Статья опубликована в №8 (479) от 03 марта-09 марта 2010
Политика

Вопрос доверия. Часть первая

Андрей Турчак: «Мы переходим на ручное управление в части бюджета»
 Лев ШЛОСБЕРГ 03 марта 2010, 10:05

Год назад, 27 февраля 2009 года, член Совета Федерации от Псковского областного Собрания депутатов Андрей Турчак вступил в должность губернатора Псковской области. Редакция «Псковской губернии» представляет вниманию читателей эксклюзивное интервью, вопросы для которого были подготовлены по ряду наиболее резонансных публикаций нашего издания за минувший год и наиболее острым обращениям читателей в редакцию. Разговор состоялся вечером 26 февраля.

Губернатор Псковской области Андрей Турчак. Фото: Александр Сидоренко

«Мы сможем не превратиться в КПСС»

- Андрей Анатольевич, начну с общероссийской темы. У меня как у человека, пережившего начало и конец советских 1980-х годов, сегодня возникает ощущение однажды виденного. В начале XXI века в России снова воспроизводится стилистика застоя: одна доминирующая партия, не единственная, но контрольный политический пакет акций у нее, чрезвычайно высокая степень разочарования и усталости общества. Очень напоминающая поздний Советский Союз стилистика деятельности власти, вплоть до картинки в телевизоре. Запах застоя витает над страной. Нет у Вас ощущения, что история может повториться? И как тогда народ не вышел защищать КПСС и СССР, так и сейчас, если начнет рушиться завязанная на одну партию политическая вертикаль, то вместе с ней народ может так же равнодушно лишиться уже нынешней страны?

- Мне кажется, что Вы в своей оценке сгущаете краски. Доминирование «Единой России» вызвано результатами выборов и тем доверием, которое избиратели оказали этой партии. Присутствие в федеральном парламенте и нашем региональном парламенте других партий говорит о том, что палитра мнений избирателей обширна, просто в ней превалирует «Единая Россия».

Многие называют нынешнюю «Единую Россию» неким подобием КПСС. Я с этой оценкой не согласен. Наша партия, в отличие от КПСС, - живой организм, она постоянно модернизируется, меняет свои подходы к избирательным компаниям и к формам работы с избирателями, в том числе у нас в регионе. Поэтому мне кажется, что у «Единой России» нормальное будущее, и мы сможем за счет внутренней реструктуризации не превратиться в КПСС и не повторить тот сценарий, который наша страна пережила в конце 1980-х.

- Вы верите в честность и объективность результатов выборов в России в последнее десятилетие? Я говорю о тех федеральных кампаниях, которые легитимировали «Единую Россию» как партию политического большинства в России, начиная с 1999 по 2008 год включительно.

- Давайте отталкиваться от результатов судебных разбирательств, которые прошли по заявлениям партий, которые ставили под сомнение результаты выборов. Были буквально единичные случаи, они у всех на слуху, где действительно либо в самой избирательной кампании отсутствовала конкуренция, либо что-то произошло при подсчете голосов. Но это единичные случаи, которые не превышают погрешности, как правило.

Возьмем последние выборы, которые прошли осенью 2009 года и по которым была большая волна протестов наших оппонентов, в том числе демарш в Государственной Думе, который видела вся страна. На самом деле состоялись 2-3 судебных решения, которые подтвердили, что в каких-то территориях были нарушения.

Мне кажется, что проблема оппозиционных партий в том, что они разучились вести нормальную политическую борьбу, работать непосредственно на земле, идти к избирателю, идти в первую очередь на муниципальный уровень. А занимаются они политическим шулерством и попытками перевода политики в юридическую плоскость, причем без наличия нормальных аргументов и подтверждений, как правило, проигрывают в судах.

- Вы не считаете, что избирательная система России превратилась в закрытый ящик, выдающий заранее заданный результат?

- Я не считаю так.

