Статья опубликована в №44 (515) от 10 ноября-16 ноября 2010
Общество

Как слово наше отзовется

Покушение на жизнь журналиста и блогера Олега Кашина может стоить репутации и карьеры очень многим лицам «независимо от положения, места в общественной системе координат, других заслуг»
 Лев ШЛОСБЕРГ 10 ноября 2010, 10:00

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...
Фёдор Тютчев

Живая часть российского общества поднята на ноги очередным диким и дерзким преступлением: в ночь с минувшей пятницы на субботу, 6 ноября, возле своего дома в центре Москвы, на улице Пятницкой, был зверски избит корреспондент издательского дома «Коммерсантъ» Олег Кашин. С тяжелейшими травмами он был доставлен в 36-ю городскую больницу и уже перенес несколько сложнейших операций. Врачи оценивают его состояние как стабильно тяжелое и пока не рискуют выводить его из бессознательного состояния. Уголовное дело возбуждено по статье УК РФ «Покушение на убийство группой лиц». Следствие с приоритетной версией преступления пока не определилось и рассматривает все варианты. По мнению же большинства коллег и друзей Олега Кашина, причиной нападения могли стать его острые выступления как в газете, так и в личном блоге. (Событийную канву покушения на Олега Кашина редакция «Псковской губернии» излагает, опираясь в первую очередь на публикации в газете «Коммерсантъ» журналистов «Ъ» Андрея Козенко, Владислава Трифонова, Марии Семендяевой, Михаила Кирцера, Виктора Хамраева, Натальи Башлыковой, Александра Жеглова, Алисы Иваницкой, Александра Черныха, а также редакционных публикаций «Коммерсанта» от 6-9 ноября 2010 г.) Но днем 9 ноября, перед подписанием этого выпуска в печать, представитель редакции газеты «Коммерсантъ» в разговоре с «Псковской губернией» высказал несколько иную, более глобальную и обширную, позицию.

Покушение на Олега Кашина буквально за считанные часы вытеснило на второй план российского информационного поля все иные события. (Олег Кашин родился 17 июня 1980 года в Калининграде. В 2003 году окончил Балтийскую государственную академию рыбопромыслового флота по специальности «Судовождение на морских путях». В 2001—2003 годах работал специальным корреспондентом «Комсомольской правды в Калининграде». С 2003 по 2005 год работал корреспондентом газеты «Коммерсантъ», затем спецкорром газеты «Известия», обозревателем журнала «Эксперт», совместно с Марией Гайдар вел передачи «Чёрное и белое» на телеканале «О2ТВ». С 2007 года — заместитель главного редактора журнала «Русская жизнь». В 2009 году вернулся в «Коммерсантъ». В «Коммерсанте» Кашин специализировался на общественно-политической тематике, в частности, писал про митинги, акции протеста, марши несогласных, молодежные политические объединения, освещал деятельность президента РФ Дмитрия Медведева. / «Коммерсантъ».) Ни одна из нескольких обсуждаемых версий потенциально смертельного покушения не является бытовой – все политические. И все вызвали острые дискуссии.

«Знаете Бекетова, овоща?»

Но еще утром 6-го ноября события развивались обычным для нашей страны образом.

Журналист Олег Кашин.

В 11.00 , спустя 10 часов (!) после преступления, уголовное дело еще не было возбуждено, а в пресс-службе ГУВД оппозиционной «Новой газете» сообщили, что ведется проверка силами УВД Центрального административного округа, так как «пострадавший находится в реанимации и не представляется возможным его опросить на предмет того, какие обстоятельства стали причиной попадания в больницу». Лишь спустя еще 10 часов, после жесткой реакции журналистского сообщества, общества и – признаем это прямо – заявления президента, покушение на убийство было признано, задокументировано и направлено на расследование.

Главный редактор газеты «Коммерсантъ» Михаил Михайлин сообщил «Интерфаксу», что в воскресенье вечером следователи допросили редактора отдела «Общество» Илью Нагибина и его заместителя Дмитрия Ждакаева.

По их мнению, вопросы следователей были «некомпетентными». Например, они спрашивали, «ходил ли Кашин на «Марш несогласных» 4 ноября в Люблино», хотя это был т. н. «Русский марш» и к «несогласным» отношения не имеет.

У журналистов ведущего российского издания, читателями которого является вся политическая элита, следователи интересовались, «думал ли Кашин головой», когда писал на острые политические темы. «Знаете Бекетова, овоща?» — с удивительной наглостью спрашивали эти люди, имея в виду покалеченного до конца дней своих аналогичными «методами» редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова.

Знакомый Олега Кашина, корреспондент журнала «Русский репортер» Илья Азар, также побывавший на допросе, сообщил, что правоохранительные органы допросили всех, с кем Кашин встречался незадолго до нападения. По словам журналиста, «они задавали довольно странные вопросы. Они сказали, что политикой не интересуются, что им она непонятна. Они спрашивали меня про тираж «Живого журнала». Говорили, что Олега наверняка наркоманы побили», - сказал Азар. По его словам, в воскресенье с близкими Кашина встретились оперативники Московского уголовного розыска. «Они задавали конкретные вопросы и были более компетентными. Они читали статьи Олега», - отметил Азар.

«Это право общества говорить и быть услышанным»

Реакция журналистского сообщества России была достаточно быстрой и жесткой.

Олег Кашин рядом с мемориальной доской памяти журналистов, защитников Отечества в 1941-1945 гг.

