Статья опубликована в №22 (443) от 10 июня-17 июня 2009
Город

Древо жизни

Юбилей Юрия Спегальского подарил Пскову еще одну традицию
 Лев ШЛОСБЕРГ 10 июня 2009, 10:00

3 июня, в день столетия Юрия Павловича Спегальского, в Пскове, у храма Николы со Усохи, петербуржцами и псковичами было посажено первое в истории города памятное дерево – золотой клен. Место для клена было выбрано не случайно – церковь Николы со Усохи была реставрирована после Великой Отечественной войны по проекту Юрия Спегальского. Родство близкого духу Юрия Павловича древнего храма и юного зеленого дерева, укорененного по соседству с ним, сильно тронуло всех присутствующих.

Михаил Новицкий, Александр Когтев и Евгений Овечкин сажают золотой клён памяти Юрия Спегальского. Фото: Лев Шлосберг

Участники петербургского общественного движения «Зеленая волна», они же – активный состав рок-группы «СПБабай», привезли золотой клен в Псков ночью 2 июня, накануне юбилея. Шел дождь, и спешившие перед полночью по домам люди изумленно останавливались, приподнимая зонты, увидев, как выносят из пассажирского вагона и бережно везут по перрону нежно перевязанное деревце.

Утром 3 июня на восстановленной и благоустроенной могиле Юрия Павловича Спегальского и Ольги Константиновны Аршакуни прошла лития, отслуженная протоиреем Павлом Адельгеймом, бывшим настоятелем храма храма св. Жен Мироносиц.

Начался легкий дождь, он тихо накрапывал на купола зонтов, и сделал влажными свежепосаженные на могиле цветы. День начинался светло и грустно, но все равно – больше грустно, чем светло.

Дождь усилился к обеду, когда на улице Пушкина у мемориальной доски в память Юрия Спегальского работы псковского художника Алексея Кириллова прошла памятная гражданская панихида. Под проливным дождем, капли которого накапливались на поверхности барельефа и стекали по его профилю, подобно слезам, друзья и почитатели Спегальского говорили о нем возвышенные и в большей части печальные слова. Даты жизни на барельефе (1909-1969) зримо напоминали о преждевременной и трагической кончине ученого и гражданина своего города, напоминали о незавершенном и невоплощенном им. Печаль утра перешла в печаль дня и горечь от безысходности давно состоявшегося не проходила, усиливалась.

Точно так же, под дождем, мы перешли Октябрьский проспект, бывшую Сергиевскую улицу, миновали парк у церкви Василия на Горке, к восстановлению первоначального облика которой также приложил ум и руку Юрий Павлович, пересекли улицу Советскую, бывшую Великую, и оказались на небольшой зеленой площадке между храмом Николы со Усохи и зданием бывшей духовной семинарии, где нынче располагается педагогический университет.

Небольшой треугольный газон был выбран для посадки золотого клена в память о Юрии Спегальском.

Хранитель музея-квартиры Юрия Спегальского Мария Кузьменко. Фото: Лев Шлосберг

Что-то произошло в этот момент. Произошло в душах присутствующих, в атмосфере влажного и сумрачного дня, в которой до сих пор были разлиты только печаль и грусть.

Мы стояли вокруг маленького деревца, с которого снимали облачения. Освободившись, оно мгновенно стало центром внимания всех собравшихся и даже проходивших мимо. Невозможно было не остановиться.

Произошло то, чего так не хватало этому дню – в нем появился свет. Свет, подобный свету среди облаков на хмуром небе – кусочек синего свободного пространства, которое охватывало собой всех.

Живой зеленый уроженец северного Санкт-Петербурга вошел в суровое пространство хмурого дня, и день изменился.

Изменились лица людей. С тихим восторгом смотрела на клен хранитель музея-квартиры Спегальского Мария Кузьменко, не скрывал восторженной улыбки только что выступавший с дрожью в голосе с памятной речью о Спегальском писатель Валентин Курбатов, спала чиновная пелена с официальных лиц, никак не могли уйти с места события всегда торопящиеся к очередным «точкам отчета» журналисты.

В небольшую лунку, куда определили клен, положили свою горсть земли все, кто счел своим долгом прийти к храму Николы со Усохи. Но это была горсть земли не в могилу, не в место последнего упокоения тела, а в гнездо хрупкого и свежего деревца, ставшего символом жизни.

Храм Николы со Усохи и мемориальный золотой клён. Фото: Лев Шлосберг

Вот уже все разошлись, а гости из Санкт-Петербурга – председатель Псковского землячества Владимир Раутиан, сотрудник музея городской скульптуры Евгений Овечкин, активисты «Зеленой волны» и музыканты Михаил Новицкий, Татьяна Голубчик и Александр Когтев с друзьями все никак не могли отойти от своего детища, подаренного Пскову.

В Пскове появилось еще одно мемориальное место – непохожее на все другие, необычное своей искренностью и простотой.

У дерева, как и у человека, ограничен срок жизни. Оно может жить долго, но не вечно. И это роднит между собой людей и деревья. Это делает новый памятник Юрию Спегальскому в Пскове таким трогательным. О нем надо заботиться. За ним надо ухаживать. О нем надо думать.

Отношение человека к дереву похоже на отношение к городу – и это тоже роднит золотой клен Спегальского с любимым им золотым городом Псковом.

Это внезапно охватившее нас чувство личного родства подарило нам надежду на то, что и золотой город еще возможен – не только во снах, но и наяву.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3098
Оценок:  9
Средний балл:  10