- Один из влиятельных в России экспертных институтов, Институт современного развития (ИНСОР), главой попечительского совета которого является президент Дмитрий Медведев, издал работу «Россия XXI века: образ желаемого завтра». Политический раздел этого документа называется: «Назад к Конституции», в нем дается весьма резкая оценка сложившейся сейчас в России политической системы и прямо заявлено о том, что Конституция не исполняется, многие ее нормы сегодня не действуют. Вы согласны с такой оценкой?

- С ИНСОРом мы работаем, и работаем достаточно плотно. Вы знаете, что концепция развития Псковской области, которую мы разрабатывали вместе с Центром стратегического развития «Северо-Запад», проходила обсуждение в ИНСОРе. Мы в большей степени работаем с экономическим блоком этого института. Политическую часть их доклада я не читал, и не могу поэтому ее обсуждать.

- Вас это не волнует? Даже не как главу области, а как гражданина.

- Это одно из мнений, одна из оценок. С чем-то можно согласиться, с чем-то можно поспорить. По поводу этой статьи в экспертном сообществе была большая дискуссия с полярными оценками. Да, затронули живую тему, которая действительно требует обсуждения и дискуссии, но то, что написано, - это не истина.

- На Ваш взгляд, модернизация – это перестройка?

- Нет, я бы не использовал это слово. Перестройка, как и перезагрузка, предусматривает полное стирание того, что было ранее, и переформатирование. Модернизация – это настройка, улучшение.

- В докладе ИНСОРа прямо сказано, что необходимо вернуться к прямым выборам губернаторов. Как Вы к этому отнесетесь?

- Я считаю, что отмена прямых выборов и переход к назначению губернаторов, то есть к внесению кандидатуры губернатора президентом на рассмотрение регионального парламента оправдали себя, мы убедились в этом в активной фазе кризиса. Только прямое участие федерального центра, в том числе деньгами, позволило большинству регионов пройти кризис (хотя он еще не закончился), пройти его активную фазу, что называется, по касательной.

- Вы считаете, что если бы губернаторы сегодня были выборными лицами, они не получили бы от федерального центра этих денег?

- Очень тонкая материя. Это вопрос доверия. Например, мне как губернатору, естественно, было бы проще управлять главами муниципалитетов, если бы они были прямыми назначенцами, например, так как это происходит до последнего времени в Санкт-Петербурге, но это особая административная единица. Мне кажется, что экономикой проще заниматься в «ручном режиме».

Если говорить о модернизации политической системы, то, естественно, на муниципальном уровне мы никуда от выборов не уйдем, и если это кто-то предлагает, то это абсолютная глупость. Население на муниципальном уровне наиболее тесно соприкасается с властью, и поэтому выборность глав муниципалитетов должна сохраняться.

Другой вопрос, что, наверно, стоит расширять практику введения постов управленцев, так называемых сити-менеджеров, которые замыкались бы по административно-хозяйственной части напрямую на губернатора. Может быть, предусмотреть разведение этих позиций: выборный председатель районного Собрания и наемный менеджер, но тогда вопрос внесения кандидатуры этого менеджера должен быть полностью отдан на откуп губернатору, а этого пока нет. То есть повторить на уровне муниципалитетов схему, применяемую на федеральном уровне.

- Вы не ощущаете недостаток легитимности как губернатор, будучи не избранным жителями Псковской области, а будучи назначенным по представлению президента?

- Я не ощущаю. Я понимаю, что я назначенец, который поставлен решать проблемы населения. В критерии оценок, которые применяются по отношению к губернаторам, входит уровень доверия населения: и к власти региональной, и к власти федеральной.

- Это честные цифры?

- Этим занимаются. Это открытые цифры. И они, очевидно, удовлетворяют критериям оценок.

- То есть Вы не чувствовали бы себя более уверенным, будучи избранным губернатором?

- Нет, я воспринимаю себя в большей степени управленцем и менеджером, нежели политиком.

«По крайней мере, у нас такого ощущения не складывается»

- Перейдем к социально-экономическому положению Псковской области. Дефицит областного бюджета на 2010 год – почти 2 млрд. рублей…

- 1 млрд 900 млн.

