Статья опубликована в №28 (499) от 21 июля-27 июля 2010
Политика

Режим температуры и влажности

Псковский губернатор уже меньше верит в чудеса, но по-прежнему готов обещать их народу
 Лев ШЛОСБЕРГ 21 июля 2010, 00:00

Псковский губернатор уже меньше верит в чудеса, но по-прежнему готов обещать их народу

В душный четверг 15 июля псковский губернатор Андрей Турчак собрал прессу на открытом воздухе. В Покровском углу был установлен шатер, где за столом-каре с легким набором продуктов и напитков расположились представители региональных СМИ, а также гости из петербургской газеты, как нельзя кстати оказавшиеся в Пскове. По мнению некоторых, было как раз наоборот – дату встречи с прессой выбрали так, чтобы питерские могли присоединиться к псковским. «Псковская губерния» убедилась в том, что, вне зависимости от соотношения причин и следствий, содержание разговора не изменилось.

У «Псковской губернии» накопился к губернатору ряд вопросов, выросших в основном из публикаций последнего времени.

«Вам известен этот московский друг?»

Губернатор Псковской области Андрей Турчак. Фото: Пресс-служба администрации Псковской области
Но вне общего ряда у нас был вопрос особого этического толка.

Получив у г-на Турчака подтверждение, что Игорь Гаврюшкин по-прежнему является советником губернатора по вопросам государственной политики в сфере культуры, представитель «Псковской губернии» поведал начальствующему лицу и коллегам по прессе печальную историю.

Ровно год назад, 15 июля 2009 года, Савва Васильевич Ямщиков, приехавший в Псков на открытие своей передвижной выставки живописи «Музей друзей», был госпитализован в областную больницу с приступом, который потребовал срочного оперативного вмешательства. Увы, врачи не смогли его спасти.

Когда после трагического события вещи скончавшегося были возвращены родным, среди них не оказалось уникального предмета – знаменитого деревянного посоха, с которым Ямщиков практически не расставался.

Этот посох был вырезан в Михайловском известным русским советским поэтом Михаилом Александровичем Дудиным и подарен им директору Пушкинского заповедника Семену Степановичу Гейченко, который ходил с ним до смерти.

Спустя годы директор музея-заповедника «Михайловское» Георгий Николаевич Василевич подарил этот посох Савве Васильевичу, и тот не расставался с этой опорой до последних дней. Сотни фотографий Ямщикова запечатлели его с этим посохом.

И вот – посох не вернулся ни в семью, ни в Пушкиногорье.

Семья Ямщикова узнала, что Игорь Гаврюшкин отдал посох некоему московскому господину, имя которого назвать отказывается. Где находится посох, освященный руками трех великих россиян – Дудина, Гейченко и Ямщикова – не известно. Вернуть посох на родную во всех смыслах землю, в которой покоятся два его обладателя, никому не удалось.

Андрей Турчак слушал одновременно настороженно и несколько удивленно: «У меня сегодня был Игорь Валерьевич… Если бы я обладал этой информацией раньше, естественно, я бы ему свое веское слово сказал. И, естественно, это должно быть достоянием музея-заповедника, здесь не может быть никаких иных мест хранения каких-то в Москве у каких-то друзей. Закончим сегодня, я звонки сделаю. Вам известен этот московский друг?» - «Нет, он отказывается называть имя. Даже Валентина Михайловна [ 1 ] имя этого человека не знает». - «Мне он назовет», - с уверенность опытного сотрудника органов ответствовал губернатор.

Оптимизм губернатора был настолько полным, что в голову уже просились мысли о возможном месте размещения посоха в пушкинском музее.

В отличие от Андрея Анатольевича, редакция «Псковской губернии» сохраняет долю пессимизма в оценке перспектив возвращения уникального предмета в музей и расстанется с этим пессимизмом, только увидев посох в Михайловском или Тригорском.

«Вопрос памяти Саввы Ямщикова» не был единственным, касавшимся деятельности Игоря Валерьевича Гаврюшкина. «Псковская губерния» поинтересовалась, чем завершилась проверка областной прокуратуры по результатам расходования более 14 миллионов рублей регионального бюджета на мероприятия первой псковской Всероссийской масленицы, грянувшей весной 2010 года [ 2 ]. По нашей информации, результаты проверки (сам факт ее, на наш взгляд, показателен) неблагоприятны для получателей бюджетных средств, практически все из которых прямо или косвенно связаны с г-ном Гаврюшкиным.

