Статья опубликована в №21 (543) от 01 июня-07 июня 2011
Культура

Кража со взломом

Незаконно вырытую траншею в культурном слое Себежского городища залили бетоном под ограждение вокруг никем не утвержденного памятного знака с многометровым железным крестом
 Лев ШЛОСБЕРГ 01 июня 2011, 00:00

Незаконно вырытую траншею в культурном слое Себежского городища залили бетоном под ограждение вокруг никем не утвержденного памятного знака с многометровым железным крестом

В минувшем номере «Псковской губернии» вышла в свет статья «Взбесившийся колхоз», в которой была подробно описана динамично развивающаяся история внезапной как для общества, так и специалистов попытки себежских властей коренным образом изменить облик ключевого места Себежа – городища (Замковой горы), с неизученным культурным слоем и сложившимся много веков назад природным ландшафтом [ 1 ]. Стоявший с 1978 года на Замковой горе скромный памятный знак был сброшен в яму, вырытую экскаватором, которая проломила культурный слой городища насквозь. На обезображенном таким образом месте власти вознамерились установить железный крест на каменном постаменте, причем общая высота сооружения может составить около 10 метров. Даже получив письменное предупреждение государственного комитета Псковской области по культуре с напоминанием о том, что Себежское городище является объектом культурного наследия и находится на охране, в связи с чем любые работы на нём должны быть предварительно согласованы, власти Себежского района и города Себежа не остановили, а форсировали незаконные действия: по краю городища в ночь на 20 мая в толще культурного слоя была выкопана многометровая траншея, а ровно неделю спустя, вечером 27 мая (оба раза – в ночь на выходные), ее залили бетоном. 30 мая в связи с катастрофическим развитием ситуации в Себеже было созвано экстренное заседание президиума Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Жесткая позиция общественной организации и публикации в СМИ оказали влияние на действия государственных органов, обративших внимание на вопиющую ситуацию в Себеже. Скандал вокруг варварского переустройства на Себежском городище из районного стал региональным и грозит вырасти до общероссийского.

Культурный слой на Себежском городище (Замковой горе) никогда не был исследован. Фото 26 мая 2011 г. Фото: Лев Шлосберг
После предшествующей публикации среди многочисленных от кликов читателей, поступивших в редакцию «Псковской губернии», преобладали два: 1) как такое вообще могло произойти и 2) что и кому нужно сделать для того, чтобы остановить варварство?

И если первый вопрос сам по себе можно считать риторическим, то ответ на второй проще: беззаконие нижестоящих лиц либо исправляется вышестоящими, либо – той же правоохранительной и судебной системой.

В день выхода в свет первой статьи реакция государственных органов оставалась неясной. Сейчас можно сказать, что без участия прокуратуры области и областного УВД ситуация уже не разрешится.

Всё слишком далеко зашло, слишком много нарушений установлено и задокументировано, а виновники произошедшего и происходящего не только не признают совершенные ошибки и не раскаиваются в содеянном, но и упорствуют в деле уничтожения объектов культурного наследия, попутно оказывая давление на оппонентов.

Это упорство становится таким яростным, что к чувствам удивления и возмущения у многих себежан добавляется страх: им кажется, что власти готовы пройти сквозь людей, ломать их через колено, чтобы любой ценой, поправ и Закон, и общественное мнение, «железной рукой» воздвигнуть в историческом сердце города монумент по сути себе самим, потому как памятником истории Себежа является само Себежское городище, и никакой новострой ему не нужен.

«Реконструкция ограждения», и ничего больше

Траншеи на Себежском городище были выкопаны без разрешения и разрушили археологический слой. Фото 26 мая 2011 г. Фото: Лев Шлосберг
25 мая в Себеже я произвел фотосъемку профилей земляной траншеи, незаконно выкопанной на Замковой горе вечером пятницы, 20 мая.

Зафиксированная на этих снимках стратиграфия четко показывает наличие на Замковой горе непосредственно под дёрном культурного слоя – памятника археологии. Важно напомнить, что все объекты археологического наследия согласно законодательству являются памятниками федерального значения.