- Каковы источники покрытия дефицита и каковы источники экономии средств областного бюджета на этот год?

- За счет внутренней бюджетной оптимизации, которую мы провели в 2009 году, переходящие остатки на 2010 год составили 930 млн. рублей. Остается миллиард, который мы предполагаем покрыть на 50% (то есть на 500 млн. руб.) за счет бюджетного кредита, о чем уже достигнута договоренность с министерством финансов. Я хочу напомнить, что в 2009 году мы не воспользовались ни кредитами федерального центра, ни кредитами коммерческих банков. У нас есть единственное кредитное обязательство – это 93 млн. руб., мы взяли в прошлом году бюджетный кредит на дороги.

- Федеральный кредит?

- Федеральный трехлетний бюджетный кредит. Поэтому у нас долгов нет.

Мы считаем, что в 2010 году 500 млн. федеральных денег и 500 млн., которые мы планируем в случае необходимости привлечь у коммерческих банков, решают проблему. И это будет вопрос второго полугодия. Посмотрим, как мы проживем первое полугодие, и тогда будем принимать решение. Надо понимать, что в кризисных условиях бюджетные корректировки могут проходить на каждой сессии. В любом случае, все решения о внешних заимствованиях будут приниматься по итогам исполнения бюджета в первом полугодии.

Мы смотрим на план капитальных затрат на 2010 год и стараемся корректировать цифры, ищем возможность разнести какие-то работы на 2 года, на 2010-2011 годы, минимизировав таким образом расходы в 2010 году. Будем принимать поправки в бюджет весной.

- Ситуация в социальной сфере в связи с дефицитным бюджетом сильно ухудшилась?

- Мы не уменьшили финансирование нашего социального блока ни по линии капитальных затрат, ни по линии текущего финансирования. Да, не произошло увеличения, но, по крайней мере, все расходы остались на уровне 2009 года. По зарплатам есть рост, в зависимости от отраслей, от 8 до 15 процентов. Мне кажется, что бюджет 2010 года можно по-прежнему называть социальным.

- Тогда почему во всех районах Псковской области произведено существенное сокращение сельских филиалов библиотек, многие из них просто закрыты, идет вывоз книжного фонда, который невосстановим. Идет массовое закрытие фельдшерско-акушерских пунктов, в связи с тем, что введен тяжелейший норматив: один ФАП на 500 жителей. Нет 500 жителей – нет ФАПа. По ФАПам и сельским библиотекам для людей был абсолютный шок – в сельской местности сокращается с этого года доступ жителей к важнейшим социальным услугам: доступ к медицинским услугам, доступ к чтению, не только книжному, но и газетному, в сельских библиотеках есть еще и доступ в Интернет. Чем вызваны эти действия?

- ФАПы не закрываются, ФАПы укрупняются, производится реконструкция фельдшерско-акушерских пунктов, на базе нескольких создается один центр, который и по уровню оснащения, и по уровню текущего финансирования будет позволять обслуживать территории. Покупается транспорт, на 2010 год покупку транспорта для ФАПов оставили. Я не вижу проблем, доступность этой услуги для населения останется на том же уровне.

- Расстояния до ФАПа увеличились очень существенно, местами больше чем в два раза…

- Я понимаю, для этого мы оснащаем ФАПы автомобилями. Они же не на велосипедах ездят.

- У значительной части людей в сельской местности есть полное ощущение, что медицинская услуга на их территории закончилась. Навсегда.

- Это не так. По крайней мере, у нас такого ощущения не складывается. На самом деле, и в 2009 году проходило это укрупнение, было открыто 9 новых пунктов, закупались транспортные средства.

Чего нельзя сказать про библиотеки. Действительно, это проблема. Здесь мы пошли по такому пути. В районах есть много бесхозных или брошенных помещений, бывших домов культуры. На базе этих домов мы будем концентрировать все социальные функции: ФАПы, библиотеки, собственно дом культуры как место проведения, например, концертов. И за счет этого будем оптимизировать расходы на содержание разрозненных социальных единиц. Проще вкладывать деньги и в ремонт, и в содержание. Не надо содержать по несколько единиц руководителей. Естественно, будем смотреть по транспортной доступности.

