Статья опубликована в №37 (406) от 17 сентября-23 сентября 2008
Мир

Мешочки с солнцем

Город Гулбене и его округа благоустраиваются, стараясь не упускать из виду ни большое, ни малое
 Лев ШЛОСБЕРГ 17 сентября 2008, 00:00

Город Гулбене и его округа благоустраиваются, стараясь не упускать из виду ни большое, ни малое

Ах, эти маленькие города! Пространство для жизни, которое можно измерить своими шагами и выстроить своими руками. Маленькие города, в которых все знают всех, на слуху имена всех знаменитых земляков, на счету каждая достопримечательность и вызывает гордость каждое ухоженное место. Латвийский Гулбене, столица одноименного района, в 185 км от Риги, – один из таких городков. Ему нет еще и ста лет как городу, но здесь звучат имена великих и на каждый кусочек городской земли есть свой план благоустройства.

В Гулбене более 9 тысяч жителей, во всем районе – около 28 тысяч. Статус города Гулбене получил в 1928 году, но еще в 1224 году название было впервые упомянуто в летописях при упоминании договора по разделу земли Талава. Так что место насиженное и многое повидавшее.

Нынешние обитатели Гулбене живут в 1152 домах на 66 улицах, об этом старательно извещает презентационный буклет. Но проехав по городку несколько раз, никогда не подумаешь, что в нем столько улиц: кажется, что их всего-то несколько.

Долгое эхо друг друга

Николай Степанов работает мэром
города Гулбене десятый год,
третий срок. Фото: Лев Шлосберг
Но славу этому месту принесло поместье Вецгулбене (Старое Гулбене) – роскошное имение, заложенное в 1763 году на месте замка Ливонского ордена. Тогда же там был возведен Белый замок в стиле Ренессанса (Римские виллы), позднее много раз перестроенный. По местной легенде, к Белому замку приложил руку даже Франческо Растрелли, но документальных подтверждений тому до сих пор нет. Информации о внутреннем устройстве замка не сохранилось, это сейчас является предметом архивных изысканий.

В XIX веке барон Рудольф фон Вольф приобрел для своих сыновей 10 замков на местных землях, Вецгулбене достался Генриху фон Вольфу. Имение Вецгулбене – памятник не только архитектуры и паркового ландшафта, но – в первую очередь – памятник великой любви Генриха фон Вольфа к своей жене Мариссе, для которой и был благоустроен второй парк имения – с прудами, аллеями, беседками, холмами и клумбами. Два парка – один имени отца Рудольфа, второй имени супруги – были соединены деревянным резным воздушным мостом. Генрих подарил Мариссе и новый дом – Красный замок в неоготическом стиле.

Уезжая рано утром на конную прогулку, барон оставлял супруге записку, в каком месте парка он будет ждать ее после пробуждения. На одном из холмов парка была роскошная клумба в форме заглавной буквы имени Мариссы.

Безвременно скончавшаяся после дальней поездки Марисса осталась единственной любовью Генриха фон Вольфа, парк стал ее усыпальницей, а в изголовье места ее упокоения горели семь голубых свечей. Больше Генрих фон Вольф не женился.

Отсутствие прямых наследников предопределило судьбу имения – оно ветшало. Есть свидетельства, что в нале 1920-х годов, после прогулки по парку Вецгулбене, гости городка писали потом, что искали Вецгулбене, но не нашли.

Собственно Вецгулбене и стало поводом для нашего визита в Гулбене – имение обрело нового владельца и теперь оживает, приобретая новое лицо.

Мэр Гулбене Николай Степанов рассказывает, что все попытки сдать имение в аренду и таким образом вдохнуть в него жизнь оказались безуспешны: никто не хотел вкладывать деньги в арендованную собственность. Дебаты в местной Думе завершались на высоких тонах: депутаты долго отказывались выставлять имение на продажу, мол, сейчас нет денег, потом будут, восстановим, приведем в порядок и т. д. Время шло, деньги не появлялись, имение ветшало. Оно просто на глазах исчезало с лица земли.