Уже 6 ноября в Интернете появилось обращение журналистов к Президенту РФ Дмитрию Медведеву, подписанное редакторами ведущих российских СМИ, в котором, в частности, говорилось: «Вечером 5 ноября в Москве был зверски избит наш коллега, журналист Олег Кашин. Со дня убийства Владислава Листьева прошло 15 лет. Анна Политковская была убита четыре года назад. Редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов изувечен в ноябре позапрошлого года.

Эти преступления не раскрыты до сих пор. Выходит, что журналист в России – мишень легкая, эффектная и совершенно безопасная. Но журналистика – это еще и индикатор состояния общества. Требуя защиты журналистов, мы говорим не только о своем цехе. Необходимо защитить и наших читателей. Право журналиста нормально исполнять свои обязанности и не чувствовать страха за свою жизнь – это право общества говорить и быть услышанным.

Поэтому необходимо, чтобы расследование дела Олега Кашина было доведено до конца. Виновники должны быть названы и наказаны. Необходимо довести до конца расследования по делам Политковской и Бекетова. Мы просим приложить усилия для того, чтобы заработала 144-я статья УК о наказании за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Только в этом году в России были убиты 8, совершены нападения на 40 представителей прессы.

Журналист в России наконец должен быть защищен. Власть несет прямую ответственность за безопасность работы СМИ в стране».

К вечеру 9 ноября под обращением было собрано уже более 2300 подписей, среди которых – минимум две подписи из Псковской области, журналистов «Псковской губернии». Надеемся, что псковские подписи этим не ограничатся. Сбор подписей будет продолжен до 15.00 10 ноября. (Если вы хотите поставить свое имя под этим обращением, присылайте его на адрес pisma.openspace@gmail.com. Не забывайте, пожалуйста, указывать вашу специальность и/или место работы. – Прим. инициаторов обращения.)

6 ноября главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов (издание занимает печальное первое место в России по числу убитых журналистов) обратился к Союзу журналистов России и главным редакторам российских СМИ: «Абсолютно срочно, ничего не откладывая, необходимо добиться встречи за круглым столом с руководством страны. С Президентом России, премьер-министром, директором ФСБ, министром внутренних дел. Повестка: покушения на убийства журналистов и общественных деятелей, нераскрытые преступления в их отношении. Мы опасаемся за жизни тех, кто обеспечивает конституционное право граждан на информацию».

6 ноября появилось официальное заявление на сайте «Коммерсанта»:

«Нет сомнений в том, что избиение нашего товарища связано с его профессиональной деятельностью. Преступники знали, на кого нападают и за что нападают. Жестокость была демонстративной, показной. Заказчики нападения предложили, по сути дела, альтернативу: либо профессиональное исполнение своих обязанностей, либо личная безопасность. ИД «Коммерсант» настаивает на тщательном и результативном расследовании нападения на Олега Кашина», - было сказано в заявлении.

По словам председателя Союза журналистов России Всеволода Богданова, за последние годы в России погибло 340 работников СМИ. В здании Союза журналистов уже нет места под траурные портреты, горько заметил г-н Богданов.

И уже 6 ноября стала известна реакция Дмитрия Медведева.

«Интерфакс» сообщил, что Д. Медведев в субботу в своем «Твиттере» сделал запись: «Дал поручение Генпрокуратуре и МВД взять на особый контроль дело о покушении на журналиста Кашина. Преступники должны быть найдены и наказаны».

Только после этого российская правоохранительная машина начала «вращаться».

Подробные сюжеты о трагедии вышли на федеральных телеканалах.

Правда, главное место в этих сюжетах занимал не столько ставший жертвой покушения Олег Кашин, сколько глава государства, но таковы издержки сегодняшнего российского телевидения: главные герои на нем пока что замене не подлежат.

8-го ноября, в понедельник, встреча коллектива редакции «Российской газеты» (официальной газеты правительства РФ), посвященная 20-летию выхода издания в свет, с Дмитрием Медведевым фактически превратилась в пресс-конференцию президента о свободе слова и защите прав журналистов.

Нет сомнения, что вопрос про покушение на Олега Кашина был заранее согласован с Медведевым.

Президент заявил, что «государство должно самым внимательным образом следить за трудом журналистов, принимать необходимые решения в случае посягательств на здоровье, на жизнь журналистов — в большей степени, чем это касается других случаев, в силу общественной значимости труда журналистов».

Дмитрий Медведев сказал, что читал комментарии в интернете, где его упрекают в том, что каждый день в стране происходят преступления, но он отреагировал «почему-то только на одно из них и делает это адресно».

«Я сделал это намеренно,— заявил президент. — Потому что журналисты — люди, которые находятся в зоне повышенного риска».

Соответственно, «государство должно более внимательно относиться к служебной деятельности журналистов». Потому что «задача журналистов — рассказывать правду о людях, событиях в стране и делать это профессионально и честно».

Именно из-за профессионализма и честности «деятельность журналистов, какими бы они ни были — правыми, левыми, умеренных или радикальных взглядов, будет всегда вызывать очень разные реакции», считает Медведев. И потому «кто бы ни был причастен к преступлению» против журналиста Олега Кашина, «он будет наказан независимо от его положения, его места в общественной системе координат, независимо от других его заслуг, если таковые есть», пообещал президент.