Не располагая самим актом, но располагая информацией о его существовании, мы попросили губернатора прокомментировать ситуацию.

Андрей Турчак сообщил, что ему не известно о якобы неблагоприятных результатах прокурорской проверки: «У меня информации по поводу неблагоприятности итогов нет. С точки зрения закона, законность расходования этих бюджетных средств заключением прокуратуры подтверждена. Эта информация уже публиковалась в открытых источниках, поэтому еще раз дополнительно ее комментировать, мне кажется, не имеет смысла. Если бы у прокуратуры были какие-то вопросы, мгновенно последовало возбуждение уголовных дел и соответствующая этому дальнейшая процедура».

Обратила на себя формулировка «с точки зрения закона, законность расходования этих бюджетных средств заключением прокуратуры подтверждена». В подтексте губернаторской фразы читается, что, кроме формально законной оценки расходования бюджетных средств, существует еще и оценка самого действа, освоившего столь значительные бюджетные средства. По сведениям «Псковской губернии», «разбор полетов» первой псковской масленицы в здании региональной администрации был громким и скандальным. Реализация проекта вызвала множество конфликтов и нареканий. Всероссийский бренд Псковской области не состоялся и по этой причине, слава Богу, не состоялся всероссийский скандал [ 3 ].

Март 2011 года будет, на наш взгляд, неким критерием истины – какой повар и из какого теста будет печь следующие псковские масляные блины.

«Временная, но бессрочная»

«Псковская губерния» не могла не коснуться ставшего чрезвычайно острым вопроса о судьбе уникального памятника культуры – древнейшей в псковском музейном собрании иконы XIV века «Спас Вседержитель» - в связи с ее предстоящей передачей из музейного ведения в монастырское. Ветхость иконы, не проходившей ни полного исследования, ни полной реставрации, известна. Многие специалисты полагают, что использование иконы в качестве предмета богослужения в силу ее ветхости уже невозможно. Во всяком случае, без ущерба ее состоянию [ 4 ].

Губернатор придерживается прямо противоположного мнения. Именно его усилия в первую очередь привели к принятию решения о передачи иконы из музея в монастырь. Предложение об изготовлении с иконы списка, на который, согласно канону, переходят все чудодейственные свойства самой иконы, было отвергнуто.

Не состоялось и обещанное региональными властями предварительное исследование иконы в Государственном НИИ реставрации в Москве. Икона фактически остается неизвестным памятником.

Оставалась надежда, что икона будет передана Спасо-Елеазаровскому монастырю на временное хранение с перспективой ее дальнейшего исследования и реставрации.

Но буквально несколько дней назад «Псковской губернии» стало известно, что договор по передаче «Спаса Вседержителя» между музеем и монастырем подписан. В нем содержится уникальный для российского гражданского права срок передачи памятника культуры: «на время существования организации-получателя».

Это означает – навечно.

Договор тщательно скрывается от кого бы то ни было, провести его общественную экспертизу оказалось невозможно.

Никто не сомневается, что это – дорога с односторонним движением, это – утрата памятника из свободного общественного доступа, в том числе из-под общественного контроля.

Никаких надежд на то, что Спасо-Елеазаровский монастырь создаст для музейных реставраторов условия работы на монастырской территории, нет. Нет, собственно говоря, и такой цели.

Зато есть вполне масштабная политическая цель – пригласить на передачу иконы в Псковскую область (намеченную на август этого года) патриарха Кирилла. Ожидаются также высокопоставленные лица из правительства, губернатор подтвердил приезд вице-премьера Александра Жукова, а в обществе упорно обсуждалось, что приглашен и сам премьер-министр. Но его визиты заблаговременно не анонсируются.

Получается, что уникальный и в буквальном смысле слова многострадальный памятник культуры становится предметом публичной политики. И уходит из поля культуры.

В дополнение ко всему страховая стоимость памятника (10 миллионов евро), соответствующая сложившейся в России практике страховой оценки аналогичных по ценности икон, может быть возложена не на монастырь, а на музей. Которому буквально намедни не хватало нескольких миллионов рублей, не евро, для приведения своих зданий в удовлетворительное противопожарное состояние. И музей был попросту закрыт для посетителей.

