Статья опубликована в №4 (425) от 04 февраля-10 февраля 2009
Общество

Спор верующих субъектов

Из дома в печорской деревне Захново по заявлению Псково-Печерского Свято-Успенского монастыря выселяется через суд без предоставления жилья семья, поддерживающая жизнь в храме Иверской иконы Божьей Матери
 Иван СИДЕЛЬНИКОВ 04 февраля 2009, 00:00

Из дома в печорской деревне Захново по заявлению Псково-Печерского Свято-Успенского монастыря выселяется через суд без предоставления жилья семья, поддерживающая жизнь в храме Иверской иконы Божьей Матери

Со всей страны спешит к заутрене в Псково-Печерский монастырь православный народ. Дивный перезвон наполняет душу радостью и светом. В обители, основанной преподобным Ионой, даже в сердце закоренелого атеиста вдруг зажигается огонёк веры. А в воскресной проповеди редкий пастырь не обратится к теме любви как основе христианского благочестия. И священноначалие, а порой и сам отец наместник, призывает и убеждает. И убедителен глас их.

После службы

Колокол Иверского скита у храма Иверской иконы Божьей Матери в деревне Захново. Фото: Лев Шлосберг
Отгремел перезвон. Окончилась служба. Разъехались прихожане по городам и селам. И то ли не было слов о вере и любви. То ли принципы эти касаются прихожан избирательно. Остаются факты: в Печорском районе, в священных местах духовного подвига многих подвижников русской земли, в центре паломничества сотен тысяч верующих, по иску Псково-Печерского Свято-Успенского мужского монастыря выселяется из деревенского дома семья православных христиан. Как следует из протокола первого судебного заседания от 30 декабря 2008 года, требование о выселении заявлено без предоставления жилья…

Про то, Кто и почему торгующих выгонял из храмов, мы помним достаточно хорошо. Имеется даже ссылка на первоисточник. Про то, чтобы богоугодным делом стало отнять последнее и выгнать из дома неимущих единоверцев, в Священном Писании не сказано ни слова.

Кажется, повторяется история скандальных противостояний Соловецкого и Валаамского монастырей с соотечественниками-мирянами. Теперь – и в Псковской епархии. Зачем?

Благие намерения

С размахом отпраздновала советская Россия тысячелетие Крещения Руси. Даже безбожная власть, в конце концов, была вынуждена признать роль православия в жизни страны. Да и та страна недолго после протянула. Распался Союз, с головой нырнул в «рынок», и в диком водовороте соединилась светская, церковная и коммерческая деятельность в России. Без принципов. Без правил.

Но отгремели 90-е годы. Патриархия умножила число приходов. Разбогатели отдельные отцы и их «командиры». Кажется, расцвела и укрепилась вера: в моду вошли партийные чиновники со свечками и благотворительные фонды при церковных общинах. Или это были общины при благотворительных фондах?

Как бы там ни было, в Печорском районе, по-над берегом Мальского озера, в деревне Захново, в 2000 году также возникла церковная община со светлыми целями: построить храм во имя Иверской иконы Божьей Матери, собрать православных мирян, возделывать землю и молиться Богу.

Благодетелем, то есть инвестором, выступил представитель благотворительного фонда «Благовест» Сергей Борисович Полищук. Благо, деньги на тот момент у него были, сердце загорелось миссионерским светом, а благословение старцев было получено.

В названной деревне были куплены дома и земля. Назначены руководители. В общину приглашены члены. Поставлены задачи. Обещаны перспективы. В устной форме (это важно запомнить). Работа закипела.

Среди других в 2002 году в общину был приглашен и Валерий Иванович Беляев, талантливый резчик по дереву. Приглашен с супругой. На труд. На пост. На молитву. И – на постоянное проживание.

