Статья опубликована в №17 (539) от 04 мая-10 мая 2011
Общество

Бессмысленный и беспощадный

Российский чиновник, с которым не согласился народ, обеспокоен только одним: как доказать народу, что чиновник всегда прав
 Лев ШЛОСБЕРГ 04 мая 2011, 00:00

Российский чиновник, с которым не согласился народ, обеспокоен только одним: как доказать народу, что чиновник всегда прав

На минувшей неделе получила ожидавшееся продолжение история с многомесячными попытками администрации Пскова реорганизовать в рядовой детский сад единственную в своем роде «Начальную школу-сад № 38» под предлогом борьбы за сокращение многотысячной городской очереди в детские сады. Глава администрации города Пётр Слепченко провел третью встречу с родителями учащихся школы-сада и сотрудниками учебного заведения, на которой сообщил о принятом им решении отказаться от действующей модели школы-сада и приступить к постепенному замещению мест для учащихся начальной школы местами для дошкольников уже с грядущего учебного года. При этом город, ликвидируя около 100 мест для младших школьников, в течение двух первых лет реорганизации получит только 25 мест для дошколят. Кроме того, перепланировка помещений потребует дополнительных бюджетных вложений на 6,2 млн. руб. В итоге более чем странного решения в минусе оказались все: учащиеся и родители из детсадовского блока школы-сада № 38, которым теперь надо искать другие школы для обучения детей в начальной школе, бюджет города, средства которого будут потрачены нерационально, и часть педагогов школы-сада, которым придется искать другие места работы. В «плюсе» остается чиновничество как каста власть предержащих лиц, которые в любой ситуации любыми средствами стремятся только к одному: настоять на ранее принятом ими решении и, не дай бог, не создать у граждан впечатления, что с их мнением будут всерьез считаться.

Завтрашние повзрослевшие выпускники школы-сада № 38 уже не смогут оставить на стенах школы такую надпись. Фото: Лев Шлосберг
Публикация о долгой и болезненной конфликтной ситуации вокруг начальной школы-сада № 38, вышедшая в свет в «Псковской губернии» 13 апреля [ 1 ], стала для многих своего рода открытием темы и придала конфликту большую публичность: все политически значимые СМИ Псковской области так или иначе коснулись принципиального для города конфликта в сфере образования.

Ситуация стала для главы администрации Пскова Петра Слепченко знаковой: ему предстояло лично разобраться в конфликте, который не смогли разрешить его подчиненные (заместитель главы администрации Александр Вологжанин и начальник управления образования города Геннадий Барышников).

По существу глава исполнительной власти города стоял перед простым по имеющимся вариантам и трудным для логики российского чиновника выбором: вникнуть в проблему и прислушаться к мнению людей или поддержать работников своего аппарата, чтобы защитить т. н. «честь мундира», придав при этом процессу принятия решения иллюзию демократичности.

Нужно отметить, что сам г-н Слепченко оказал на борцов за сохранение школы-сада хорошее впечатление, в отличие от его подчиненных. И на встрече в самой школе 12 апреля, и на двух встречах в своем кабинете 20 и 27 апреля Пётр Михайлович был доброжелателен, не грубил, не смотрел на людей с неприязнью. То есть всем своим видом входил в положение сторонников продолжения деятельности школы-сада № 38 в действующем виде.

При этом тон и содержание общения с его подчиненными по-прежнему создавали у сопротивляющихся родителей и сотрудников школы-сада впечатление, что отрицательное решение о судьбе их учебного заведения уже принято (хотя Пётр Слепченко несколько раз публично сказал об обратном), а все встречи – не более чем дань имиджу: у «хорошего следователя» он в любом случае будет лучше, чем у «плохого».

Именно такое впечатление сложилось у представителей инициативной группы после встречи с начальником управления образования администрации Пскова Геннадием Барышниковым, состоявшейся в пятницу, 22 апреля. Подготовленный инициативной группой по прямой просьбе главы администрации города «Анализ предполагаемого решения Администрации города Пскова по ситуации с изменением содержания образовательного процесса в МОУ «Начальная школа – детский сад № 38» не вызвал у Геннадия Ивановича никакого интереса, он передал документ сидевшей рядом директору школы-сада Марине Москальчук, в то время как написавшие его предполагали, что документ будет доставлен для изучения Петру Слепченко. Эта ситуация справедливо была расценена инициативной группой как предвестник плохих новостей.

На встрече с инициативной группой г-н Барышников был готов обсуждать только технические детали реорганизации школы-сада: этапность вывода групп, переоборудование классов и туалетных комнат, перераспределение детей в начальные классы по школам, но никак не самое главное для ходоков за школу-сад: вариант ее сохранения в неизменном виде.

Участник встречи Алексей Старков написал в своем блоге: «…С нами разговаривают как с обманутыми вкладчиками. Вроде бы решение о ликвидации есть, но официально его не озвучивают и тянут время, заговаривают, обсуждая второстепенные технические моменты размещения туалетов в процессе ликвидации».