Себежское городище остается одним из самых неизученных мест возникновения исторических поселений в Псковской области. Оно никогда еще не изучалось археологами. В 1955 году в Себеже, но не на городище, а на Петровской горе проводила небольшие раскопки в рамках программы исследований Прибалтийской объединенной комплексной экспедиции Института истории материальной культуры АН СССР Сусанна Андреевна Тараканова. Других археологических исследований в Себеже не было.

Себежское городище является в археологическом плане своего рода terra incognita. Каждый его квадратный и кубический метр бесценен.

На сделанных днем 25 мая фотографиях стенок траншеи четко видны открывшиеся слои обожженного дерева (сгоревшие деревянные постройки неизвестного назначения), следы отмостки, линзы глины. Это – очевидный культурный слой, причем нетронутый, несмотря на события времен Великой Отечественной войны (захоронение на Замковой горе немецких военнослужащих).

Подробная фиксация хотя бы обнаруженного профиля траншеи представляла научный интерес, но всего этого больше увидеть нельзя: вечером 27 мая (тоже вечером, тоже в пятницу) траншею начали заливать бетоном.

Предположение о том, что при отсутствии жесткой реакции на события в Себеже областных государственных органов охраны памятников нарушения продолжатся, к сожалению, оправдалось.

Еще днем 27 мая ситуация оставалась прежней, а вечером 27 мая член инициативной группы защитников Замковой горы Алексей Трашков застал ситуацию, когда наемные работники производили (без опалубки, с минимальной арматурой в четыре прута, плохим раствором, наспех, прямо в землю) заливку незаконно выкопанной траншеи бетоном.

Руководителей работ на месте не было.

Траншеи на Себежском городище были выкопаны без разрешения и разрушили археологический слой. Фото 26 мая 2011 г. Фото: Лев Шлосберг
По словам Алексея, на его вопрос об отношении к установке на Замковой горе железного креста рабочие ответили отрицательно, но добавили, что их наняли, им заплатили, и теперь приходится выполнять требования заказчика.

28 мая, прибыв на Замковую гору около 14 часов, Алексей Трашков увидел продолжение работ по заливке траншей. Работами на Замковой горе руководил индивидуальный предприниматель Владимир Скрытник.

Алексей Трашков вызвал полицейский наряд.

По его призыву на место прибыли и другие члены инициативной группы.

Это был уже второй за неделю случай прибытия полиции на Замковую гору. Первый состоялся 24 мая, когда приехавший в Себеж псковский археолог Александр Михайлов подавал в Себежский ОВД заявление о возбуждении уголовного дела по ст. 243 УК РФ в связи с уничтожением объекта археологического наследия.

При прибытии опергруппы работы по заливке траншей были приостановлены, полицией составлены протоколы.

Рабочие на Себежском городище не имели никаких согласований для проведения земляных и строительных работ и действовали по указанию администрации города Себежа. Фото: Алексей Трашков
Из разговоров на месте происшествия становится ясно, что привыкшие к рассмотрению совсем других категорий нарушений законодательства сотрудники правоохранительной системы постепенно, хотя и медленно, начинают вникать в ситуацию и понимать, что памятник культуры – это в данном случае не современный памятный знак, срытый с места, а холм, на которой он стоял и слой земли, его покрывающий и хранящий следы жизни предшествующих поколений себежан.

Трудно при отсутствии практики быстро принять тот факт, что остатки материальной жизни, спрессованные за сотни лет под слоем дёрна, - это не мусор, а охраняемое государством особо ценное имущество: имущество, повреждение или уничтожение которого является уголовным преступлением и наказывается по Закону.

Трудно сразу понять, что уничтожение объекта археологического наследия – это фактически кража со взломом, это воровство у народа его истории и культуры, это уничтожение невосстановимого.

Варварские действия властей Себежа на историческом городище стимулировали изучение этой части права себежскими правоохранителями.

