Статья опубликована в №3 (424) от 28 января-03 января 2009
Семья

Детская кухня

 Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ 28 января 2009, 00:00

Лев вошел в самый беспокойный, наверное, младенческий возраст. Тащит, кидает, крушит, ломает, экспериментирует с окружающими предметами и собственным телом. Тот самый период, когда заклинание «не оставляйте детей без присмотра» звучит, как материнская библия. Слыша грохот за спиной, все время дергаешься – что он там сломал, стул или ногу? Постоянно приходится держать руку на пульсе, приглядывать, присматривать и караулить.

Но такова наша женская доля, что, помимо детовоспитания, приходится выполнять и другие обязанности. К Kinder, как правило, прилагается еще и Kuche. Когда хорошо воспитанные немецкие женщины умудрялись вырывать время на Kleider и Kirche – ума не приложу. Потому что и между первыми пунктами мечешься, как между двух огней.

Стоит мне уединиться с плитой и кастрюлей – Лев в комнате затихает. А тихий ребенок – это очень подозрительно. Помню диалог из Сашиного раннего детства:

- Саш, ты что там затих? Какую-нибудь пакость делаешь?

- Еще нет!

Очень честный был ребенок.

Получается как в дурном фарсе. Мама начинает варить кашу, прислушивается к тишине в комнате, бежит, обнаруживает младенца жующим герань, отбирает цветок, собирает землю, возвращается на кухню, ловит убежавшую кашу, разогревает сковородку, слышит детский крик, бежит в комнату… и так без конца. Мама измотана, ребенок раскаприжен, обед почему-то не удался.

Есть, конечно, универсальный способ обезопасить ребенка от ребенка – мультики. Но мы это дело строго ограничиваем и бережем для особых случаев. Потому как убедились, что движущиеся картинки утомляют Льва и приводят к еще большим капризам. Можно забрать младенца с собой на кухню, если согласится. И это неплохой выход, если бы не одно «но».

Кухня – зона повышенной опасности. Это острые предметы, это газовая плита, и кипяток – причина половины детских травм. Простейшая процедура – слить макароны – становится рискованной, если под ногами крутится ребенок. Единственная возможность нормально функционировать – это локализовать и обездвижить дитя. Но ведь не привяжешь.

С другой стороны, кухня – это помещение с моющимся поверхностями, заполненное всякими баночками, скляночками, плошками, поварешками и другими редко доступными предметами. Может, ими и «привязать»?

Собственно, так и делаем. Сажаю Льва на стул, подальше от плиты, выдаю все имеющиеся в доме кастрюли и небьющиеся миски. Можно погреметь, можно посоставлять «пирамидки». Большая педагогическая прелесть кастрюль в том, что в них все «входит и выходит». Наглядно изучаются понятия «больше-меньше». Лев может минут двадцать изображать ослика Иа, опуская в емкости кружки, ложки, тряпочки, губки для посуды. Потом переворачивает, и эти же предметы принимается прятать под кастрюли. Правда, мне приходится регулярно оборачиваться на крики «Мама, найди, где к’южечка!»

Играть каждый день в одни и те же игры – вредно. Они обесцениваются и перестают увлекать ребенка. Для разнообразия кастрюльные игры заменяются макаронно-крупяными. Бакалейные прелести можно пересыпать из стакана в стакан, можно смешивать, можно сортировать. На крайний случай – можно даже посдувать со стола, если уж готовка затянулась. Но от этого развлечения я не в восторге, поэтому стараюсь придумать менее уборкоемные.

Недавно мы изобрели «гастрономические картины» - крупы и макаронные изделия фигурно (и не очень) вдавливаются в кусочки хлеба, сыра или колбаски. Из тех же основ можно делать и скульптуры: хлеб замечательно катается и лепится, а колбаса и «сыр’ик» нарезаются формочками для пластилина или «песочницами».

Эксклюзивная забава – резка ножом. Получая в свое распоряжение не самый острый столовый нож и картофелину, Лев умудряется даже помочь маме. Пусть пока эта помощь чисто символическая, но однажды, надеюсь, она перерастет в полноценную.

Отдельная статья – «мокрые» игры. Из простейших – переливание воды. Можно – из чайничка, можно – из кружечки. Можно ложкой пытаться вычерпать всю воду, можно «булькать» при помощи трубочки. Очень медитативное занятие, Лёвка после таких игр долго остается тихим и бесконфликтным ребенком.

Рисование – тоже не мудрено, но полезно. Сейчас Лев уже не рвется бегать с кисточкой по всему дому, но занятия изобразительным искусством все так же чреваты раскрашиванием и замачиванием одежды, стен, любой рабочей поверхности. Поэтому на кухне рисовать удобнее всего. Прелесть кухонного рисования еще и в том, что всегда под рукой натура. Овощи и фрукты, как правило, очень понятной формы и цвета. Если мама найдет секундочку изобразить ярко-оранжевую морковку, то ребенок тоже попытается в той же гамме провести пару горизонтальных линий, гордо обозвав картину «мойковь».

Эту же самую натуру легко использовать и как инструмент. Картофель или морковку можно нарезать брусками или цилиндриками, помещающимися в детской руке. Получаются многофункциональные штампики, при помощи которых пропечатываются и солнышки, и цветочки, и домики, и рыбки.

Правда, такой инструмент Лёвка норовит слопать вместе с акварелькой. Да и вообще, все кухонные игрушки (ну, кроме разве что кастрюль) пробуются на зуб. Обед еще в процессе, а ребенок-то уже и сыт. Что ж, одной проблемой меньше.

Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ.

Продолжение следует...

Предшествующую публикацию см. здесь.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2541
Оценок:  11
Средний балл:  7.7