Дмитрий Медведев признал, что «многим людям не нравится то, что о них говорят и пишут... и политикам многим не нравится». Более того: «Мне, наверное, не всегда нравится то, что говорят и пишут обо мне, нашей стране». Тем не менее, Медведев уверен, что «именно в этом заключается призвание журналиста, чтобы через собственные взгляды, используя собственную аргументацию, авторитет, рассказывать о тех или иных событиях, да, придавая им субъективную окраску, потому что все мы люди». А чтобы это «право было гарантировано, государство должно самым внимательным образом следить за трудом журналистов», - подчеркнул Медведев, не уточнив, правда, что он имеет в виду под «самым внимательным образом следить за трудом журналистов».

Будем надеяться, он не имел в виду ничего предосудительного, только вопросы безопасности.

«Два козла напали. Они меня ждали…»

Канва событий 5-6 ноября с Олегом Кашиным выглядит следующим образом.

Утром понедельника, 8 ноября, группа студентов журфака МГУ вывесила на фасаде здания факультета шестиметровую черную растяжку с надписью «КТО БИЛ КАШИНА?». Растяжка провисела ровно 10 минут и была снята администрацией университета.

Днем 5 ноября Олег Кашин по заданию редакции побывал на церемонии прощания и похоронах бывшего премьер-министра России Виктора Черномырдина. Журналист написал о своих впечатлениях от похорон для блога на сайте «Коммерсанта», и этот текст был опубликован 5 ноября в 17.01.

Примерно в 20.40 Олег Кашин приехал в гости к своему другу, фотографу Максиму Авдееву. Олег предупредил, что задержится ненадолго, так как к нему из Калининграда прилетел отец. Господин Авдеев вспоминал, что за следующие два часа Олег вместе со всеми шутил и обменивался новостями. За это время он один раз вышел на балкон позвонить и написал несколько SMS-сообщений. В 22.30 он сел в вызванное им заранее такси и поехал на Театральную площадь в кафе «Хлеб насущный», где пробыл до 23.45, потом зашел в салон «Евросеть» на Тверской улице и там купил телефон для своего отца (тот прождал Олега до утра, когда и узнал, что случилось). Примерно в 0.20 журналист поймал такси и поехал к себе домой — на улицу Пятницкая, 28. Такси довезло его практически до входа во двор, который закрыт для посторонних воротами и калиткой с кодовым замком.

Нападавшие, видимо, хорошо знали, с какой стороны подходит к дому журналист, поскольку караулили его в этом месте, хотя с противоположной стороны дома имеются такие же ворота и калитка.

По каким-то причинам Олег думал, что место его проживания неизвестно посторонним: 18 октября в журнале «Власть» вышел материал Олега, посвященный переписи населения, где журналист, в частности, написал: «Отдельным предметом моей частной гордости уже который год остается то, что никто не знает, где я живу».

У дальнейших событий есть свидетели, показания которых сходятся, но полезных для следствия деталей в них нет.

Живущая по соседству с Кашиным певица и режиссёр Елена Погребижская написала в своем блоге, что нападение было не спонтанным, а подготовленным: «Олег живет со мной дверь в дверь, сосед. Дворник говорит, что это была «заказуха». Что двое ждали Олега у забора, стояли как бы ни при чем с букетом цветов. Он шел домой, где-то с час назад (запись в блоге датирована 1.34 мск 6 ноября). Ну, в общем, весь асфальт в крови там. Дворник, который скорую вызвал и Олега грузил, говорит, что будь здоров его избили, не кулаками, каким-то предметом».

В Интернете 8 ноября появилась чрезвычайно тяжелая морально для просмотра видеозапись жестокого избиения Олега Кашина. Изображение с камеры наблюдения, установленной на доме, где живет журналист, опубликовал известный сливами следственных материалов портал «Лайф Ньюз».

На записи видно, как один из нападавших подошел вместе с журналистом к калитке у ограды дома и сбил его с ног, второй подбежал сзади. Сначала Олега Кашина били ногами, затем один из бандитов начал наносить с полного размаха удары железным прутом, принесенным им с собой в букете цветов, а другой в это время держал журналиста.

Эксперты Общероссийского профсоюза негосударственной сферы безопасности, у которых пресса попросила комментарий к вышедшей в свет записи, отметили, что «нападающие действуют согласованно: один удерживает жертву со стороны головы, другой методично наносит удары железным прутом, принесенным с собой в букете цветов, по конечностям с целью максимально травмировать человека. Даже когда прут вылетает из рук, его поднимают и продолжают избиение».

Специалисты отметили, что «примерено таким же образом были нанесены травмы в Химках Михаилу Бекетову. Скорее всего, это — не покушение на убийство, а целью нападавших было максимально травмировать Кашина. Хладнокровие, с которым действуют бандиты, несмотря на проезжающие неподалеку машины говорит о том, что у нападавших имелись сообщники, и они были достаточно уверены в том, что им не помешают».

Осмотр самого места происшествия на Пятницкой улице и просмотр записей камер наблюдения мало что дали следственным органам. Судя по записям, на Кашина напали в 0.28.11 6 ноября, а уже в 0.29.37 преступники скрылись. За это короткое время они успели нанести человеку более 50 страшных ударов — предположительно обрезком трубы или арматурой, а также руками и ногами.

Какое-то время после избиения находившийся, несомненно, в состоянии шока и аффекта Кашин оставался в сознании.

Первый же звонок после нападения Олег сделал на городской телефон своего соседа — дворника Владимира Ладохина. Трубку подняла его жена Ольга, до этого слышавшая шум и крики на улице. Она и сказала мужу, который первым пришел на помощь: «Звонил Олег с четвертого этажа, его избили, помоги ему».