По требованию оперуполномоченного В. П. Скрытник доставил на Замковую гору единственный правоустанавливающий документ, имеющийся у него на руках, – договор с администрацией города Себежа (подписанный главой администрации Г. А. Малютиной). В договоре – ни слова про объект археологического наследия, ничего – об обязательном согласовании работ с органом по охране объектов культурного наследия, но есть формулировка про «реконструкцию ограждения»! То есть – восстановление того, чего не было!

Результат работы Себежского ОВД на данный момент не известен, но после 28 мая работы на Замковой горе не велись.

Появление на Себежском городище незаконной строительной траншеи и ее заполнение бетоном показали манеру, в которой намерены действовать инициаторы переустройства Замковой горы в Себеже: вероломно и грубо.

В явной надежде, что никто не осмелится поставить вопрос не только об административной, но и об уголовной ответственности организаторов беззакония – потому как власть.

«Не смог приехать, извинился и поинтересовался: «А что же происходит?»

27 мая 2011 года незаконно вырытые траншеи на Себежском городище были залиты бетоном. Фото: Алексей Трашков
30 мая ситуация на Себежском городище стала единственным поводом для экстренного заседания президиума Псковского областного отделения ВООПИиК с повесткой дня «О нарушении Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ на объекте культурного наследия «Городище и посад XV-XVIII вв.» (Замковая гора), расположенного в г. Себеже Псковской области».

Впервые за последние годы в заседании коллегиального органа ВООПИиК приняли участие (по приглашению общественной организации) председатель государственного комитета Псковской области по культуре А. И. Голышев, его заместитель по вопросам охраны объектов культурного наследия Н. Л. Сергеева, представители прокуратуры области и областного УВД.

Себежские власти не приехали: «Мы приглашали и Леонида Курсенкова, но он не смог приехать, извинился и поинтересовался: «А что же происходит?» Видимо, он пока еще не совсем понял, какой порядок ведения работ должен быть на объектах культурного наследия, хотя имел все документы об этом», - сообщила, открывая заседание, председатель Псковского ВООПИиК Ирина Голубева.

Двухчасовая дискуссия свела за одним столом не только членов областного президиума ВООПИиК, но также чиновников, правоохранителей и представителей инициативной группы граждан, собирающей в Себеже подписи жителей против того варианта и способа переустройства Замковой горы, который реализуют власти Себежского района и города Себежа.

Фотографии с места преступления оказали впечатление не только на ученых и общественников, но и на чиновников.

Александр Михайлов, комментируя демонстрируемые изображения, детально описал увиденное им в Себеже. Кто-то, что называется, не верил ушам своим. Такого давно в Псковской области не было.

Больше всего вопросов получил от участников заседания Александр Голышев.

«Почему госкомитетом не было выдано письменное предписание об остановке работ?», - практически в один голос спросили Александра Ивановича и автор этих строк, и старший прокурор отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Псковской области Наталья Грачева.

Александр Голышев уверил, что, по его мнению, достаточно было письма с выражением беспокойства, направленного им главе Себежского района Леониду Курсенкову 26 апреля и телефонного разговора с ним.

«Был ли составлен акт о нарушении закона?», - поинтересовалась Наталья Грачева и, получив утвердительный ответ, спросила: «Почему Вы не возбудили административное производство?». – «А сколько у нас на это дней?», - неожиданно быстро уточнил председатель госкомитета по культуре. – «Семь». – «Вот как раз идет седьмой день, мы успеем», - успел отразить выпад Александр Голышев, оперативно отсчитав неделю со дня экстренного и самостоятельного визита в Себеж археолога Александра Михайлова.

«Я не понимаю, где прокуратура Себежского района, неужели она не видит на месте, что там происходит, не видит нарушений?», - пошел в контратаку Александр Голышев.

«Органы прокуратуры не должны подменять госорган по охране памятников», - с некоторым вызовом парировала Наталья Грачева, подтвердив, что материалы дознания уже находятся в Себежской прокуратуре.