На окраине местечка Стамериена,
смотрясь в воды озера, стоит
роскошная православная церковь
Св. князя Александра Невского.
Фото: Лев Шлосберг
Наконец Николаю Степанову удалось убедить избранников народа: чтобы спасти Вецгулбене, его надо продать. Конкурсом заинтересовалось семь компаний, три представили заявки. Совладельцами имения в итоге стали предприниматели Юргис Абеле и Элмар Питура, нанявшие управляющим имением Яниса Локманса. Юргис и Янис, фанаты своего уникального дела, в роли компетентных экскурсоводов сопровождают гостей по всей территории, подробно объясняя, что было и что будет.

Имение ощутимо быстро превращается в гостиничный комплекс, первая очередь которого в начале 2008 года открыта в бывшем конном манеже, некогда самом большом крытом манеже Латвии. Уже сейчас 70 гостей могут одновременно жить и отдыхать здесь в номерах в двух уровнях. Фотографии стен под открытым небом, сделанные год назад, впечатляют своим контрастом с нынешним залом, пригодным как для балов, так и для заседаний.

Право собственности – вопрос не праздный. Рядом с Гулбене, в поместье Стамериена, расположен еще один замок из десяти, принадлежавших когда-то семейству Вольфов. Фантастический замок в стиле эклектики, построенный в 1820 и перестроенный в 1835 году, во время революции 1905 года был сожжен и восстановлен уже в стиле историзма в 1908 году. В 1930-х годах в замке жил всемирно знаменитый своим единственным романом «Гепард» Джузеппе Томази ди Лампедуза, женившийся на баронессе Александре фон Вольф. Местные власти не решились выставить замок на продажу, ограничились арендой. Теперь вот уже несколько лет подряд арендатор и местная власть не вылезают из судов, уточняя и оспаривая права друг друга. Оригинальный замок, в ветшающих интерьерах которого на ограниченных площадях располагается интересный музей, и окружающий здание вековой парк, находящийся, несмотря на судебные споры, в хорошем состоянии, все еще ждут своего часа.

Компетентный собственник – это не просто человек, сведущий в бизнесе. Ведь важно понимать не только то, ЧТО вы хотите создать, важно понимать, ГДЕ вы это делаете. Чувство исторической и культурной среды необходимо для того, чтобы понять, как в современных условиях вернуть парку жизнь, воссоздать атмосферу, что-то тактично обновить, ведь деревья, как и люди, смертны, и уже далеко не ко всем безмолвным свидетелям короткого счастья Генриха и Мариссы фон Вольф можно прикоснуться рукой.

Поэтому работы в усадьбе Вецгулбене носят не только реставрационный, но и реновационный характер. Концепция паркового пространства существенно изменена. Вместо битого кирпича, которым посыпали дорожки в XIX веке, - мелкая гранитная брусчатка. Не по всем восстановленным дорожкам парка ходили Генрих и Марисса, появляются и новые. Для парка разработана система современного орошения и освещения. При этом парк остается открытым для посещения всеми желающими – ни забора, ни ворот. Парк пока что в аренде, собственностью он станет позже, но без реставрации парка новые хозяева имения не видят возможности придать всему комплексу завершенный вид. Они сознают, что усадьба будет достоянием всех – и жителей, и гостей города. По тому, с каким удовольствием они водят нас по огромной стройплощадке, видно: такая открытость их полностью устраивает, парк не для хозяев, парк для людей.

Некоторые вопросы решаются жестко: скорее всего, будет полностью снесено уродливое двухэтажное серое кирпичное здание, пристроенное в советское время к Красному замку Мариссы – его «сглаживание» невозможно.

Все работы ведутся как проект, существенная часть затрат на который (около половины) компенсируется из средств Евросоюза. В этом – один из секретов быстрого оживания Вецгулбене – масштабные работы не являются предметом заботы исключительно новых владельцев. Европейский Союз на конкурсной основе выбирает лучшие инициативы и помогает им встать на ноги. Так выравнивается качество жизни, так воскресают из почти небытия памятники истории и культуры.