Библиотечные фонды в районах обновлялись и будут обновляться, я говорю про центральные районные библиотеки, мы сохранили на 2010 год обновление этих фондов и другие программы для районных библиотек.

- Кто будет платить за эти универсальные социальные центры? Областной бюджет или местные?

- Это будет делать областной бюджет по заявкам районов, поскольку мы переходим на жесткий режим финансовой дисциплины, можно сказать, на ручное управление в части бюджета, и соответственно, район должен защитить сетку многофункциональных социальных центров, на которые будут выделяться средства из областного бюджета.

- Уже есть примеры?

- Да. Единственное, что, как мы уже озвучили на последнем совещании с главами районов, все средства в 2010 году будут оформляться бюджетными кредитами. Так же, как нам федеральный бюджет оказывает помощь и оформляет эту помощь кредитами, мы так же будем оформлять эти деньги районам.

- За счет чего будут возвращать бюджетные кредиты?

- Это трехлетки.

- Но все равно отдавать придется…

- Будем либо их пролонгировать, либо, если кредиты несут социальную функцию, будем их реструктуризировать, может быть, прощать.

- По какому критерию прощать будете?

- По эффективности использования.

«Управление образования об этом знает, и начальник управления – тоже»

- В конце минувшего года обострилась ситуация по сельским школам, причем в нескольких районах сразу. Наиболее острая ситуация, как нам известно, в Дновском районе, где все до единой сельские школы, без законной экспертной оценки, без учета мнения жителей, вообще без ведома родителей, были реорганизованы, их присоединяют к школам, находящимся в Дно, куда транспортное плечо не позволяет возить детей.

На встрече с жителями в Моринской средней школе в феврале глава района Игорь Петрович Тимофеев прямо заявил, что сельских детей скоро ждет интернат в Дно, то есть фактически изъятие детей из семьи. Из 49 семей, которые были на встрече, 46 письменно подтвердили свое категорическое несогласие с таким подходом к детям и школе. Люди вообще ничего не знали об этом решении властей заранее.

Более того, решение сессии Собрания депутатов Дновского района состоялось 25 декабря 2009 года, прокурор района еще до сессии представила заключение о незаконности такого решения, но данное заключение было просто скрыто от депутатов. 28 декабря Тимофеев подписал собственное постановление о реорганизации школ, прокуратурой района в январе 2010 г. был внесен протест уже на оба документа. До сих пор протест не рассмотрен.

На встрече с жителями в Морино Тимофеев прямо сказал: что бы вы ни делали, как бы вы ни сопротивлялись, но будет так, как решит власть, как решу я.

Причем ясно из федерального закона, и на практике доказано судебным путем, что если нет предварительной положительной экспертной оценки всех последствий реорганизации школы для детей, включая вопросы жизнедеятельности, образования, воспитания, развития, отдыха и оздоровления детей, оказания им медицинской, лечебно-профилактической помощи, социального обслуживания, то никакая реорганизация школы (даже городской!) невозможна, такое решение недействительно с момента его вынесения. Тем не менее, выясняется, что на практике снова всё возможно.

- Вы знаете о моей позиции…

- Знаю, поэтому и спрашиваю.

- Я неоднократно заявлял, что без этих экспертных оценок и без обсуждения проблемы в первую очередь с родителями учащихся, без согласования областного управления образования…

- Управление образования области этот процесс поддержало.

- У Вас неверная информация.

- У меня есть письмо за подписью Веры Васильевны Емельяновой.

- Та ситуация, о которой Вы рассказали и та цитата из выступления главы района, которую Вы привели, я в первый раз о ней услышал и, естественно, это предмет отдельного разбирательства. Вы знаете особую любовь товарища Тимофеева к социальной сфере, он ее уже проявлял на протяжении 2009 года, и в моем присутствии неоднократно.

