Статья опубликована в №33 (454) от 02 сентября-08 сентября 2009
Колонки

О техногенных катастрофах

 Игорь БОРИСОВ 02 сентября 2009, 00:00

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС – крупнейшая техногенная катастрофа в странах бывшего СССР за последние 25 лет после Чернобыля. Даже министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу согласился с тем, что отличие между ними лишь в отсутствии радиоактивного заражения местности. Что привело к аварии? Какими будут последствия? Можно ли было предотвратить катастрофу? Как часто подобные аварии могут повторяться? Полагаю, что эти вопросы волнуют каждого нормального человека, не желающего превратиться из потребителя государственных и промышленных услуг в жертву чрезвычайной ситуации.

В Польше разбился белорусский самолёт. Погибли два лётчика. Объявлен трехдневный траур. На Саяно-Шушенской ГЭС погибло более семидесяти человек, но власти сделали всё возможное, чтобы не объявлять траур: начиная с «дозирования информации» и заканчивая «дозированием похорон». Погибших хоронили по определённому графику, чтобы не создавать «чрезмерного скопления» потрясённых трагедией людей.

Что привело к аварии? Работает очередная техническая комиссия по расследованию. Расследует. Сделает выводы. Накажет невиновных и наградит непричастных. Как было уже много-много раз. Истинные виновники катастроф в России никогда и ни за что не понесут наказания. Все они встроены в «вертикаль власти», а, значит, неприкосновенны. Начиная с некоторого уровня карьерного взлёта, человек становится неподсудным. Даже если его вина будет признана судом, он получит …дцать лет… условно.

Что же произошло на станции? Проделайте эксперимент, уважаемый читатель. Раскрутите, как следует, детский волчок, а потом сильно толкните его в бок. Волчок начнёт метаться по комнате и колотить вашу мебель. А теперь представьте, что этот волчок весит не двести граммов, а двести тонн и вращается (в рабочем режиме) с частотой пятьдесят оборотов в секунду. Когда «волчок» агрегата на Саяно-Шушенской ГЭС начал раскручиваться до запредельной скорости, автоматика должна была его остановить. Не остановила. Почему? Раскрученный агрегат легко вылез из своего гнезда, поскольку бетон для него, что для горячего ножа масло. В этом случае автоматика должна была сбросить заслонки и перекрыть поступление воды к агрегатам. Не сбросила. Почему? Вода хлынула в здание электростанции.

Плотина Саяно-Шушенской ГЭС имеет размеры 1066 метров в длину и 245 метров в высоту. Следовательно, она держит на себе миллиарды тонн воды. Когда агрегат-«волчок» вылез наружу, в образовавшуюся брешь ударила вода под давлением более 20 атмосфер. Струя воды под таким давлением разносит бревно в щепки. К счастью, плотина этот удар выдержала. Случись её прорыв — мы бы сейчас оплакивали весь город Красноярск с окрестностями, и счёт жертв шёл бы на сотни тысяч.

Почему многочисленные государственные контролирующие органы не отследили ситуацию? Не определили своевременно изъянов в системе защиты? Ведь наверняка подписи «компетентных разрешающих» под всеми документами стоят. Может быть, органам всяческого контроля не до того? Им ведь надо доить и душить малый и частный бизнес. До таких объектов, как гидроэлектростанция, просто руки не доходят?

Как работали спасатели? Работали, как умели. Информация о том, что в отсеках ГЭС некоторое время, в так называемых «воздушных стаканах» могли оставаться живые люди, которые (по не подтвержденной официально информации) стучали и взывали о помощи, с гневом была обличена чиновниками как провокационная. Обличена, но не опровергнута. Но против опубликовавшего ее журналиста уже возбуждено уголовное дело. Самоуверенность и беспечность при строительстве и эксплуатации плотины привела к тому, что аварийные ситуации не моделировались, пути спасения людей не создавались, действия персонала не прорабатывались. Всё строилось на «авось пронесёт» и «на наш-то век хватит».

