Статья опубликована в №11 (533) от 23 марта-29 марта 2011
Культура

Заложники хаоса

Пскову грозит утрата всех завоеваний дела охраны памятников истории и культуры, достигнутых в ХХ веке
Ирина Голубева Ирина Голубева 23 марта 2011, 00:00

Пскову грозит утрата всех завоеваний дела охраны памятников истории и культуры, достигнутых в ХХ веке

«Можно много говорить о нравственности, этике, отношении к историческому городу, но это, как показывает практика, вопросы бесполезные; лучшим критерием нравственности служит строгое исполнение закона».
Алексей Ильич Комеч [ 1 ]

Охрана архитектурного наследия Пскова подвергается глобальному переформатированию. Под предлогом необходимости (и неотвратимости) развития туризма запланировано уничтожение созданной градостроительной системы зон охраны памятников истории и культуры нашего города. На самом деле программа развития туризма и сопутствующей инфраструктуры использована как не более чем благородный камуфляж для маскировки давних чаяний многих строительных фирм Пскова: строить много и дорого в самом сердце города – его историческом центре.

Архитектурные оккупанты

Псков в 1914 году. Аэрофотосъемка юго-западной части города.
Эта история имеет свои корни. Проблема застройки исторического центра Пскова вызвала крупный скандал весной 2004 года, когда Управлением Росохранкультуры по Северо-западному федеральному округу был наложен запрет на любое строительство в охранной зоне Пскова, в полном соответствии с Федеральным законом об объектах культурного наследия [ 2 ].

Приглашенные тогда на совещание чиновники областной и городской администраций, руководители ведущих строительных организаций и разного рода инвесторы испытали далеко не культурный, а физический шок: все планы, все финансовые вложения оказались под угрозой.

Ведь еще не прошло и года, как были приняты новые Правила землепользования и застройки города Пскова на основе правового зонирования территорий, [ 3 ] по которым согласование нового строительства в границах охранной зоны памятников истории и культуры передавалось государственному органу охраны этих самых памятников.

До этого на «Правила…» никто особого внимания не обращал. А госорган по охране памятников, подчиненный комитету по культуре Псковской области, хотя согласовывать новострой вообще не имел права, но непостижимым образом согласовывал, иногда торгуясь (якобы в счет реставрации соседних со стройкой памятников), иногда вымогая заказы на «проекты охранных зон» (это внутри давно существующей охранной зоны! Но таков был правовой уровень государственного органа), а иногда – вообще непонятно почему.

Никто и никогда эти условия не соблюдал: достаточно вспомнить, что Виталию Ткаченко, инвестору и бывшему владельцу отеля «Гелиопарк» [ 4 ], было поставлено условие отчислять малую толику на реставрацию храма Богоявления с Запсковья, и что в итоге? Памятник реставрирован недавно, но за счет средств федерального бюджета, и, мягко говоря, неудачно [ 5 ].

Можно также вспомнить и согласование на Гремячей Горе комфортного коттеджа Василия Салопова под прикрытием названия «гостиница», условием согласования которой была реставрация Гремячей башни, крепостной стены, здания Хлебопекарни и палат в Волчьих ямах [ 6 ].

Тогда удалось остановить стройку на этапе освоения строительной площадки, да и сам инвестор, видимо, понял, как госорган по охране памятников его «обувает»: за какой-то коттедж – реставрировать все памятники Гремячей горы, а потом еще и содержать их.

Незаконная застройка Пскова начала 2000-х годов, «забитая» в границы охранной зоны, вся на виду: и квартал по ул. Некрасова – угол К. Маркса, и цыганско-золотая набережная [ 7 ] (Примостье), и чудовищные монстры на ул. Некрасова рядом с Кадетским корпусом [ 8 ], и дом-«шляпа» с целым выводком бесшляпых горбунов на ул. Пароменской [ 9 ], и «визитная карточка» градостроительного невежества – дом на площади Героев-десантников [ 10 ] и тихая ширмочка из пятиэтажек на ул. Красноармейской, и тупо-жизнерадостная цепочка «домиков-пряников» на ул. М. Горького, да и другие заползшие в охранную зону неадекватные здания и сооружения.

