Статья опубликована в №12 (483) от 31 марта-06 марта 2010
Колонки

Об особенностях национального террора

 Игорь БОРИСОВ 31 марта 2010, 00:00

Утро страстного понедельника. Сообщение о взрывах в московском метро. Первая реакция — шок, конечно. Потом стал обзванивать московских друзей. Живы. Только после этого в голову полезли вопросы: что происходит, кому это выгодно и в каком государстве мы живём?

Совсем ещё недавно со всех экранов дуроскопов нам усиленно внушали, что на Северном Кавказе наступили мир и стабильность, что с терроризмом покончено, что ФСБ нас надёжно охраняет, что Саид Бурятский, взявший на себя ответственность за крушение «Невского экспресса» замочен в сортире. И вдруг — два взрыва в центре Москвы, десятки погибших и пострадавших.

Всё это при том, что секретные бюджеты секретных организаций, отвечающих за нашу безопасность, по словам самих хранителей секретов, растут упреждающими темпами. Если посмотреть на «тачки» ФСБ-шников, покупаемые на наши налогоплательщицкие деньги, то с безопасностью в России должно быть всё в порядке, можно и пошиковать.

После того, что произошло, возникает вопрос: за что платили погибшие и пострадавшие, их отцы, матери, мужья, жёны и взрослые дети? На что израсходованы наши налоги, если простой человек, гражданин России, потребитель недешёвых услуг Федеральной Службы Безопасности, не может чувствовать себя в безопасности в центре Москвы? Что уж говорить про остальные регионы? В любой момент может быть взорван любой дом, вагон, трамвай, автобус.

Идя к власти, «нацлидер» и его команда обещали нам прежде всего безопасность и стабильность. Потом долго внушали, что с беспределом лихих девяностых покончено, что взрывов и стрельбы на улицах больше не будет. Теперь мы убедились, что всё это в лучшем случае были благие намерения. Предвыборные обещания не выполнены. В цивилизованных странах невыполнение обещаний ведёт к немедленной отставке политиков. В России же — к дальнейшему укреплению «вертикали», закручиванию гаек, введению цензуры, «суверенизации» демократии, наступлению на гражданские права и свободы.

Тем, кто обязан обеспечивать безопасность граждан, просто не до этого. Силы уходят на крышевание бизнес-структур, политическую слежку, компрометацию неподконтрольных «нацлидеру» политиков. Где уж тут террористов ловить?

Терроризм стал органичным элементом построенной за последнее десятилетие системы. Я далёк от мысли, что теракты происходят по звонку Самого. Но их своевременность для системы заставляет предположить, что организаторы террора сами прекрасно понимают, когда им взрывать, а когда брать заложников.

Терроризм имеет социальные предпосылки. У сотен тысяч, а то и миллионов россиян условия существования таковы, что жизнь теряет свою ценность. Став смертником-шахидом, можно хоть детей обеспечить, если они есть. Многие поставлены этим государством перед выбором: умереть тихо, или напоследок хлопнуть дверью.

Терроризм имеет разные цели. Так, терроризм на Северном Кавказе направлен чаще всего против высокопоставленных чиновников. Можем ли мы представить себе, что в Москве взрывают, скажем, Белый Дом вместе с «нацлидером»? Или резиденцию Лужкова? Конечно, нет. И вовсе не потому, что это не реально. Технически вполне реально. Дело лишь в стоимости и проработке операции. Почему те же самые, как нас уверяют, террористы так резко меняют цели своих нападений? Там убивают министров и президентов республик, а здесь исключительно мирных граждан, которые сами являются только жертвами и заложниками Системы?

Я ещё как-то могу понять, когда человек, доведённый до полного отчаяния, не веря в следствие и суд, идёт убивать своего злобного обидчика. Но когда он сознательно идёт убивать себе подобного, жертву своего обидчика, мне трудно это понять. Создаётся впечатление, что организаторы террора так любят Владимира Путина, что готовы жертвовать собой и нами для его дальнейшего процветания. Стоило политически покачнуться его премьерскому креслу — и тут же взрывы в метро. Кто там требовал Путина в отставку?

Есть ещё одна особенность национального террора. Если убийства политических противников режима расследуются годами и безрезультатно, то имена «шахидок» нам называют едва ли не в день теракта. Сие вызывает вопрос: как отличить расследование от операции прикрытия?

Для меня, как невольного потребителя услуг этого преступного государства, не столь уж важно, организует эти теракты сам режим или он допускает это в нужный момент, или он просто беспомощен изменить ситуацию — в любом случае дальше содержать на свои деньги всю эту дорогостоящую структуру, отдавая ей последние крохи, совершенно бессмысленно и абсолютно опасно.

Игорь БОРИСОВ, потребитель

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3500
Оценок:  78
Средний балл:  9.4