Статья опубликована в №28 (550) от 20 июля-26 июля 2011
Культура

Свободу – Покровской башне!

Архитекторы Пскова настаивают на неприкосновенности самого крупного оборонительного сооружения Пскова как снаружи, так и внутри
 Галина ГОФМАН 20 июля 2011, 00:00

Архитекторы Пскова настаивают на неприкосновенности самого крупного оборонительного сооружения Пскова как снаружи, так и внутри

После реставрации шатра Покровской башни в 2010 году неизбежно активизировались дискуссии о подходах к ее музеефикации. В июне текущего года дискуссия дошла до обсуждения на общественном совете по культурному наследию при губернаторе. Разговор на совете активизировал профессиональное общение архитекторов, музейщиков, градостроителей. Слово на страницах «Псковской губернии» попросила псковский архитектор-реставратор, сотрудник Псковского филиала института «Спецпроектреставрация» Галина Сергеевна ГОФМАН. Редакция публикует ее материал и подтверждает готовность предоставлять слово всем, кто готов высказаться по важной для псковской культуры теме.

Вариант 1. Концепция регенерации и музеефикации исторической территории Покровского комплекса (при демонтаже здания бывшего психоневрологического диспансера). Фрагмент. Архитектор Г. С. Гофман.
Что для нас значит Покровская башня? Уникальный объект, достойный стать главным экспонатом будущего Музея воинской славы Пскова, или же – своеобразное просторное помещение, где можно много чего разместить, и довольно высокое сооружение, с которого можно много чего увидеть?

И все увидели, что это хорошо

Еще недавно (весной 2010 года) псковским реставраторам и членам архитектурной секции Псковского отделения ВООПИиК удалось убедить заказчиков и согласующие инстанции в том, что шатер на Покровской башне должен быть восстановлен именно так, как восстановил его когда-то Всеволод Петрович Смирнов, в традиционной конструкции из дерева, рубленой в «реж», а не с помощью металлической «обманки».

Аргументов было предостаточно [ 1 ]. И, тем не менее, убедить власти было не просто.

Государственный контракт на возведение шатра был уже подписан к тому времени с ОАО «Институт «Псковгражданпроект», специалисты которого во главе с Ю. М. Ширяевым разработали шатер в современных конструкциях и материалах.

Как архитектор, я не против высоких технологий, если они действительно высокие и уместно примененные, а их использование не противоречит закону об охране объектов культурного наследия.

Отстаивая свое решение, проектировщики современного строительства, утверждали, в частности, что в России нет леса для рубленого шатра и нет плотников, которые могли бы его сделать.

В наше время это случается редко, но тогда, в январе–марте 2010 года, были в последний момент приняты методически и юридически верные решения и работа направлена в нужное русло. Мы благодарны руководителям государственного комитета Псковской области по культуре, З. Н. Ивановой и Н. Л. Сергеевой за принципиальную позицию и активную поддержку традиционной подхода к реставрации шатра Покровской башни.

Проектную документацию для реставрационных работ выполнили профессионалы (специалисты Псковского филиала ФГУП института «Спецпроектреставрация» во главе с В. Е. Никитиным); удалось реализовать и совет Саввы Васильевича Ямщикова [ 2 ] о привлечении известных своими работами династии плотников Сёмочкиных (Санкт-Петербургская строительная компания «ПГС II») и, как не покажется странным коллегам из «Псковгражданпроекта», нашелся подходящий лес.

Творческое содружество архитекторов-реставраторов и строителей сложилось, шатер прочно установлен над башней, вознесен над панорамой реки Великой, и все увидели, что это хорошо.

«Полет архитектурной мысли» даром

Казалось бы, господа чиновники, продолжайте успешную традицию, доверяйтесь профессионализму, опыту, и не будет проблем. Но чтобы разглядеть профессионала, оценить опыт, надо постараться, да и критерии государственных конкурсов при выборе проектирующих организаций часто ставят во главу угла, к сожалению, совсем другие факторы.

После сооружения Покровского шатра появилась надежда (почти уверенность), что направление будущей музеефикации определено, Покровской башне уже не угрожает использование под гостиницу, ресторан и тому подобное, и ничто гармонию восприятия памятника не нарушит.

Но на заседании Общественного совета по культурному наследию при губернаторе Псковской области 16 июня 2011 года директором уважаемой нами строительной компании «ПГС II», Николаем Сергеевичем Панариным, были представлены варианты Архитектурных концепций музеефикации Покровской башни, три из которых – это варианты застройки внутреннего пространства башни сооружениями из металла и стекла [ 3 ].

Удивило, с какой легкостью члены Общественного совета приняли на себя функции научно-методического совета.