Меняются времена и власти. Примерно с 2006 года появился бешеный интерес к свободным (по разным причинам) земельным участкам под застройку в историческом центре и ОХРАННАЯ ЗОНА ПАМЯТНИКОВ с ограничениями режима использования земель, с регламентами застройки, да еще и с обязательными археологическими раскопками стала уже реально «мешать строителям» честно трудиться на благо города Пскова (были случаи, когда земельные участки сдавались в долгосрочную аренду без всяких ограничений, и застройщик постфактум узнавал, что строить «чего хочется» нельзя, а иногда – и вообще ничего нельзя строить и конечно, от такого государственного лукавства был не в восторге).

Тогда попытки внедрения в исторический центр Пскова пошли другим путем: профессиональных градостроителей быстро заменили на послушных и гибких исполнителей. В городе не стало главного архитектора, ответственного за градостроительную политику. Архитекторов заменили «начальники» без специального образования, зато четко ориентированные на интересы строительных фирм.

И, наконец, по примеру наших мегаполисов, Москвы и Санкт-Петербурга, а также под впечатлением, видимо, деятельности Государственной Думы, в Пскове поняли, что если закон тебе мешает, то надо всего-то навсего подстроить его под себя.

Интересно было бы узнать, кто конкретно так ненавидит архитектурное наследие Пскова и так целенаправленно уничтожает сами условия его охраны. Нет сомнения, что у этой ненависти есть имена.

«Областной отдел архитектуры как-то устраняется от дела сохранения памятников, что не делает ему чести»

Существующая система зон охраны исторического поселения города Псков.
Но что же это за жупел – ОХРАННАЯ ЗОНА ПАМЯТНИКОВ, которая выпила столько крови «простых советских людей», стремящихся к хорошей, успешной жизни?

Охранной зоне памятников истории и культуры города Пскова скоро исполнится 44 года. Стаж работы одного полноценного поколения.

Система зон охраны исторических городов разрабатывалась в период массовой индустриализации строительства – тогда же, когда в городах началась застройка жилыми «хрущёвками»: силикатно-кирпичными, блочными, панельными.

Опасность потери индивидуального архитектурного облика исторических русских городов оказалась столь велика, что руководство Советского Союза издало целый ряд постановлений, связанных с охраной национального наследия. Инициаторами этого процесса были известные ученые, градостроители, историки, архитекторы, общественные деятели. Академия архитектуры СССР и ведущие градостроительные НИИ разрабатывали методики, руководства, вузовские учебники по градостроительству с разделами, посвященными особым режимам застройки исторических городов. «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» [ 11 ] поддерживалась целой плеядой писателей, музыкантов, художников – словом, тем поколением шестидесятников, которые стали феноменом советской культуры, а сейчас по праву занимают достойное место в истории российской культуры.

Этой настоящей научной и культурной элите страны, как водится, стремились подражать широкие слои советской интеллигенции (Александр Солженицын вполне справедливо назвал их образованщиной, но суть процесса от этого не меняется). Кстати, из этого подражания возник интерес к древним русским городам, «Золотое кольцо», круизы по России и т. п., реализованный как массовый туризм.

В Пскове работа над проектом охранных зон памятников истории и культуры началась в 1966 году. Научным руководителем проекта была архитектор института «Ленгипрогор» Галина Петровна Боренко; в Пскове с ней работала архитектор-реставратор Наталья Сергеевна Рахманина. Они были и остаются представителями той самой, настоящей российской творческой и научной элиты, о которой сказано выше. О степени их совместной работы с Юрием Павловичем Спегальским, об оценке его идеи архитектурных заповедников, сейчас сказать точно невозможно: эта тема еще может стать предметом исследования [ 12 ].

Работа над проектом зон охраны памятников истории культуры г. Пскова продолжалась полтора года. 25 июля 1967 г. в помещении областной библиотеки состоялось общественное обсуждение первого в истории Пскова Плана охранных зон и зон регулирования центра г. Пскова. В обсуждении приняли участие 63 представителя общественности Пскова: архитекторы реставрационной мастерской, руководство органа охраны памятников, института «Псковгражданпроект», строительных организаций, горкома КПСС, областного отдела по делам строительства и архитектуры, преподаватели и студенты Псковского педагогического института, областное и городское отделения ВООПИиК, краеведы. Председателем собрания выступил главный архитектор Псковской специальной научно-реставрационной и производственной мастерской Всеволод Петрович Смирнов [ 13 ].

