчиво, не залезая ни в какой подвал, подорвать три столбика и обрушить ночью семиэтажный дом, расположенный на площади Героев-Десантников (который кое-кто даже называет памятником тем самым Героям). С боковых корпусов при этом в лучшем случае осыплются бутафорные фасады, обнаруживая голый каркас с обстановкой бывших квартир. Впечатляющая картина разрушения и мировой резонанс, если такое, не дай Бог, случится, обеспечены. Вывод — надо хотя бы усилить столбы в проезде.

Наконец, в десятых, заявленная повышенная комфортность жилья в скандальном доме под большим вопросом. Двора просто нет. По-видимому, таковым будет являться Гражданская улица. А дети? А парковка машин? Затем, при наших западных ветрах все ядовитое зловоние грузовиков с моста через Великую будет собираться, как воронкой, домом на площади. А бутафорная конструкция стен? А средний корпус на спичечных ножках? Надо иметь очень крепкие нервы, чтобы спокойно спать в таком доме.

Впрочем, в комфортности новых квартир пусть разбираются покупатели — они, по крайней мере, имеют свободу выбора. Но за что пострадают псковичи, уже живущие в четырехэтажных домах, «серость и убожество» которых прикрыл новый «красавец»? Их условия жизни явно ухудшились. Это — типичный пример уплотнительной застройки. Город продал землю вместе с комфортом своих граждан, не спросив их согласия. Люди лишились пусть не очень благоустроенного, но жизненно необходимого пространства, им перекрыто юго-западное и западное солнце, инсоляция квартир уже теперь недопустимо снизилась, хотя дом еще не достроен.

Мы не против развития города, но развитие действительно должно быть гармоничным, и то великое, что нам оставили наши предки, нам должно беречь и уважать — нам есть чем гордиться. Все новое, что возводится в Пскове, должно прежде всего не мешать ни сохранности, ни восприятию нашего древнего наследия.

ДОМ ТОЛЬКО СТРОИТСЯ. ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО ОСТАНОВИТЬСЯ. Решить вопрос принципиально — дело нашей совести. У нас есть вечные ценности, которые выше сиюминутных выгод инвесторов, это — наш Псков, его древности и святыни.

А. М. Лебедев,
архитектор-реставратор, член президиума Псковского отделения ВООПИиК.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3768
Оценок:  7
Средний балл:  7.4