Статья опубликована в №20 (542) от 25 мая-31 мая 2011
Политика

Зал капитуляции

Пресс-конференция Дмитрия Медведева так и не «родила» сенсацию, которую с последней надеждой ждали российские политологи и журналисты
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 25 мая 2011, 00:00

Пресс-конференция Дмитрия Медведева так и не «родила» сенсацию, которую с последней надеждой ждали российские политологи и журналисты

18 мая в научном центре Сколково глава российского государства Дмитрий Медведев провел свою первую большую президентскую пресс-конференцию. Тот факт, что она была в таком формате первой, уже говорит о многом: предшественник Медведева Владимир Путин проводил такие пресс-конференции ежегодно. Впечатление от общения с г-ном Медведевым напомнило положение Штирлица в известных советских анекдотах: «А не сболтнул ли я чего-нибудь лишнего?».

Дмитрий Медведев на пресс-конференции в Сколково 18 мая 2011 года.
Пресс-конференцию Дмитрия Медведева многие журналисты и политические аналитики ожидали с нетерпением: мол, решится выйти из сумрака! Так как экс-президент Путин любит использовать эффект неожиданности, работники пера и клавиатуры ждали сенсации и от Медведева. Например, что президент объявит о своей готовности идти на второй срок. Или объявит об амнистии для господ Ходорковского и Лебедева. Среди вариантов сильных решений была и отставка в прямом эфире ряда министров, в частности, главы МВД Рашида Нургалиева, министра Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой или другой крупной политической фигуры.

Ну и совершенно особняком стояла мечта о том, что господин президент станет в полной мере президентом и сможет отправить в отставку всё правительство во главе с премьер-министром Путиным. Или – на худой конец – объявит о своем, «втором народном фронте». А иначе, мол, зачем было собирать эту большую пресс-конференцию?

Но ничего сверхъестественного не произошло. Точнее – ничего выдающегося, ничего сенсационного. Президент сказал несколько знаковых вещей, некоторые из которых с натяжкой могли бы потянуть на откровенность. Но не было абсолютно ничего из того, что напрасно ждали от Медведева многие из тех, кто лично слушал главу государства в Сколково, смотрел его выступление по телевизору, читал стенограмму его ответов. Не было «мяса». Не было «крови». Не было никакой интриги. Был почти скучный разговор с более чем 800 журналистами человека, почти не похожего на президента.

Медведев, конечно, не президент, и никогда им не был. Именно поэтому он и оказался на том месте, на котором сейчас находится – как подлинный национальный лидер он не планировался никогда. Тех журналистов (а, к сожалению, их было немало), кто только в день пресс-конференции сделал для себя такое открытие, можно поздравить с грустным прозрением. Прозрение для некоторых было столь неожиданным и шокирующим, что они, может быть, впервые позволили себе совсем жестко охарактеризовать Дмитрия Медведева как «пустое место».

И что вы, господа хорошие, от Дмитрия Медведева хотели? Сенсации? Войны? Покаянного признания о том, что он – пустое место? Какого «мяса» и какой «крови» вам не хватило? От кого вы это ждали?

Что вы ждали от Медведева?

Как уважающий свое достоинство человек, Дмитрий Медведев три с половиной года назад должен был отказаться от возможного президентства, понимая, что никакой он будет не президент. Он не способен быть им ни профессионально, ни эмоционально. И он понимал, что именно поэтому он получил приглашение побыть это время президентом России.

Но отказаться от поста президента сложно. Ведь для себя лично Медведев получил гораздо больше, чем потерял.

Поэтому можно потерпеть волну недоверия, насмешек и даже оскорбления. Своей пресс-конференцией президент показал, что ему вроде бы даже все равно, посчитают его пустым местом или нет.

Впрочем, почему Дмитрия Медведева ругают, понять можно. Г-н Медведев так или иначе сам спровоцировал волну ожидания чего-то другого, отличного от Путина. Даже его рейтинг благодаря поднимающемуся антирейтингу Путина продолжает расти.

Значительная часть россиян хочет, чтобы Медведев остался на своем посту и не вернул его Путину. И не потому, что его политика лучше, чем политика Путина – результат их работы одинаково безлик. А потому что он безобиден. Не страшен.

Очень важно, что эту позицию разделяет и значительная часть российской бизнес-элиты.

Что будет, если Медведев станет править самостоятельно, без поддержки Путина, конечно, никто сейчас не берется представить. Потому что президент Медведев с Путиным и президент Медведев без Путина – это две большие разницы.

Толпы политологов и журналистов и политологов кинулись расшифровывать его высказывания, цепляясь за самые малые намеки.

«Никто из нас не приходит во власть навечно. Тот, у кого такие иллюзии, обычно не очень хорошо заканчивает, и примеров за последнее время в мире было немало. И губернаторы должны точно также к этому относиться».

Крайне двоякая фраза, которая к губернаторам точно не имела никакого отношения. А вот о ком именно сказал Медведев?

«Я не собирался ставить рекордов пребывания на этой трибуне, но если у вас сохраняется интерес, мы какое-то время ещё поработаем. …Чтобы не превращать это в бесконечную историю, мне кажется, надо всегда найти в себе мужество красиво завершить», - еще одна «шпилька» в адрес старшего коллеги, который геройски засиживался перед журналистами и народом до 4,5 часа.

Но свою оценку правительства (а, соответственно, и Путина) Медведев тоже обозначил четко, дав понять, что здесь изменения невозможны в принципе: «Я считаю, что правительство работает как слаженный организм и поэтому выдёргивать из него отдельные звенья просто не очень правильно». То есть по одному министру президент убирать не готов. А скопом – нельзя.