«Минут двадцать первого жена мне сказала: по-моему, за воротами кого-то бьют»,— рассказал «Коммерсанту» сам Владимир Ладохин. Он с семьей живет на первом этаже этого же дома. По словам господина Ладохина, он накинул одежду и вышел за калитку. «Как только я показался, двое каких-то мужчин стали убегать в сторону темных дворов, которые чередой идут вдоль Пятницкой,— вспомнил Владимир.— А Олег сидел на земле прямо под калиткой весь избитый. Мне он сказал: «Два козла напали. Они меня ждали». Журналист был в ясном сознании и даже попытался встать, однако тут же упал и сказал: «Не могу, ноги...»

После этого, рассказал Владимир Ладохин, Олег Кашин стал заваливаться на землю. «Шел дождик, я оттащить его не смог, принес широкую доску и целлофан, уложил и накрыл его. Вызвали скорую, — рассказал дворник.— Пока она ехала, Олег еще раз повторил, что его поджидали. Потом сказал: «По-моему, мне зубы выбили, все болит»». По словам господина Ладохина, журналист отдал ему телефон, скорее всего, тот, что был куплен для отца, и попросил поберечь, чтобы «не пропал».

Скорая отвезла Олега Кашина в 36-ю горбольницу. К этому моменту он сообщил по телефону о произошедшем жене Евгении Миловой. Как пояснили «Коммерсанту» в клинике, 36-я больница была выбрана потому, что специализируется на челюстно-лицевой хирургии.

В результате нападения Олег Кашин получил переломы верхней и нижней челюстей, сотрясение мозга, плоскостные повреждения черепа, перелом голени, отрыв фаланги мизинца, множественные повреждения, зафиксирован травматический шок второй степени. Медики рассказали, что Олег поступил к ним в сознании.

Практически сразу после поступления в больницу он был прооперирован. Когда он начал терять сознание, врачи посчитали необходимым ввести его на несколько дней в состояние медикаментозного сна.

Олегу сразу провели шинирование челюстей, голень поместили на вытяжку, обработали кисть. 8 ноября ему были сделаны новые операции: поставили титановые пластины на сломанные челюсти, зафиксировали сломанную голень. Хирурги работали три часа, после чего врачи заверили, что мозгу Олега ничего не угрожает.

«Характер травм указывает на то, что восстанавливаться он будет долго — минимум три месяца, не говоря уже о моральной травме»,— заявил редакции «Коммерсанта» один из врачей 36-й больницы.

По факту нападения на журналиста столичным следственным управлением возбуждено уголовное дело по статье «Покушение на убийство» (ч. 3 ст. 30) и – немногим позже – п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство группой лиц), предусматривающей до 20 лет тюрьмы.).

Официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин сообщил, что в качестве приоритетных версий нападения на Олега Кашина рассматриваются его профессиональная журналистская деятельность и его личная гражданская позиция, которую он высказывал в своем блоге в «Живом журнале».

Владимир Маркин добавил, что, устанавливая мотивы нападения, следователи изучают публикации Олега Кашина, его переписку в интернете, устанавливают круг знакомых, его деловые и личные контакты.

На допросе вновь побывал главный редактор «Коммерсанта» Михаил Михайлин, отметивший, что, судя по задаваемым вопросам, следственные действия ведутся весьма профессионально. «Речь на допросе шла о журналистской деятельности Олега, темах расследований, которые он проводил»,— сказал Михайлин. По его словам, следователи обращают внимание на публикации, связанные с Химкинским лесом и деятельностью неформальных молодежных организаций.

Отметим, что среди многих версий преступления официальные российские издания (как электронные, так и печатные) приоритетное внимание уделяют именно этим двум направлениям журналистской работы Олега Кашина, мало упоминая о других.

«В момент избиения ему ломали пальцы. Телефон, деньги, документы – все было при нем, когда его нашли. Очевидно, что людям, сделавшим это, не нравилось то, что он говорит, и то, что он пишет», - заявил главный редактор «Коммерсанта» Михаил Михайлин.

В прессе открыто пишется, что первые шаги следствия не привели ни к каким положительным результатам.

Удалось выяснить, что двое неизвестных некоторое время скрывались неподалеку от места нападения. Опрошены более 40 дворников, однако ни они, ни другие свидетели не сообщили ничего, что помогло бы выйти на след преступников.

Заместитель начальника управления уголовного розыска ГУВД Москвы Андрей Храпов сказал: «Сейчас проводятся мероприятия по установлению личности таксиста, который подвозил Кашина с Тверской. Всего насчитывается 13 камер, прилегающих к месту преступления. Частично они отработаны, но информации, представляющей интерес, не получено».

Шеф-редактор издательского дома «Коммерсантъ» Азер Мурсалиев в разговоре с «Новой газетой» предположил, что покушение на Олега Кашина — «очевидный месседж для всех журналистов: перебили ноги, чтобы не ходил, куда не следует, пальцы — чтобы не вздумал писать, что не нужно, сломали челюсти — чтобы не говорил лишнего».

«Они – враги, значит, они будут наказаны!»

Журналисткой специализацией Олега Кашина являются акции протеста, радикальные молодежные политические движения — т. н. «уличная политика». Олег выезжал на места «акций прямого действия» нацболов, леваков, младолибералов, проникал на секретные съезды прокремлевских «молодежек», попадал в ходе освещения протестных акций в милицию.

Статья «Арматура как средство цензуры» в газете «Коммерсантъ» от 8 ноября.