При обсуждении проекта Смирнов говорил о том, что «еще проявляются такие казусы, когда некоторые ответственные товарищи берут на себя смелость самостоятельно решать: сносить или не сносить (памятники)» [ 14 ]. Им было сказано: «И нужно, наконец, получать те средства за массовый туризм, который он может дать. В плане информации и пропаганды нужно размножить план [охранных зон] и направить во все строительные организации», [ 15 ] в школы, на заводы, руководителям Пскова и области.

Архитектор Владимир Подгорный упрекнул тогда: «Областной отдел архитектуры, выдающий исходные данные, как-то устраняется от дела сохранения памятников, что не делает ему чести, ибо застройка города и сохранение его древнего вида полностью лежит на совести областного отдела». [ 16 ]

Далее, на протяжении почти 25 лет при каждом изменении градостроительной документации (генерального плана Пскова, проектов детальной планировки) проект дорабатывался в сторону увеличения количества памятников, уточнения режимов застройки.

Последний проект был разработан в 1991 г., а утвержден – в 1995 г. Проекты рассматривались и согласовывались на самом высоком уровне – в Госстрое СССР, в министерстве культуры РСФСР, в Центральном Совете ВООПИиК, в областном Собрании депутатов. Зоны охраны Пскова приобретали статус областного закона.

Кроме этого, зоны охраны стали своеобразным отражением практической деятельности архитекторов, профессионально работающих с градостроительной средой Пскова: положительный и негативный опыт застройки Пскова в целом оказывал влияние на местную перспективу строительства. Ни один крупный проект не мог быть реализован без консультаций с «Ленгипрогором», не мог не учитывать условий зон охраны памятников.

Все это создавало системность в проведении градостроительной политики в Пскове (и – важно отметить – в Псковской области тоже, где были разработаны аналогичные проекты для более чем десяти малых исторических городов).

У администрации города, проектировщиков и застройщиков была точная система допусков и ограничений. Конечно, она периодически нарушалась, но она БЫЛА и ДЕЙСТВОВАЛА. Система оказывала влияние на все градостроительные параметры Пскова, охраняла индивидуальные характеристики ландшафта города, наглядно демонстрировала уникальный ансамбль исторического центра, показывала диссонансы волюнтаризма и утраты градостроительной ткани, возможной к восстановлению.

Наконец, система, давала перспективу дальнейшей жизни центра Пскова, запрещала примитивное восприятие города-музея как мертвой зоны.

Подчеркиваю, что с 1991 года проект зон охраны разрабатывался как часть единого градостроительного документа – Концепции реконструкции исторического центра Пскова [ 17 ]. Концепция бурно и широко обсуждалась, критиковалась, а в итоге утвержден был только проект зон охраны, на доработку Концепции в начале 1990-х гг. денег уже не нашлось.

Возможно, псковичи помнят, что уже тогда в Пскове было предусмотрено восемь туристических комплексов на базе памятников архитектуры – о туризме думали и планировали систему постоянно.

Три процента и тысяча лет города

Отдельные памятники при отсутствии системы защиты всего городского пространства. Планируемый в случае отказа от существующей системы зон охраны исторического поселения города Псков результат.
Границы охранной зоны памятников истории и культуры Пскова охватывают территорию в 330 га, всего 3% территории города, включая водные пространства рек Великой и Псковы. Территория занимает центр города, на Запсковье она проходит близ линии крепостной стены Окольного города, выходит на Хлебную горку, захватывает Иоанно-Богословское кладбище, часть поймы реки Псковы в районе ул. Красногорской, Дмитриевское кладбище, часть Плехановского посада и по Кузнецкой улице выходит на Завеличье. Здесь линия границы проходит по ул. М. Горького до собора Рождества Иоанна Предтечи и, пересекая р. Великую, соединяется с линией границы на Запсковье. Эта линия границы почти повторяет границы Пскова конца XVIII века, обозначенные на известных исторических планах.

