Статья опубликована в №33 (402) от 20 августа-26 августа 2008
Семья

Отрицательный персонаж

 Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ 20 августа 2008, 00:00

Сколько раз я уже говорила, что у Льва «наступил ужасный период»? Так вот, до сих пор он еще не наступал. Все это были невинные моменты роста. Что такое действительно «ужасный период», узнаешь только, когда в ребенке просыпается Великий Отрицатель.

Каждая мама двух-трехлетнего малыша поймет меня без лишних объяснений. Великое Отрицание случается у всех детей. Можно даже видеть, как оно приближается, но абсолютно бесполезно пытаться предотвратить неизбежное. Первое Львиное «Нет!» мы восприняли со здоровым родительским восторгом, не услышав шагов приближающейся катастрофы.

Это было робкое «нет», почти еще вопросительное. «Неть», - повторил Лев, отрицательно качая головой, когда я запретила ему очередное вредительство. «Нет», – заявил, когда не захотел отдавать игрушку. «Нет! Нет!» – заверещал дурным голосом, когда передумал возвращаться с прогулки.

А дальше понеслось. Супу – нет! Памперсу – тем более. Горшку – нет два раза. Сну, прогулке, книжке и даже мультику, любой созидательной инициативе – решительный отпор. Младенец даже не пытается понять, что ему предлагают. Сначала отказывается, а потом думает. От бесконечного «нетканья» и сопровождающих повизгиваний у меня звенит в голове, все валится из рук и сдают нервы. Что делать с этим ужасным отрицательным ребенком?!

Я свято уверена, что интернет всемогущ и в нем найдутся ответы на все вопросы. К сожалению, в этот раз все оказалось не так просто. Мамочки отрицателей на форумах делятся горьким опытом, кидаются ссылками на умную психологическую литературу и бесконечно задаются всё тем же вопросом: «Что делать?»

Умные детско-психологические книжки, хоть и берут всезнающий тон, не дают рецептов по излечиванию отрицателей, но пытаются объяснить причину. А причина у всех младенческих кризисов, похоже, одна – в ребенке всё зреет и зреет личность.

«Нет» – это очень решительный шаг для ребенка. Это не просто слово, это бунт, протест против тех, от кого он полностью зависит. Это заявление своего личного мнения всесильным хозяевам жизни. Отказываясь сегодня от котлеты, младенец учится демонстрировать свою точку зрения, и если родители котлету силком не затолкают, когда-нибудь скажет «Нет наркотикам». То есть когда Лев бьет ногами и яростно отнекивается, отказываясь уходить из магазина, он – герой, а я – тиран и узурпатор, с которым этот герой борется. Каково, а?

Конечно, я сто раз согласна, что ребенки – личности. И их надо всячески развивать, поощрять и уважать. Но как быть с тем замечательным фактом, что в доме не одна, а четыре личности? И мама, и папа, и Саша тоже хотят соблюдения своих интересов и не готовы плясать исключительно под Львиную дудку. Уважение уважением, но оно должно быть взаимным. Иначе ячейка общества рухнет под напором младенческого нигилизма. Итак, Лев учится говорить «нет» нам, а мы – ему.

Есть «неты», на которые Лев имеет полное право. Не хочет мультик смотреть? Отказывается от мороженого в кафе? Да ради бога. Если я хотела ребенка осчастливить и порадовать, а он не счастливится – обидно, конечно, но не смертельно. Тем более, что обычно, не встретив ожидаемого сопротивления, Лёва все-таки задумывается, от чего отказался. Правда, бывает поздно, мороженое уже утилизировано другими членами семьи. И тут уж вопи, не вопи – ничего не поделаешь.

То же самое касается повседневной «обязательной» еды. Если человек есть не хочет – никто его заставлять не будет. Проголодается – сам прибежит. Очень хорошо стимулируют аппетит «забытая» в зоне Львиной досягаемости тарелка супа и демонстративное кормление папы или брата. Тут у стихийного нигилиста срабатывает другой механизм: «Как это? Всех кормят, а мне не дают!» И он начинает требовать справедливого распределения пищевых ценностей.

Но бывает, что отрицательность противоречит не только здравому смыслу, но и естественным требованиям организма. Личность от еды отказывается, а желудок требует кушать и портит настроение. Лев отталкивает тарелку, при этом капризит на почве голода самым отвратительным образом. Приходится брать инициативу в свои руки: не умеешь распознавать свои желания и потребности – родители научат.

Операция по принуждению к пище выглядит душераздирающе. Лев, зафиксированный материнскими объятьями, истошно кричит и сопротивляется. При этом исправно открывает рот на приближающуюся ложку, удовлетворенно жует и опять впадает в истеричное состояние. Так где-то до половины порции. Потом голодное раздражение отступает, Лев становится вполне адекватным и берет ложку в свои руки.

Похожая история со сном – ребенок категорически отказывается от уложения под одеяло, при этом засыпает на ходу, падает и бьется обо все углы, скулит и хнычет. Поскольку мы не скованы режимом, я не настаиваю, что пора спать – и баста. Иногда можно подождать, пока Лев не умается самостоятельно и не заснет где-нибудь в уголке кресла. Но чаще переутомление переходит в перевозбуждение, поэтому лучше все-таки заманить младенца в кровать под предлогом совместного тихого времяпрепровождения. Задача не из легких, потому что работавшие раньше приемы – «Иди Мишу спать укладывать» или «Давай книжечку почитаем» – тут же натыкаются на свежеобретенное «Нет!» Но мамские хитрости неизбежно эволюционируют вместе с детской личностью. Новый приемчик «Право выбора» Лев пока не раскусил. «Какую книжку будем читать, выбирай», «С какой машинкой хочешь гулять?», «На горшок пойдешь или памперс надеть?» – и Льву не на что сказать «Нет». Очень похоже на голосование без графы «Против всех». Личность уверена, что сделала свободный выбор, даже не заметив, что выбора у нее не было.

Еще очень хорош (если не злоупотреблять) прием «Зеркало» - прекрасно действует и на отрицателя, и просто на капризульку или нытика. «Нет!» - кричит Лев и топает ногой. «Да!» - отвечаю я в том же тоне и топаю. Ребенок удивляется, но пробует прогнуть мир поосновательнее – демонстративно кидает на пол игрушку. Дурное дело не хитрое – беру игрушку и кидаю туда же. Младенец окончательно дезориентирован, но пытается применить тяжелую артиллерию – шлепается на пол и поднимает крик. Тут уж надо «зеркалить» до последнего – шлепаться рядом и кричать с той же выразительностью. Дальше дело у нас обычно уже не идет. Лев либо начинает смеяться, либо бежит обниматься. Конфликт погашен, «нет» забыто.

У Льва еще много «нет» на мою голову. Они возникают в самые неудобные моменты – когда надо спешить куда-нибудь или аврально работать, когда я уже размечталась выставить всех детей на улицу и заняться уборкой, когда загорелся зеленый сигнал светофора, а то и вовсе посреди перехода. Если ситуация действительно критическая, опасная для жизни и здоровья – долго не раздумываю. Хватаю на руки и тащу в безопасное место, презрев верещания. Объяснения можно провести и постфактум.

Если серьезных поводов для силового воздействия не вижу, в ход идут и объяснения, и отвлекалки с переключалками, и даже иногда подкуп. Лев постепенно соглашается с какими-то нашими правилами, мы – с его требованиями. Но универсального рецепта «отключения» Великого Отрицателя все-таки нет. Нет, и все тут!

Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ.

Продолжение следует...

Предшествующую публикацию см. здесь.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3410
Оценок:  14
Средний балл:  9.9