Разочарованные встречей с начальником городского управления образования, представители инициативной группы передали свой анализ непосредственно в приемную главы администрации, но был ли он получен Петром Слепченко и – главное – был ли прочитан, так и не узнали.

Документ показался нам весьма качественным, и при отсутствии подтверждений того, что он был прочитан главой администрации города и его подчиненными, мы решили опубликовать его полностью для всеобщего сведения в этом номере газеты [ 2 ].

Столь качественные тексты в сложных ситуациях должны готовить не родители и учителя, а сотрудники органов управления образования, но они почему-то ограничиваются весьма общими заявлениями о «благе и неизбежности», не подкрепленными никаким анализом.

Подготовленный членами инициативной группы анализ является по существу готовым предварительным экспертным заключением, необходимым при любой реорганизации учебного заведения, затрагивающей права детей (в соответствии с п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»). Но этот весьма грамотный анализ администрацию города Пскова не заинтересовал.

Несмотря на дальнейшее известное развитие событий, мы полагаем, что прочтение этого документа, касающегося прав многих детей, небезынтересно и для тех, кого ситуация вокруг школы-сада № 38 затронула лично, и тех, кого аналогичная ситуация может коснуться в дальнейшем.

27 апреля при большом стечении в той или иной степени лояльной прессы (обиженная на «Псковскую губернию» городская администрация не сочла нужным пригласить на решающий разговор в кабинете главы администрации газету, поднявшую тему в региональном масштабе) Пётр Слепченко сообщил, что принял «соломоново решение: «Можно было вспомнить тот анекдот про собаку, которую жалели, и потому отрезали хвост по частям. Но, мне кажется, в этом случае поэтапная реорганизация всё же предпочтительнее для всех».

То есть формально школа-сад остается школой-садом, но на 2011-2012 учебный год уже не принимает своих же детишек в первый класс, а учеников 2-4 классов доучивают как могут.

Таким образом, администрация города начинает т. н. «постепенный вывод детей», который на самом деле является не более чем постепенной фикцией: чем меньше детей останется в школьном модуле школы-сада, тем труднее их учить и тем выше шансы на то, что оставшихся уже через год начнут не постепенно, а достаточно ускоренно выживать, а измученные родители бороться не станут: нервы ребенка и свои собственные нервы дороже.

Похоже, что именно на этот вариант администрация города и рассчитывает непублично, потому что прямые выгоды для сокращения городской очереди в детские сады (которая составляет сейчас около 3500 детей) от прекращения деятельности школы-сада № 38 в действующем виде мизерны: 25 детсадовских мест в течение двух лет, 6,2 млн. бюджетных (народных) рублей в течение этих же двух лет должны вкладываться в переоборудование здания школы-сада, причем 4 млн. уже в 2011 году, и это при том, что дефицит городского бюджета составляет сегодня около 20%.

Конечно, администрация Петра Слепченко оказалась в известной степени в заложниках у ситуации: предшествующая администрация Михаила Хоронена, при которой проблема очереди в детские сады уже встала в полный рост, ничего не делала для масштабного сокращения очереди в намного более благоприятные в бюджетном отношении годы: не возвращала ранее отданные для непрофильного использования здания детсадов, не строила новые за счет местного бюджета, не искала деньги для этого в бюджете региона, чем загнала ситуацию в тупик.

Но как выходить из этого тупика, - вопрос. Выходить можно по-разному.

И хотя даже детали ситуации (см. анализ предполагаемого решения Администрации города Пскова по ситуации с изменением содержания образовательного процесса в МОУ «Начальная школа – детский сад № 38») впечатляют нерациональностью действий администрации, но сама ситуация настолько типична, что еще в начале апреля позволила одному из родителей из страдающих семей, Игорю Назарову, написать по итогам мучительной и возмутившей родителей дискуссии на сайте губернатора: «Ситуация вокруг нашей школы наглядно показывает отношение власти к народу».

Посмотрите, что происходит.

Школа-сад № 38 научилась слышать и понимать детей как в дошкольном, так и в младшем школьном возрасте. Фото: Лев Шлосберг
В недрах органа городского самоуправления (коим является городская администрация) возникает идея «зачистки» школы-сада № 38 в рамках компании по сокращению очереди в детские сады. Идея, скорее всего, возникла спонтанно, без особых расчетов и детального изучения ситуации. Как обычно.

На стадии возникновения идеи никто ее ни с родителями, ни с коллективом сотрудников не обсуждал, о возможном несогласии людей не думал.

Вот это подсознательное ощущение всесильности и вседозволенности – главный вирус современного российского чиновничества.

Задача видится российскому чиновнику не в том, как оказать гражданам лучшие государственные и муниципальные услуги, а в том, чтобы добиться исполнения принятых чиновниками решений, вне зависимости от их качества.

Но ведь чиновники – это не власть! Власть – это народ («Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» - п. 1 ст. 3 Конституции России), а чиновники – это нанятые народом тем или иным способом (способы найма чиновников народом в России – это отдельная тема для разговора, конечно) люди. Задача этих людей, получающих деньги из бюджета (то есть от народа) – делать то, что нужно народу. Причем – объективно нужно. Народ – работодатель чиновника. Чиновник – наемный работник народа.