У «Псковской губернии» и губернатора Псковской области сохраняются диаметрально противоположные оценки ситуации с иконой «Спас Вседержитель». Учитывая большой общественный резонанс дискуссии о судьбе иконы, редакция приводит диалог на эту тему полностью, с минимальными техническими сокращениями:

- …Мне не приходилось с таким сталкиваться, чтобы срок нахождения памятника во временном хранении обозначался как «на время существования организации-получателя», это очень странный срок…

- А чем он странный?

- В нем нет срока.

- Мне кажется, что это правильная формулировка. Как только организация, которая приняла на временное хранение [памятник], прекращает свое существование, договор разрывается. А к чему еще привязаться? Вы предлагали отдать на год, чтобы потом ее опять обратно везти в музей. Какой срок туда поставить, скажите? «Бессрочно» написать? Давайте напишем «бессрочно». Мне кажется, эта формулировка хуже. Здесь мы хотя бы себя обезопасили…

- Как Вы понимаете, в ближайшей обозримой перспективе, если не вернутся большевики, монастырь не прекратит свое существование…

- А в чем тогда заключается вопрос?

- Вопрос заключается в том, что это передача в вечное пользование.

- Давайте поставим «бессрочное». Это одно и то же, чтобы Вы понимали: «бессрочное» и на время существования…

- По сути дела да, и это означает, что срок отсутствует.

- Срок отсутствует. Бессрочная передача, но временная. Временная, но бессрочная. Вы же не на выставку туда икону повезли…

- Пока еще не повезли, она еще в Пскове.

- Повезут. Ее можно будет увидеть и после 19 августа. Зачем вы усложняете?

- Я не усложняю, я пытаюсь упростить ситуацию, она усложняется без нашего участия. Еще один вопрос, связанный с иконой. Оценочно-закупочная комиссия Псковского музея-заповедника оценила страховую стоимость иконы в 10 млн. евро…

- Да, я знаю.

- Это соответствует практике российских музеев по аналогичным памятникам XIV века…

- Но для нас она бесценна.

- Она бесценна, да. Но я не об этом. Выяснилось, что платить эту страховку обяжут музей, а не монастырь. Музей не в состоянии оплачивать такую страховочную сумму. Нам известно, что рассматривается вопрос о принудительном понижении страховой суммы в 10 раз – до 1 млн. евро, что абсолютно недопустимо в силу ценности иконы. Но, в любом случае, платить страховку будет музей, а не монастырь. Как это возможно?

- Вы пользуетесь или непроверенной информацией или Ваши источники таковы…

- Возможно, что наши источники ошибаются, нам не удалось получить доступ к данному договору…

- Ну а почему Вы должны его получать?

- Это памятник культуры национального значения, договор по нему не может быть закрытым для общества.

- Я говорил о двух обязательных условиях передачи. И оба этих условия Вы помните. Это было год назад, когда состоялся визит министра культуры [ 5 ]. Два обязательных условия: охранный киот со всеми необходимыми датчиками и прочими приспособлениями и – обязательная страховка. Оба эти условия при передаче иконы будут соблюдены.

- То есть информация, которую мы получили, – о том, что платить страховку будет музей, не соответствует действительности?

- Откройте, откуда у Вас такая информация? Может быть, они заплатят пополам. Может быть, они уже так договорились. Может быть, будет платить обитель. Может быть, будет платить благотворитель.

- То есть данный вопрос остается открытым?

- Вопрос решен, что страховка и соответствующая капсула будут обязательны.

- То, что будет капсула и будет страховка, это несомненно. Вопрос в том, что музей не в состоянии обеспечить страхование такого памятника, у них нет денег.

- Я согласен, пусть музей лучше займется выполнением предписания Госпожнадзора…

- Он, судя по всему, этим и занимается…

- Занимается, скоро ситуация нормализуется.

- Почему икона не оказалось в Государственном НИИ реставрации до того, как ее передают монастырь в очень ветхом состоянии, ведь было некое обещание со стороны администрации области провести предварительное исследование?

- Госниировские эксперты приезжали, ее осматривали.

- [После первого осмотра] приезжал только климатолог, и больше не было никого.