Значит, прошел какой-то период времени, страдает человек забывчивостью, будем вынуждены ему напомнить. Что касается конкретно этой ситуации, то в ближайшее время мы проведем, очевидно, по тому же сценарию, как мы это делали по Дновской детской школе искусств [см.: Л. Шлосберг. На дно; Л. Шлосберг. Из тупика; Л. Шлосберг. Дновский прыщ; Л. Шлосберг. Сила искусства], встречи с родителями.

Еще раз повторюсь и хочу, чтобы это прозвучало со страниц вашей газеты, что огульного, безэкспертного, безапелляционного закрытия школ, какими бы благими целями финансовой оптимизации это ни оправдывалось, не будет. Это еще раз заявляется из уст губернатора.

- Тогда еще один вопрос, связанный со школами, очень болезненный. Это НЕ-школьные автобусы, назову его так. Мотивы, по которым автобусы передаются от школ автоколоннам, понятны, это в первую очередь возможность на приличной материальной базе поддерживать их рабочее безопасное состояние, но вылилось это дело в несколько очень серьезных проблем, которые воспроизводятся из района в район.

Проблема номер один – автобусы перестали быть собственно школьными, то есть на маршруты выходят в разные дни разные автобусы. Там уже нет ремней безопасности на сиденьях, там нет специально оборудованного («смотрящего» в салон) места для сопровождающего лица.

Эти автобусы стали обычными рейсовыми автобусами. Введено фактически новое рейсовое автобусное сообщение по определенному маршруту, любой человек может купить билет в этот автобус, любой человек может оказаться в этом автобусе рядом с детьми.

Вторая проблема. Там, где сами школы не продолжили из тех или иных средств финансирование ставок сопровождающих лиц в автобусах, сопровождающих не стало вообще, дети ездят без сопровождения, что категорически запрещено.

Третья проблема – возникло большое количество конфликтов по маршрутам движения этих автобусов. Если раньше школьный автобус ездил от ребенка к ребенку, то теперь он едет по некоему маршруту, фактически от автобусной остановки до автобусной остановки. Расстояние подхода детей от места жительства к месту остановки автобуса иногда достигает нескольких километров, в некоторых местностях – до часа ходьбы. Родители чрезвычайно взволнованы, предпринимаются попытки исправить такие маршруты, в некоторых случаях они успешны, в некоторых случаях до сих пор неуспешны.

Задают вопрос, кто утверждает маршрут движения автобуса с детьми, автоколонна отвечает, что либо управление образования района, либо директор школы. То есть вроде как понимающие проблему люди. Но, тем не менее, от маршрута бывшего школьного автобуса эти новые автобусные маршруты отличаются.

Фактически можно сказать, что школьные автобусы исчезли, даже обязательный предупреждающий знак «Осторожно, дети!» с автобусов снят, что категорически недопустимо и нарушает все нормы перевозки детей, в результате по дороге едет обычный рейсовый автобус, никак не обозначенный как автобус с детьми. От закона не осталось ничего. Вот такие последствия.

- На самом деле те случаи, о которых Вы говорите, носят единичный характер. Мы с каждым этим случаем разбираемся. Маршруты действительно согласовывают не только АТП, маршруты согласовывает директор школы, стараются в каждом случае согласовывать их с пожеланиями родителей. То, о чем вы говорите, чтобы расстояние подхода ребенка до остановки автобуса составляло несколько километров, я о таких случаях не слышал. Все, кто располагает такой конкретной информацией, пусть направляет ее мне, мы будем разбираться с каждым таким случаем.

В большинстве случаев мой заместитель Геннадий Безлобенко лично выезжает в районы, проводит совещания с директорами школ, стыкует их с представителями родительских комитетов, с представителями АТП.

Что касается сопровождения детей в автобусах, то мы этой проблемой озадачены и считаем, что в автобусе действительно должен быть такой человек, особенно с учетом того, что в некоторых случаях происходит пересечение детей с другими пассажирами. Должен быть старший, который отвечает за детей. Этой проблемой мы занимаемся, и думаю, что мы ее решим.