Уже через несколько дней, встретившись с учеными – получателями грантов правительства РФ, Дмитрий Медведев, по его признанию, «задумался» об отставке министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко.

Особенно выверенно и аккуратно Дмитрий Медведев старался отвечать на вопрос по поводу выборов и двух известных кандидатов: «Политическая жизнь – это не только шоу и даже совсем не шоу, это довольно сложная работа, которая, на мой взгляд, как и на взгляд большого количества других людей, занимающихся практической политикой, подчиняется определённым технологиям, которые надо соблюдать».

Почти во всех репликах президента сквозила мысль, что к принятию окончательного решения о том, кто из тандема будет баллотироваться, он не имеет практически никакого отношения. Вынужденно не имеет. Хотя на самом деле не отказался бы повлиять на решение вопроса. Но когда-то, три года и месяц тому назад, он принял правила игры и теперь соблюдает их. Решать будет Путин. И даже если это будет второй срок Дмитрия Медведева, назначит его на этот срок Владимир Путин. Другого варианта нет.

Конечно, едва ли планировалось делать Дмитрию Медведеву прощальную пресс-конференцию (стала она таковой или нет, вряд ли кто-то знает). Ничего по существу не значащие, но сохраняющие лицо фразы Медведев разрешил себе несколько раз.

«Меня никогда не смущала возможность что-то рассказать о моём опыте – опыте работы в должности Президента, работы в Правительстве. Я считаю, что это на самом деле полезно. За этим сразу же увидели, что, вот, он уже типа всем ручкой помахал, сказал – до свидания. Это не так. Я обязательно преподавать буду, потому что мне это нравится».

Главным заявлением стала возможная опора Медведева на одну из партий и намек на возможность создания «второго фронта».

«Теперь по поводу партийности. Если я буду баллотироваться в президенты, я, конечно, хотел бы опираться на определённые политические силы, по-другому невозможно. Это политические партии. Вы знаете, у нас политических партий не так много. На кого опираться? Ну, если я буду этим заниматься, я надеюсь опираться, в том числе и на тех, кто меня выдвигал. …Может ли Президент создавать свою политическую силу? Да. Я считаю, что может. Ничего в этом плохого нет».

Так и прошла вся пресс-конференция – вполголоса, намеками, в неопределенности относительно всех основных принципиальных политических вопросов. Во всем остальном президент отвечал достаточно развернуто.

Вот только было ли на что отвечать? Из 42 вопросов, которые были заданы, половина вообще вряд ли имела право на выход в свет на пресс-конференции главы государства. «Как вы относитесь к Кадырову?», «А можно ли включить наш канал во второй мультиплекс?», «А можете у нас лекции для детей прочитать?» и другие вопросы «государственной важности», безусловно, спасали стесненного в высказываниях президента, но такие насущные вопросы, как коррупция и проект «РосПил» Алексея Навального, свобода слова и приватизация СМИ (неужели она не волновала собравшихся в зале?!), демографическая ситуация, вопросы стабилизационного фонда – все они оказались менее важными, чем фигура Ахмад-хаджи или жеваная-пережеваная тема модернизации (про нее было задано три или четыре вопроса).

Некоторые эксперты после пресс-конференции заявили, что Дмитрий Медведев со всей полнотой заявил о себе как о демократе. По организации конференции, по беседе с журналистами на равных, по высказываниям, по поведению. Сам Медведев отметил, что он активно следит за мнением и настроением населения. «Я получаю информацию непосредственно от людей, через Сеть, через блоги, через твиттер, через любые другие ресурсы. И, как вы знаете, там режут правду-матку. До меня никто этого не смотрел, поэтому я уверен, что я не оторвался от земли».

Многих удивило, что президент в конце своей речи озвучил целую гроздь проблем, которые власти не смогли решить. Интересно, что озвученные проблемы относились к компетенции правительства.

Примечательно, что за время выступления Медведев ни разу не пытался ничего доказать, кого-то убедить, и ничего не обещал – ни замочить, ни выжать, ни высушить.

Большинству это показалось синонимом слабости и обреченности. От Медведева не исходил запах власти, всезнания и всемогущества.

Говорят, журналисты государственных каналов сопровождают любое выступление Медведева иронично-снисходительными улыбками. Для них, разумеется, царь должен выглядеть не так, вести себя иначе.

Все, кто ждал превращения президента в политического монстра, разочарованы и даже раздосадованы. Особенно те, чьи симпатии уже переходили на сторону Медведева. Надо ведь было брать страну в кулак, а он слиберальничал, смалодушничал. Что взять с романтика?

Как говорила героиня Нонны Мордюковой, «Хороший ты мужик, Андрей Егорыч, но не орел».

Так в советских фильмах говорили красивые школьницы своим стеснительным ухажерам, которые с грустью и бездействием смотрели, как девушек тащат на танец противные, но самоуверенные и наглые щёголи: «Эх, ты…».

Не «настоящий полковник».

Интересно, как представляли себе развитие событий те, кто ждал от г-на Медведева демонстрации силы? Дескать, возникнет конкуренция, прекратится застой в российской политике?

Не возникнет. Не прекратится.

Он не сможет переступить через себя, не может бросить вызов. Потому что ему страшно. И потому что это для него бессмысленно. Потому что ему все равно не справиться.

Любой четко сформулированный, но менее кардинальный (то есть не нокаутирующий) удар Медведева по Путину (например, создание «второго народного фронта») фактически поставит действующего президента под угрозу политической ликвидации. Гипотетическая борьба президента Медведева и премьера Путина была бы гораздо жестче, грязнее и болезненнее, чем в соседней Украине. Но проигравший ясен заранее.

Денис КАМАЛЯГИН

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2499
Оценок:  3
Средний балл:  9.7