Он не боится «наживать себе врагов». В феврале 2005 года, оказавшись на законспирированном «внутреннем мероприятии» только что созданного для борьбы с «оранжевой чумой» движения «Наши», Олег был схвачен охраной. Затем его вывели на сцену и во всеуслышание заявили: «Это наш враг Олег Кашин, он пишет о нас плохо, запомните его».

11 августа 2010 года на сайте пропутинского движения «Молодая гвардия Единой России» появилась статья, посвященная «Коммерсанту» и лично Олегу Кашину под заголовком «Журналисты-предатели должны быть наказаны!», подписанная Владиславом Ловицким — это псевдоним интернет-деятеля Владислава Калашника, достаточно известного автора доносов и провокационных статей. Статью сопровождала фотография Олега Кашина с клеймом (штампом) «БУДЕТ НАКАЗАН».

В статье были удивительные пассажи об одном из лучших и нелояльных властям изданий России: «…Некая организованная группировка журналистов и редакторов оказывает всяческие медиауслуги уличным экстремистам: обеляет их в глазах обывателя и не желает сотрудничать со следствием. Вынужден с прискорбием заметить, что ядро этой преступной компашки информационных диверсантов, по-видимому, составляет редакция газеты «КоммерсантЪ» …Некогда респектабельное издание ныне представляет собой подпольное пристанище ненавистников России, гнездо, где в один клубок сплелись ядовитые гадюки, отвратные сколопендры, мерзкие мокрицы от журналистики всех мастей. Этот клубок пышет ненавистью, изливает из себя яд, желчь и слизь, отравляя все вокруг, в том числе и души своих читателей».

И дальше уже лично про Кашина: «Я утверждаю, что не один только Кашин при потворстве главреда Михайлина ведет свою полуподпольную журналистско-диверсионную деятельность по развращению читателей и дискредитации органов власти. Смертельно опасным вирусом пособничества экстремизму поражена чуть ли не вся редакция издания!... Они предали свою Родину, наплевали на свой гражданский долг! Патриотизм, любовь к своей стране мы впитываем с молоком матери, но это, не побоюсь этого слова, отребье рода человеческого отринуло от себя самое святое. Нелюди, манкурты, циничные газетные дельцы; подобно уличной проститутке, торгующейся с клиентом из-за каждого рубля, они торгуются и вступают в сделку со своей совестью. Да, впрочем, есть ли у них эта самая совесть? Очень в этом сомневаюсь. Подобная ситуация не может остаться без самых серьезных последствий. У информационных экстремистов нельзя идти на поводу. Они – враги, значит, они будут наказаны!». (С текстом можно и сейчас ознакомиться на сайте «Молодой Гвардии…». Теперь статье предпослано уведомление, что «Молодая Гвардия» крайне возмущена варварским нападением на журналиста Кашина».)

Формальным поводом для потока ругани юных путинцев стало то, что Олег Кашин продолжал активно освещать противостояние, развернувшееся вокруг Химкинского леса под Москвой, и, в частности, 4 августа 2010 года опубликовал в «Коммерсанте» скандальное (беспрецедентно – едва ли не впервые в практике этого издания анонимное) интервью с одним из активистов объединения «Антифа», громившим администрацию Химок, руководство которой поддерживает уничтожение леса ради прокладки новой транспортной линии. (Речь идет о материале, подготовленном Олегом Кашиным: «Каждый имеет право на свои 15 минут силы». Организатор погрома в Химках написал «Ъ» объяснительную». Имя этого человека редакции «Ъ» неизвестно, известно только, что именно он во время акции возглавлял колонну анархистов и активистов «антифа», выкрикивая в мегафон лозунги. Отказавшись сообщить, где он сейчас находится, активист согласился в режиме интернет-чата (стилистика сохранена) ответить на вопросы корреспондента «Ъ» Олега Кашина. Вечером 28 июля несколько сотен анархистов и активистов движения «антифа» в знак протеста против вырубки Химкинского леса разбили камнями стекла, расписали стены надписями «Спасти русский лес» и закидали здание администрации Химок дымовыми шашками. По горячим следам милиции не удалось задержать ни одного из участников акции протеста. Спустя сутки милиция задержала активистов «антифа» Алексея Гаскарова и Максима Солопова. По факту нападения на администрацию ГУВД по Московской области возбудило дело по ст. 213 УК РФ («Хулиганство»).)

Кашин оставался «на передовой».

«Последние дни Олег готовил материал про нацболов и очередной текст про Химкинский лес, - сообщил главный редактор «Коммерсанта» Михаил Михайлин «Известиям». - И тот и другой обещали быть откровенными и острыми».

«Однажды меня избили за высказывание в блоге. До сих пор не могу выяснить, за какое именно»

Олег Кашин широко известен не только как журналист, но и как один из самых активных блогеров России. Каждый день он оставлял 3-4 комментария на самые разные темы, которые просматривали сотни, а то и тысячи людей.

Он вел себя очень часто на грани и даже за гранью фола. Не только и не столько лексически (хотя и это тоже), но – главное – выбор им тем всегда был рискованным, часто – для его собственной репутации и очень часто – для его безопасности.

В интервью Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» (14 марта 2010 года) Кашин признается: «Однажды меня избили за высказывание в блоге. До сих пор не могу выяснить, за какое именно». (Полностью эта часть сюжета телерадиокомпании «Мир» была следующей: «Еще одному блогеру, серьезному политическому журналисту Олегу Кашину его популярность в Интернете сначала помогла - он смог найти работу в «Коммерсанте», а потом вышла боком. «Однажды меня избили за высказывание в блоге. До сих пор не могу выяснить, за какое именно», - признается блогер, журналист Олег Кашин. Но цензуру в своем собственном блоге Кашин вводить не стал. Пишет то, что хочет. Часто это то, что нельзя или не нужно писать в статьях для его издания».)