Решение по автобусам было направлено не только на то, чтобы квалифицированно проводился технический сервис автобусов. Сделано это для того, чтобы обеспечить безопасность детей при перевозке, потому что водители, которые работали на школьных автобусах и не были приписаны к автоколоннам, как правило, не проходили даже простейшее медосвидетельствование перед выходом в рейс. Достаточно было случаев, когда в сельской местности он выходили в рейс в состоянии легкого алкогольного опьянения. Нам было известно также, что школьные автобусы использовались директорами школ для перевозки домашней продукции, картошки например, это же не секрет.

- Но это другой вопрос, согласитесь, и другая проблема. Школьные автобусы были, кроме прочего, еще очень важным ресурсом культурно-познавательной деятельности школ, на них дети выезжали на экскурсии. Теперь механизм организации таких поездок стал очень сложным.

- Мы всё это сохраним. Введен заявочный механизм: подается заявка, и автобус выделяется. Ни одного случая невыделения автобуса для экскурсий, для поездки, например, в областной центр или в районный центр для участия в каких-то мероприятиях, нет. Если есть отказы в удовлетворении таких заявок автоколоннами, то я хотел бы иметь информацию об этом.

- Еще один вопрос, связанный с сельскими школами. Школы могут закрыться не от того, что нет детей, а от того, что нет учителей. Работает педагогический университет, выпускает колоссальное количество кадров. Я смотрел статистику по заявкам от районов на новых учителей. И заявки-то поступают на считанные единицы специалистов, а приезжает еще меньше учителей, чем дается заявок. Есть государственный ВУЗ, который за счет бюджета учит людей. Есть возможность целевого направления студентов от муниципалитетов. Есть многие школы, где жилищные условия и условия оплаты труда, предоставляемые сейчас молодым специалистам, вполне удовлетворительные, как минимум для начала карьеры. Тем не менее, большинство учителей, работающих в сельских школах, это люди предпенсионного и пенсионного возраста, 5-6 лет пройдет, и дети еще будут, но учителей уже не будет.

- Так они не пускают в школы молодых учителей!

- Нет, это не так!

- Я исхожу из последнего своего общения с пятикурсниками педуниверситета. Первый вопрос, который мне задали после открытия Года учителя, это то, что старшее поколение, директора школ «нас туда не пускают». Это ребята заявляли в один голос. Жилье – тоже больной вопрос. Второй вопрос, который был мне задан, - где нам жить? «Я готов поехать в район, а вы или муниципалитет готовы мне обеспечить жилье?» Вот проблема.

- Мне известны случаи, когда сельские школы давали в районные управления образования заявки на молодых учителей, но районы не ретранслировали эти заявки в педагогический университет и в управление образования области.

- А для чего они это делали?

- Я предполагаю, что чем меньше кадров, тем легче закрыть сельскую школу.

- Ну нет, я так не считаю, не надо воспринимать всех чиновников от образования такими оптимизаторами, это не так.

- Почему в Псковской области до сих пор не реализуется 41 статья закона «Об образовании», которая гласит, что для сельских малокомплектных школ в нормативе финансирования должны быть предусмотрены расходы, не зависящее от числа обучающихся?

- А мы сделали финансирование практически независящим. Несмотря на скудность нашего бюджета, мы зафиксировали так, что если в классе меньше 7 обучающихся, это не отражается на зарплате учителя. Кроме того, по новой системе оплаты труда учителя, которую мы хотим вводить с 1 сентября 2010 года, в случае, если средняя зарплата, которую учитель получает на руки, уменьшается по сравнению с предыдущей, то ниже того, что он получал раньше, с введением нового расчета он получать не будет, только больше, это уровень где-то 12,5 тысяч рублей по минимальной планке. То же самое касается воспитателей.

- Сейчас в области началась практика выдачи одногодичных лицензий на право ведения образовательной деятельности малокомплектным сельским школам. С чем это связано? Как правило, раньше школы получали лицензии на 5 лет, а сейчас пошла практика одногодичных лицензий. Чего ждет управление образования области, выдающее лицензии на один год, на что надеется?

