Статья опубликована в №36 (457) от 23 сентября-29 сентября 2009
Семья

Львиное упрямство

 Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ 23 сентября 2009, 00:00

Если верить утвержденному светилами психологии календарю детского развития, у Льва сейчас по разнарядке не слишком благоприятный возрастной период. С двух с половиной и аж до четырех лет может протекать один из самых острых младенческих кризисов – так называемый кризис отделения. Ребенку положено быть капризным, упрямым, непослушным.

Я всегда прислушиваюсь к прогнозам психологов – не зря же, наверное, люди свои дипломы и зарплаты получают. И суровую поступь кризиса старалась угадать задолго до обозначенного периода. Младенец топает ногой – уж кризис наступил? Отказывается умываться, пытается истерить в магазине – он, точно он. Морально я почти подготовилась к тому, что в три львиных года мне придется быть архитерпеливой, справедливой, твердой и любящей одновременно.

Но – бац! – ребенкин характер сделал финт ушами. К трём годам Лев окончательно усвоил связную человеческую речь и обрел способность к компромиссам. Немного объяснений – и он начал ежедневно убирать игрушки, согласился без слёз принимать даже самые невкусные лекарства, усвоил, что «надо» главнее «хочу», а желания других людей не менее важны, чем собственные. Послушный, ласковый, отзывчивый ребенок. Даже помощь по дому кое-какую вполне освоил!

Мы не могли нарадоваться. Кризис отменили? Или он пролетел не сильно замеченным и оказался не таким страшным, как его расписывали? Впрочем, какая разница. У нас такой замечательный, просто золотой сын.

Сын был золотым, бриллиантовым и яхонтовым (с некоторой поправкой на настроение и состояние здоровья) ровно три месяца. Родители как раз успели привыкнуть к тому, что детовоспитание – одни сплошные радости. Но в один прекрасный день все радости отменили.

Началось незатейливо. Я убирала со стола посуду и оказалась в узком проходе с двумя загруженными руками. И тут под ногами вырос Лев.

- Сынок, отойди, пожалуйста.

- Не хочу!

- Как «не хочу»? Видишь, маме надо пройти. Подвинься в сторонку.

- Не подвинусь!

Такого немотивированного бунта, признаюсь, я совсем-совсем не ожидала. Дети приучены, что просьбы и распоряжения больше двух раз не повторяются. В обычной ситуации я бы просто переставила ребенка в сторону, но руки-то заняты. От недоумения и беспомощности начала закипать и гневаться:

- Лев, ну-ка брысь без разговоров!

- Не брысь, не брысь, не брысь! Тут буду стоять! Буду-буду-буду! – протест со страшной скоростью превращался в истерику на ровном месте.

Быстро сгрузив посуду куда попало, я попробовала применить испытанный метод – поднять, обнять, успокоить ребенка, а потом уже разговоры разговаривать. Дитя изогнулось и начало брыкаться:

- Ааа, не трогай, пусти, пусти!

Сложно описать словами происходившую борьбу, но в итоге Лев оказался запертым в спальне:

- Успокоишься – выйдешь.

Вообще, я только читала об этом методе, но считала его неприменимым. Что за карцер в отношении родного ребенка? Однако когда ребенка хочется развернуть кверху попой и воспитать старым прадедовским способом, лучше и самой изолироваться, и его изолировать.

И карцер подействовал! Лев дернул ручку раз-другой, слегка всхлипнул, зачем-то позасовывал под дверь фломастеры и раскраски, а через три минуты донеслось искреннее:

- Мамочка, прости!

Мы обнялись, помирились и попытались разъяснить ситуацию:

- Лёва, что это с тобой было?

- Не знаю…

- Маме просто нужно было пройти, я не хотела тебя обидеть, понимаешь?

- Аха…

- Я очень, очень разозлилась. Постарайся так больше не делать.

- Не буду, не буду!

Увы, выполнить свое обещание Лев не смог. В упрямых козлов на узком мостике мы всё еще периодически «играем». Кроме этого, в арсенале появились новые приемы:

- издавание непотребных «ослиных» звуков и отказ их прекратить;

- злонамеренное раскидывание игрушек в неположенных местах;

- многочасовое нытье: «Давай купим машиииинку»;

- внезапное беспричинное застывание на улице и отказ куда-либо двигаться.

Все это происходит без слез, без истерик, а в каком-то злом азарте и веселье. В такие моменты родного сына я не узнаю, а незнакомый упрямый младенец бывает крайне неприятен глазу и сердцу.

И все-таки мы постепенно учимся разрешать новые конфликты. Часто помогает шутка-дразнилка – рассмеявшись, Лев забывает, что собирался упрямиться. Ещё чаще необходима твердая воля – взять взбрыкнувшего младенца на руки и нести, куда надо, игнорируя протестные вопли. Игнорировать полезно и нытье, и мелкие попытки вывести родителей из себя (да-да, это вполне осознанные попытки). И даже сорваться иногда, выразить свой гнев словами и повышенным тоном – тоже можно и нужно. Ведь ребенок на самом деле не злой и не пытается сделать родителям больно – он экспериментирует, насколько может управлять взрослыми.

Выстоять в этих экспериментах бывает очень, очень сложно. После особо «удачного» дня я чувствую себя измученной и растерзанной. Но, если верить прогнозам, потерпеть осталось всего каких-то два (ох!) месяца. А пока приходится быть архитерпеливой, справедливой, твердой и любящей одновременно.

Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ.

Продолжение следует...

Предшествующую публикацию см. здесь.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2313
Оценок:  13
Средний балл:  5.8