Статья опубликована в №21 (492) от 02 июня-08 июня 2010
История

Брамбеус, сын Врангеля

По следам личной краеведческой экспедиции к потомку Врангелей фон Гюбенталей, ветерану Великой Отечественной войны, заслуженному учителю России поехала экспедиция телевизионная
 Евгений ОВЕЧКИН 02 июня 2010, 00:00

По следам личной краеведческой экспедиции к потомку Врангелей фон Гюбенталей, ветерану Великой Отечественной войны, заслуженному учителю России поехала экспедиция телевизионная

И не расстаться с амулетами,
Фортуна катит колесо,
На полке, рядом с пистолетами,
Барон Брамбеус и Руссо.
Николай Гумилев. «Старые усадьбы»

В августе 2009 года состоялась краеведческая экспедиция Петербургского общества изучения и сохранения наследия Врангелей в Псков и Псковскую область, посвященная наследию дворянского рода Врангелей на Псковской земле. Во время этого путешествия у меня произошло непредвиденное знакомство с потомком баронов Врангелей фон Гюбенталей, школьным учителем и ветераном Великой Отечественной войны Юрием Александровичем Брамбеусом, живущим в деревне Чайки Себежского района Псковской области. Некоторые эпизоды его удивительной биографии уже нашли отражение на страницах газеты «Псковская губерния». [ 1 ]

Юрий Александрович Брамбеус, пройдя много трагедий, остался добрым и скромным человеком. Фото: Лев Шлосберг
После знакомства с Юрием Александровичем Брамбеусом и публикации очерка о нем в газете «Псковская губерния» появилась идея записать на видео благородный облик и уникальные воспоминания этого человека. Нам хотелось сделать это именно в 2010 году, поскольку в этом году сердечно, торжественно и – по понятным причинам – печально чествуются ветераны в связи с 65-летием Победы, нынешний год объявлен Годом учителя в России. И все эти даты сошлись в биографии одного человека.

Редакции газеты «Псковская губерния» удалось заинтересовать сюжетом о Ю. А. Брамбеусе частный петербургский телеканал «100 ТВ».

И вот солнечным утром 21 мая 2010 года из Санкт-Петербурга выехала телевизионная бригада, которую возглавил корреспондент Роман Перл. С ним направился оператор Вячеслав Шевяков, за рулем – водитель и помощник широкого профиля Сергей.

Я представлял в этой поездке Петербургское общество изучения и сохранения наследия Врангелей («Наследие Врангелей»), созданное 18 апреля 2009 года – в Международный день памятников и исторических мест.

По просторам Ленинградской области, а затем Псковщины летела «Нива», сверкая на солнце серебристыми бортами с логотипом телеканала. В багажнике машины находился необычный сюрприз для Ю. А. Брамбеуса – четыре портрета его предков из рода Врангелей, которых он никогда не видел даже на фотографиях. Портреты нам удалось найти после долгих разысканий.

Башня как человек

70 лет назад мать Юрия Брамбеуса вывезла его с братом на озеро, чтобы сообщить тайну их происхождения. Фото: Лев Шлосберг
Когда мы были уже на пути в Псков, главный редактор «Псковской губернии» Лев Шлосберг позвонил Роману Перлу и сообщил, что есть возможность сделать в Пскове еще один репортаж – о начале восстановления деревянного шатра на Покровской башне XVI века, сгоревшего еще в 1995 году.

У входа в башню нас встретил архитектор-реставратор Владимир Никитин, который подробно и с видимым удовольствием рассказал о проекте восстановления целостного облика башни.

Вместе с ним мы спустились в нижний ряд бойниц башни и прошли по ее подземному периметру. Было темно, сыро и сумрачно, лишь сквозь маленькие бойницы пробивались ослепительные пучки солнечного света, тут же сдавливаемые темнотой грозного нутра подземелья. На полу в башне лежали огромные каменные ядра времен Ливонской войны, и яростный лучик телекамеры выхватывал из тьмы их гладкие смертоносные бока.

Выйдя на свет, мы поднялись до середины Покровской башни по растущим на глазах деревянным лесам. От свежевыструганных брусков и досок в башне царил густой дух соснового бора. Я спросил у Владимира Никитина: «Материалы из псковского бора?». «Может, и из питерского!» – ответил он.