- Мне кажется, что не надо искать здесь какую-то закладку…

- Печальный опыт народа подсказывает…

- Что годик еще подождем, а через год – начнем?

- Да, а через год мы посмотрим, какая будет политика в отношении сельских школ…

- Политика не изменится, пока я здесь губернатор. Директорам школ не стоит опасаться годичного лицензирования.

- Опасаются очень сильно.

- Вопрос придания школе статуса филиала возможен, но, еще раз повторюсь, только после детального изучения ситуации, личного общения с родителями, директорами.

- Вопрос о создании филиала – это вопрос о честном слове руководителя большой школы, который своим приказом может ликвидировать филиал. Соответственно, все упирается в одного зависящего от администрации человека, который одним росчерком пера может произвести реструктуризацию. Правда, и здесь необходима предварительная экспертная оценка последствий реорганизации школы для детей. Но нет доверия в этом вопросе к директорам крупных районных школ. Им не нужны сельские школы, у них хватает своих проблем, они не хотят возиться с «мелочью», они не мотивированы к этой работе. Им легче управлять интернатом, чем сельскими филиалами.

- Это не носит повальный характер. Это единичные случаи. Можно посмотреть даже те малокомплектные школы, которым сейчас было предложено придать статус филиала. Если сейчас областной бюджет вкладывает средства в реконструкцию, в ремонт, в закупку кухонного оборудования, парт, учебного оборудования, то какой смысл сейчас это делать, чтобы потом школу закрыть. Если мы во всех начальных классах школ сейчас меняем мебель, учебные пособия, то делаем это не для того, чтобы потом все выкидывать или перевозить в другие школы, нет такой политики.

- Вы подтверждаете, что такой политики в Псковской области нет?

- Это не политика управления образования области.

- Управление образования области об этом знает?

- Управление образования об этом знает, и начальник управления – тоже.

«Всеми процессами, начиная от дров, и заканчивая тем, что автолавке не проехать, занимается областная власть»

- Есть вопросы, касающиеся местного самоуправления.

- Интересный вопрос.

- В течение двух последних лет из 218 действовавших (на начало 2009 года) сельских и городских муниципалитетов Псковской области 216 отказались от 4/5 и даже от 5/6 частей своих законных полномочий в пользу муниципальных районов. У них нет сейчас основных полномочий, которые могли быть реализованы на местном уровне в соответствии с 14-й статьей закона о местном самоуправлении, в том числе нет бюджета, в связи с чем органы местного самоуправления городских и сельских поселений, по сути дела, стали бессмысленными. Им остались свалки, уход за местными кладбищами и освещение улиц.

Соответственно, авторитет власти без полномочий, без денег, без бюджетного ресурса упал крайне быстро и очень низко. Люди с большим трудом принимали в этом году решение об участии в выборах в представительные органы местного самоуправления на уровне поселений, поскольку первый созыв депутатов сельских и городских поселений расстался с большинством своих полномочий, кроме всего двух волостей в Псковской области.

Совершенно очевидно, на мой взгляд, что если сельские и городские поселения не будут насыщены полномочиями и средствами бюджета, то смысл существования местной власти на уровне поселений очень спорен, несмотря на возможности, созданные федеральным законодательством.

У Вас не было мысли поставить вопрос о полноценной муниципальной реформе в Псковской области и создании полнокровного местного самоуправления на поселенческом уровне, чтобы люди могли действительно, как это определено в Конституции, под свою ответственность решать вопросы местного значения?

- Мне кажется, что у властей этого уровня достаточно полномочий…

- Из почти 40 возможных полномочий остается 4-5-6, главы волостей могут, например, улицы подметать, но для этого достаточно нанять дворника.

- Мне кажется, что это никак не сказывается на возможности населения влиять на местные власти, на процессы, которые у них происходят. Есть другой уровень, более высокий, - уровень муниципального района, и на этом уровне также можно влиять на власть и участвовать в выборах.