Удивительную вещь рассказала заместитель Александра Голышева по вопросам охраны объектов культурного наследия Наталья Сергеева. В ответ на вопрос о том, как вообще выстроена работа госкомитета по культуре с муниципальными властями и когда в последний раз было общение с властями Себежского района, она поведала, что аккурат за месяц (!) до скандальных событий, в марте 2011 года, в Пскове, на коллегии областного комитета по культуре, начальник отдела культуры администрации Себежского района Наталья Фёдорова получила и полный реестр поставленных на государственную охрану объектов культурного наследия, находящихся в Себежском районе, включая памятники археологии (!), и подробный письменный регламент взаимодействия всех органов администрации района и других заинтересованных лиц с госкомитетом по культуре при проведении любых работ на объектах культурного наследия. А письмо на имя главы района о назначении ответственного за вопросы охраны объектов культурного наследия было подписано лично губернатором Андреем Турчаком.

«Из Себежского района к нам по этим вопросам очень редко обращаются, район не лидер», - констатировала Наталья Сергеева и не смогла даже вспомнить, когда такого рода обращение поступало от себежских властей в последний раз.

У присутствующих в этот момент лица у кого застыли, а у кого вытянулись. Получалось, что все совершенные в апреле и мае себежскими властями действия были произведены не по неведению, а сознательно.

При расследовании уголовных преступлений доказывание умысла, то есть заведомого осознания незаконности совершаемых действий, является обязательным при формулировании обвинения.

«Хотелось бы знать, понесут ли наказание конкретные лица, невзирая на те проекты, которые будут дальше реализовываться. Кто и каким образом понесет ответственность за ущерб, который уже был нанесен памятнику археологии? Хочется, чтобы дело было доведено до конца и виновные понесли наказание – пусть финансовое, пусть условное, но наказание», - строго глядя поверх очков в сторону представителей прокуратуры и УВД, сказал Александр Михайлов и предельно четко пояснил: «Для меня очевидно, что любые административные меры для местных чиновников – что слону дробина. Этим никоим образом не убедишь ни администрацию города Себежа, ни администрацию Себежского района в том, что на самом деле культурное достояние – это самое ценное, что есть в районе».

Он же отметил, что чрезвычайное происшествие на Замковой горе – совсем не случайность, а «логичное следствие того, что все предшествующие нарушения законодательства об охране памятников сходили себежским властям с рук»: и несанкционированное «благоустройство» Петровской горы, и несогласованное строительство частных домов на городище, и спешное, без участия археологов, изъятие останков немецких оккупантов с Замковой горы. Оставалось ждать следующую беду, и она не заставила себя ждать.

Но в этот раз не смолчало общество: «Думаю, что только благодаря большому общественному резонансу, который получили все эти злоключения Замковой горы, и действиям как себежан, так и профессионального сообщества, все это уже не получится спустить на тормозах», - отдал должное активности общества Александр Михайлов.

Между тем из Себежа приходят тревожные известия о том, что организаторов и участников сбора подписей начинают запугивать, им угрожают, сотрудники государственных и муниципальных организаций получили прямые (устные, конечно, но недвусмысленные), приказы не подписываться против действий властей.

Тем не менее, сбор подписей в защиту Замковой горы стал крупнейшим действием себежского сообщества за последнее время: по словам пришедшей на заседание президиума представителя инициативной группы Александры Богдановой, на вечер 30 мая было уже собрано свыше 800 подписей – число, которые выглядело бы существенным и в Пскове. «Жителей Себежа не устраивает, что никто с нами не посоветовался, никто не спросил: какой мы хотим видеть Замковую гору, никто не спросил нашего мнения, власти всё сделали в тайне от нас, и это людей возмутило», - пояснила мотивы широкого народного протеста Александра Богданова, не забыв отметить, что когда усилиями активистов была найдена фотография планируемого к водружению на Замковой горе огромного железного креста, то вид памятника обескуражил: «Были ассоциации с кладбищем. Причем с немецким, которое в прошлом имело место быть там, и над этим кладбищем возвышался похожий крест».