Над нашими головами возвышался голубой купол небес без единого облачка. Казалось, будто весеннее небо с удивлением заглядывает внутрь древней башни. А башня, как былинный воин, на время утративший свой шлем, с доверием распахнула богатырскую душу навстречу небу.

Раньше я не раз гостил в Пскове. Не раз бывал в заповедном Покровском углу, где любовался героической твердыней древнего Пскова. Но именно сейчас, в момент своего возрождения, Покровская башня особенно напоминала мне старого человека, к которому вернулась надежда на выздоровление.

От каменной башни, как от живого человека, веяло счастьем!

Печаль в Ночлегово

И снова наша серебристая «птица-тройка» полетела по псковским дорогам, с каждой минутой приближаясь к Себежу и Чайкам, где ждал встречи с нами Юрий Александрович Брамбеус – наследник древнего рода Врангелей.

Из Пскова в Себеж можно проехать напрямую, а можно через Пустошку, но при этом выходит маленький крюк. Именно под Пустошкой, в селе Колпино, находилась усадьба баронов Врангелей фон Гюбенталей – предков Юрия Александровича Брамбеуса.

В 1824 году Колпино посетил А. С. Пушкин. В то время усадьба принадлежала Игнатию Деспот-Зеновичу – члену петербургской масонской Ложи Белого Орла, чьи потомки породнились с баронами Врангелями фон Гюбенталями. [ 2 ]

Наш водитель Сергей неожиданно предложил поехать в Себеж через Пустошку. Поначалу я подумал, что он посвящен в тайны наследия Врангелей и знает об усадьбе Врангелей фон Гюбенталей в Колпино. Однако, как выяснилось, Сергея влекло не Колпино, а сельцо с уютным названием Ночлегово, находящееся по дороге на Пустошку. Выяснилось, что из Ночлегово происходят предки нашего водителя по отцовской линии.

Когда мы въехали в Ночлегово, было уже темно. Машина остановилась у обочины, Сергей вышел и исчез в темноте. Он пошел на встречу с домом предков, в котором последний раз гостил 24 года назад! Через десять минут Сергей вернулся задумчивый и грустный, произнес: «Каким же маленьким стало это место!». На наших глазах произошла встреча человека с дорогим для него прошлым, ставшая маленькой прелюдией к остальным событиям экспедиции.

Почти в полночь мы прибыли в Себеж.

Прадед встретился с правнуком

Юрий Александрович и Антонина Прокофьевна Брамбеусы у стен родного дома в Чайках. Фото: Лев Шлосберг
Утром следующего дня мы выехали в деревню Чайки, расположенную на берегу большого одноименного озера. Юрий Александрович с супругой Антониной Прокофьевной ждали нас в своем уютном доме недалеко от берега. По нашему приглашению в Чайки приехала и директор Пустошкинского Историко-краеведческого музея Елена Юринова. Именно ей в начале 2009 года написал Ю. А. Брамбеус письмо с вопросом о владельце усадьбы в Колпино – бароне Врангеле фон Гюбентале. Она привезла его письмо с собой и рассказала о своей переписке с Ю. А. Брамбеусом петербургским журналистам.

Встреча в доме Ю. А. Брамбеуса в Чайках началась с необычного действа. Как и задумывалось, я преподнес Юрию Александровичу портреты его предков, почерпнутые мною из книги Карла Врангеля-Рокассовского «Перед бурей», увеличенные и вставленные в рамки.

Первым был подарен портрет его немецкого прадеда по отцовской линии, барона Карла Врангеля фон Гюбенталя (1786-1858) – медика-новатора, участника Отечественной войны 1812 года, изобретателя гипсовой повязки, широко внедренной на практике великим хирургом Н. И. Пироговым. Подаренный портрет медика К. Врангеля фон Гюбенталя представляет собой фотокопию с оригинала, написанного масляными красками (местонахождение оригинала неизвестно). По воспоминаниям К. Врангеля-Рокассовского этот портрет принадлежит кисти известного польско-белорусского художника, академика живописи И. Ф. Хруцкого (1810-1885).