- Я не культуролог, я знаю, что эксперты приезжали и есть экспертное заключение [ 6 ]. И состояние и влажностное, и температурное, и охранное – что тоже немаловажно – в обители не хуже, а по некоторым параметрам даже лучше, [чем в музее]. Когда икона хранится в бетонной стенке, в выдолбленной [нише], покрытой оргстеклом, мне кажется, что это не самое лучшее условия для хранения с учетом наших погодных условий. Там такого не будет. Мне кажется, что эта капсула будет в том числе способствовать лучшему сохранению [иконы]. Мне кажется, наоборот, мы спасаем Спаса. Мы спасаем Спаса, из этого надо исходить.

Такой состоялся разговор.

Между тем редакции «Псковской губернии» стало известно, что доставленный 12 июля в Псков киот для «Спаса Вседержителя», изготовленный московским ЗАО «Раритет» за 925 тыс. бюджетных руб., регулирует только влажностный режим, но не регулирует температурный.

Что существенно отличается от того, что неоднократно сказал публике губернатор.

Возможно, он тоже иногда получает непроверенную информацию.

Безусловно, двухфункциональные киоты существуют. Они значительно дороже и сложнее в эксплуатации.

Можно даже сказать, что экономия вышла.

Но теперь вся полнота ответственности за соблюдение температурного режима вокруг иконы, переносимой в действующий храм, полностью переходит к монастырю. И уверенности в том, что этот режим, прописанный сотрудниками Псковского музея-заповедника, будет соблюдаться «бессрочным получателем», у нас нет. Потому что нет доверия к «получателю».

Если что, не дай Бог, то ответ, не сомневаемся, будет краток: Бог дал – Бог взял. И попробуй еще требовать страховку.

«Псковская губерния» выражает надежду, что и после 19 августа с. г. разговор о судьбе уникального памятника культуры будет возможен.

Несмотря ни на какие сроки действия подписанного кем бы то ни было договора.

«Могильников не будет»

«Псковская губерния» не могла не задать вопрос о судьбе вяло разлагающегося под Псковом полигона для твердых бытовых отходов, который региональные и городские власти пытаются с перманентным неуспехом приткнуть где попроще, но не получается [ 7 ].

Г-н Турчак ответил, что полигона для бытовых отходов в виде могильника в Псковской области не будет. Инвесторам будет разрешено строить только современный мусороперерабатывающий комплекс, причем инвесторов сейчас сразу два – ООО «АСПО» и ООО «Экорос». Инвесторы готовы вложить в дело сотни миллионов рублей и даже хотят войти в аналогичный эстонский бизнес.

При этом территорией расположения мусороперерабатывающего комплекса, возможно, будет всё тот же Палкинский район (последний крайний в Псковской области – Ред.), но возможны и другие варианты.

Сроки решения проблемы остаются неясными. Создалось впечатление, что вопрос остается «плавающим».

На просьбу уточнить, какова будет судьба действующего псковского полигона, долгие годы отравляющего жизнь областному центру, то, сообщил губернатор, на этой территории будет производиться глубокая рекультивация почвы. Эти работы очень дороги, как известно. На вопрос «Псковской губернии», кто будет финансировать эти работы, г-н Турчак после небольшой паузы ответил: «ГЧП» (государственно-частное партнерство – Ред.).

Судя по всему, оплачивать эти работы предстоит либо тем инвесторам, кто возьмется за новый мусороперерабатывающий комплекс, либо будущим застройщикам территории, ныне находящейся под полигоном.

Еще один любопытный вопрос постепенно прояснятся: Андрей Турчак подтвердил давно гуляющие слухи о том, что в области на принципах все того же «государственно-частного партнерства» будет создан единый государственный кинохолдинг, в который войдут и ныне муниципальные кинотеатры «Смена» и «Победа» [ 8 ].

На прямой вопрос о судьбе кинотеатров, один из которых, «Октябрь», давно обременен спорами о законности его вывода из собственности города Пскова в собственность ассоциации «Белая Русь», которая владела и злополучным рестораном в сгоревшей Власьевской башне, Андрей Турчак ответил: «Договоренности никто не отменял, не взирая на ЧП, которое произошло. Мы надеемся что депутаты городской Думы примут решение по передаче «Смены» в областную собственность [ 9 ]. Следующим этапом на следующей сессии то же самое будет сделано по кинотеатру «Победа». …Он сейчас обременен по обязательствам Псковских тепловых сетей. Мы в течение месяца это обременение снимем… В сентябре решится вопрос по «Победе», и дальше процедура слияния продолжена. Всё движется в соответствии с намеченным планом. Появится управляющая компания, которая будет оперировать этим объединенным имуществом».