То есть развитие Пскова на протяжении более 250 лет проходило в этих границах. ЛИШНИХ МЕТРОВ ЗДЕСЬ НЕТ. Существует и отдельная охранная зона, разработанная для Снетогорского монастыря: она охватывает Снятную гору и часовню Четырех Святителей, проходит по урезу вод реки Великой.

Остальная территория города в границах 1994 года систематизирована по зонам регулирования застройки трех категорий; вдоль берегов р. Великой, Псковы, малых водных объектов и лесных массивов Корытова и Черехи – зоны охраняемого природного ландшафта.

На территории Пскова поставлено на государственный учет 383 объекта культурного наследия. В их числе 140 – федерального значения и 243 – регионального значения (включая памятники археологии). Наземных памятников – 327. Выявленных недавно, в дополнение к этому списку – еще 115.

В границах охранной зоны установлены режимы использования земель и градостроительные регламенты, не подчиненные общим Правилам землепользования и застройки, направленные на сохранение градостроительной среды и памятников Пскова.

Для того, чтобы правильно использовать систему зон охраны, необходимо понимать ее градостроительный и охранительный смысл, видеть и понимать заложенную в ней картографию. Как и в любой другой условной градостроительной схеме. Но практика работы с документом (который, кстати, был негласно засекречен и почти 10 лет пребывал на чердаке областного госоргана охраны памятников), показывает, что использовать его правильно не умели, это казалось слишком сложным и непонятным.

А тут еще в июне 2002 года вступил в действие новый Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», который и ввел в состояние шока административно-коммерческую верхушку Пскова.

Отныне любое строительство в охранной зоне памятников было запрещено. А у нас-то весь центр города – это территория объединенной охранной зоны! Очень много памятников, их охранные зоны накладываются друг на друга, сливаются и образуют единое неприкосновенное пятно. Для дела охраны памятников это великое достоинство Пскова – сохранность исторической среды. А для застройщика камень преткновения – некуда в центре города – самом доходном месте – втиснуть свой домик или офис. Кое-кому все же это удалось, под шумок, пока разбирались что к чему, влезть уплотнительной застройкой в кварталы и даже дворы.

Но было уже ясно, что зоны охраны, так органично соотнесенные с Правилами землепользования и застройки, необходимо перерабатывать. Причем эта переработка может идти только в сторону ужесточения режимов – так гласит Федеральный закон, его статьи и положения.

Не будем слишком наивными: все администраторы областных и городских структур, ответственные за охрану наследия и за строительный комплекс, отлично понимали, о чем идет речь и уже прямо говорили: мешает охранная зона интересам застройщиков, инвесторам.

Еще в 2006-2007 гг. была предпринята попытка, согласованная с Росохранкультурой, переработать проект зон охраны памятников Пскова. Она осталась незавершенной, т. к. в процессе работ задача была искусственно ограничена только границами охранной зоны Пскова – на всю систему зон охраны денег не дали. Естественно, что государственно-правовой комитет администрации Псковской области запротестовал: нельзя утверждать часть единой системы. А еще до этого, архитектор-градостроитель Валентин Мухортов, один из авторов нынешнего генерального плана города и Правил землепользования и застройки, просто отказался подписывать задание на разработку части охранной зоны.

Как он был прав, наш последний рыцарь архитектуры! [ 18 ]

Новый Псковский пролом

Сегодня по инициативе государственного комитета Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию и государственного комитета по культуре охранительная система архитектурного наследия Пскова подвергается не просто пересмотру – запланировано ее полное уничтожение и замена единичными зонами охраны только 11-ти памятников [ 19 ].

В центре города в список попали: ансамбль Псковского Кремля, церковь Богоявления с Запсковья, ансамбль Старо-Вознесенского монастыря; на периферии центра: ансамбль Спасо-Мирожского монастыря, церковь Климента папы Римского, собор Рождества Иоанна Предтечи, церковь Иоанна Богослова на Мишариной горе (на кладбище), церковь Константина и Елены (на кладбище); вне центра, в зоне регулирования застройки: церковь Успения в Бутырках, Железнодорожный вокзал, церковь Николы в Любятове (на кладбище).