Затем Ю. А. Брамбеусу был преподнесен фотопортрет его деда – барона Станислава Врангеля фон Гюбенталя (1844-1913), выпускника юридического факультета Петербургского университета, мирового судьи, владельца усадьбы в Колпино. Третий портрет – фотоизображение жены С. Врангеля фон Гюбенталя – баронессы Веры Платоновны Рокассовской (1851-1929), выпускницы Смольного института, студентки Петербургской консерватории (она была третьей женой судьи С. Врангеля).

Замыкал галерею портретов, подаренных Ю. А. Брамбеусу, фотопортрет сына Станислава Врангеля фон Гюбенталя и Веры Рокассовской – барона Карла Врангеля-Рокассовского (1895-?), выпускника Пажеского корпуса в Петербурге, автора книги воспоминаний «Перед бурей». После 1917 года он был вынужден покинуть Россию, эмигрировал в Германию, а затем в США, где стал Рыцарем Мальтийского ордена. Карл Врангель-Рокассовский приходится Ю. А. Брамбеусу дядей.

Портреты Врангелей фон Гюбенталей, некогда находившиеся в Колпинской усадьбе, теперь оказались в доме их потомка – Юрия Александровича Брамбеуса. Казалось, что портреты вернулись сюда после долгой разлуки с хозяином дома: прадед встретился с правнуком, дед с внуком, а дядя с племянником… На наших глазах окончательно срослась еще одна ветвь русского древа Врангелей, надломленная ХХ веком – «Идрицкая ветка». [ 3 ]

Сила памяти и точность правды

Поставив подаренные портреты в единый ряд – от прадедушки до дяди, Юрий Александрович затем представил нам книгу своих собственных воспоминаний «От Кенигсберга до Камчатки», изданную его родственниками на собственные средства в Санкт-Петербурге к 65-летию со Дня Победы. Книга иллюстрирована фотографиями из богатейших семейных фотоальбомов Ю. А. Брамбеуса. Тираж книги – всего 50 (!) экземпляров. Но это – КНИГА!

В нее вошли воспоминания Ю. А. Брамбеуса о детских годах, фашистской оккупации, партизанском движении, воинском пути, своей родословной. Есть в книге раздел о его учительском труде, ведь почти три десятилетия проработал Ю. А. Брамбеус учителем физики и математики в Чайкинской средней школе.

Книга состоит из множества захватывающих рассказов, очерков, иногда кратких зарисовок. Описывается первая встреча Ю. А. Брамбеуса с немцами и первая в его жизни разведка; вещий сон перед боем; ночевка в коровьей шкуре; езда в трофейной карете по территории освобожденной Германии и множество других историй. Нет возможности в одном очерке перечислить всё – героическое, веселое и печальное, о чем пишет Ю. А. Брамбеус. Из этой удивительной мозаики складывается великая жизнь Человека, его судьба и труд, страдания и сострадание, любовь к Родине.

Не могу не привести теплые и торжественные слова Ю. А. Брамбеуса о Партизанском крае, сказанные им на страницах своей книги: «Партизанский край. Чудесный уголок нашей земли, край партизанского мужества и бездна нечеловеческих мук. Я хочу, чтобы люди как можно глубже поняли значимость нашей победы, чтобы они прикоснулись к подвигу, который совершил наш народ».

Приведу еще два небольших фрагмента из книги Ю. А. Брамбеуса, чтобы вы смогли почувствовать силу памяти, точность правды и выразительность его образов: «…Партизанам удалось сбить одну стервятницу (немецкий разведывательный самолет «Хенкель-111», который солдаты и партизаны называли «Рамой» – Авт.). Она кучей обломков лежала на заболоченном участке леса. Мы с торжеством и злорадством смотрели на это место, а когда стали переходить ручей по небольшому мостику, я увидел летчика. Он был раздет совершенно наголо и лежал возле ручья вниз животом. Тело его отличалось какой-то особенной белизной и упитанностью по сравнению с нами. Выделялся свежеподстриженный и тщательно побритый затылок».

А вот второй, почти библейский отрывок из книги Ю. А. Брамбеуса: «…Я обратил внимание на фигуру одного бредущего по дороге высокого роста партизана. Что-то знакомое показалось мне в его облике. Я подошел ближе и узнал своего одноклассника Волкова. Вид у него был страшный. Вся одежда на нем висела лохмотьями, особенно брюки, через дыры которых было видно голое тело. Он еле вытаскивал ноги из грязи.

– Почему ты не сворачиваешь с дороги? – спросил я его.