По информации «Псковской губернии», эту управляющую компанию и было обещано возглавить директору «Белой Руси» Игорю Голобородько. Но то было до известного пожара.

Возможно, новая должность станет для г-на Голобородько своего рода компенсацией за утраченный бизнес, если ресторан «Русь» таки не вернется во Власьевскую башню после ее восстановления, которое намечено теперь на 2011 год, министерство культуры РФ до сих пор не объявило конкурс.

Видно по всему, что возвращения ресторана в башню губернатор очень не хочет, но сделать ничего не может: башня – федеральная собственность, отданная в аренду на 49 лет. Андрей Турчак вслед за новациями в гражданском праве при передаче иконы «Спас Вседержитель» из музея-заповедника в монастырь сформулировал еще одну норму делового обихода: «Это мы отдадим на совесть и рассмотрение Росимущества».

Надо бы перечитать положение о Росимуществе, что там насчет совести.

«Доводы ряда оппонентов весомы и оправданы»

На встрече, безусловно, не мог не прозвучать вопрос по еще не начавшейся, но уже ставшей скандальной реформе системы оплаты труда работников бюджетной сферы, главной составной частью которой становится т. н. минимальный базовый оклад, который рассчитывается путем умножения минимального размера оплаты труда (МРОТ) на т. н. коэффициент собственной доходности регионального бюджета, для Псковской области он составляет 0,6. Соответственно, МРОТ размером 4330 руб. превращается в МБО размером уже 2600 руб., к которому прибавляются всевозможные надбавки и коэффициенты «за героический труд», в денежный эквивалент которого бюджетники Псковской области (и не только Псковской области) не верят [ 10 ].

Тщательно подбирая слова, словно чувствуя, что каждое из них стоит больших денег, г-н Турчак пояснил прессе, что к самому обсуждению проблемы относится положительно, сам инициировал вынесение дискуссии на общественные слушания и прочие площадки. Губернатор сообщил, что «никто не думал вероломно принимать решение узкой группой компетентных лиц»

Андрей Турчак признал, что «мнения разошлись» и «тех 30 дней, которые мы заложили на эту процедуру, недостаточно, необходимо будет потратить еще энное количество времени».

Часть этого времени пришлась как раз на журналистов.

Губернатор всячески уверял прессу, что основной задачей, которую власть ставила перед собой, планируя реформу, является «поднятие зарплаты для младшего медицинского персонала, для воспитателей детских садов». И осторожно добавил: «Мне кажется, эта новая система эту задачу решает».

Отвечая на распространенные (благодаря известному горькому опыту) опасения, г-н Турчак гарантировал (записывайте, бюджетники!), что «меньше чем люди получали, получать не будут».

Уже очевидно, что в бюджет 2010 года реформа не укладывается, и вся «в любом случае уйдет в 2011-й».

Признав, что стержень предложенный петербургскими разработчиками реформы оплаты труда – привязка к структуре собственных доходов области – вызывает очень много вопросов и возражений, губернатор с нажимом повторил: «Самое главное, чтобы в результате введения новой системы люди не пострадали, не потеряли в своей зарплате». Кажется, это прозвучало больше для разработчиков, чем для присутствующих журналистов.

Но не мог не признать, что «ну не получится на всех размазать этот кусок ровным слоем, так не получится, но это и неправильно!».

Существующий порядок бюджетных зарплат Андрей Турчак назвал «абракадаброй», которую «нужно устранять», а возможные потери ряда сотрудников описал весьма туманно и сбивчиво: «То, что в результате кто-то пострадает… он не пострадает, он не получит прибавки».

Откорректированную версию реформы петербургские и псковские специалисты намерены представить обществу через две недели, пообещал губернатор, признав еще раз, что «обсуждение существенно подкорректировало взгляды определенных сторонников кардинальной системы».

Создавалось впечатление, что масштаб общественной дискуссии и резкость многих высказанных мнений о реформе – как будущих получателей средств, так и политических оппонентов – оказался для главы региона неожиданностью («доводы ряда оппонентов весомы и оправданы»), и он сам не вполне понимает, как можно одновременно достичь двух целей: экономии средств бюджета дотационного региона и сбережения доходов его небогатых жителей.

