Статья опубликована в №28 (449) от 22 июля-29 июля 2009
Человек

Прямая речь

  22 июля 2009, 00:00

Владимир ПУТИН, председатель правительства РФ: «Отечественная культура понесла очень тяжелую утрату. Савелий Васильевич по праву принадлежал к плеяде ярких, талантливых, творчески одаренных и бесконечно преданных любимому делу людей - истинных интеллигентов и подвижников. Светлая память о Савелии Васильевиче навсегда сохранится в сердцах его близких, друзей, коллег».
По сообщению ПАИ, 20 июля.

Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси: «Савва Васильевич был наделен от Бога многими талантами. Будучи одним из корифеев отечественной реставрации, он внес огромный вклад в сохранение памятников российской культуры. Благодаря его многолетним трудам удалось возродить к жизни сотни икон, составляющих сокровищницу русского искусства, а также уникальные живописные собрания. Ярко проявилось его дарование на писательском и публицистическом поприще, на котором он отстаивал идеалы Святой Руси, христианские духовные и нравственные ценности. Обширная и многообразная деятельность, требовавшая огромных усилий, характеризовала Савву Васильевича как человека, в полной мере осознавшего ответственность перед потомками за национальное культурно-историческое достояние. Он был известен и как искренний, бескомпромиссный поборник исторических традиций нашего народа, много потрудившийся для сохранения им своего неповторимого лица. Имя и дела почившего навсегда останутся в нашей памяти. Господь да учинит душу раба своего Саввы в селениях праведных».
По сообщению Балтийского информационного агентства, 20 июля.

Анатолий КИРПИЧНИКОВ, заведующий отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН, доктор исторических наук, профессор: «Ушел из жизни яростный защитник культурного наследия Пскова, Великого Новгорода и всей России. Он был борцом за наше великое прошлое, отстаивал великие принципы культуры, общества, нашей сегодняшней жизни. Мы не можем жить, не оглядываясь назад, на прошлое. А он был одним из первых борцов, пытавшийся сказать правду народу, сказать, чем он богат, какие безмерные ценности культуры находятся в их руках, и как мы их не ценим. Он говорил Пскову и Новгороду: «спасайте культуру, остановитесь!». Он говорил, что Псков сейчас выглядит хуже, чем после Великой Отечественной войны. Конечно, это преувеличение, но во многом он был прав. Он шел своей дорогой до конца, высказывал сомнения президенту России Медведеву и добивался организации правительственной программы по возрождению Пскова. Был членом вновь образованного общественного совета по сохранению культурного наследия Пскова. В последние годы он был нездоров, но его темперамент, слово, мысль были такими, как у самого молодого человека. Он был одушевлен российским настоящим и прошлым. Он был незаурядной личностью – реставрировал иконы, у него была непростая жизнь, в последние годы весь талант и страсть к прошлому он положил на дело возрождения Пскова и всей России. Речь тут идет о культуре. Это слово сейчас произносится редко, а он бился за нее, как храбрый рыцарь. Это великий подвижник русской культуры, много талантов сочеталось в одном лице – и талант художника, писателя, путешественника, наблюдателя, знатока и искусствоведа. Горько, мы потеряли его на том витке, когда в Пскове появились проблески в обращении к культуре, восстановлении памятников историко-культурного наследия. Мы скорбим об этом человеке, мы, ныне живущие, с его кончиной обеднели».
По сообщению ПЛН, 19 июля.

Виктор ФЕДОРОВ, генеральный директор Российской Государственной библиотеки, председатель правления Псковского землячества в Москве: «С уходом Саввы Ямщикова Россия лишилась настоящего патриота и настоящего мастера, если говорить о русской культуре. Он знал всю ее глубину, и не только то, что касалось иконописи и древних храмов, но и то, что касалось ее развития и исторической линии. Чтобы пересчитать таких людей, которые знали бы и понимали это настолько глубоко, хватит пальцев одной руки. Поэтому утрата невосполнимая. Бог даровал ему такой неуемный характер, что для него не существовало авторитетов, субординаций, он говорил то, что думал. Не всегда он был прав, конечно, но был всегда честен, и это самое главное и крайне редко встречающееся в наше время достоинство человека. У него вообще фигура неоднозначная. С одной стороны, Савва Васильевич - глубочайший патриот России, начиная с Древней Руси, с другой – он дружил с людьми, которые были на грани диссидентства, с некими западническими настроениями, например, как у Тарковского. В нем так органично вписывалась оригинальная жизненная позиция. Когда начинаешь пытаться все это проанализировать после разговора с ним или чтения его книг, то понимаешь, что это действительно, может быть, самое правильное восприятие того, что и Россия не может быть изолирована от всего мира, и, в то же время, нельзя в этот мутный поток глобализма прыгать, очертя голову».
По сообщению ПЛН, 21 июля.

