Статья опубликована в №49 (470) от 23 декабря-29 декабря 2009
Культура

Фальшь-слава

Покровской башне Псковской крепости уготована участь лживой поделки
Ирина Голубева Ирина Голубева 23 декабря 2009, 00:00

Покровской башне Псковской крепости уготована участь лживой поделки

«Только один реставрационный метод – метод консервации – позволяет сохранить в памятнике архитектуры все (или почти все) его особенности, дошедшие до наших дней» [ 1 ].

Покровская башня, служившая на протяжении почти 250 лет (1465-1701 гг.) оборонительным сооружением, уже к началу XIX в., в изменившихся общественных условиях, после полной утраты своей роли, стала восприниматься как кладовая народной памяти о воинском подвиге Пскова в 1581 г. У Н. М. Карамзина читаем: «…То истина, что Псков ... спас Россию от величайшей опасности, и память сей важной заслуги не изгладится в нашей Истории, доколе мы не утратим любви к отечеству и своего имени.» [ 2 ]

Покровская башня. Реставрация Всеволода Смирнова. Фото Бориса Скобельцына.
Покровская башня была реставрирована в 1960 году псковским архитектором-реставратором Всеволодом Петровичем Смирновым [ 3 ] после десятилетних работ по ее освобождению от земляных насыпей-бастионов, обмеров, исследований.

Верхний (четвертый) ярус башни с навесными бойницами и деревянный шатер башни не сохранились, и реставрационным советом было принято решение о так называемой «целостной» реставрации памятника.

Основанием к целостной реставрации стали несколько факторов: непревзойденное историческое значение башни – узлового центра обороны Пскова от войск Стефана Батория при штурме 1581 г.; память о мужестве защитников города, павших и оставшихся в живых псковичах; градостроительная роль башни – угловой доминанты, завершающей панораму Псковской крепости с запада, от реки Великой; историко-архитектурное значение башни как памятника псковского зодчества – особенности ее каменных конструкций и деревянного завершения – грандиозного шатра с чердачком и прапором.

Обобщая, можно сказать, что целью реставрации Покровской башни, кроме обязательного ее сохранения, стало и создание символа оборонной мощи Пскова, своеобразного «сигнала» нашим современникам о роли города в истории России.

И если для восстановления четвертого яруса нашлось достаточно следов на самой башне и в различных источниках, то восстановление шатра потребовало поиска так называемых аналогов в деревянном зодчестве древней Руси. Мы сейчас не можем с точностью сказать, какие именно документы и аналоги привлекались Всеволодом Петровичем Смирновым: для этого необходимо поднять материалы процесса реставрации и провести ряд изысканий. Но мы точно знаем, что реставратор нашел техническое и архитектурное решение. Более того, сознавая огромную ответственность за восстановление шатра, он лично, ежедневно участвовал в работах, регулировал «по месту» все особенности возведения грандиозного сооружения.

На протяжении 35 лет Покровская башня с шатром, увенчанная чердачком с кованым прапором-флажком, изображающим барса с поднятой лапой, была действительно символом воинской славы Пскова. Любой турист или местный любознательный пскович, вступив в сумрачное пространство интерьера, испытывал чувство потрясения: в пересечении солнечных лучей, исходящих из бойниц, парила, уходя в немыслимую высь, сложная, поражающая логикой, рукотворная конструкция шатра. Единое пространство каменных стен продолжалось с той же непреодолимой мощью в рубленых «в режь» бревенчатых венцах.

Покровская башня. Реставрация Всеволода Смирнова. Фото Бориса Скобельцына.
Никаких слов и пояснений после этого эмоционального потрясения не требовалось: интерьер Покровской башни «работал» и свидетельствовал, вызывал восторг, гордость и являл собой необъяснимое соединение времен, присущее подлинному искусству.

В Покровской башне не было специальной музейной экспозиции, она располагалась рядом, в церкви Покрова и Рождества Богородицы. После восстановления всего Покровского комплекса работа Смирнова была признана лучшей научной реставрацией в СССР.

Когда губернатором Псковской области А. А. Турчаком было высказано намерение о восстановления шатра Покровской башни, это вызвало смешанные чувства: предшественники губернатора, все поочередно, хотели восстановить шатер, утраченный по небрежению, но никто, по разным причинам, не смог.

Справедливости ради, надо сказать, что шатер уже перед пожаром 1995 г. был в очень ветхом состоянии, конструкции износились, никто и никогда, с момента восстановления башни, не ремонтировал ее покрытие. В последний раз Всеволод Петрович поднимался на башню, к основанию шатра, вместе с нами, псковскими реставраторами, в конце августа 1995 г. Осмотрев трухлявое дерево мауэрлата, Смирнов произнес: «Обанкротились». Больше не сказал ни слова, а через несколько месяцев после пожара скончался.