Вопрос: почему именно эти памятники удостоены иметь зоны охраны, а остальные 442 (включая выявленные) оставлены без защиты? Может быть, близ избранных памятников планируется застройка, запрещенная сейчас законом – так сообщите публично об этих планах «развития» Пскова, горожане имеют право разделить вашу «радость». Деньги вы и сами разделите и распилите.

Уже прошел конкурс на разработку этих 11 проектов зон охраны: пять проектных организаций изъявили готовность уничтожить систему охраны объектов культурного наследия Пскова. Среди них – печально известный своей незаконной застройкой исторического центра ООО-ТАПМ «ПСКОВАРХПРОЕКТ-М», дерзки смелое ООО «ПРОЕКТ» с ул. Лужской в Пскове, известное т. н. «разработкой» проектов границ тех самых 11 памятников (редкая халтура, сделанная официально за три (!!!) дня в декабре 2010 г., и прокуратура спит); московское ОАО «Гипрогор» и – что очень неприятно – РосНИПИ Урбанистики из Санкт-Петербурга (бывший ЛЕНГИПРОГОР).

Но конкурс выиграла ярославская фирма НКО Фонд «ИПУРГ», которая взялась в рекордно короткие и абсолютно нереальные сроки (61 день) и за минимальные деньги (2 млн. 499 тыс. руб.) крушить существующую охранную зону исторического центра Пскова.

Что любопытно – государственный конкурс на охранные мероприятия по объектам культурного наследия проводился по заявке государственного комитета псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию. Ему что, кем-то были переданы полномочия государственного комитета по культуре в части охраны памятников?

При утверждении Псковским областным Собранием депутатов новых зон охраны для 11 объектов автоматически будут отменены границы исторического поселения Пскова, режимы использования земель и градостроительные регламенты, направленные на сохранение архитектурного наследия. Псков потеряет статус исторического поселения, возобновление которого недавно обещано и. п. руководителя Росохранкультуры В. В. Петраковым. Только вот не смогут ни федеральные службы, ни Министерство культуры этого сделать: не будет необходимого комплекта документов, его никто не заказывал и никто не разрабатывал.

Но ведь памятники никуда не денутся? Да, и при любой застройке рядом с ними придется снова разрабатывать зоны охраны для каждого отдельно, вносить изменения в режимы ранее исполненных зон, но за чей счет? На инвестора хотите перебросить эту головную боль, а он согласится себя ограничивать?

Это уже было, именно такими «разработками» занимался государственный НПЦ по охране памятников в 1990-е годы, зарабатывая себе на кусок хлеба и на новые квартиры. Тома этой документации-имитации и сейчас лежат в архиве НПЦ. Видимо, появилась потребность снова печь такие же «блины», ни к чему не обязывающие, переписанные с популярных книжек и юридических статей.

Пространственное развитие Пскова будет подчинено новым правилам землепользования, не учитывающим уже историческое архитектурное наследие. Кроме 11 объектов, выбранных келейно государственным комитетом Псковской области по культуре.

* * *

В мутной воде, хаосе легко и приятно использовать в личных интересах безразмерный и бесконтрольный административный ресурс, путать и заговаривать прокуратуру, суды, инвесторов-застройщиков.

Этот стиль работы и сама чудовищная акция, направленная на уничтожение охранительной системы псковского архитектурного наследия, нам хорошо памятен, он отбрасывает градостроительную сферу Пскова на полвека назад, и нечего прикрываться туризмом.

Отсутствие внятной и профессиональной градостроительной политики позволяет чиновникам цинично перекраивать город и жизнь в нем по своему убогому усмотрению.

Лишение Пскова защитной зоны памятников истории и культуры – глобальное и подлое вредительство в отношении национального наследия.

Ирина ГОЛУБЕВА, председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

 

1 Алексей Ильич Комеч (1936–2007) — доктор искусствоведения, архитектурный критик, преподаватель, фотограф, автор более 80 научных трудов по истории византийской и древнерусской архитектуры Х—XV столетий, истории и теории реставрации памятников архитектуры, директор Государственного института искусствознания. Его перу принадлежит книга «Каменная летопись Пскова XII – начала XVI вв.» (1993).

