Статья опубликована в №33 (454) от 02 сентября-08 сентября 2009
Культура

Бабушкины сказки

В хоре деревянных кукол Натальи Салтан слышен голос каждого персонажа
Юлий СЕЛИВЕРСТОВ Юлий СЕЛИВЕРСТОВ 02 сентября 2009, 00:00

В хоре деревянных кукол Натальи Салтан слышен голос каждого персонажа

В центральном фойе Псковского музея продолжает работу открытая в начале июля 2009 года временная экспозиция «Бабушкины сказки». В ней публике представлены резные куклы-скульптуры работы Натальи Ивановны Салтан.

Салтан Н. И. Предвечный Псков. Роспись пасхального яйца. Фото: Лев Шлосберг
Небольшой размер (всего три витринных стенда) и скромное место «дислокации» в музейном фойе ничуть не делают эту замечательную выставку менее значимой и интересной.

Наталья Ивановна Салтан – один из ведущих искусствоведов Псковского музея, много сделавшая в продолжение более чем трёх десятилетий для пополнения его фондов, исследователь и популяризатор современного наивного искусства Псковской земли – сама выступает здесь в качестве тонкого и своеобразного художника.

Произведения Н. И. Салтан представляют собой, в основном, деревянные резные фигурки – ангелов, людей, сказочных персонажей, фантастических и реальных животных. Их средний размер – 12-15 см. в высоту. Природная красота дерева (его внутренняя текстура и фактура поверхности) является одной из целей автора: на её выявление, в значительной мере, направлена творческая работа. Вместе с тем, как правило, статуэтки Н. И. Салтан (полностью или частично) раскрашены. Это дополнительно «оживляет» их, придаёт нарядность и делает родственными живописи.

«Маленькие человечки» отнюдь не всегда созданы из цельного куска дерева, порой – из нескольких подвижных фрагментов. Именно это заставляет отнести творчество автора преимущественно к искусству создания кукол, нежели к традиционно понимаемой скульптуре.

Своеобразное искусство художницы несёт в себе, помимо пластики, значительный элемент живописности, театрального искусства, кинематографической анимации, драматургии. Скульптурные куклы образно «работают» не только по отдельности: их выразительность многократно усиливается в композиционных сочетаниях. Перед нами, в сущности, ярко национальный феномен искусства. Здесь проявляется соборное, хоровое начало, свойственное традиционной русской культуре. Сочетания фигурок имеют бесконечное количество возможных вариантов. Это делает Игру, как превалирующий элемент творческого метода автора, многоликой и неисчерпаемой.

Салтан Н. И. Святой Николай (дерево, раскраска). Фото: Лев Шлосберг
Посетитель выставки словно становится свидетелем и участником сложного сценического действа, складывающегося из относительно простых фрагментов, но в целом восходящего к всеобъемлющей мистерии.

Смысловой осью экспозиции является стенд, где представлены наиболее реальные, земные персонажи. Это бояре и мужики, «красны девицы», ярмарочные торговцы, охотники, лесорубы. Здесь мы видим мир людей, наш земной план бытия и сознания. Относительно него логически «симметричны» друг другу представленные в особых витринах образные миры языческой «нечисти» и православной святости.

Именно в витрине, посвящённой некоему праславянскому лесу и его разнородным обитателям, – лешим, Бабе Яге – «градус» сказочности нарастает в наибольшей степени.

Мир русской (вообще, народной) сказки через архетипы коллективного бессознательного [ 1 ] тесно и многопланово связан с той психологически и стилистически сложной частью искусства, которую принято называть «традиционным» и «наивным» творчеством. Искусствоведческой работе именно с этим эстетическим пластом Н. И. Салтан посвятила свои научные интересы. Но у самой художницы грань свойственной искусству условности нигде не бывает перейдена. Автора ни в коем случае нельзя назвать художником наивным – одной из тех, кто (подчас в результате собственных психических особенностей) создаёт в наши дни «современное первобытное искусство». Н. И. Салтан как художник именно искушена [ 2 ] - в красоте, гармоничной уравновешенности, в завершённом выстраивании образа.