Внимательное изучение исторических фактов приводит хозяев к новым идеям: известно, например, что в имении гостевал Фердинанд фон Цеппелин. Так что шутки шутками, но, возможно, что в ближайшем будущем в Вецгулбене будет возможно подняться в небо на дирижабле. Представляете, сколько людей приедет сюда только ради этого?

Не случайно Гулбенский музей истории и искусства с более чем 50 тысячами экспонатов, основанный всего лишь в 1982 году, располагается на территории имения, в здании бывшей оранжереи. Сто лет истории городка в предметах культа и быта, подлинных вещах и архивных фото – полностью профессиональная экспозиция, растущая день ото дня. Восстановление усадьбы придало музею второе дыхание и увеличило поток посетителей.

Символично, что перед имением Вольфа стоит восстановленный в 1992 году памятник павшим за свободу. Он появился здесь в 1929 году на пожертвования жителей и был посвящен всем погибшим во время революции 1905 года, павшим солдатам Первой Мировой войны, жертвам революционного трибунала красного правительства Стучки и героям борьбы за свободу Гулбенского уезда. Столь значимый символ был совершенно нетерпим для советской власти, и она его уничтожила. Теперь он воссоздан. Можно сказать, что восстановление памятника борцам за свободу стало предвестником возрождения усадьбы Вецгулбене. Свобода придает дыхание.

Губернатор в нагрузку

До сих пор, четырежды в день,
в 6.00, 10.00, 13.25 и 18.00
из Гулбене в Алуксне по знаменитой
уже на всю Европу узкоколейке
отправляется поезд, нередко
ведомый паровозом «Марисса».
Фото: Лев Шлосберг
Николай Степанов работает мэром Гулбене (где, к слову, 85% населения составляют латыши) десятый год, идет вторая половина его третьего выборного срока. Но едва ли бы он дошел сейчас до вершин местной власти, если бы не работал в городе уже более трех десятилетий, начиная с должности руководителя районного отдела образования. Вся его карьера – это старательное и настырное перешагивание ступенек в небольшом трехэтажном здании, которое скромно благоустраивается вместе с городом.

Он говорит, что никогда бы не вступил в партию в современной Латвии, но политическая жизнь вне партий невозможна, и Николай Степанов третий раз избирается депутатом местной Думы от консервативной Народной партии Латвии. Все выборы проходят только по партийным спискам. Победившая партия или блок формируют местную власть. В Гулбенской Думе всего 11 депутатов, Народная партия получила 6 мест, но реально в орбите мэра 10 депутатов, и это дает возможность Николаю Степанову проводить свою политику. Городские жители консервативны, и от добра добра не ищут.

Хлопотливого Николая Степанова заботят не столько деньги местного бюджета, собственные средства которого исчисляются 15 млн. латов [ 1 ], но возможность получить на развитие города средства национального бюджета Латвии и средства еврофондов. Слово «проект» в речи мэра столь же привычно, как слово «деньги». «Свое я потратить всегда успею и найду на что, сначала надо получить все, что можно, сверху».

Похоже, у Николая Степанова неплохо получается.

Судя по Вецгулбене, к нему притягиваются такие же проектные люди. И в маленьком городке, в будущее которого когда-то мало верили («место на болоте»), на глазах меняется жизнь.

Мэр лично ведет экскурсию по родному городу, отмечая достижения каждой организации: гимназий, библиотеки, стадиона. Он показывает примеры удачных и неудачных инвестиций, дает комментарий к каждой стройке, показывает благоустроенный парк, места для будущей жилой застройки.