Судьба человека

Валерий Иванович Беляев – гражданин СССР. Родился, жил и был осужден в Кривом Роге, на Украине. «Сидел» в Республике Коми. После первой отсидки, в 1992 году, не хватило трёх дней для автоматического приобретения российского гражданства. Когда после второй ходки ценности его жизни изменились, внял советам старцев – не принимать нового паспорта и пользоваться теми возможностями, которые предоставил Закон гражданам с паспортами СССР.

Да, Валерий Иванович Беляев – судим. Даже дважды. Впервые – в Советском Союзе, в 1985. Повторно – уже в России, в середине 1990-х. Валерий нашёл в себе силы преодолеть трудное прошлое. После тюрьмы и скитаний, Бог дал Беляеву специальность, жену, веру и церковь.

Из объяснения В. И. Беляева, предоставленного им лично в Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь:

«В 2002 г. я, Беляев Валерий Иванович, был приглашен для работ по благоустройству строящегося храма Иверской иконы Божьей матери в деревню Захново. Мне положили заработную плату 5 000 р. в месяц и временно поселили в одном из домов, принадлежавших общине с другими рабочими. Приглашал меня на работу Вадим Николаевич Иванов, директор колхоза «Красный Изборск». В те годы он возглавлял строительство храма и являлся председателем церковного комитета.

После того, как я проработал месяц или полтора, В. Н. Иванов и Л. Н. Быховцева, также уполномоченная благодетелем С. Б. Полищуком на строительство храма и организацию общины, предложили переехать на постоянное проживание в Захново мне вместе с супругой. При условии предоставления жилья и одноразового питания. Для моего с супругой проживания В. Н. Иванов выкупил дом у Екатерины Молчановой, вместе с коровой. Л. Н. Быховцева лично звонила моей супруге – Людмиле Михайловне Павловой, предлагая переезд и сообщая условия: покупка отдельного дома с хозяйством для постоянного проживания нашей семьи. Что и было сделано.

Однако долгое время дом, хозяйственные постройки и земельный участок находились в стадии оформления, а мы не настаивали на документальном свидетельстве правомочности нашего проживания, доверяя устным договоренностям с руководством общины».

Доверяя устным договорённостям.

В Захново Беляев с супругой принимал непосредственное участие в строительстве и благоустройстве церкви Иверской иконы Божьей Матери: выполнял внутреннюю отделку и убранство храма, участвовал в обновлении кровли и в прочих повседневных работах.

Поскольку мужчин в общине было мало, то, помимо отделки храма, все другие тяжелые работы требовали его участия: Беляев охранял деревню от весеннего пала, заготавливал дрова, развозил воду, вместе с супругой вел хозяйство – держал корову, выращивал урожаи необходимых сельскохозяйственных культур, обеспечивая продуктами общину и трудников. Все эти годы 3-4 дня в неделю, по Уставу, музыкально одаренная семья Беляевых сослужила настоятелю, иерею Николаю (Машкову). На клиросе, в качестве чтецов и певчих.

Для проживания в общине семье был предоставлен дом и земельный участок. Жильё находилось в ветхом, крайне запущенном состоянии. Беляевым был проведен капитальный ремонт с заменой окон, перепланировкой, перекладкой печи.

Все условия проживания и производства работ не закреплялись бумагами, а регламентировались «благословениями» и обещаниями: честное слово и благодать Божья не знают печатной формы. В религиозных общинах эти понятия исстари принимаются на веру и сомнению не подлежат.

Промысел Божий

Валерий Иванович Беляев. Фото: Лев Шлосберг
Первыми руководителями стройки стали председатель колхоза «Красный Изборск» Вадим Николаевич Иванов и Людмила Николаевна Быховцева. В дальнейшем руководители часто менялись. У инвестора возникли проблемы в бизнесе и нелады с законом. Затратной оказалась стройка. Расходы росли, появлялись новые объекты. Как-то незаметно вопрос о спасении души, ради чего и задумывалась, и собиралась община, ушел на второй план. Его вытеснил вопрос о собственности. Благое дело духовного подвига уступило место соблазнам.