Стилевое влияние символизма, русского и европейского модерна конца XIX-го и начала XX веков на автора «Бабушкиных сказок» несомненно. За ликами (часто, впрочем, обретающими неожиданное портретное сходство с реальными людьми) её сказочных птиц и русалок проступают своим вдохновляющим наследием художники, работавшие в селе Абрамцево и группировавшиеся вокруг кн. М. К. Тенишевой в Талашкино.

С другой стороны, необычайно важна параллель мира, создаваемого Н. И. Салтан, с искусством Е. В. Честнякова [ 3 ], который со своеобразной высшей документальностью и проникающей эмоциональной силой поэтизировал развитой и сложный универсум русского крестьянства накануне его уничтожения в 1930-е годы.

Салтан Н. И. Добый молодец и красна девица (дерево, раскраска). Фото: Лев Шлосберг
И всё же, несмотря на указанные влияния и параллели, творчество Н. И. Салтан в большой мере спонтанно, интуитивно. Прорыв в подсознание удаётся автору именно через диалог с материалом – на пути следования за внутренним характером дерева. Н. И. Салтан работает в точном соответствии с базовым принципом ваятелей «убери лишнее». Сучки и болезненные разрастания древесины, «основания» бывших (давно опиленных) ветвей, вдруг преображаются то в многоликого хтонического дракона, то в схимника, молитвенника и столпника. Рождённый в живом стволе, среди его соков, он был до поры заключён под листвой и корой, но волей художника выведен на свет, в самостоятельное образное бытиё.

Просветлённым и одолевающим сумрачный лесной хаос «крылом» экспозиции являются работы, изображающие Божьих ангелов и святых – Николая Угодника, Бориса и Глеба, княгиню Ольгу. Здесь во взаимной драматургии кукол присутствует тема полёта. Однако это уже не ирреальное витание Яги на помеле под сладостное пение «райских Сиринов». Перед нами предстаёт горний хоровод сопровождающих Землю светил. Звезда Рождества, трактованная как элемент фона, осеняет собой экспозицию, в которую включено несколько точёных из дерева и имеющих круговую роспись пасхальных яиц. В их форме (которая сама по себе является одним из самых глубоких символов мировой культуры) отражена тема гармонии, всепланетного лада и Божественного устроения. Не случайна многократно вынесенная на пасхальные яйца панорама родного Пскова – Богоспасаемого предвечного Града Святой Троицы.

Через эти ясные и утверждённые изображения земного города мы (вслед за смысловой композицией выставки) возвращаемся к миру людей. Однако этот мир предстаёт перед нами на пасхальных яйцах уже не как нечто самодовлеющее и разбитое на отдельные сюжеты. Теперь он – собранная и обрамлённая, хранимая святыми силами целостность.

Выставка представляет огромный профессиональный интерес для коллекционеров современной мелкой пластики и авторских кукол, для аниматоров-кинематографистов, для работающих с куклами театральных драматургов, постановщиков и актёров, для всех художников декоративной росписи и скульпторов по дереву. Она доставит большое неоценимое удовольствие взрослым посетителям, но в особенности рекомендована маленьким детям: ведь всё составившее выставку многообразие сюжетов и форм – это, в первую очередь и в конечном счёте, уникальные, живые и таинственные Бабушкины Сказки.

Юлий СЕЛИВЕРСТОВ, искусствовед

 

1 См., например: Юнг К. Г. Архетип и символ. М., 1991.

2 Само русское слово «искусство» происходит, как известно, от «искус». Это понятие тесно связано с термином «искушение», с темой первородного греха и вины, с преодолением всего этого, данным человеку в творчестве.

3 Честняков Ефим Васильевич (1874-1961), русский художник.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3485
Оценок:  14
Средний балл:  8.4