Перед зимой того же года по верхнему ярусу башни были проведены консервационные противоаварийные работы [ 4 ]: установлена временная железная кровля, которая продержалась до нынешнего дня [ 5 ].

Надежды на восстановление шатра Покровской башни стали реализовываться в 2009 году после объявления конкурса на проектирование. Несколько насторожила обтекаемая формулировка конкурсного технического задания, переписанная из условий, выданных государственным комитетом Псковской области по культуре в адрес заказчика, государственного учреждения «Управление капитального строительства Псковской области»: «Архитектурный образ, форма кровли должны соответствовать исторически сложившемуся образу фортификационных сооружений псковской школы оборонного зодчества».

Оставим в стороне неточность терминологии (хотя она изначально заводит в смысловой тупик), но при знании предмета в целом понятно, о чем идет речь. Однако по существу: все, подчеркиваю, все псковские башни имели индивидуальные характеристики, и типы кровель – тоже. От сложных шатров до простейших двухскатных крыш. Исторически сложившийся образ – это всё из мультиков, а в истории каждой боевой башни был свой образ, причем он менялся во времени, и выбор форм кровли для Покровской башни, например, требует длительной работы специалистов.

Покровская башня. Реставрация Всеволода Смирнова. Фото Бориса Скобельцына.
Вместе с тем государственным комитетом Псковской области по культуре однозначно поставлено условие: провести ремонтно-реставрационные работы по воссозданию кровли Покровской башни, что, вероятно, подразумевает – утраченной кровли, а не какой-либо другой. Именно это воссоздание, а лучше – восстановление, имелось в виду, как мы это понимаем, с момента заявления губернатора А. А. Турчака о намерении восстановить башню.

Но можно читать и так, что проектировщику, выигравшему конкурс (институту «Псковражданпроект»), предоставлена возможность выбора: можно восстановить шатер таким, каким он был сделан В. П. Смирновым, а можно – по своему усмотрению, каким-нибудь другим.

Именно последнее неприятное предположение подтверждается информацией официального сайта Псковской области. 15 декабря 2009 года заместителем губернатора Германом Елянюшкиным было заявлено: «Мы сейчас не говорим о воссоздании или восстановлении Покровской башни. Мы хотим восстановить ее архитектурный облик, каким его привыкли видеть жители Псковской области и туристы, которые застали шатер на этом оборонительном сооружении. Но я еще раз подчеркиваю, это не восстановление. Мы устанавливаем консервационное покрытие, которое визуально воспринимается достаточно аутентично, но между тем не скрываем, что это покрытие с возможным использованием новых материалов» (Выделено мной – Авт.).

Иными словами – шатер будет не шатром, а крышкой-обманкой на настоящей боевой башне. Да, всё, что сказано заместителем губернатора, не соответствует конкурсному заданию, техническим условиям государственного комитета по культуре, извращает понятие консервации памятника как реставрационного метода. Не соответствует и понятию аутентичности, которая не может быть «достаточной» по определению: или она – аутентичность, то есть соответствие самому себе – есть, или ее нет.

Возникают серьезные вопросы: зачем объявляли конкурс? Изменение его условий, упрощение этих условий во вред памятнику, уже после проведения конкурса (!!!), создают режим наибольшего благоприятствования выигравшему исполнителю. Почему так открыто выражается пренебрежение к тем, кому будут показывать полуфальшивую Покровскую башню – символ воинской славы Пскова? Зачем нужна такая, с позволения сказать, «почти достоверная» консервация, кому и для чего нужна фальшивая слава?

Мы знаем, что еще не поздно принять правильное и обоснованное решение.

Псковичи (и не только псковичи) ждут.

Ирина ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, член Общественной палаты Псковской области.

 

1 Восстановление памятников культуры (проблемы реставрации). М., 1981, с. 21.

2 Н. М. Карамзин. История Государства Российского. Книга III (тт. IX-XII), СПб, 1845, с. 198.

3 См.: С. Прокопьева. Кузнец псковского счастья // «ПГ», № 36 (206) от 29 сентября – 5 октября 2004 г.; Е. Ширяева. Человек эпохи Возрождения; Е. Ширяева. «Если что-то затягивается – значит, не просто так» // «ПГ», № 33 (402) от 20-26 августа 2008 г.; Ю. Селиверстов. Всеволодов свет // «ПГ», № 41 (410) от 15-21 октября 2008 г.

4 Работы финансировались гендирекцией «Псковреконструкция».

5 «Под консервацией понимают совокупность систематических мероприятий, проводимых для поддержания в хорошем состоянии памятников, включая техническое содержание некоторых элементов, в том числе кровли, внутренней отделки и т. д.» Консервационные работы – это сохранение памятников в существующем виде. // Консервация и реставрация памятников и исторических зданий. М., 1978, с. 172.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4034
Оценок:  22
Средний балл:  9.5