Александр БОЛОГОВ, секретарь правления Псковского регионального отделения Союза писателей России: «Савелий Ямщиков стал редким примером того, как столичный деятель культуры в своих мыслях, чувствах и делах тяготеет к периферии. Я утверждаю, что именно провинция как корни дерева питает культуру общества. И Савелий Ямщиков удивительно предугадал свое предназначение в этом мире и стал учиться исследованию старой культуры, и, может быть, более всего, псковской. Эту старую культуру являли не только храмы и гражданские постройки древних городов, но и иконы, которые стали особым объектом исследования Ямщикова. Псков для него стал второй Родиной. Здесь Савва Ямщиков встретился с талантливыми единомышленниками, людьми культуры и искусства, в том числе прикладного. В книгах, посвященных Пскову и его людям, живее благодарное чувство к нашим замечательным землякам – архимандриту Алипию, архимандриту Зинону, Семену Гейченко, Леониду Творогову, Всеволоду Смирнову, Борису Скобельцыну, Валентину Курбатову, Вячеславу Сапогову. Савелий Ямщиков был могучим богатырем в любом деле. Ему удавалось все, за что бы он не брался, - будь то издание книг или организации выставок. Его статьи, его книги – это возвращение той духовной силы, которую он черпал в первоисточниках, - в храмах, монастырях, иконах. Он был неоднократно отмечен при жизни наградами, однако все это к нему не приклеивалось. Он был простым и очень деятельным человеком. Когда уходят такие люди, не можешь и не хочешь ничего объяснять. Просто камень ложится на грудь от непонимания и неправильности жизни».
По сообщению официального сайта Псковской области, 20 июля.

Владимир СОЛОВЬЕВ, журналист, писатель: «Сегодня скончался Савва Ямщиков, великий реставратор и борец за сохранность и восстановление русской культуры. Человек яркий, необычный, очень-очень по-хорошему живой на язык, который не играл в политесы с властью, а говорил ей прямо в лицо все, что о ней думает. Власть сначала его любила, слушала, а потом перестала слушать и любить. Он критиковал Лужкова, несмотря на то, что практически вырос с Лужковым в соседних московских бараках (правда, узнал об этом только когда пришел на прием уже к мэру Лужкову). Так вот – критиковал он Лужкова немилосердно. Ему не нравилось ни то, что делают с гостиницей «Москва», ни то, что происходит с Манежем. Он был прямой и, хотя ему уже было тяжело ходить, у него очень сильно болели ноги – эта проблема была у него с детства, это не мешало ему доходить до самых высоких кабинетов и нелицеприятно высказывать все то, что он считал нужным высказать. Настоящий Человек. Большой, глыба. Все меньше и меньше таких остается. Савва был великий реставратор и великий борец за сохранение русской традиции. Хотелось бы, чтобы ему на смену пришли молодые, столь же неконъюнктурные и столь же сильные и мощные».
По сообщению ПАИ, 20 июля.

Юрий ПОПКОВ, член Московского союза художников: «Замены ему нет. Я не вижу больше человека, который мог бы сопротивляться уничтожению архитектуры. Это был потрясающий человек по своей натуре, способностям и подвигу общественного деятеля. Он вел тот огромный труд, который должны были вести не один и не два человека, а сообщество художников. Он один из немногих, кто до конца своих дней боролся за сохранение памятников культуры и истории, боролся с коррупцией, чиновничьими действиями, которые способствовали разрушению не только памятников культуры и архитектуры, но вообще российского искусства. Я знаю, как он болел, как ему было тяжело, но он организовывал выставки, встречи, писал письма, ходил в министерства. Это несоизмеримый с одним человеком труд. Трудно сейчас осознать все, что он сделал для нашего общества».
По сообщению Балтийского информационного агентства, 20 июля.

