Статья опубликована в №39 (408) от 01 октября-07 октября 2008
Общество

Сын за отцом

Псковский городской суд признал законным увольнение Ивана Павловича Адельгейма с поста директора православной школы регентов при храме Святых Жен Мироносиц
 Елена ШИРЯЕВА 01 октября 2008, 00:00

Псковский городской суд признал законным увольнение Ивана Павловича Адельгейма с поста директора православной школы регентов при храме Святых Жен Мироносиц

26 августа 2008 года в православной школе регентов при храме святых Жен Мироносиц в Пскове шла обычная подготовка к новому учебному году. Ничто, как пишут в романах, не предвещало беды. Да и бедой произошедшее считают не все. Так, не более чем логическое продолжение истории тяжелых отношений митрополита Псковского и Великолукского Евсевия (в начале истории – еще архиепископа) и бывшего настоятеля (ныне – клирика) храма отца Павла Адельгейма.

Иван Павлович Адельгейм вместе
с отцом, настоятелем храма Святых
Жен Мироносиц Павлом Адельгеймом,
создал православную школу регентов
и возглавлял её 16 лет. Сначала
у отца отняли храм,
а затем у сына – школу.
Фото: Лев Шлосберг
О том, как и почему эти отношения сложились так, как сложились, написано много, и в «Псковской губернии» в том числе [ 1 ]. Итогом же этого, скорее, вычитания, чем сложения отношений стал указ № 7, подписанный архиепископом Евсевием 22 февраля 2008 года, которым Владыка освободил отца Павла Адельгейма от должности настоятеля храма Святых Жен Мироносиц г. Пскова, оставив клириком того же храма [ 2 ].

Напомним, что «Псковская губерния» узнала о произошедшем из короткого сообщения, поступившего на электронную почту редакции: «Здравствуйте, уважаемая «Псковская Губерния»! Сегодня, 22.02.08, указом правящего архиерея был смещен с поста настоятеля храма Жён-Мироносиц о. Павел Адельгейм, который своими руками восстановил храм и 20 лет верой и правдой служил в нём. Это грозит закрытием школы, находящейся при храме».

Не сработался

Опасения прихожан могли основываться лишь на одном основании: чтобы ни делал отец Павел, его работу в Псковской Епархии с того момента, как её возглавил Владыка Евсевий, сводили на нет. Нет было сказано приюту для сирот-инвалидов (отец Павел все эти годы, как мог, сохранял его сам с Божьей помощью и с помощью добрых людей), нет – инициативе о епархиальном свечном заводе, нет – общегородской просфорне. Из храма для окормления областной психиатрической больницы в Богданово, который отец Павел и построил, священника тоже «попросили».

А Православная школа регентов при храме Святых Жен Мироносиц существовала еще до прибытия на служение в Псковскую Епархию Владыки Евсевия: её создание благословил бывший архиерей, Владимир. Приход фактически возродил бывший дом причта, в котором и устроили школу.

Правда, администрация Пскова по просьбе отца Павла Адельгейма уже практически выделила этому негосударственному учебному заведению другое здание – в центре города, в лучшем состоянии, но новый архиепископ решил иначе. Сейчас в том, не доставшемся православной школе регентов, здании располагается епархиальное духовное училище.

Но школа жила. С 1992 года, то есть почти 16 лет, её возглавлял Иван Павлович Адельгейм. Как нетрудно догадаться – сын своего отца, которого в феврале 2008 года освободили от должности настоятеля.

26 августа 2008 года в школу пришел настоятель Троицкого собора, благочинный города Пскова, отец Иоанн Муханов в сопровождении настоятеля храма отца Сергия Иванова и еще одного человека. Собрали всех, кто был на тот момент в школе (завуча, учителя биологии и географии, а также самого Ивана Павловича Адельгейма) и сообщили, что Иван Адельгейм не устраивает их в качестве руководителя школы. Потому как не сработался с новым настоятелем отцом Сергием Ивановым. Так что вот вам новый директор – Вячеслав Семенович Петин, по некоторым данным – военный пенсионер.