«Я заставил себя хотя бы раз в месяц это делать»

Проводящие много времени в интернете журналисты не без ехидства поинтересовались, как чувствует себя сайт губернатора, на котором сам руководитель области отмечается нечасто, но который стал весьма посещаем завсегдатаями местных форумов.

Несмотря на уязвимость собственной позиции, вопрос Андрею Турчаку понравился. Он признался, что сайт «сейчас из себя представляет электронную жалобную книгу» и «полноценного губернаторского блога или полноценной площадки дискуссионной пока сделать не удалось».

Губернатор не без гордости сказал, что хотя «частота моих сообщений недостаточная для блога в классическом его понимании», но (отвечая на висящий в воздухе вопрос) «пишу я сам, это уже успех и то, что я заставил себя хотя бы раз в месяц это делать, я боролся, и это победа над самим собой».

Чтобы не быть единственным критикуемым лицом, Андрей Турчак тут же посетовал на аудиторию своего сайта, его завсегдатаев: «…Что касается дискуссионной площадки, здесь вина не моя и не модераторов. Мне кажется, явно виден здесь слепок состояния участников этих дискуссий, которые не обсуждают тему, которая поднимается тем или иным участником, а с этой темы слезают в ту, которая интересна, понятна и выгодна только им, и дискуссия превращается, как правило, в монолог», в результате чего «все остальные уходят на другую ветку обсуждения». И – так далее.

Пресса только-только начала радоваться продвинутости г-на губернатора в вопросах интернет-дискуссий, как получила ушат холодной водицы: «Как с этим бороться? Специалисты сейчас над этой задачей трудятся».

Все засмеялись и почему-то подумали об одном и том же.

* * *

Между тем рядом, в нескольких десятках метров от шатра, где общались изнывавшие от жары даже в тени журналисты и губернатор, рабочие постепенно разбирали действующую с мая строительную площадку по реставрации шатра Покровской башни: именно на ней 20 июля состоится вручение Всероссийской премии «Хранители наследия», и совместить стройку с масштабным торжеством оказалось невозможно.

Придется добавлять строителям как минимум неделю срока.

Как-никак – форс-мажор.

Лев ШЛОСБЕРГ

 

1 Валентина Михайловна Ганибалова, вдова С. В. Ямщикова.

2 См.: М. Киселев. Великая Масленица // «ПГ», № 49 (470) от 23-29 декабря 2009 г.; М. Киселев. Псковская, блин, область // «ПГ», № 3 (474) от 27 января – 2 февраля 2010 г.; А. Преснов. Масленичный генерал // «ПГ», № 4 (475) от 3-09 февраля 2010 г.; М. Киселев. Воспитательный эффект // «ПГ», № 7 (478) от 24 февраля – 2 марта 2010 г.

3 См.: А. Семенов. Маслобойка // «ПГ», № 6 (477) от 17-23 февраля 2010 г.

4 См.: И. Родникова. Спаси и сохрани // «ПГ», № 41 (462) от 28 октября – 3 ноября 2009 г.; Н. Ткачева. Без гвоздей // «ПГ», № 46 (467) от 2-8 декабря 2009 г.; Редакция. В ожидании акта // «ПГ», № 48 (469) от 16-22 декабря 2009 г.; Л. Шлосберг. Вседержитель и держатели // «ПГ», № 4 (475) от 3-9 февраля 2010 г.; Н. Ткачева. Стигматы культуры // «ПГ», № 22 (493) от 9-15 июня 2010 г.; Н. Ткачева. Медицинское свидетельство // «ПГ», № 22 (493) от 9-15 июня 2010 г.

5 См.: Л. Шлосберг. Маршрутом Саввы Ямщикова // «ПГ», № 29 (450) от 5-11 августа 2009 г.

6 См.: Л. Шлосберг. Вседержитель и держатели // «ПГ», № 4 (475) от 3-9 февраля 2010 г.

7 См.: Л. Шлосберг. Идите в Палкино! // «ПГ», № 24 (495) от 23-29 июня 2010 г.

8 См.: М. Андреев. Губернатор и очки // «ПГ», № 14 (485) 15-20 апреля 2010 г.

9 Ожидания А. Турчака оправдались, решение на сессии городской Думы было принято.

10 См. в этом номере статью К. Минаева «Противоречия между трудом и капиталом».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3830
Оценок:  13
Средний балл:  8.5