Уже в 2004 году благодетель Сергей Полищук стал подыскивать общинному проекту нового «оператора». Деревенские дома и земли были переданы на баланс Епархиальному Рождества Богородицы Снетогорскому женскому монастырю. Оттуда была прислана «на руководство» инокиня Даниила. Однако матушка с управлением не справилась – довольно скоро взалкала и польстилась на народное добро.

В деревне ее деятельность была отмечена лишь прокладкой водопровода, да подделкой доверенностей от настоятельницы Снетогорского монастыря игуменьи Людмилы, в результате чего была совершена кража монастырского имущества – дома и земли вдоль побережья Мальского озера в пользу старшей дочери с зятем. Псковская пресса («Аргументы и факты», № 28 от 11.07.2007) откликалась тогда на приключения монастырской собственности, а сестры Снетогорского монастыря и сейчас неустанно молятся о ее заблудшей душе.

Можно понять разочарование тех, кто на пути к Богу не стремится нажить капитал. В годы «правления» Даниилы община сильно поредела. В ней остались 2 инвалида, и вся нагрузка по общинным работам легла на плечи Валерия Беляева и его супруги. За внешними обстоятельствами эта семья не теряла избранных ориентиров. Они выбрали трудный путь к Богу как свою судьбу и продолжали трудом, постом и ежедневной молитвой укреплять пошатнувшиеся позиции общины. Об этом в один голос заявили жители Захново – соседи общинников. Кто бы подумал два года назад, что именно им предстоит вступиться за Беляева, когда в его тихую деревенскую жизнь вмешается… православная братия.

Ключевой момент

Весной 2008-го года собственником имущества стал Епархиальный Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь. У древней обители оказались свои взгляды на будущее деревенской общины в Захново. Получив свидетельства о регистрации права собственности и внимательно осмотрев полученные в дар земли и недвижимость, представитель монастыря монах Геннадий (в миру – Юрий Геннадьевич Русев) попросил членов общины «с вещами на выход». Причем в довольно оригинальной форме.

Из объяснения В. И. Беляева, предоставленного им лично в Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь:

«В один из первых приездов монаха Геннадия я рассказал ему о своей проблеме с регистрацией. Он обещал передать мою просьбу отцу наместнику. В следующий приезд монах Геннадий информировал меня, что в помощи с регистрацией «архимандрит Тихон отказал, однако пообещал официально оформить на работу меня и супругу». Со слов монаха Геннадия, мне хотели поручить резьбу иконостаса, а для начала – поручили обшить вагонкой потолок в правой галерее храма. Я выполнил данное поручение в полном объеме. Эта работа была оплачена. Дело было весной 2008 года.

Следующее поручение отца Геннадия – передать ему ключи от храма Иверской иконы Божьей матери – я выполнить не смог, так как ключами распоряжается настоятель храма, о. Николай, а я беру ключи только на время – когда протапливаю или убираю в храме. Это вызвало недовольство о. Геннадия, и в следующий приезд, при расчете за выполненные работы, он сказал: «Воля Божья изменилась. Здесь будет скит. Боюсь, что тебе придется подыскивать новый дом, а в этом доме мы поселим пасечника».

Неожиданный поворот событий заставил Валерия Ивановича с супругой выехать в Печоры, к наместнику монастыря, архимандриту Тихону (Секретареву). В устной беседе архимандрит Тихон предложил семье написать автобиографии и прошение на своё имя, а также пообещал лично приехать и разобраться в дальнейшей судьбе Валерия и Людмилы, сделав упор на то, что «все мы – христиане» и «обижать никого не собираемся». Таковое прошение было составлено и передано келейнику архимандрита.

Архимандрит Тихон не приехал. Не разобрался. Зато прислал письменный ответ. На Пасхальной Седмице, в Престольный праздник Иверской иконы Божьей Матери все тот же монах Геннадий привез выписку из журнала Духовного собора Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря от 21.03.2008 г. за подписью архимандрита Тавриона: «Предложить Беляеву В. И. с супругой, проживающим на территории Иверского скита в с. Захново, освободить занимаемую ими площадь к 01.06.2008 г.»