Именно Кашин заметил в Сети и описал в своем блоге чрезвычайно неприятную историю, произошедшую с руководителем Федерального агентства по делам молодежи, ближайшим сподвижником отца «суверенной демократии» и, как образно говорит журналист Юлия Латынина, «путинюгенда» Владислава Суркова, Василием Якеменко.

В августе 2010 года несовершеннолетняя участница сборищ «нашистов» на озере Селигер некая Анастасия Корчевская, очевидно, желая похвастаться близостью к «начальству», выложила в сеть свою фотографию с Якеменко с подписью: «Селигер-2008. Якеменко до сих пор думает, что я в него безумно влюблена».

Якеменко ответил ей в комментариях: «Корчевская, если ты два раза пришла ко мне на ночь в палатку, то это не означает, что я думаю, что ты в меня влюблена».

Страница потом была удалена, но Кашин успел сделать скриншот и раскрутил историю.

Общество узнало, что Якеменко не только использует свое «служебное положение», чтобы спать с несовершеннолетними девочками, но и хвастается этим в Живом Журнале.

Если вспомнить о том, что у Олега Кашина был период попыток прямого сотрудничества с Кремлем (в том числе он сам бывал на Селигере), а самым неприятным эпизодом в его журналисткой биографии стала статья о том, что у изувеченного сослуживцами солдата Андрея Сычёва ноги могли отняться (и потом были ампутированы) из-за внутренних болезней, а не из-за насилия, то для адепта путинизма и селигерщины Якеменко прямой личный выпад Кашина мог стать поводом для глубокой личной ненависти.

Необходимо отметить, что в пропутинских молодежных тусовках всячески поддерживается культ презрения, уничижения и прямого насилия по отношению к несогласным с режимом, и никто не знает, какие, когда и в ком именно могут «вызреть плоды» этого «воспитания».

«Молодой человек, у вас есть 24 часа, чтобы извиниться»

Но самым резонансным в биографии блоггера Олега Кашина стал внезапный конфликт с губернатором Псковской области Андреем Турчаком в том же августе 2010 года.

Статья «В Москве жестоко избит корреспондент «Коммерсанта» Олег Кашин» в газете «Коммерсантъ» от 6 ноября.

16 августа, обсуждая в своем блоге причины отставки калининградского губернатора Георгия Бооса (напомним, Кашин родом из Калининграда), в ответе одному из своих собеседников в 18:36 Кашин написал: «Слушай, ну ты же его демонизируешь совсем, сравни с любым губернатором, даже не с Рамзаном и не с Тулеевым, с любым ****** Турчаком – это Боос-то бескомпромиссный?».

Кашин, безусловно, не думал о персоне г-на Турчака более секунды, наверно, вместо его имени вполне могло появиться и совершенно другое, не о Турчаке шла речь, но использованный им эпитет был, безусловно, оскорбительным.

Этот эпитет остался бы наверняка не более чем словом в долгом диалоге на совершенно другую политическую тему, но по немыслимой для чиновника высокого ранга ошибке Андрей Турчак решил отреагировать публично, причем непосредственно в блоге Олега Кашина.

Это стоило ему чрезвычайно дорого.

В 23:36 того же дня Андрей Турчак, используя свой авторизованный аккаунт в Живом Журнале, ответил Кашину в той же ветке: «Молодой человек, у вас есть 24 часа, чтобы извиниться. Вы можете сделать это здесь в ветке или отдельным постом. Время пошло».

Через час с небольшим, в 00:41 17 августа, отреагировал Олег Кашин: «Простите, это угроза? Я считаю, что ваше назначение нанесло оскорбление федерализму, здравому смыслу и прочим вещам такого же порядка. Я считаю, что родство с другом Путина не является достаточным основанием, чтобы возглавлять регион. Я уверен, что на любых свободных выборах в любом регионе вы не набрали бы и пяти процентов. Ничего личного при этом против вас я не имею. Вы считаете, я должен извиниться? Что будет, если я не извинюсь?».

Этот короткий диалог стал поводом для шквала издевательских и ругательных сообщений в адрес псковского губернатора, которым взорвалась блогосфера. Сайт Андрея Турчака был взломан, оскорбительное выражение появилось и там, а вал тысяч непечатных реплик не утихал несколько дней.

Через день Андрей Турчак предпринял попытку выйти из ситуации и оставил в Сети три сообщения.

Одно он написал в 9.21 утра 17 августа в блоге Кашина: «Дорогой Олег, Здорово, что вы ничего личного против меня не имеете))) Значит вам не составит труда принести извинения за личное, опять же, оскорбление. По поводу ваших оценок моей скромной деятельности на посту губернатора Псковской области, то к счастью, оцениваете мою работу не вы, а население нашей области. Что же до вас, дорогой Олег, могу вам предложить приехать ко мне в гости на пару дней, дабы развеять все мифы по поводу истории моего назначения и моей текущей работы. Вы можете согласовать график по телефону +7-921-945-8527».