Сергей МИТРОХИН, председатель Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО»: «Смерть Саввы Васильевича Ямщикова – тяжелая утрата и для российского искусства, российской культуры и для российской общественной мысли. Его вклад в сохранение исторического и культурного наследия России, бескомпромиссность, ясное осознание необходимости всеми силами сберечь все, что составляет неповторимые черты русской истории и культуры – бесценны. Мы гордимся тем, что вместе с С. В. Ямщиковым боролись за сохранение исторических кварталов в Пскове, против уничтожения Центрального дома художника на Крымском валу в Москве, и совместными усилиями нам удалось его отстоять. 3 марта 2009 года на пресс-конференции мы вместе заявили о том, что всё необходимое для защиты ЦДХ от разрушения будет сделано. Подтверждаю сегодня, что будет сделано и в дальнейшем. Вместе с «Яблоком» Савва Ямщиков защищал от демонтажа и уничтожения космическую ракету «Восток» на ВВЦ... Каждый раз мы видели, что Савва Васильевич совершает большое физическое усилие, чтобы куда-то приехать, выступить, вмешаться. Он неважно себя чувствовал, но чувство морального долга двигало им. Для меня исключительно значима и памятна личная встреча с Саввой Васильевичем в декабре 2008 года в его мастерской, где в полной мере был виден масштаб его личности, ощутима сила его притяжения… Имя Саввы Васильевича Ямщикова, настоящего русского интеллигента, несомненно, встанет в один ряд с теми, кто воплощает и символизирует собой лучшие черты нашего народа».
По сообщению ПАИ, 20 июля.

Георгий ВАСИЛЕВИЧ, директор Государственного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское»: «Ушел еще один из плеяды настоящих тружеников, который не рассматривал себя отдельно от Псковской земли, от Пушкиногорья. Культура для него была не отраслью и профессиональным занятием, а всей жизнью, от начала и до конца. Он боролся за нее, считал своей задачей вернуть в общий обиход великие имена и великие памятники, которые он считал неделимыми, непередаваемыми и принадлежащими народу. Савва Ямщиков помогал Псковщине удерживать всю мозаику, из которой состоит наша культура. Он всегда говорил только правду и у многих вызывал восхищение. Но, как человек неуспокоенный и честный, кому-то был неудобен и неприятен. Но это одна из замечательнейших личностей нашего времени».
По сообщению ПЛН, 19 июля.

Александр ПРОХАНОВ, писатель, публицист: «Савва Ямщиков - подвижник, может быть, один из последних подвижников такого рода. Потому что такие люди не тиражируются и не воспроизводятся - это явление уникальное. Он связан со всей Россией, ее культурой, архитектурой, живописью, особенно с Псковом. Наша с ним дружба, так или иначе, была связана с Псковом и той когортой великолепных людей, той «могучей кучкой», которую в Пскове представлял Скобельцин, Смирнов, Семенов. И он был в их среде. Не случайно смерть настигла его в Пскове и в тот период, когда начал работать важный для Пскова общественный совет по сохранению памятников культурного наследия. Он и сам отчасти являлся псковским памятником и псковской святыней. Он ушел в краю лесов, озер, рек, ушел от нас туда, куда звали и зовут его старец Филофей, Александр Невский, его любимый Александр Пушкин, старец Николай Гурьянов. Это очень светлое начало, которое, конечно же, не затмевает горя расставания с ним. Он сражался за каждую икону, за каждый церковный фундамент, за каждую монастырскую стену и наживал себе массу врагов. Критерием его дружбы было только отношение человека к русской культуре. Он таков».
По сообщению ПЛН, 20 июля.