Клир и мiр

Сейчас в деревне Захново 15 дворов. 7 из них теперь принадлежат монастырю и в церковных бумагах называются «Иверский скит». В остальных живут разные люди. Псковские, питерские, московские. Дачники. Некоторые – даже атеисты. Из постоянных жителей – одна бабушка. Из церковной общины остались только Валерий Беляев с супругой. И – отец Николай, настоятель храма.

Соседи будущих насельников скита – заслуженные люди. Народный художник России. Заслуженный врач РСФСР. Председатель этнокультурной автономии. Советник госслужбы. Полковник в отставке. Художественный руководитель киностудии. Есть даже представитель «Единой России», а также молодые предприниматели из беспартийных.

Когда община стала распадаться, это вновь образованное деревенское сообщество, такое разное в своих жизненных корнях, в полном составе поддержала Валерия Ивановича Беляева. Дважды судимого. С паспортом гражданина СССР. Ведь история падшего человека, путем долгой работы над собой пришедших к вере – это и есть путь христианина.

С письмом к правящему архиерею – митрополиту Евсевию – обратились жители деревни Захново уже на Первомай 2008 года. Просили разобраться в ситуации и предлагали конкретные решения:

«Ваше Высокопреосвященство! В настоящее время мы в очередной раз являемся свидетелями непродуманных действий, в результате которых люди, живущие и трудящиеся в храме и на земле, могут быть изгнаны без видимых причин или обозначенных претензий к их работе. У семьи В. И. Беляева нет другого жилья, а, значит, нет возможности переехать и перевезти хозяйство.

Предполагаем, что решение, обозначенное в выписке из журнала Духовного Собора, было принято в результате отсутствия полной достоверной информации о деятельности семьи В. И. Беляева.

Как Вам известно, в православной традиции нередки примеры, когда монастырь предоставлял пожизненное право пользования землей и жильем неимущим и бедным слоям населения. Возможно, этот инструмент – передачи дома и земли в пожизненное пользование – мог бы стать вариантом дальнейшего проживания семьи В. И. Беляева в деревне Захново.

Учитывая, что дом, в котором в настоящее время проживают В. И. Беляев с супругой, находится в жилом секторе деревни Захново, в стороне от территории проектируемого Иверского скита, вторым вариантом мог бы стать выкуп указанного дома в пользу семьи В. И. Беляева.

Нам известно, что этот дом, вместе с земельным участком, хозяйственными постройками и коровой, был выкуплен инвесторами общины за 120 тысяч рублей. Считаем, что часть этих денег семья отработала за 7 лет добросовестного труда в общине. Внести разумный выкуп за оставшуюся долю дома, земли и хозяйства, готовы вскладчину проживающие в деревне Захново соседи В. И. Беляева, так как достаточных средств для этого у семьи В. И. Беляева нет.

Мы не считаем возможным оставаться равнодушными, в стороне от происходящих событий, но и не спешим предавать вопросы взаимоотношения Церкви и ее чад, на примере данной семьи и деревни Захново, общественной огласке... Поэтому надеемся, многоуважаемый Владыко, на ваше мудрое любящее сердце и рассчитываем, что, с Вашей помощью, будет принято положительное решение, и семья В. И. Беляева будет и далее проживать в деревне Захново.

Если Вы сочтете необходимым для принятия решения встретиться лично с авторами данного обращения, просим оповестить звонком по указанным номерам телефонов.

Проживающие в дер. Захново … (всего 11 подписей)».

Звонков не последовало. «Мудрое и любящее сердце» владыки Евсевия подсказало архипастырю странное решение. Резолюция архиерея на письме жителей деревни, датированная 26-м мая 2008 года, поставила их в географический тупик: «Иверский скит предназначен для духовной жизни. Не монашествующим, мирским людям проживать в скиту монастырские правила не позволяют».