Таким образом, за пять дней до начала нового учебного года Ивана Адельгейма уволили в устной форме. С письменным приказом изволили ознакомить только 3 сентября. Но уже 1 сентября Иван Адельгейм подал в Псковский городской суд исковое заявление о восстановлении на работе и возмещении морального вреда.

«Что написано, то я вам и читаю»

Рассматривала иск судья Людмила Загрязская. В судебном процессе приняла участие прокурор городской прокуратуры Елена Маятникова. Первое заседание состоялось 18 сентября, а всего суду понадобилось их три… Необычное дело, странное дело: представитель истца – лицо духовное, ответчик – тоже в рясе. И надо их рассудить.

Рассудили.

Иван Адельгейм рассказал уважаемому суду, как было дело 26 августа, чем привел суд в легкое замешательство. Судья Людмила Загрязская даже специально уточнила: «26 августа вы были отстранены от работы, приказа об увольнении до 3 сентября у вас на руках не было, но 1 сентября вы подали заявление? Если бы суду это было известно, мы вернули бы вам документы». Суд, заметим, документы принял.

Обескураживающее заявление судьи сделало своё дело: истец, который в суде находился первый раз в жизни, смешался. Но свои требования озвучил и обосновал, указав, что уволивший его настоятель храма святых Жен Мироносиц Сергий Иванов не является уполномоченным органом юридического лица. В соответствии с п. 21 устава местной православной религиозной организации прихода храма Святых Жен Мироносиц г. Пскова Псковской епархии в перечень полномочий настоятеля прием на работу и увольнение работников, а также управление имуществом прихода не входят.

Кроме того, Иван Адельгейм заявил, что не согласен с процедурой увольнения: об увольнении его за 2 месяца никто не предупредил, хотя пункт № 13 договора между ним и приходом обязывает работодателя это сделать при одностороннем расторжении договора. Правда, Трудовой кодекс не обязывает: часть 2 ст. 278 Трудового кодекса, на основании которой уволили Ивана Адельгейма, называет дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем организации: «в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора».

На вопрос судьи, кем же тогда является настоятель храма, если истец не считает его уполномоченным лицом, Иван Адельгейм ответил коротко: «Настоятелем».

«Но в уставе школы написано, кто принимает на работу руководителя школы. Это настоятель храма. Что написано, то я вам и читаю. Вы же устав школы не оспариваете? По логике, кто назначает руководителя школы, тот его и увольняет. Кто заключал с вами трудовой договор?», - спросила госпожа Загрязская. Иван Павлович согласился, что договор заключал настоятель (бывший настоятель, отец Павел) но вместе с ним – председатель епарсиального совета. «Уволить меня может только приходской совет храма. Устав школы противоречит приходскому уставу», - настаивал истец. «Приходскому уставу он, может, и противоречит, но законодательству не противоречит», - заметила Людмила Загрязская.

Но Иван Павлович Адельгейм обратил внимание суда, что, работая директором школы, он является работником храма. В его трудовой книжке в графе «должность» стоит «директор православной школы регентов», а в графе «место работы»: приход храма св. Жен Мироносиц. Поэтому «преимущественным» документом истец и считает устав прихода, согласно которому право нанимать сотрудников и работников прихода принадлежит приходскому совету.

Судья поинтересовалась процедурой назначения Ивана Адельгейма на пост директора. Иван Павлович сообщил, что решение это принималось на приходском совете. И он от предложенной должности даже отказывался, но «попросили очень сильно». К своему высшему техническому образованию Ивану Адельгейму пришлось добавить 4 курса педагогического института. Правда, пока он его так и не окончил.

«Как хорошо-то вам, два директора»

Представитель ответчика (прихода храма) Светлана Дианова (в отличие от истца она была юридически подкована) с заявленными в иске требованиями не согласилась. Она указала, что Трудовой кодекс не предусматривает такой процедуры, как предупреждение руководителя организации о расторжении с ним договора. Уполномоченный орган юридического лица может уволить его в любой момент.