Он ответил, что болел тифом, и у него нет сил свернуть с дороги, а товарищи бояться подходить к нему, чтобы не заразиться. Я взял его под руку и помог сойти с дороги. Завел потом в какую-то землянку и там, сняв с себя брюки (у меня их было двое), отдал их ему. Отдал и последний кусок хлеба, так как он сказал, что давно ничего не ел».

С выходом в свет книги Ю. А. Брамбеуса мемуары рода Врангелей пополнились новым ярким и уникальным источником.

Известно, что русские Врангели хорошо владели пером и оставили после себя ценные воспоминания: дядя Ю. А. Брамбеуса – барон Карл Врангель-Рокассовский написал уже упомянутую книгу «Перед бурей», барон Александр Егорович Врангель – книгу «Воспоминания о Ф. М. Достоевском в Сибири», барон Николай Егорович Врангель – книгу «От крепостного права до большевиков». И это далеко не полный перечень печатных трудов русских Врангелей.

Отметим, что в подготовке книги Ю. А. Брамбеуса к печати приняли участие внучки Юрия Александровича. Хочу верить, что книга «От Кенигсберга до Камчатки» выйдет в свет более значительным тиражом.

Братство в Чайках

После знакомства с книгой мы отправились на братское воинское кладбище – прямо напротив дома Ю. А. Брамбеуса. Здесь похоронены защитники и освободители Себежской земли, однополчане Юрия Александровича. Этот некрополь создан благодаря усилиям Ю. А. Брамбеуса, который много лет назад организовал в Чайкинской школе движение «Юные следопыты». По его руководством школьники занимались поиском пропавших без вести погибших воинов, принимали участие в установке памятников в местах боевой славы. Этих восстановленных из небытия имен – БОЛЕЕ ДВУХ ТЫСЯЧ из более чем четырех тысяч захороненных здесь.

Сначала в родной школе, а теперь и в доме Ю. А. Брамбеуса в Чайках несколько десятилетий действует настоящий мемориальный центр, куда приезжают родственники погибших воинов и приходят письма со всей страны. Чайкинское воинское кладбище рядом с домом Ю. А. Брамбеуса является солдатским Пантеоном Себежской земли.

Могила не забыта, а имена сотен и сотен погибших воинов можно прочесть на плитах. Недалеко от кладбища, на месте снесенного в военное время храма, строится новая деревянная Вознесенская церковь, издали похожая на часовню.

Через 70 лет

В деревенском доме Юрия Брамбеуса впервые появились портреты его родовитых предков. Фото: Лев Шлосберг
После посещения солдатского Пантеона мы подошли к сосне, около которой в бою с немецкими карателями погиб комиссар партизанского отряда Г. Ф. Турлук. На сосне, где до сих пор видны следы от осколков, укреплена мемориальная табличка с текстом о подвиге комиссара. В этом бою участвовал и старший брат Ю. А. Брамбеуса – Александр Александрович Брамбеус (1922-1944), смелый и находчивый воин, погибший при освобождении Германии.

Я зашел к соседям Ю. А. Брамбеуса и попросил их разрешения взять на время легкую деревянную лодку-плоскодонку. Хотелось, чтобы Юрий Александрович, находясь в лодке, поведал корреспонденту из Санкт-Петербурга семейное предание о происхождения своего отца от внебрачной связи барона С. Врангеля фон Гюбенталя и экономки графа Молля по фамилии Брам.

Мы стремились к тому, чтобы зрители максимально глубоко прочувствовали события семидесятилетней давности, тот день, когда мать Ю. А. Брамбеуса посадила его вместе с братом Сашей в лодку и, отплыв подальше от берега, рассказала сыновьям о тайне рождения их отца Александра Брамбеуса – побочного сына барона Врангеля фон Гюбенталя.

Соседка Ю. А. Брамбеуса Светлана подогнала лодку к пологому берегу в удобном месте. Юрий Александрович сел в лодку вместе с Романом и Вячеславом, и они отплыли от берега. Начался неспешный разговор. Роман расспрашивал потомка Врангелей о его родословной и семейных преданиях. Лодка замирала среди серебряной ряби вод. Профиль Брамбеуса отчетливо и скульптурно вырисовывался на фоне воды даже на расстоянии.