2 Федеральный закон № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 г.

3 Постановление Псковской городской Думы от 8 июля 2003 года № 112.

4 См.: «Ничего экстраординарного». Виталий Ткаченко: «Если Пскову и суждено где-то зарабатывать деньги, то это будет туризм». Беседовала С. Прокопьева // «ПГ», № 23 (242) от 15-21 июня 2005 г.

5 См.: Е. Ширяева. На святое дело идем // «ПГ», № 31 (350) от 15-21 августа 2007 г.; Савва Ямщиков. Самое время // «ПГ», № 2 (423) от 21-27 января 2009 г.; И. Голубева. Заложник провинциального хай–тека // «ПГ», № 40 (461) от 21-27 октября 2009 г.

6 См.: С. Прокопьева. Гремячее дело // «ПГ», № 30 (200) от 18-24 августа 2004 г.; С. Прокопьева. Загремели… // «ПГ», № 41 (211) от 3-9 ноября 2004 г.; С. Михайлов. «Куда плывем, господа?» // «ПГ», № 6 (275) от 15-21 февраля 2006 г.; И. Голубева. «Его всеобъемлющая живая капля» // «ПГ», № 8 (277) от 1-7 марта 2006 г. И. Голубева. Роковой узел // «ПГ», № 33 (302) от 30 августа – 5 сентября 2006 г.; «Если будет что обсуждать…» // «ПГ», № 36 (305) от 20-26 сентября 2006 г.; И. Голубева. Горячие точки Пскова // «ПГ», № 43 (312) от 8-14 ноября 2006 г.

7 См.: С. Прокопьева. Позолоченная набережная // «ПГ», № 42 (113) от 31 октября – 6 ноября 2002 г.; С. Прокопьева. Золотые раскопки // «ПГ», № 34 (155) от 10-16 сентября 2003 г.; С. Прокопьева. «Вы должны были отправляться на войну за свои памятники» // «ПГ», № 20 (190) от 2-8 июня 2004 г.; С. Прокопьева. Погребенные ценности // «ПГ», № 13 (232) от 6-12 апреля 2005 г.; С. Прокопьева. Кремль за побрякушки // «ПГ», № 13 (232) от 6-12 апреля 2005 г.

8 См.: И. Голубева. Архитектурная «фанера» // «ПГ», № 22 (192) от 16-22 июня 2004 г.; И. Голубева. Горячие точки Пскова // «ПГ», № 43 (312) от 8-14 ноября 2006 г.

9 См.: Е. Ширяева. Шляпа злого волшебника // «ПГ», № 7 (376) от 20-26 февраля 2008 г.; И. Голубева. Репортаж со строек дикого капитализма // «ПГ», № 18 (387) от 7-13 мая 2008 г.