Кроме того, Светлана Дианова заявила, что школа и приход – это две разные организации. Согласно школьному уставу, директора школы назначает настоятель. Никаких согласований с приходским советом в документах нет. Таким образом, настоятель действовал в рамках своих полномочий. А из прихода храма, работником которого считает себя Иван Адельгейм, его никто и не увольнял.

Суд приступил к опросу свидетелей. И первым заслушали председателя приходского совета Виктора Яковлева. Председателем приходского совета Виктор Николаевич является с 1988 года (при том, что каждые три года председатель переизбирается).

Он рассказал суду, что знаком с Иваном Адельгеймом с 1982 года, и в своё время даже сомневался в правильности решения – предложить ему пост директора православной школы регентов. Слишком юн был Иван Павлович. Но по прошествии времени, понял: «Отец Павел был тогда прав. У нас в течение 16 лет не было претензий к директору, учитывая его хозяйственную деятельность и создание того особого психологического климата в школе». Школа, по словам свидетеля, является одной из лучших в городе.

Людмила Загрязская спросила – входит ли директор в штат работников прихода. И услышала, что штатное расписание документально не оформлено. «Как мы сегодня можем говорить, что директор является штатной единицей, если у вас нет штатного расписания? Кто определяет – кому и сколько заплатить?» - поразилась Людмила Загрязская. «Приходской совет по согласованию с настоятелем», - ответил Виктор Яковлев.

«В школе сейчас работает новый директор, он должен был проходить согласование с приходским советом?» - спросила свидетеля прокурор Елена Маятникова. «Да, должен. Приходской совет нанимает рабочих и служащих по согласованию с настоятелем», - подтвердил Виктор Яковлев. «Куда?» - хором спросили все участники процесса. «В приход, который является учредителем школы», - высказал свое мнение Виктор Яковлев. «Но получается, что это – разные организации. Приход только опекает школу, настоятель храма согласно уставу школу назначает директора», - недоумевала судья. «Устав школы противоречит уставу прихода», - заявил свидетель, солидаризируясь с мнением истца. И подчеркнул, что, по его мнению, вся история с увольнением директора – это «продолжение санкций приходского начальства в отношении его отца, Павла Адельгейма».

Еще одним свидетелем была заместитель директора школы Галина Николаевна Корнилова. Судья спросила, знает ли Галина Николаевна причины расторжения договора с истцом? Заместитель директора повторила рассказ про 26 августа, добавив, что на родительском собрании было сказано, что прежний директор не устраивает нового настоятеля. «Вам представили нового директора?» - задала еще один вопрос судья. «Да, и до 3 сентября они работали вместе. На линейке 1 сентября у нас стояли два директора», - подтвердила Галина Николаевна. «Как хорошо-то вам, два директора», - вздохнула Людмила Загрязская.

Елена Маятникова попросила суд заслушать бывшего настоятеля храма Св. Жен Мироносиц отца Павла Адельгейма (он как раз в это время подошел к кабинету, где шло заседание), а также нынешнего настоятеля. Прокурор заметила, что представитель ответчика Светлана Дианова при многих событиях не присутствовала. «Но я оформляла документы», - попыталась протестовать представитель ответчика. Однако Елена Маятникова вообще усомнилась в том, что Светлана Ивановна может представлять интересы прихода. В соответствии с уставом прихода, в суде это должен делать председатель приходского совета. «Которого мы уже опросили как свидетеля», - задумалась над возникшей коллизией судья. Но с доводами прокурора согласилась. И продолжение заседания назначила на 23 сентября.

«Там, где кончается любовь, начинается право»

На это заседание истец пришел с двумя представителями: отцом Павлом Анатольевичем Адельгеймом и Венедиктом Ивановичем Достоваловым. И заявил ходатайство, в котором просил суд заменить представителя ответчика, т. е. юриста с доверенностью от настоятеля и самого настоятеля на председателя приходского совета Виктора Николаевича Яковлева – раз уж прокурор на прошлом заседании обратила внимание, что в соответствии с уставом прихода Сергий Иванов не является представителем прихода и не может представлять приход в суде, а таковым представителем должен быть председатель приходского совета, которым и является Яковлев.