Вернувшись на берег и выйдя из лодки, Юрий Александрович признался нам, что ровно семьдесят лет назад его тайный разговор с матерью в лодке происходил именно в этом месте Чайкинского озера! Мы невольно переглянулись. В этом повторении его пути в начале XXI века было нечто мистическое.

Человек как башня

Когда съемки были закончены, мы отправились в дом Брамбеуса пить чай из вкуснейшей ключевой воды со сладостями и Чайкинским медом. Роман, который не жалует мед с детства, с удовольствием вкушал натуральный мед, смешанный с фрагментами пчелиных сот. Себе в чай я добавил особой заварки из клевера.

Во время чаепития я поглядывал на Ю. А. Брамбеуса и раздумывал о том, кого же он мне напоминает? Он, конечно, имеет общие черты с некоторыми своими предками, портреты которых «поселились» отныне в его доме. Похож на дедушку – барона С. Врангеля фон Гюбенталя, владельца Колпино, что особенно заметно на фотографиях учителя Брамбеуса 1960-х гг. из его фотоальбома. Чем-то походит на дядю – барона К. Врангеля-Рокассовского – Рыцаря Мальтийского ордена. И все же Брамбеус неотступно напоминал мне еще кого-то… Не лицом, не внешними чертами, а характером прежде всего. Но кого?

И тут я догадался!

Когда мы находились в Пскове в начале экспедиции, то Покровская башня напомнила мне человека – древнего воина, как будто исцеляющегося на наших глазах после ранения. Здесь, в Чайках, пожилой человек – Юрий Александрович Брамбеус – напоминал мне боевую башню, твердыню духа и священной памяти. И от этого Человека, как от древней воинской твердыни, веяло счастьем!

Вечером 22 мая мы вернулись в Себеж. В день отъезда в Санкт-Петербург, 23 мая, нам еще предстояло знакомство с памятниками старого Себежа, в котором не раз бывал по делам службы в конце XIX века мировой судья С. Врангель фон Гюбенталь и который в 1944 году освобождал в составе 3-й Ударной армии его внук Ю. А. Брамбеус.

Итогом телевизионной экспедиции из Санкт-Петербурга в Чайки стал выход в эфир 24 мая 2010 года репортажа о Юрии Александровиче Брамбеусе в передаче «Итоги недели с Андреем Радиным» на телеканале «100 ТВ» [ 4 ].

Перед показом репортажа о Ю. А. Брамбеусе ведущий Андрей Радин заметил: «Этот сюжет достоин мирового кинематографа». И с ним нельзя не согласиться. Многое из отснятого материала по причине ограниченности эфирного времени не смогло войти в репортаж. Что ж, возможно, слова Андрея Радина окажутся вещими, и со временем будет создан если уж не художественный, то документальный фильм о Ю. А. Брамбеусе – чайкинце, ветеране Великой Отечественной войны, талантливом школьном учителе и потомке баронов Врангелей фон Гюбенталей.

Евгений ОВЕЧКИН,
сотрудник Музея городской скульптуры, член Русского Географического общества, член Общества изучения и сохранения наследия Врангелей («Наследие Врангелей»), Санкт-Петербург.

 

1 См.: Е. Овечкин. Погибшие, но не сдавшиеся. Наследие Врангелей на Псковской земле». Часть первая. Обитатели Колпино // «ПГ», № 44 (465) от 18-24 ноября 2009 г.; Часть вторая. Идрицкая ветка // «ПГ», № 45 (466) от 25 ноября – 1 декабря 2009 г.; Часть третья. Псковские побеги // «ПГ», № 46 (467) от 2-8 декабря 2009 г.

2 А. И. Серков. Русское масонство. 1731-2000 гг. Энциклопедический словарь. М., 2001. С. 299, 1047-1048.

3 См.: Е. Овечкин. «Погибшие, но не сдавшиеся. Наследие Врангелей на Псковской земле. Часть вторая. Идрицкая ветка». Газета «Псковская губерния» // «ПГ», № 45 (466) от 25 ноября – 1 декабря 2009 г.

4 Репортаж можно посмотреть на сайте телеканала «100 ТВ»: http://www.tv100.ru/video/view/31727/. Автор репортажа – Роман Перл, оператор – Вячеслав Шевяков.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5201
Оценок:  17
Средний балл:  9.5