Директор Археологического центра Псковской области Елена Яковлева перешла на правовой язык и напомнила, что «основу механизма сохранения объектов культурного наследия в современной законодательной практике составляет государственная историко-культурная экспертиза. В законе прописан механизм согласования проектной документации через экспертирование проекта. И местным властям было объяснено, что именно таким путем следует пойти. К сожалению, все это не выполнено. Бетон уже залит, слой уже прорезан. Это преднамеренное, с заведомо известным результатом, действие, направленное на уничтожение не только памятника археологии, но и этого объекта, Замковой горы, как элемента историко-культурного ландшафта, как градостроительной доминанты, как вообще наиболее ценного и значимого места исторического центра Себежа», - обобщила Елена Яковлева ситуацию и обратилась ко всем присутствующим: «Я вижу смысл в консолидации усилий всех, чтобы этот негативный прецедент остался единственным на долгие годы».

«Почему именно такой памятный знак? Почему именно в этом месте? Какому событию он посвящен?», - недоумевала заместитель директора НПЦ по охране использованию памятников истории и культуры Наталья Новикова.

«Удивляет уровень юридической подготовки властей – хуже, чем двадцать лет назад», - удрученно заметила работающая в Псковской области с 1955 года археолог, профессор Инга Лабутина.

Вид уже произведенных на городище земельных и строительных работ вызвал у собравшихся изумление: бетонный ошейник, грубо одетый на мыс городища и находящийся очень близко от его обреза, по всем законам физики будет при неизбежных обильных осадках сползать вниз и потянет за собой весь верхний слой почвы склона холма, смещая его в сторону подошвы холма, что исказит профиль городища: внутри этого сплошного бетонного «ошейника» будут скапливаться воды, вопросы отведения которых вообще никак не решены; не ясно, способен ли вообще выдержать грунт городища массивное сооружение из камня и металла; нет визуализаций: как впишется массивный знак в небольшое пространство свободной смотровой площадки.

Кроме того, после появления кольцевой траншеи целостность культурного слоя городища нарушена, он будет быстро разрушаться от влаги и высыхать от солнца, срочные спасательные раскопки стали теперь неизбежны на всей территории Замковой горы, которая остается в целом неизученной.

«Мы очень мало знаем о средневековом Себеже, о его крепости», - напомнил Александр Михайлов и высказал предположение, что ясно видимые на стратиграфии самовольной траншеи слои горелого дерева могут быть даже следами себежской крепости, исследование которых может дать уникальный материал по истории города.

Буквально в день подписания «Псковской губернии» в печать Александр Михайлов встречался с представителем Народного Союза Германии по уходу за военными захоронениями – той самой организации, которая обеспечила открытие и поддерживает существование немецкого воинского мемориального кладбища под Себежем, открытого в 2007 году [ 2 ]. Сейчас эта организация планирует эксгумацию останков немецких военнослужащих на старом немецком кладбище в Пскове.

Представитель Народного Союза сообщил археологу очень важную информацию. Он лично участвовал в эксгумации останков немецких военнослужащих на Замковой горе в Себеже в 2007 г. По его словам, это было общее воинское кладбище (а не только кавалеров ордена Железного Креста) и, во-вторых, согласно официальным спискам, на себежском кладбище в период немецкой оккупации было совершено чуть более 600 захоронений. В 2007 году было изъято около 400 останков, еще около 100 могил оказались разрушенными в предшествующий период (есть сведения, что это произошло в середине 1950-х годов), но еще около 100 немецких останков по-прежнему покоятся на Замковой горе. В частности, сотрудники Народного Союза не проводили эксгумацию захоронений как раз в районе ныне снесенного властями Себежа памятного знака 1978 года.

Таким образом, получено достоверное подтверждение упорно отрицаемому себежской администрацией факту: изъятие останков немецких военнослужащих на Замковой горе необходимо продолжить.