Представитель ответчика Светлана Дианова против удовлетворения ходатайства сильно возражала, сославшись на раздел 3 Устава прихода: «Настоятель назначается и освобождается епархиальным архиереем. Настоятель несет ответственность за исправное согласно церковному уставу совершение богослужений, церковных проповедей, нравственного воспитания прихожан. Настоятель руководит причтом (священнослужители прихода) и приходом. Руководит работой приходского совета, представляет приход перед органами власти и местного самоуправления, удостоверяет выдаваемые приходом документы и доверенности.

Председатель приходского совета (церковный староста) представляет приходской совет в деловых отношениях, финансово-хозяйственным и административным вопросам, представляет в суде, а также в необходимых случаях выдает доверенности».

Светлана Дианова считала, что суд – это орган власти. Несмотря на то, что в полномочиях председателя приходского совета представительство в суде прописано отдельно. Судья в некотором замешательстве пролистала уставные документы. И тут выяснилось, что суд при рассмотрении дела руководствовался уставом прихода в редакции от 1999 года, а последняя редакция была принята в марте 2008 года. То есть практически сразу после того, как отец Павел был освобожден от должности настоятеля. Тем не менее, отец Павел, как представитель истца поспешил уточнить: староста (председатель приходского совета) является представителем прихода, поскольку он избран приходом, а настоятель – фигура назначаемая. В части богослужений приход управляется настоятелем, в хозяйственной части – приходским собранием и приходским советом.

Елена Маятникова вынуждена была указать на очередные уставные противоречия (уже не между уставами школы и прихода, а внутри устава прихода): «В п. 22 устава органами управления является приходское собрание, приходской совет, ревизионная комиссия. В тоже время ранее в п. 21 прямо написано, что управление приходом осуществляет еще и настоятель. Здесь нестыковки». Тем не менее, если председатель приходского совета представляет приход в хозяйственных отношениях, то и вопросы приема и увольнения – по его части. Поэтому можно привлечь в качестве второго представителя ответчика Виктора Яковлева.

Светлана Дианова возразила, что высшим органом управления приходом действительно является приходское собрание, председателем которого является настоятель. Но Иван Адельгейм уточнил: постановления приходского собрания принимаются простым большинством голосов. И только при равенстве голосов преимущество имеет голос настоятеля. Ходатайство удовлетворили.

Так Виктор Яковлев из свидетеля превратился в представителя ответчика. И вполне предсказуемо в своем выступлении заявил, что иск к приходу считает справедливым и просит суд его удовлетворить, заметив, что он, председатель приходского совета, об увольнении, например, узнал по факту. Не сложились у приходского совета отношения с новым настоятелем. На общение с приходским советом и ревизионной комиссией отец настоятель практически не шел, контактов никаких не было. Грустное признание сделал Виктор Николаевич: «Там, где кончается любовь, начинается право»…

Он еще раз обратил внимание суда (хотя вряд ли для суда это могло иметь значение), что главная причина увольнения Ивана Павловича – это его фамилия. Он сын опального отца Павла Адельгейма. «Других причин я не вижу. Школа лицензирована, долгов по коммунальным платежам, зарплате – не имеет. Она одна из лучших в Пскове», - здесь председателю приходского совета трудно не верить, его дети учились в этой школе.

Настоятелю храма отцу Сергию после этого выступления было нелегко. Насчет обстоятельств своего назначения на приход он заметил, что это не было и не могло быть случайностью: «Волос не упадет без воли Божией». Потом отец Сергий покаялся в быстро проходящем недостатке – в молодости и отсутствии опыта. Но, судя по всему, за 9 месяцев настоятельства кое-какой опыт всё же появился. Опереться ему сначала было особо не на кого. Но потом нашлись люди, нашлись. Помогли.