Построенный в 2003 году Олимпийский центр – украшение всей республики – принимает одновременно с международными простые школьные соревнования и даже школьные уроки. Городской фонтан, в котором, как подтвердил бывший десантник Юргис Абеле (это был сюрприз для гостей, конечно, - узнать, что нынешний успешный предприниматель в советское время служил в Фергане), 2 августа мирно купаются местные ветераны десанта. Городские уличные часы, подарок местных предпринимателей городу. Современная католическая церковь Святого Сакрамента, построенная в конце ХХ века с австрийским двухсотлетним (!) органом. Евангелическая лютеранская церковь, воздвигнутая на месте рыцарского замка XIII века. Алтарная роспись, орган и колокол этого храма погибли во время Второй Мировой войны. Братское кладбище советских солдат на окраине парка Спаритес с гранитными фигурами трех скорбящих матерей. Лебединый (Молодежный) парк, скульптура лебедя в котором стала символом города, название которого (Гулбене) переводится на русский как «Лебедь». Серебряный плывущий лебедь на черном щите стал гербом Гулбене в 1938 году, через 10 лет после придания местечку статуса города.

Николай Степанов свободно говорит как на русском, так и на латышском, притом на русском – с забавным интонационным акцентом, который исчезает, когда мэр не выступает публично, а говорит с гостями из России.

Вот уже третий год Николай Степанов работает губернатором одной из четырех исторических земель Латвии – Видземе, куда входит и Гулбенский район. Система власти в Латвии устроена таким образом, что губернатором земли может стать только кто-то из глав местного самоуправления по решению самих органов местного самоуправления. Для Николая Степанова должность губернатора Видземе – вершина политической карьеры. Губернский центр расположен в Цесисе. Офис губернатора состоит из 21 сотрудника. Никаких властных закидонов. Все очень экономно, если не сказать скромно. В маленькой Латвии не хватает управленцев, законом разрешено совмещение государственных и муниципальных должностей, и Николай Степанов регулярно ездит в Цесис для исполнения губернаторских обязанностей. По сути, это обязанности по межмуниципальному регулированию и выстраиванию отношений всей земли с национальным уровнем власти. Николай Степанов не говорит, но, конечно, едва ли ему доверили бы руководить землей, состоящей из нескольких районов, без очевидных успехов в родном городе. И если бы не видели в нем редких для чиновника качеств подвижничества и справедливости.

Сам Степанов живет в 12 км от Гулбене в своем частном владении и считает, что город – это место для работы, а жить надо на природе. Между тем на некоторых улицах Гулбене вдоль проезжей части растут яблони. Спелые плоды падают на землю, их никто не подбирает – здесь практически у каждого свой сад. На латвийских открытках 1930-х годов Гулбене называли «городом цветущих садов». Сады продолжают цвести.

Дорога жизни

Имение Вецгулбене барона Генриха
фон Вольфа ощутимо быстро
превращается в гостиничный
комплекс, первая очередь
которого в начале 2008 года
открыта в бывшем манеже.
Фото: Лев Шлосберг
Как ни езди по Гулбене, а приедешь на железнодорожную станцию – своего рода центр притяжения, место исключительно важное, во многом давшее жизнь Гулбене как городу.

Станция Гулбене появилась в 1903 году в 2 км от поместья Вецгулбене – дабы не тревожить покой имения шумной технической новацией. Узкоколейка Гулбене-Алуксне длиной 33 км, часть и ныне существующей дороги Стукмани – Валка протяженностью 210 км, является единственной в Балтии регулярно действующей узкоколейной железной дорогой. До сих пор, четырежды в день, в 6.00, 10.00, 13.25 и 18.00 из Гулбене в Алуксне по знаменитой уже на всю Европу узкоколейке отправляется поезд. Несколько вагончиков 1960-1980 годов ХХ века тащат дизельные локомотивы и уникальный паровой поезд начала века с дровяным вагоном за спиной машиниста. Поглазеть на это чудо приезжают отовсюду. Паровозу присвоили имя «Марисса» в честь супруги барона Генриха фон Вольфа. «Мариссу» в праздничные дни украшают живыми цветами и воздушными шарами. Скоро к паровой эскадре прибавится еще один паровой локомотив, немецкого производства 1947 года.