После этого, вечером, в 18.20, в том же блоге псковский губернатор, очевидно, получивший новую информацию об Олеге Кашине, в том числе о предшествовавших угрозах ему, записал: «Олег, когда вы упомянули мою фамилию в своем комментарии, я точно не знал о словах из вашего интервью http://mirtv.ru/content/view/94949, сделанного вами относительно недавно, в марте текущего года. «Однажды меня избили за высказывание в блоге. До сих пор не могу выяснить, за какое именно», - признается блогер, журналист Олег Кашин.

Если бы я знал об этом, поверьте, ни за что на свете не попросил бы вас извиняться, от греха подальше))). Во вновь открывшихся обстоятельствах ваши слова «что со мной будет, если я не извинюсь?», «ничего личного при этом я против вас не имею» и «я осенью к вам приеду» - сочту за вашу искреннюю реакцию, приезжайте.

Берегите себя, удачи)))».

Точно такое же сообщение губернатор оставил в тот же вечер в своем блоге под заголовком «24 часа прошло)))».

Предпринятые усилия не смягчили ситуацию, она в информационном плане уже состоялась, но как-то обозначили некий приемлемый для Андрея Турчака выход из нее.

Позже Андрей Турчак сказал, что, узнав о Кашине больше, не считает его журналистом по роду своей деятельности и по этой причине уже иначе расценивает его реплику.

На предложение Андрея Турчака посетить Псковскую область Олег Кашин, бывавший здесь ранее, не откликнулся. По другим сведениям, он вроде бы был готов воспользоваться приглашением осенью.

Один из блогеров сочувственно написал Андрею Турчаку: «Если бы не эта Ваша реплика, то не совсем корректный эпитет, допущенный Кашиным (и означающий в данном случае, как все понимают, просто то, что Вы — не самый знаменитый и влиятельный губернатор в России) — то никто бы на него и внимания не обратил. Теперь — другое дело».

Эпизод, крайне неприятный для Андрея Турчака и его команды, стал постепенно уходить в историю, как вдруг вернулся бумерангом после покушения на Олега Кашина.

«Коммерсантъ» и вслед за ним другие издания опубликовали информацию о том, что «за три недели до нападения Олег Кашин со ссылкой на свои источники сообщил коллегам по отделу «Общество», что Андрей Турчак не только не забыл о нанесенной обиде, но и якобы хочет отомстить. Позже журналист еще раз сказал коллегам то ли в шутку, то ли всерьез: «Если что и случится, то это Турчак».

Представленный в прессе как гражданский активист и близкий знакомый Кашина Сергей Смирнов, заявивший ранее в СМИ о возможной связи нападения на журналиста с его конфликтом с губернатором Псковской области Андреем Турчаком был вызван на допрос следствием. «Олег говорил мне, что с ним связывались люди, которые обещали ему «припомнить все, когда все уляжется». Говорил, что обещали умыть его кровью», - цитируют Сергея Смирнова в «Газете.Ru», других изданиях и многочисленных блогах.

Шокирующие для псковского губернатора комментарии обрушились на него в личном блоге, где к исходу дня 9 ноября было уже более 900 крайне жестких реплик, самыми мягкими из которых были предложения блоггеров явиться в прокуратуру, пройти проверку на детекторе лжи или публично опровергнуть свою причастность к нападению на журналиста.

Отметим, что ни одно сообщение не было удалено.

Но ответов от автора блога ни на одно обращение (а среди них есть вопросы от российских СМИ) также не поступило.

Авторов многих реплик, значительная часть которых легко авторизуется, возмущало в больше степени даже не само подозрение, а именно отсутствие личной и прямой публичной реакции Андрей Турчака на покушение.

Судя по всему, после августовского скандала и шока, который дорого обошелся псковскому губернатору, было принято решение ничего не говорить лично и ничего не комментировать.

«Помните, что любое Ваше слово может быть использовано против Вас», - известная истина правосудия.

Наконец, 8 ноября, когда не говорить ничего стало уже совершенно невозможно, Андрей Турчак через начальника управления по информационной политике и связям с общественностью администрации Псковской области Оксану Ширан сообщил прессе, что «желает скорейшего выздоровления Олегу Кашину. Это дело правоохранительных органов, которым поручено расследовать обстоятельства данного преступления против журналиста ИД «Коммерсант“ Олега Кашина. Мы убеждены, что они разберутся во всем и виновные будут найдены и наказаны в ближайшее время», - таков официальный комментарий, г-жой Оксаной Ширан.

Тяжесть этой версии, выглядящей в глазах абсолютного большинства комментаторов самой маловероятной из всех, принесла Андрею Турчаку и сочувственные голоса. Так, в частности, автор arttasalov пишет в своем блоге: «…в жж губернатора А.Турчака поливают его грязью, инкриминируя ему заказ избиения журналиста Кашина… и вот интересно если вдруг, страшно подумать, это невероятно – но вдруг губернатор Псковской области Турчак окажется непричастен к этому преступлению – потрудятся ли эти борцы за справедливость принести свои извинения Турчаку? риторический вопрос...».

Не приходится сомневаться в одном – Андрей Турчак тысячу раз пожалел о фразе «Молодой человек, у вас есть 24 часа, чтобы извиниться».

«Дмитрий Анатольевич, Вам нужна свободная пресса или Вам хватает твиттера?»

Покушение на Олега Кашина выявило в очередной раз за этот на глазах наливающийся кровью год сильную тенденцию к возобладанию в самых разных аудиториях российского общества осознанного убеждения в презумпции виновности власти. Среди всех возможных версий трагических событий версии, предполагающие непосредственную виновность властей, преобладают в общественном мнении над всеми остальными.

Это весьма существенная по своим последствиям черта времени, на которую власти явно не обращают внимания.