И, вероятно, до сих пор помогают отцу Сергию в его трудах. Например, в приведении в порядок самого храма, который находился, по словам отца Сергия, в «очень запущенном состоянии». У представителей стороны истца в этом месте вырвались возгласы изумления. Да и каждого, кто хоть раз был в храме Жен Мироносиц, ощущения запущенности там никогда не посещало. «Там паутина падала», - привел пример запущенности отец Сергий. Но потом вернулся собственно к сути рассматриваемого дела: «Со школой я тоже понял, что этот человек не соответствует по своим деловым качествам должности директора. Я предлагал Ивану Павловичу должность учителя, даже завуча, но…»

Также отец Сергий счел нужным подтвердить (и даже подчеркнуть), что решение об увольнении принимал единолично – как руководитель. «Вы не обсуждали это с приходским собранием?» - спросила Елена Маятникова. «С людьми обсуждал», - уклончиво ответил отец Сергий. С какими, естественно, не уточнил.

По просьбе прокурора прения сторон перенесли на 24 сентября.

Руководствуясь локальными актами

И в ходе дня третьего вдруг выяснилось одна неприятная деталь: судья обратила внимание, что протокол приходского собрания, на котором председателем приходского совета был избран Виктор Яковлев, не утвержден правящим архиереем. Виктор Яковлев сообщил, что все протоколы приходских собраний отсылаются в епархиальное управление на утверждение архиерея, но обратно эти протоколы с утверждением не приходят. «Нет такой практики», - заверил суд председатель приходского совета.

Но за этот нюанс крепко ухватилась представитель ответчика (настоятеля в данном случае) Светлана Дианова: «Полномочия председателя приходского совета не подтверждены епархиальным архиереем. Показания господина Яковлева в качестве ответчика не могут применяться». «Раз допустили, назад хода нет», - философски заметила Людмила Загрязская.

Выступление в прениях прокурора Елены Маятниковой стало некоторой неожиданностью: «Полагаю, что иск возник вследствие неурегулированности вопросов увольнения руководителя учреждения, созданного религиозной организацией. Поскольку ФЗ «О свободе совести и религиозных организациях» подробно эти вопросы не регулирует, при вынесении решения нам предстоит руководствоваться локальными актами: уставами прихода и школы».

К вопросу о правовом положении настоятеля и его полномочий, она предложила руководствоваться ст. 22 Трудового кодекса РФ, наделяющей работодателя полномочиями как по приему на работу, так и по увольнению. Поскольку вопрос о том, кто имеет право увольнять директора школы, отдельно не урегулирован, она предложила суду вывод о том, что настоятель прихода имел право уволить руководителя школы регентов. При этом требования ч. 2 ст. 278 ТК РФ были соблюдены. На этом основании прокурор просила в восстановлении Ивана Адельгейма на работе отказать, в удовлетворении иска в полном объеме – отказать.

Представитель истца отец Павел Адельгейм в своем выступлении процитировал нормы Устава Русской Православной Церкви. Устав РПЦ доверяет представлять в суде приходской совет и выдавать доверенности церковному старосте, но не настоятелю. Настоятель может представлять интересы прихода только в органах государственной власти и местного самоуправления. Поэтому, по мнению Павла Адельгейма, выдавая доверенность на представление прихода в суде доверенному лицу, да еще на бланке прихода с печатью прихода, настоятель священник Сергей Иванов вышел за пределы своей компетенции.

Кроме того, согласно ст. 50 устава РПЦ, «все официально исходящие от прихода документы подписывают настоятель и председатель приходского совета – церковный староста. Примечание: приходское собрание имеет право в случае необходимости поручить любому своему полноправному члену ведение дел с гражданскими организациями, а также защиту интересов прихода в суде». Отец Сергий такого поручения не получил. А без санкции приходского собрания только церковный староста имеет право представлять интересы прихода в суде. Поэтому отец Павел заявил, что действия настоятеля самовольны и незаконны.

Он также коснулся вопросов приема и увольнения и заметил, что настоятелю не дано право принимать и увольнять на работу служащих. И согласно действующему уставу РПЦ, он не может быть работодателем. В то время как право нанимать рабочих и служащих имеет приходской совет. В рассматриваемом случае трудовой договор ошибочно именует настоятеля работодателем, которым он не является. Не разобравшись в трудовых отношениях религиозной организации, настоятель выдает себя за лицо, исполняющее функции уполномоченного органа юридического лица, т. е. приходского совета.