Коротко решения президиума Псковского ВООПИиК по ситуации на Себежском городище заключаются в следующем: обратиться в прокуратуру Псковской области с заявлением о принятии мер прокурорского реагирования в отношении главы Себежского района Л. М. Курсенкова и главы администрации г. Себежа Г. А. Малютиной, включить в повестку дня Общественного совета по культурному наследию при губернаторе Псковской области информацию о нарушениях федерального законодательства на объекте культурного наследия «Городище XV-XVII вв.» (Замковая гора) в г. Себеже, а также рекомендовать государственному комитету Псковской области по культуре: выдать письменное предписание о приостановке земляных и строительных работ на объекте культурного наследия; вынести на рассмотрение научно-методического совета государственного комитета Псковской области по культуре проектную документацию по благоустройству территории городища с разделом об обеспечении сохранения объектов культурного наследия и охраняемой историко-культурной среды; в составе технического задания на разработку проектной документации по благоустройству территории городища предусмотреть восстановление памятного знака 1978 г., самовольно демонтированного в процессе несанкционированных строительных работ на городище; организовать проведение историко-культурной экспертизы проекта по благоустройству территории городища в соответствии с законодательством об объектах культурного наследия.

Получит рекомендации и администрация Себежского района: рекультивировать (восстановить) территорию городища, включая демонтаж монолитного бетона, заложенного в культурный слой объекта археологического наследия; при демонтаже монолита предусмотреть производство спасательных археологических работ на всей территории смотровой площадки; организовать извлечение из культурного слоя городища памятного знака 1978 г. с его последующей установкой в соответствии с согласованной проектной документацией; при производстве работ по извлечению памятного знака предусмотреть производство спасательных археологических работ.

Ответ на вопрос, кто за всё это должен платить, есть в п. 2 ст. 61 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»: «Лица, причинившие вред объекту культурного наследия, обязаны возместить стоимость восстановительных работ, а лица, причинившие вред объекту археологического наследия, - стоимость мероприятий, необходимых для его сохранения…, что не освобождает данных лиц от административной и уголовной ответственности, предусмотренной за совершение таких действий».

Судя по всему, Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» теперь станет предметом пристального изучения себежских властей, потому что деваться некуда.

«Работы будут вестись. Я не вижу, чтобы я там делал что-то противозаконное»

27 мая 2011 года незаконно вырытые траншеи на Себежском городище были залиты бетоном. Фото: Алексей Трашков
Но 31 мая о категорическом нежелании осваивать нормы законодательства об охране памятников громко объявил глава Себежского района Леонид Курсенков: «Работы будут вестись. Я не вижу, чтобы я там делал что-то противозаконное», - ультимативно заявил глава района и обвинил в противодействии некие «силы», у которых есть «средства»: «Мы практически сделали все подготовительные работы, могли бы уже начинать работы по установке креста. Но сейчас все, какие только есть, средства, чтобы не дать нам начать эти работы, развернуты в нашу сторону».

Это изумившее многих заявление было сделано Леонидом Курсенковым днем 31 мая корреспонденту «Псковской ленты новостей».

Прошелся глава района и по правоохранительным структурам: «Никто не запрещает никому выполнять свои должностные обязанности, это что касается прокуратуры и милиции. За последний месяц кто только мне не звонил и не ставил меня в известность об уголовной ответственности из-за того, что культурный слой нарушен. Какой культурный слой? Там было немецкое кладбище. О каком культурном слое мы можем говорить?», - совершенно искренне возмутился Леонид Курсенков.

Создается впечатление, что «Себежское дело» по ст. 243 Уголовного кодекса РФ («Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры») формируется и разрастается титаническими усилиями его фигурантов. Если раньше в сознательности совершенных действий еще могли быть сомнения, то теперь их нет.