Днем 9 ноября в беседе с «Псковской губернией» сотрудник редакции газеты «Коммерсанъ» сообщил, что, по его и многих его коллег мнению, Олега Кашина жестоки избили не за какую-то конкретную статью в СМИ или реплику в блоге, а выбрали его как жертву «по совокупности причин»: во-первых, по причине высокого статуса издания: «Коммерсантъ» является ведущим российским медиа, признанным в мире, его журналисты подробно и постоянно освещают деятельность первых лиц государства, входят в т. н. «президентский пул» и до сих пор сотрудники этого издательского дома были неприкосновенны. Казалось, что они-то защищены.

Во-вторых, Кашин является примером смелого, говоря более бытовым языком, «безбашенного» журналиста: он писал про очень опасные вещи, и эти статьи вызывали не просто общественный резонанс, но и буквально животную ярость оппонентов. Общими словами, Олег Кашин, по мнению собеседника «Псковской губернии», является достаточно ярким типом неподконтрольного властям журналиста. А в преддверии предстоящих в 2011 году выборов депутатов Государственной Думы и выборов президента РФ в 2012 году, добавил сотрудник редакции «Коммерсанта», такая пресса является одним из наиболее опасных противников (на их языке – врагов) действующей власти, способным оказать существенное влияние на общественное мнение.

Федеральные выборы 2007 и 2008 годов прошли в ситуации, когда большинство российского общества, засыпанного «материальными благами» от продажи нефти и газа, находилось, образно говоря, в состоянии «искусственной комы» или (мы впервые услышали сейчас другой термин) «медикаментозного сна». Сохранение и максимальное продление этого состояния является одним из главных для правящего большинства условий сохранения власти.

Невозможно не вспомнить и свежеиспеченную (в 2010 году, в интервью тому же «Коммерсанту») Владимиром Путиным, патроном «Единой России», фразу о том, что представители политической оппозиции законно «получают дубиной по башке». Это фраза, способная жить своей самостоятельной ФИЗИЧЕСКОЙ жизнью.

К слову сказать, про покушение на Олега Кашина г-н Путин не проронил ни слова. А 10 октября 2006 года (через 4 дня после убийства Анны Политковской), не выразив ни слова соболезнования, он произнес: «Повторяю, её влияние на политическую жизнь в стране было минимальным. …И это убийство само по себе наносит действующей власти и в России, и в Чеченской Республике, которой она занималась профессионально в последнее время, гораздо больший урон и ущерб, чем её публикации».

На этом фоне публичные действия Дмитрия Медведева по признанию роли журналистики в обществе выглядят не просто контрастными – но практически противоположными.

Но не Дмитрий Медведев сейчас управляет Россией.

И это очень хорошо понимают студенты факультета журналистики Московского университета, которые в скором будущем займут места в российских СМИ, и не только в «Коммерсанте».

Того самого факультета, про который всего месяц назад, 8 октября, на Openspace.ru вышла статья Олега Кашина, в которой он писал: «Факультет журналистики МГУ — учреждение неочевидное, но собственное специфическое лицо у этого учреждения есть, какой-то базовый пакет ценностей журфака явно существует и, в общем, не нужно подробно объяснять, о каких ценностях идет речь. Словосочетание «Ясен Засурский» плохо рифмуется со словосочетанием «Единая Россия», если совсем грубо, и даже если весь журфак вдруг окажется укомплектован какими-нибудь гламурными дурами, с этой системой ценностей ничего не произойдет. Даже вопреки законам географии от здания факультета на Моховой всегда будет ближе до Триумфальной площади, чем до клуба «Рай».

Утром понедельника, 8 ноября, группа студентов журфака МГУ вывесила на фасаде здания факультета шестиметровую черную растяжку с надписью «КТО БИЛ КАШИНА?».

Растяжка провисела ровно 10 минут и была снята администрацией университета по причине того, что здание является «памятником архитектуры».

Но в сети продолжает распространяться заявление организаторов акции:

«С географией нам повезло: окна нашего факультета смотрят на Кремль. Именно там сидят люди, к которым и обращен наш вопрос: «КТО БИЛ КАШИНА?». У нас нет никаких доказательств того, что эти люди напрямую причастны к произошедшему. Мы не знаем этого и не можем знать. Но мы утверждаем, что это нападение случилось потому, что преступники рассчитывали на безнаказанность. Потому что нам до сих пор неизвестно, кто убил Юрия Щекочихина, Пола Хлебникова, Анну Политковскую, Наталью Эстемирову, Анастасию Бабурову. Потому что в нашей стране только с начала этого года были убиты восемь журналистов и несколько десятков подверглись нападению. Потому что журналистом в России сегодня быть страшно, а бандитом, избивающим журналиста за его статьи, – нет. И эта атмосфера безнаказанности уже целиком вина тех, кто, согласно Конституции, должен гарантировать нам соблюдение наших прав. В частности права на свободное распространение информации и, в конце концов, права на жизнь!»

Завершается обращение молодых журналистов чрезвычайно точно сформулированным риторическим вопросом: «…Мы, выбравшие профессию журналиста, признаемся: нам страшно вести профессиональную деятельность в этой стране до тех пор, пока это и подобные ему преступления не будут расследованы. Дмитрий Анатольевич, Вам нужна свободная пресса или Вам хватает твиттера?».

Ответ пока не последовал.

Но, каким бы этот ответ ни был, он будет понятен для всей страны.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4790
Оценок:  70
Средний балл:  9.7