На карте Печорского района нет Иверского скита. Есть деревня Захново. Скит лишь проектируется, будучи пока лишенным монахов. Пустует братский корпус. В храме из прихожан все те же Валера и Людмила. Да и (напомним) дом, в котором проживает Беляев, находится в «мирской» части деревни, вдалеке от будущего скита. По сути дела, сегодня супруги Беляевы в храме Иверской иконы Божьей Матери – и приход, и клир, и трудники.

Но после резолюции Владыки монастырь перешел к более решительным действиям, воспользовался шатким положением Беляева с паспортом гражданина СССР и отсутствием регистрации и… включил административный ресурс.

Суд да дело

В июле 2008 года в кабинете начальника Печорского РОВД раздался телефонный звонок с устной просьбой поспособствовать в выселении «…одного незаконного мигранта, самовольно занимающего монастырскую собственность». Отзывчивый начальник оперативно откликнулся на обращение. Когда в пятницу вечером Беляева приехали забирать «для беседы с начальником РОВД», Валерия Ивановича отстаивали буквально всей деревней, с видеосъемкой и подключением адвоката. Отметим важную деталь: общение в весьма непростой момент было предельно корректным и с той, и с другой стороны. В неформальной беседе в ответ на просьбу юриста не подменять собой судебных приставов, представитель органов внутренних дел вдруг тяжело вздохнул: «Монастырь в Печорах – градообразующее предприятие. Мы будем играть за них. Вы уж не обижайтесь».

Впрочем, милиционеры с честью вышли из игры. Получив 26 июля 2008 года официальное заявление, поданное от имени настоятеля, в котором всё того же начальника РОВД «почтительно просили оказать помощь Свято-Успенскому Псково-Печерскому монастырю в выселении Беляева Валерия Ивановича и его супруги из принадлежащего монастырю жилого дома в деревне Захново», милиция честно завернула бумагу, как поданную не по адресу. За что отдельное христианское спасибо органам. За все-таки проявленное гражданское мужество…

Дело двигалось уже к Новому году, когда противостояние перешло в новую фазу. 24-го декабря 2008 года Беляеву была вручена повестка в Печорский районный суд. Заседание было назначено на 26-е декабря и затем перенесено на 30 декабря: Псково-Печорский Свято-Успенский монастырь подал иск о выселении Беляева с супругой, вдобавок назвав венчанную жену Валерия Ивановича сожительницей, несмотря на то, что брак между Павловой и Беляевым освящен священником.

Причем повестка в суд снова была вручена не почтальоном, а участковым. А при подаче ходатайства о переносе заседания Беляева проинформировали следующим образом: «Против кого вы пошли? вы должны понимать, что вы просто затягиваете процесс, у вас нет шансов: монастырь – градообразующее предприятие… собирайтесь к переезду…»

Бог дал. Бог взял

Да, с юридической стороны дело Беляева не выглядит убедительно.

У Беляева действительно нет иного жилья, кроме занимаемого дома. За время проживания Беляевым с супругой этот дом был отремонтирован им своими силами и за свой счет. Работы по храму, ныне переданному из общины Иверскому скиту Псково-Печерского монастыря, выполнены в приличном объеме, однако никак не оплачены.

Подготавливаясь к принятию российского гражданства, в августе 2008 года все тем же Печорским райсудом гражданин Беляев признан постоянно проживающим на территории России, в деревне Захново. В решении суда отмечено, какой именно дом был предоставлен Беляеву для постоянного проживания в общине. Имеется свидетель (глава церковной общины в 2002-2003 гг. Л. Н. Быховцева), которая подтвердит в суде, что Валерия приглашали на постоянное (пожизненное) проживание в обмен на его работу в общине. Даже в самом иске монастыря указано, что с 2003 г. Валерий «с молчаливого согласия меняющихся собственников остался в нем (в доме) проживать».