10 См.: Е. Ширяева. Башня, небо, облака // «ПГ», № 40 (309) от 18-24 октября 2006 г. 3. Н. Скобельцына. «Хочется ударить в набатный колокол» // «ПГ», № 41 (310) от 25-31 октября 2006 г. 4. В. Васильев. Пока не заурчали бульдозеры // «ПГ», № 41 (310) от 25-31 октября 2006 г. 5. Е. Ширяева. Люди тянутся за красивым // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г. 6. «Мы призываем к открытому и широкому профессиональному и общественному обсуждению» // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г. 7. И. Голубева. Горячие точки Пскова // № 43 (312) от 8-14 ноября 2006 г. 8. В. Шуляковский: «Архитектура – это все-таки застывшая музыка, а не застывшая экономика» // «ПГ», № 45 (314) от 22-28 ноября 2006 г. 9. Е. Ширяева. «Это какой-то тяжелый рок» // «ПГ», № 47 (316) от 6-12 декабря 2006 г. 10. В. Курбатов. Жатва // «ПГ», № 48 (317) от 13-19 декабря 2006 г. 11. Редакция. Повод для осторожного оптимизма // «ПГ», № 49 (318) от 20-26 декабря 2006 г. 12. Е. Ширяева. Допустительство // «ПГ», № 18 (337) от 9-15 мая 2007 г. 13. В. Шуляковский. «Может быть, Покровская башня признана памятником второго сорта?» // «ПГ», № 18 (337) от 9-15 мая 2007 г. 14. Е. Ширяева. Еще один «повод для осторожного оптимизма» // «ПГ», № 21 (340) от 30 мая - 5 июня 2007 г. 15. Е. Ширяева. Условная разрешенность // «ПГ», № 29 (348) 25-31 июля 2007 г. 16. Е. Ширяева. Торг у Покрова // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г. 17. Е. Ширяева. На святое дело идём // «ПГ», № 31 (350) от 15-21 августа 2007 г. 18. Е. Ширяева. «Чего сделано не было» // «ПГ», № 37 (356) от 26 сентября - 2 октября 2007 г. 19. Е. Ширяева. Шляпа злого волшебника // «ПГ», № 7 (376) от 20-26 февраля 2008 г. 20. В. Шуляковский. Растопыривая этажи // «ПГ», № 9 (378) от 5-11 марта 2008 г. 21. Е. Ширяева. Слушайте! Слушайте! // «ПГ», № 15 (384) от 16-22 апреля 2008 г. 22. Е. Ширяева. Стена плача // «ПГ», № 16 (385) от 23-29 апреля 2008 г. 23. Редакция. Заднее число // «ПГ», № 19 (388) от 14-20 мая 2008 г.; Е. Ширяева. Момент истины // «ПГ», № 20 (389) от 21-27 мая 2008 г.; Е. Ширяева. Уго[а]дили // «ПГ», № 22 (391) от 4-10 июня 2008 г.: А. Лебедев. Почему мы против // «ПГ», № 22 (391) от 4-10 июня 2008 г.; Е. Ширяева. Держать оборону // «ПГ», № 23 (392) от 11-17 июня 2008 г.; Л. Шлосберг. С особым цинизмом // «ПГ», № 42 (411) от 22-28 октября 2008 г.

11 Цитата из А. С. Пушкина.

12 См.: См.: Л. Шлосберг. Огни Спегальского // «ПГ», № 3 (372) от 23-29 января 2008 г.; Л. Шлосберг. Крест Спегальского // «ПГ», № 2 (423) от 21-27 января 2009 г.; Л. Шлосберг. Код Спегальского // «ПГ», № 21 (442) от 3-9 июня 2009 г.

13 См.: См.: С. Прокопьева. Кузнец псковского счастья // «ПГ», № 36 (206) от 29 сентября – 5 октября 2004 г.; Человек эпохи Возрождения. Интервью с Н. С. Рахманиной. Беседовала Е. Ширяева // «ПГ», № 33 (402) от 20-26 августа 2008 г.

14 Видимо, имелось в виду высказывание тогдашнего начальника управления культуры Псковской области Анны Ивановны Медведевой о том, что в Пскове слишком много церквей: по ее мнению, достаточно оставить две-три для показа, а остальные надо сносить. Это суждение долгое время было лейтмотивом управления культуры, хотя к самой А. И. Медведевой относились с уважением, называя «Анной Иоанновной» и «Большой медведицей», которая, по ее собственным словам, 30 лет «сидела на культуре».

15 Архив Псковского филиала ФГУП института «Спецпроектреставрация», 1.0.-62, 1968 г. Пояснительная записка к проекту охранных зон. Протокол, с. 2.

16 Там же, с. 16.

17 Концепция реконструкции исторического центра г. Пскова была разработана Московским институтом реконструкции городов.

18 Валентин Мухортов ушел из жизни в августе 2008 г. См.: В. Мухортов. Градоглумление // «ПГ», № 15 (384) от 16-22 апреля 2008 г.; Памяти Валентина Мухортова // «ПГ», № 34 (403) 27 августа – 2 сентября 2008 г.

19 См.: К. Минаев. Неотвратимая штурмовщина // «ПГ», № 8 (530) от 2-8 марта 2011 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  6363
Оценок:  44
Средний балл:  9.1