Владимир САРАБЬЯНОВ, художник-реставратор, главный искусствовед мастерской ФГУП «Межобластное научно-реставрационное художественное управление»: «То, что потеряла Россия с уходом Саввы Ямщикова, в двух словах не расскажешь. Россия потеряла человека, который всю жизнь положил на дело реставрации, сохранения памятников. Он был стоический человек, для которого это было главной задачей - вся его деятельность от начала и до конца, от «А» до «Я», была посвящена одной глобальной цели. Таких людей, про которых можно сказать, что они всю жизнь отдали служению одной идее, принципиально важной для человечества, очень мало - единицы. А если говорить детально, про Савву Васильевича можно целую книгу написать, и даже не одну. Он был очень многогранный человек. Я с ним общался 30 лет - всю свою сознательную реставрационную деятельность, и она вся прошла под знаком общения с Саввой Васильевичем. Он был человек веселый, жизнерадостный, очень принципиальный, а иногда категоричный и даже чересчур. От него вообще доставалось всем. Он никогда не смотрел на должность, звание - рубил с плеча. Иногда кому-то доставалось чрезмерно. Но в вопросах культуры и охраны памятников доставалось очень по делу всем. Министр перед ним, или его заместитель, депутат или видный политик - он этого не боялся. Если он считал, что человек делает и говорит неправду, он прямо ему об этом говорил, и порой в очень категоричных формах. Он не был человеком политкорректным - не думал о каждом слове, чтобы кого-то не обидеть. Он многих обижал, но по делу, обижал за какие-то действия, которые противоречили его идеалам. А идеалы у него были вполне абсолютны - он не заботился о выгоде, а думал о сохранении культуры. Это была главная его задача. У Ямщикова была выработанная форма довольно резкого озвучания слов, и таким образом он часто добивался результата. Это было совершенно замечательное его качество. И нам его не то что будет не хватать, а просто непонятно как теперь многие проблемы будут без него развиваться. Потому что очень многое держалось именно на нем - на его личности и авторитете. Он был глашатай проблем, к нему многие сильные мира сего прислушивались и непонятно, к кому будут прислушиваться теперь. Ему замены нет».
По сообщению ПЛН, 20 июля.

Леонид ТРИФОНОВ, секретарь Общественной палаты Псковской области: «Это был несгибаемый человек, настоящий борец за дело защиты культуры, у которого можно и должно учиться. Не случайно именно культуре он посвятил свою жизнь, ведь культура — это человечное в человеке. Савва Ямщиков — защитник земли Псковской, который положил жизнь на то, чтобы сохранить материальную культуру и духовное наследие Пскова. Он критиковал власти города Пскова, за то, что они не умели хранить величайшие ценности, за то, что небрежно относились к памятникам архитектуры, живописи, истории. Мы еще не раз будем возвращаться к творческому наследию Саввы Васильевича Ямщикова и, дай Бог, чтобы нам хватило разума и сил воплотить то, о чем он всегда говорил, — сохранить Псков для будущих поколений».
По сообщению официального сайта Псковской области, 20 июля.

Игорь ГАВРЮШКИН, советник губернатора Псковской области по культуре: «15 июля мы с Саввой Васильевичем поехали из Пушкинских гор в Псков, чтобы он открыл выставку в Поганкиных палатах. Эта выставка – уникальная, по-своему, плод благодарности его друзей художников. Но так получилось, что Савва Васильевич оказался в областной больнице. Теперь пришло понимание, что этим визитом в больницу Господь даровал ему еще 4 дня жизни. После операции главврач просил меня, чтобы я все входящие звонки Саввы Васильевича принимал на свой телефон, чтобы дать ему немного отдохнуть. Но сам Савва Васильевич мог звонить сколько угодно. В эти дни, когда еще не было известно о болезни Саввы Васильевича, я принимал огромное количество звонков со всех уголков нашей страны, из Европы, Японии. Я был потрясен, какое количество важных вопросов беспокоит Саввы Васильевича, насколько активную жизнь он вел, и он всем пытался помочь… И после смерти Саввы Васильевича на мой телефон продолжали поступать переадресованные звонки. Я стал тем человеком, который сообщал любящим его людям скорбную весть. «Как же мы теперь будем без него», – самая частая фраза, которую я слушал от друзей и коллег Саввы Васильевича. Было ощущение, что мы внезапно осиротели… Савва Васильевич был счастливый человек - у него было огромное количество друзей, которые приедут проститься с ним. Он умер в своем любимом Пскове, он умер после исповеди и Причастия… Савва Васильевич бесстрашно, бескорыстно и искренне служил Родине. Он был такой, наверное, единственный. Его самоотверженное служение давало ему огромный заряд бодрости духа. И думаю, последние годы он держался только этим духом. Если сейчас мы попытаемся аккумулировать силы, которые есть у нас, что бы найти время и заниматься теми вопросами, которыми занимался Савва Васильевич, говорить о том, о чем он говорил - это будет лучшей ему памятью. И он, глядя на нас с небес, скажет, что его жизнь была наполнена смыслом и была не напрасна. Савва Васильевич был неустрашимый боец, да страна потеряла своего великого сына. Нужно попытаться осмыслить весь его опыт и набраться сил, чтобы закончить все то, о чем он мечтал. Или хотя бы начать этот процесс».
По сообщению информационного портала «Новые хроники», 20 июля.