«К счастью, трудовой договор вместе с настоятелем подписал законный уполномоченный орган юридического лица председатель приходского совета. Эта подпись дает договору законную санкцию: директора нанял на работу приход. Отец Павел еще раз обратил внимание суда на ст. 13 трудового договора: «В случае расторжения договора по требованию работодателя он обязан предупредить работника за 2 месяца до расторжения договора. Расторжение договора по требованию работодателя не допускается в течение учебного года с 20 августа по 1 июля следующего года. Если увольнение не последовало до 20 августа, договор автоматически считается продленным на год». Доводы стороны истца были понятны и очевидны.

Представитель ответчика Светлана Дианова заметила, что ей не стоит повторять все сказанное ранее. Она уверена, что увольнение директора произведено полностью в соответствии с законодательством: соблюден порядок увольнения и оно выполнено надлежащим лицом, поскольку настоятель является работодателем для директора образовательного учреждения.

«Был единственный случай, когда архиерей порвал наш протокол»

Еще один представитель (все-таки ответчика), Виктор Яковлев, во время выступления всё еще находился под впечатлением от сомнения в своих полномочиях: «Я ручаюсь, что утвержденных протоколов нет ни в одной церкви Пскова. Был единственный случай, когда архиерей порвал наш протокол, потому что он ему не понравился. Это было в 1999 году. Но это не касалось выборов приходского совета».

И снова заговорил о том, что происходит, когда уходят любовь и понимание между людьми, заверив, что если бы деятельность настоятеля была направлена на согласие с приходским советом, то этого судебного процесса не было бы. Если бы настоятель обратился к приходскому совету с предложением рассмотреть вопрос о замене директора приходской школы регентов, этот вопрос обязательно обсудили бы.

Виктор Яковлев считает, что процедура увольнения проведена не в согласии с приходским советом, а, значит, неправомерно. Он также обратил внимание на трудовой договор: «Не соблюдено, что директор не предупрежден за 2 месяца и уволен в течение учебного года. Я в недоумении, что предложено в иске отказать. Я считаю иск справедливым и прошу суд его удовлетворить».

В иске-то еще никто не отказал. То было лишь предложение прокурора. И была надежда на то, что будет принято во внимание нарушение условий трудового договора. Ну, не увольняют директоров школ за пять дней до учебного года!

Однако судья объявила о перерыве для принятия решения. И через несколько минут огласила его: Ивану Павловичу Адельгейму в удовлетворении иска к приходу храма Св. Жен Мироносиц о восстановлении его в должности директора православной школы регентов и возмещении морального вреда отказать в полном объеме.

Расторжение договора с истцом было признано обоснованным, настоятель – лицом полномочным, кроме того, наделенным большими полномочиями, чем председатель приходского совета. Оснований для удовлетворения иска не найдено.

Может быть вполне удовлетворен молодой настоятель: отсечение от школы человека с неправильной, раздражающей фамилией – это ли не результат? Очевидно ожидаемый от него результат.

Хотя кто будет злословить, кто упрекнет? Настоятель просто заменил одного «неподходящего по деловым качествам» директора на «подходящего» – по всем статьям. Может, теперь школа с утроенной энергией рванет вперед в деле воспитания и того особенного образования, которое дает? Детям только трудно будет объяснить, почему в школу больше не приходит Иван Павлович Адельгейм. Им про деловые качества не объяснишь и про фамилию – не скажешь. Но они поймут. Сами. Скоро. И те, кто постарше, уже понимают. Тоже ведь – воспитание…

Елена ШИРЯЕВА

От редакции. Иван Павлович Адельгейм намерен подать кассационную жалобу в Псковский областной суд. Редакция «Псковской губернии» будет следить за судебным процессом.

 

1 См.: В. Яковлев. Сжитие со свету // «ПГ», № 49 (368) от 19-25 декабря 2007 г.

2 См.: Е. Ширяева. «Вот и я восхожу на свою маленькую Голгофу» // «ПГ», № 8 (377) от 27 февраля - 4 марта 2008 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4890
Оценок:  5
Средний балл:  8.4