Раз в год узкоколейка празднует свой день рождения. В этот день в вагончики не попасть, места бронируют прямо из Риги. Праздник разворачивается на всех станциях, от Гулбене до Алуксне. Это чудная смесь карнавала и фестиваля бурлит весь день с 10 утра до полуночи. На вокзале в Гулбене, прямо между зданием железнодорожной станции и первым путем (на какой же еще путь может прибыть настоящий паровоз!) открыт Вокзальный Буфет с удивительным меню и потрясающими буфетчицами. Признаюсь – я купился на это дело. Откуда они нашли таких классных вкусных теток в нынешнем общепите?! – потрясенно подумал я, наблюдая, как на прилавке соответствующего возраста появлялись легендарные советские бутерброды с селедкой и салом, соки и водка, духи «Рижские цветы» и соленые огурчики домашнего посола. Макияж макияжем, но подлинность типажей впечатляла. Оказалось – местный театр. С ума сойти.

На каждой станции следования – непрекращающийся концерт, продуктовая и ремесленная ярмарки, пир на весь мир. С железной дорогой сюда век назад пришла активная жизнь. И день ее рождения празднуют как свой личный, как день начала новой эры, как связь времен. Это удивительный праздник – он одновременно профессиональный и самодеятельный, потому что – совершенно естественный, не спущенный «сверху», не добровольно-принудительный.

Вы знаете, что, оказывается, узкоколейная дорога может оказывать услуги, кроме обычных транспортных? Так вот, может! Вы можете заказать: специальный рейс, во время которого насладитесь (так и написано в предложении) приключением вместе с советскими пограничниками, грабителями, их выходками и удивительной кухней (!), поездку для новобрачных с выходками цыган, путешествие на ручной дрезине-качалке, ночевку в Гулбенском депо или салон-вагоне, осмотр подвижного состава…

Особенные путешествия предлагаются всем на праздники: Рождество, Пасху, день Святого Мартина и день Святого Валентина.

XX и XXI века, сразу несколько исторических эпох иронично соседствуют друг с другом и соединены узкоколейкой длиной ровно 33 километра, отметившей в 2008 году свой 105-й год жизни.

...На площади перед входом в здание железнодорожной станции Гулбене стоит памятник жертвам репрессий 1941 и 1949 годов, когда жителей этих мест постигла депортация в Сибирь. Цельный камень-валун, на котором резцом скульптора намечены очертания тел – матери, отца и ребенка, которые сплелись в прощальном объятии и расстаются навсегда. Больше ничего. А плакать хочется.

Горний свет

На окраине местечка Стамериена, смотрясь в воды озера, стоит роскошная православная церковь Св. князя Александра Невского. Заложенная в 1902 году, она вознеслась над округой пятью куполами храма и колокольней 2 года спустя, освящение состоялось 6 июня 1904 года. Два главных креста храма (на большом куполе и на колокольне) инкрустированы горным хрусталем, в кристаллах которого в солнечный день играет радуга.

После Второй Мировой войны приход был ликвидирован советскими властями, в церкви устроен склад, но это позволило сохранить здание как отапливаемое, оно не рухнуло.

В 1995 году к единственной тогда в селе русской православной семье, супругам Ирине и Александру Сазоновым, обратился местный староста с просьбой: восстановите храм. Мы хотим, чтобы снова открылся храм. И два человека, движимые верой, взялись за дело. Вся большая округа, от Риги до Санкт-Петербурга и Пскова (настоятель храма Александра Невского отец Олег Тэор), помогала возрождению храма. Выбитые кристаллы восстановили в Санкт-Петербурге. Пожертвования приходили буквально со всего мира. Расширился приход. Стоит храм над водой, смотрится в озеро, плывет над водой колокольный звон. Стоит село, есть в нем праведники.

* * *

Житель города Гулбене, утверждает официальный буклет, это замкнутый, сдержанный человек, со своими убеждениями и своей жизненной мудростью. По преданию, жители Гулбене умели носить солнечный свет в мешках.

Свидетельствую – не разучились.

Лев ШЛОСБЕРГ,
Гулбене (Латвийская Республика) - Псков.

Поездка в Гулбене была организована Торгово-промышленной палатой Псковской области.

 

1 1 лат равен примерно 50 рублям.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  7051
Оценок:  7
Средний балл:  9.9