Игорь ЗОЛОТУССКИЙ, литературовед, критик: «Потеря эта не только для людей культуры, но и для всей страны. Савва Васильевич был воплощением России. Современник Пушкина – Вяземский – в свое время писал, что эпические времена кончились. Он с сожалением говорил, что нет больше имен великих людей и потому – эпические времена кончились. Сейчас тоже говорят, что люди измельчали. Но жизнь и пример Саввы Васильевича Ямщикова говорят о том, что это ложь – не перевелись в России великие люди. Может быть их мало, но на их плечи можно взвалить больше, чем на целые армии. Когда Вяземский сокрушался, что кончились эпические времена, Россия на самом деле была полна великими именами. И я думаю, уже сейчас есть люди, которые будут достойно продолжать то, что делал Савва Васильевич, и может быть они поднимутся до его уровня. Есть народная мудрость – не стоит село без праведника, так же не устоит и государство. Савва Васильевич по самому высокому счету был человеком праведным, несмотря на человеческое грешное естество. На таких людях стоит Россия».
По сообщению информационного портала «Новые хроники», 20 июля.

Григорий РЕВЗИН, архитектурный критик, главный редактор журнала «Проект Классика»: «Это был очень сильный человек. Жизнь свою он воспринимал как миссию открытия русской провинции, открытия там неисчерпаемых духовных богатств и доказательства ее духовного и культурного превосходства над малодостойной современностью. Как историк, он был последователем Льва Гумилева, его теории пассионарности, и сам он, вне всякого сомнения, чувствовал себя пассионарием — то ли бунтовщиком пугачевского разряда, то ли монахом-воином из команды Сергия Радонежского. И он много сделал. Он изучил десятки русских провинциальных музеев. Там редко появляются искусствоведы такого класса, и созданные им каталоги, по сути, единственные серьезные публикации их древнерусских собраний. Суздаль, Псков, Вятка, Рязань, Ростов, Углич, Переяславль-Залесский, Нижний Новгород, Тотьма, Кострома, Новгород Великий — иконопись из этих собраний переоткрыта Савелием Ямщиковым. Академическая история древнерусского искусства не включала в себя эти памятники, они оставались на периферии зрения. Он ввел в культурный оборот не только конкретные иконы, а целые пласты иконописи, в особенности XVII и XVIII века, не только подняв значение этого материала в музеях, но и породив целое поколение частных коллекционеров этого искусства. Он открыл русский провинциальный портрет XVIII века, и это была вообще новая художественная традиция, о существовании которой никто не подозревал. Да что там — он, по сути, открывал целые города. Паломничества в Суздаль, в Тотьму, даже в Псков начинались с его книг. Он нареставрировал произведений на целый музей, он написал книг на целую библиотеку — в плане продуктивности это был не человек, а серьезная культурная институция. Он был страстным общественным деятелем. Он все время боролся… Он написал сотни статей и десятки книг, проникнутых пафосом борьбы и скорби… Он не мог принять, что вот эта бесконечно любимая им Россия – с ее великой иконописью, чудесными монастырями и храмами, прекрасными людьми – в себе несет какую-то болезнь, которая доводит ее до состояния непереносимого ничтожества. И всегда искал того, кто ее так умучил. И того, кто так мучит его самого. Это тяжело, но очень по-русски. Этого человека было трудно любить... Но сталкиваясь с ним, читая его, слушая, каждый ощущал его искренность – пусть взвинченную, наигранную, больную, но все равно искренность. У больших художников так бывает, что их психологический рисунок – это и есть рисунок открывающегося им мира, что их миссия – она же и есть их душа. В России, в провинции еще до сих пор полно таких храмов - величественных, светлых, высоких, с росписями, с выбитыми дверями и окнами, с разоренным иконостасом, с травой и деревьями на сводах, запахом экскрементов и равнодушными козами внутри. И оттуда не благостью веет, а отчаянным, ненавидящим, истерическим криком: «За что?» Вот он и был таким разоренным храмом».
По сообщению газеты «Коммерсант», 20 июля.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2616
Оценок:  0
Средний балл:  0