То есть, когда родители и педагоги встречались с Петром Слепченко и его подчиненными, это работодатели встречались со своими работниками и выражали им свою волю. Даже тени понимания этого у чиновников нет.

Что получилось в данной конкретной ситуации?

Полгода ходоки от народа компетентно, аргументировано и последовательно (что не всегда получается у народа, отметим) объясняют городским чиновникам, что проект превращения школы-сада № 38 в рядовой детский сад – ошибка. Что этот проект не только нарушает права детей, поступивших в это учебное заведение с расчетом на обучение как в дошкольном отделении, так и в начальной школе, но и стратегически невыгоден городу – образовательных учреждений такого «совмещенного рода» рода должно быть по объективным причинам намного больше, чем сейчас, это методически правильно, это отвечает интересам не сотен, а тысяч детей, у которых сейчас есть показания для того, чтобы в таких школах-садах учиться и воспитываться.

Что в такой ситуации сделает нормальный чиновник, помнящий о том, что он – слуга народа?

Он скажет народу спасибо в лице его отдельных грамотных представителей. Извинится за ошибку (свою ли, подчиненных ли – не важно) и тем самым повысит свой лично и чиновничества в целом авторитет. Такой у нас народ – даже если после пережитых страданий он добивается от чиновника того, что хотел, он будет чиновнику благодарен. Народ в массе своей добр, зла не держит. Люди склонны прощать.

Что мы видим в нашем конкретном случае?

Чиновники с упорством, достойным лучшего применения, настаивают на своем, хотя любой подробный профессиональный разговор на тему принимаемого администрацией города решения показывает его полную профессиональную несостоятельность.

Что в «сухом остатке»?

Около 100 детей, ныне обучающиеся в детсадовском отделении школы-сада № 38, не смогут обучаться в том же учебном заведении в начальной школе.

Единственная в городе Пскова методическая площадка для обучения по модели «школа-сад» уничтожается, для распространения этого ценного опыта в дальнейшем использоваться не сможет. Коллектив сотрудников распадается.

Переходный период для 25 детей в течение двух лет превращается в инфраструктурную проблему для всех – новых малышей, младших школьников, уже обучающихся в школе-саду, сотрудников, управленцев, бюджета города.

Только через два года (когда демографический подъем, согласно статистическим данным, остановится и острота ситуации с детскими садами в Пскове спадёт) можно будет освободить в этом учебном заведении еще 2 помещения для еще одной детсадовской группы численностью в 25 детей.

А в 2011 году новых детей в детсадовское отделение придется завозить с Завеличья (!!!): в реорганизационной суете чиновники не обратили внимания на тот факт, что в районе расположения школы-сада № 38, находящегося на ул. Инженерной, больших проблем с очередью в детсады нет, проблемы сосредоточены в первую очередь на Завеличье: именно там, в самом крупном спальном районе Пскова, наблюдается самый значительный дисбаланс между числом детей и числом мест в детсадовских учреждениях.

Администрация города обещает, что детей с родителями по утрам и вечерам будет ежедневно (!) подвозить в сад и из сада специальный автобус, оплачиваемый администрацией. Все, кто понимает расписание семьи с маленьким ребенком, знает: синхронизировать ежедневно 2 раза в сутки расписание дня для 25 семей с малышами невозможно. И – опять же – это дополнительные расходы для дефицитного бюджета города.

Так одна глупость рождает другую.

То есть вместо того, чтобы оставить в покое тех, у кого сейчас всё хорошо, сделали всем одинаково плохо.

Вспоминается грустный анекдот про октябрьский переворот 1917 года: «Отец обращается к дочери, услышав шум революционной толпы за окном: «Что хотят эти люди?» - «Они хотят, чтобы не было богатых». – «Странно, мне казалось, что они будут выступать за то, чтобы не было бедных».

* * *

В итоге городские чиновники в конфликте с жителями города добились одного: просто настояли на своем.

Создали иллюзию обсуждения вопроса с гражданами, но не пожелали создать прецедент того, чтобы к этим гражданам реально прислушаться.

Не захотели признать, что гражданин может быть прав, а чиновник – не прав.

Если это в современной России называется успехом в вопросах управления, то крахом тогда является только одно – это утрата чиновниками своих мест.

И любое движение навстречу людям чиновники инстинктивно рассматривают как шаг именно в этом направлении. Это психология на уровне: «Дай им палец, они и руку откусят».

Не дали палец.

Но шаг в известном направлении сделали.

Лев ШЛОСБЕРГ

 

1 См.: Л. Шлосберг. Отнять и разделить // «ПГ», № 14 (536) от 13-19 апреля 2011 г.

2 См. в этом номере: Анализ предполагаемого решения Администрации города Пскова по ситуации с изменением содержания образовательного процесса в МОУ «Начальная школа – детский сад № 38».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3623
Оценок:  20
Средний балл:  9.8