Вообще, в беседах односельчане Беляева искренне удивляются: месяц проходил за месяцем, а решать дело с проживанием Валерия Беляева и Людмилы Павловой по существу никто и не думал. Церковные иерархи епархиального масштаба – Владыка Евсевий и архимандрит Тихон – до сих пор не нашли возможности ни разобраться на месте, ни выслушать людей. Вместо этого духовные лица включили вполне «мирские» рычаги, и теперь мирянам в Захново раз за разом приходится отбивать атакующих Валерия Ивановича местных силовиков и рядить адвокатов на заседания.

Соседи прекрасно понимают: обещания Беляеву давались одними православными людьми, а монастырь – это «другие» православные люди, т. н. «добросовестные приобретатели». Но на экстренно проведенном сельском сходе возобладала такая точка зрения: люди, добровольно принявшие на себя обет христианского благочестия, обязаны следовать ему как военные – присяге, а врачи – клятве Гиппократа. И если кое-кто из них забыл, что жизнь во Христе – это служение не только Богу, но и ближнему, то не грех будет об этом напомнить.

Поэтому противостояние, затронувшее жизнь простого человека, сумевшего сознательно свернуть с пути уголовного мира на путь созидания, труда и веры, ежедневно доказывающего делом, что христианская жизнь для него – это вся жизнь, уже объединило совершенно разных людей, в том числе обладающих ресурсом воздействия и на общественное мнение, и на церковь.

По делам их узнаете их

Судебное заседание 30-го декабря 2008 года не завершилось окончательным решением. Заслушав дело по существу, судья нашла возможность перенести слушания. Возможно, для того, чтобы стороны одумались и договорились решать вопрос в традиции мира и добра, а не в процессуальных формулировках гражданского и жилищного кодексов.

Косвенно это подтверждает и встреча архимандрита Тихона с делегатом от деревенской «группы поддержки» Валерия Беляева. Она состоялась накануне Рождества. Наместник снова подтвердил готовность к диалогу и предложил Валерию Беляеву изложить свою версию мирового соглашения. Отозвать иск, впрочем, отказался.

Беляев просит оставить его жить в деревне Захново. 2-го февраля 2009 года Валерий Иванович лично отнес в приемную отца настоятеля проект мирового соглашения, целых три варианта.

О чём сегодня разговор? Старый дом в 43,3 квадратных метра, участок в 36 соток. Цена в 120 тысяч рублей вместе с коровой, уплаченная инвесторами уже отошедшей в мир иной Катерине Молчановой в 2002-2003 годах… Архипастыри, разрешите Беляеву выкупить дом. Оставьте собственность за собой и сдайте его православной семье в пожизненное пользование. Подарите иной участок земли, помогите отстроиться. Найдите решение.

Способна ли современная православная церковь не только принять раскаявшегося, изменившегося и поверившего человека, но и поддержать его и словом, и делом?

Если нет, то 5-го февраля в Печорском районном суде – очередное заседание. От православной обители до суда – всего лишь несколько сот метров. От нарастания напряженности в Мальской долине до решения вопроса по-христиански, в любви ко Спасителю – один шаг. Правду говорят, близок Христос, да долог путь к Нему.

Обличая мир, погрязший во грехе, священноначалие часто цитирует святых отцов: «Дело не в том, чтобы не падать, важно научиться вставать». И вот человек встал. Отошел от темных дел. Создал семью. В поте лица своего продолжает честно и усердно трудиться и молиться. Делами, а не словами свидетельствует чудо: умеет Господь Бог перековать и опытного грешника в деятельного христианина.

Но Некто не дремлет и наносит новый удар. Порой так сталкивает верующих между собой, что общество лишь диву дается, как на ровном месте взрастает конфликт, порождающий не что-нибудь мирское, а – сомнения в вере.

* * *

…Вновь монастырские колокола встречают прихожан хрустальным перезвоном. Вновь наполняются сердца светом и радостью. Вновь летит с амвона благая весть: Бог есть Любовь…

Иван СИДЕЛЬНИКОВ,
Санкт-Петербург – Захново, специально для «Псковской губернии».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4558
Оценок:  34
Средний балл:  9.4