Я считаю, что с точки зрения управляемости модель местного самоуправления, которая сейчас действует, на данный момент себя оправдывает, я не говорю о будущей муниципальной реформе. Полномочий достаточно. Пусть хотя бы с этим справятся. А за что тогда держатся, скажите мне, главы волостей? За что воюют, когда идет дискуссия по объединению? За стул!

- При отсутствии полномочий и достаточных бюджетных средств органы местного самоуправления на местах в 90% случаев превратились в относительно благоустроенные несколько рабочих мест…

- Ну вот они за свои кресла и воюют!

- Но если там будут полномочия и если там будут деньги, это будут уже не просто рабочие места для 3-4 человек. Это будут серьезные рабочие места с реальной работой и реальной ответственностью перед людьми. И тогда они будут оправданы с точки зрения затраченных на них финансов…

- Хочу сказать, что, в любом случае, этот низовой уровень будет являться головной болью для областной администрации, потому что если посмотреть, как сейчас работает этот уровень, так всеми процессами, начиная от дров, и заканчивая тем, что автолавке не проехать, занимается областная власть.

- То есть Вы считаете, что если органы местной власти получат большие полномочия и большие финансовые ресурсы, это не приведет к улучшению качества управления?

- Я уверен, что в нынешних условиях не приведет, наоборот, будет вредить. Мне кажется, что нужно сохранить местное самоуправление в том виде, в котором оно есть сейчас, и дополнительные полномочия самоуправления никакой пользы населению не принесут. Там некому работать!

- Андрей Анатольевич, есть люди в Псковской области!

- Покажите мне этих людей, и я с удовольствием привлеку их к работе на уровне района. А, может быть, и на уровне области.

- Вопрос по укрупнению муниципалитетов. В Псковской области известна печальная практика, начиная с 1956 года: стоит что-то укрупнить, и затихает жизнь в населенном пункте. Были Карамышевский, Полновский, Середкинский, Славковский, Пожеревицкий, Кудеверский, Качановский, Новосельский, Подберезинский, Усть-Долысский, Идрицкий, Павский, Усмынский, другие районы, потом в 2 раза сократили число районов. Все бывшие районные центры сейчас бедствуют безысходно, привлекательность жизни в этих центрах упала на порядок…

- Но можно в более дальние времена уйти, и там обратные примеры! Уездов было еще меньше, правильно?

- Меньше, но тогда ведь было земство, там было реальное земство! Это были достаточно насыщенные полномочиями органы самоуправления, ответственные перед местным обществом, испытывавшие большое давление общества на свою деятельность, и даже при сословных выборах, когда голосовало меньшинство населения, они имели авторитет и влияние.

Нет у Вас опасения, что упрощение административной карты области приведет просто к опустению территории? Уезжают люди из тех мест, где невозможно самим принимать решения, влиять на местную жизнь, людям становится неинтересно там жить.

- Я бы не стал сейчас обсуждать вопрос укрупнения районов, потому что эта процедура не запущена. По крайней мере, на текущей повестке дня она в администрации области не стоит.

- А сельские волости?

- По укрупнению волостей я считаю решение правильным, и в первую очередь оно вызвано экономической целесообразностью. Еще раз говорю: люди, представляющее руководство волости, как правило, борются за стул, им необходимо содержать эти атрибуты, которые не несут по сути никакой смысловой нагрузки. Все решается на уровне района. Во главе угла здесь стоят вопросы экономической оптимизации и сокращения расходов на чиновничий аппарат, который на этом уровне ни на какие процессы по крупному не влияет.

- То есть вытащить местное самоуправление на сельском и городском уровне через создание влиятельных активных местных сообществ не планируется?

- Это не ближайшая повестка дня.

Беседовал Лев ШЛОСБЕРГ

Продолжение разговора с обсуждением вопросов региональной экономики и культуры читайте в следующем выпуске «Псковской губернии».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5112
Оценок:  25
Средний балл:  8.8