Статья опубликована в №22 (544) от 08 июня-14 июня 2011
Культура

Смертный Избранный

Древний Псков остается живой и действующей проповедью Юрия Павловича Спегальского
 Карина МОРЖОВА 08 июня 2011, 10:05
Смертный Избранный

Юрий Павлович Спегальский.

3 июня исполнилось 102 года со дня рождения Юрия Павловича Спегальского, выдающегося исследователя земли Псковской, подвижника, реставратора, архитектора и автора книг о Пскове. Псковское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры отметило этот день возложением цветов к могилам Юрия Павловича и его супруги Ольги Константиновны Аршакуни на Мироносицком кладбище в Пскове.

Мало в Пскове есть людей, которым ни о чем не говорит имя Юрия Павловича Спегальского. Потому что это имя связано с самим Псковом неразрывно. По отдельности не могло существовать в нынешнем нашем понимании ни того, ни другого. Ни города, обязанному большим числом сохранившихся памятников псковской старины именно Юрию Павловичу, ни самого Юрия Павловича, чьим призванием и предназначением всей жизни с самого детства был Псков.

3 июня, в день памяти Спегальского, Псковское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры вместе с друзьями Спегальского почтили память ученого и навестили место последнего покоя его и супруги, чтобы вспомнить все то, что необходимо вспоминать, и просто сказать спасибо.

Люди, рожденные летом, еще при жизни редко собирают много гостей на свои дни рождения, вот и здесь многим желающим присоединиться к церемонии помешали разные поводы: в этом году день рождения Юрия Павловича выпал на пятницу, когда многие спешат закончить перед выходными свои дела.

Но, как сказала Ирина Голубева, председатель псковского отделения ВООПИиК: «Юрий Павлович не выбирал, когда ему родиться, и поэтому сегодня сюда пришли только те, в чьей жизни этот человек так или иначе играет немалую роль».

Церемония получилась скромной, теплой и домашней, без помпезности и пафоса.

Ирина Голубева и Ольга Хомкова, сотрудник музея-квартиры Юрия Спегальского, рассказывали о Юрии Павловиче, молодежь поливала цветы. Молодые археологи, пришедшие почтить память хранителя Пскова, привели в порядок большую рубленую скамью.

Все были одинаково задумчивы. И у каждого из присутствующих были схожие мысли.

Мы все пришли на эту могилку со смешанным чувством благодарности и стыда. Благодарности – за то, что за всю свою недолгую, но яркую, жизнь, Юрий Павлович совершил для Пскова столько, что этих достижений хватило бы на несколько жизней. Он был настоящим Избранным, настоящим гласом Пскова от Бога, подлинной силой, способной на чудеса и поступки, свойственные только Человеку и Гражданину с большой буквы.

И стыда – потому что все понимали, что сейчас, сегодня, мы не смогли бы посмотреть в его глаза честно и должны были бы сказать, что мы потеряли и продолжаем терять. Несмотря на все приложенные усилия. Несмотря на желание разбудить людей и побудить их вспомнить, что они живы и способны, обязаны защищать то, что любят.

Но бесстыдно возвышается многоэтажный дом на площади Героев-десантников, превративший Покровскую башню в маленькую смешную игрушку. Рушатся на глазах дома его детства – Солодежня и Дом Печенко.

За возможность любоваться пестрыми искусственными цветами люди стали продавать свое прошлое, а вместе с ним – многие сотни лет жизни города. Равнодушие и погоня за ложными ценностями убивает памятники архитектуры, пережившие страшную войну и с такой любовью восстановленные после нее людьми, посвятившими годы и годы своей жизни тому, чтобы у этих памятников была еще возможность жить.

Было стыдно перед Юрием Павловичем за то, что мы не можем быть такими, как люди его поколения. Не можем отказать себе в чем-то материальном ради того, чтобы приобрести что-то вечное. Не можем, потому что не хотим.

Стыдно за то, что мы стали равнодушны. Стыдно, что мы, наверно, ничего не оставим своим детям, кроме груд пластикового мусора под бездарными новостроями. Потому что давно уже не знаем, что такое подлинное созидание. Стыдно, что стали слабы. Слабы настолько, что не имеем силы «стяжать дух мирен» и проповедовать что-либо собственной жизнью.

То, как это делал Юрий Павлович Спегальский при жизни и продолжает делать и по сей день, даже спустя 42 года после смерти. Потому что сам город Псков – и есть пока еще живая и действующая проповедь этого человека.

Время его жизни – это было другая пора, другая эпоха, другие люди.

Ноги были босыми, но мечты – высокими!

И зрение было лучше – видели они намного дальше личного кошелька и выше собственного «Я», ныне практически всеми поставленного на пьедестал.

Некоторые современники считали Юрия Павловича человеком не от мира сего, так как, по рассказам знающих его людей, он обладал редким даром чувствовать потребности города на каком-то сверхуровне, что позволяло ему действовать практически безошибочно, когда дело касалось, например, проектирования или реставрации. Он чувствовал, точно знал.

Такие люди, как Юрий Павлович Спегальский, не появляются на земле волей случая. Всей своей жизнью этот человек рассказал восхитительную притчу о том, что есть силы, неподвластные человеческому пониманию, но эти силы помогают Пскову в самые тяжелые для него времена, вселяясь в чьи-то мысли и руки.

На них – вся надежда.

Карина МОРЖОВА, г. Псков

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2187
Оценок:  9
Средний балл:  9.9