Как могла не сработать тройная система автоматической защиты? Ответ на этот вопрос даст (или не даст) следствие. Я же, как потребитель услуг и «продуктов» построенной в России системы, могу только предполагать. Но для предположений тоже есть основания.

Особенность современного российского «капитализма» в том, что в нём нет чёткого разделения между счетами предприятия и карманом менеджмента. Поэтому менеджмент стремится прикупить для предприятия «на грош пятаков», а разницу обналичить и положить в свой карман. В результате системы аварийной автоматической защиты зачастую закупаются не у проверенных производителей, где они дороги, а в каком-нибудь ООО «Умелые ручки», которое вместе с менеджментом не несёт никакой ответственности за последствия и человеческие жертвы. Таковы особенности всей российской системы. Уверяю вас, что посадок (термин В. В. Путина) снова не будет. А повторение ситуации может произойти на любом сложном техническом объекте, на любом крупном предприятии в нашей стране.

Когда-то, в советское время, гигантские плотины электростанций строились не только для того, чтобы вырабатывать электричество, но в большей степени для того, чтобы удивлять народы достижениями социализма. При этом затапливались тысячи сел и даже небольшие города, сотни тысяч людей принудительно сгонялись с мест своего жительства. И никто не задавался вопросом: а что потом? Ни одна плотина не может стоять вечно. Любой бетон со временем разрушается, наступает его предельная усталость. Уверен, что удовлетворительной методики определения старения и усталости плотин ГЭС нет до сих пор. Нет и программы вывода старых плотин из эксплуатации. Следовательно, катастрофы запрограммированы. И это всего лишь вопрос времени.

Проблема старения сложных технических сооружений, доставшихся России в наследство от СССР, усугубляется технологическим провалом, который ширится с каждым годом. О том, что снижается уровень знаний у выпускников высших и средних образовательных учреждений, не говорит только ленивый. Раньше молодого специалиста, пришедшего на производство, учил весь коллектив. Опытные работники раскрывали особенности и специфику производственных процессов, показывали слабые места и честно раскрывали свои секреты. Теперь этого нет. Любой работник предпенсионного возраста держит свои секреты при себе. Раскрой он их — и немедленно вылетит за ворота. Он вынужден оставаться незаменимым. До своего ухода. А потом — хоть трава не расти.

Падает уровень научных и технических разработок. Нужно честно признать, что эмиграция одного доктора наук или профессора, которым надоело получать гроши за разработки высочайшей меры ответственности, как правило, ведёт к интеллектуальному параличу научного отдела или кафедры, которые они возглавляли. Номинально подразделения сохраняются под другим руководством, а реально они уже не выходят на прежний уровень качества своих проектов. Сколько таких учёных эмигрировало со времени развала СССР? Тысячи? Или десятки тысяч? Именно поэтому, к слову, ракета «Булава» всё никак не может пройти испытания, а то, что всё-таки всё ещё летает и плавает, делает это «на честном слове и на одном крыле».

Не могут нищие учёные совершать научные и технологические прорывы. Не могут нищие педагоги готовить специалистов высокого уровня. Равно как и зажравшиеся чиновники не могут заботиться о благе народа и государства. Не могут нищие инженеры и рабочие полноценно отвечать за качество своего труда. Равно как и перекормленный высший менеджмент никогда не будет отвечать за катастрофические последствия своих ошибок — он просто откупится.

Когда покупается всё, начиная от результатов ЕГЭ и мест в ВУЗах до депутатских мандатов и руководящих должностей, всё государство и общество оказывается пронизанным некомпетенцией, как трухлявый пень мицелием гриба. А то, что внешне этот пень выглядит иногда по-прежнему величественно и грандиозно, как плотина Саяно-Шушенской ГЭС, теперь уже никого не обманет.

Игорь БОРИСОВ, потребитель

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3214
Оценок:  32
Средний балл:  9.4