«Это беспредел», - кратко оценил заявление главы Себежского района археолог Михайлов и жестко прокомментировал: «И до этого факт правонарушения был, что называется, налицо. Но, если чиновник до сих пор упорствует «в своих заблуждениях», о чем ещё может идти речь? Здесь нужны конкретные меры наказания! Пускай проблемой наличия культурного слоя занимаются специалисты-археологи. А не чиновники, которые в этом ничего не понимают».

Между тем Леонид Курсенков явно утратил равновесие в восприятии происходящего и нашел в событиях вокруг объекта культурного наследия… политический след: «Практически началась предвыборная кампания, это чувствуется. Я увязываю факт сбора подписей только с политикой, больше ни с чем» и выступил с прямой публичной угрозой в адрес инициативной группы защитников Замковой горы: «Если инициативная группа сейчас не прекратит дальнейшую работу, конфликт разгорится еще больше».

Необходимость проведения по проекту благоустройства Замковой горы публичных слушаний Леонид Курсенков категорически отмел: «Публичные слушания оговорены законом, как и перечень тех мероприятий, которые предусматривают публичные слушания. Если публичные слушания по законодательству положены – Бога ради, найдите такую статью в законе. Какое законодательство мы нарушили? Давайте посмотрим еще раз!».

Похоже, что рядом с Леонидом Курсенковым нет ни одного человека, способного открыть, прочитать, понять и растолковать главе района федеральные законы.

«Каким образом будет учитываться мнение жителей Себежа при обсуждении проекта благоустройства Замковой горы?», - спросил я у Александра Голышева на заседании президиума Псковского ВООПИиКа. – «Будут проведены публичные слушания», - ответил председатель государственного комитета по культуре.

Что-то явно нарушилось в коммуникации между госкомитетом по культуре и главой Себежского района.

После заседания президиума я понимал, что перед Александром Ивановичем Голышевым стоит очень трудный выбор: или соблюдать чиновничью корпоративную солидарность, или – Федеральный закон. Причем за несоблюдение закона главой Себежского района Леонидом Курсенковым всё равно будет отвечать председатель государственного комитета по культуре Александр Голышев.

До появления дневных комментариев Леонида Курсенкова у Александра Голышева еще могли быть пути политического лавирования. Но глава Себежского района эти пути в одночасье отрезал.

Вечером 31 мая стало известно, что Александр Голышев принял рекомендацию ВООПИиК и прокуратуры области и направил-таки письменное предписание на имя главы Себежского района об остановке всех работ на Себежском городище. Для принятия этого решения председателю госкомитета по культуре потребовалось почти полтора месяца.

Наутро 1 июня г-н Голышев счел возможным публично прокомментировать свое решение: он сообщил «Псковской ленте новостей», что «работы там [в Себеже] приостановлены. И они должны были быть приостановлены еще 26 апреля», при этом уточнил: «Работы будут остановлены на неопределенный срок – до тех пор, пока не пройдет рассмотрение и согласование проекта, если еще проект будет согласован».

Когда журналист попросил Александра Голышева прокомментировать сделанное накануне Леонидом Курсенковым заявление («Работы будут вестись. Я не вижу, чтобы я там делал что-то противозаконное»), г-н Голышев заметил: «Боюсь, что он несколько заблуждается в своих возможностях».

А днем 31 мая телевизионная группа ГТРК «Псков», снимавшая сюжет в Себеже о конфликте вокруг Замковой горы, придя на место события, увидела такую картину: некие лица забрасывали землю в еще открытые части траншеи (куда не успели залить бетон) и присыпали тонким слоем земли ранее сделанную бетонную заливку (!). При виде телекамеры и прочих свидетелей лица сбежали.

Смешно, грустно и стыдно.

Так нельзя управлять и колхозом – развалится.

Лев ШЛОСБЕРГ,
Себеж – Псков, 26-31 мая

 

1 См.: Л. Шлосберг. Взбесившийся колхоз // «ПГ», № 20 (542) от 25-31 мая 2011 г.

2 См.: Л. Шлосберг. Известный солдат // «ПГ», № 35 (354) от 12-18 сентября 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3561
Оценок:  18
Средний балл:  9.5