Члены рабочей группы совета и чиновники областной администрации почти единодушно положительно оценили «инновационные» варианты, «полет архитектурной мысли», а председатель совета, губернатор А. А. Турчак, поручил авторам (без всякого конкурса, ведь даром же проектировали) дальнейшую проработку «инноваций».

Осталось почти не замеченным, что в этом единодушии не участвовали члены совета, уважаемые ученые И. К. Лабутина, А. Н. Кирпичников, единственный архитектор в общественном совете – В. Н. Шуляковский, председатель ВООПИиК И. Б. Голубева.

Но это не тот случай, когда дареному коню в зубы не смотрят.

Давайте разберемся, что это было.

А сама-то Покровская башня вам не мешает?

То, что было представлено членам совета, во всяком случае, – не концепция музеефикации. Смотрим в словаре музейных терминов: «Музеефикация, процесс преобразования историко-культурных и природных объектов в музейные объекты. Предполагает этапы их выявления, исследования, консервации, реставрации, экспозиционной интерпретации и дальнейшего использования в качестве объектов музейного показа».

Все эти вопросы обычно и решаются в ходе выполнения проекта реставрации памятника. В данном же случае предлагается строительство, в результате которого почти весь объем памятника застраивается изнутри новым сооружением.

Авторов проекта можно понять, они – строители, а интерьер Покровской башни для них – интересная площадка для застройки. Подход, в этом смысле, говоря словами участников обсуждения – «авангардный» и «сама идея уникальна». Одиозный дом на площади Героев-десантников получил неожиданное «достойное продолжение» внутри башни.

С точки зрения сторонников этого проекта, сколько в этой новоявленной начинке и на ней можно всего разместить, и даже испытать от этого «драйв»: катание в лифте внутри «хрустальной башни», «интерактив», «придумывание новых затей». Использование технологий «завтрашнего дня… само по себе будет привлекать к нам туристов», пребывание которых в башне дотянет до высоких почасовых нормативов.

Здесь видно явное нарушение причинно-следственных связей.

Хочется спросить: господа хорошие, а сама-то Покровская башня вам не мешает? При этом в выступлениях несколько раз подчеркивалось, что стен башни (физически, конечно) вся эта начинка не касается. Но свет-то застит!

Если говорить серьезно и профессионально, то уникальной, одной из самых крупных башен в Европе это непосредственно касается. Архитектурный объект – это не только кладка стен, которую будет видно через стекло. Самое-то главное – это сам объем, архитектурное пространство; именно оно производит сильнейшее впечатление на человека, будит воображение.

Нельзя убивать пространство башни – ни снаружи, ни изнутри, – это равносильно моральному уничтожению памятника. Всякое инородное тело в той или иной степени ведет к уничтожению целостности восприятия Покровской башни.

Приспособление под себя

Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ предписывает вполне ясно: «Проектирование и проведение землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории памятника или ансамбля запрещаются, за исключением работ по сохранению данного памятника или ансамбля и (или) их территорий, а также хозяйственной деятельности, не нарушающей целостности памятника или ансамбля и не создающей угрозы их повреждения, разрушения или уничтожения».

И далее: «Приспособление объекта культурного наследия для современного использования – научно-исследовательские, проектные и производственные работы, проводимые в целях создания условий для современного использования объекта культурного наследия без изменения его особенностей, составляющих предмет охраны, в том числе реставрация представляющих собой историко-культурную ценность элементов объекта культурного наследия».

Знаю авторов обсуждаемых проектов, они – замечательные люди, представляю, с каким удовольствием и энтузиазмом они работали. Но строительная организация «ПГС II» в реставрации «новобранец» и, судя по представленным вариантам «музеефикации» Покровской башни, у них еще не сложилось профессиональное реставрационное отношение к памятнику.

Когда мы говорим, что башня является самодостаточным объектом музеефикации, это не значит, что в башне не может быть музейной экспозиции. Вопрос применения технических и художественных средств, с помощью которых можно преподнести всем выдающийся памятник архитектуры и рассказать о его боевой истории, требуют нестандартных решений. Вот здесь и нужны инновации завтрашнего дня, используемые с уважением к памятнику. О таком методе музеефикации и пытался говорить на совете 16 июня Владимир Шуляковский, но сложилось впечатление, что он остался непонятым.

Работая над музеефикацией архитектурных объектов, необходимо помнить, что использование разнообразных возможностей мультимедиа-технологий – это универсальное средство, которое может постоянно меняться, сохраняя при этом неприкосновенным сам памятник, который нам достался в наследство и который мы должны сохранить для потомков.

Возможность исправить ошибки

Вариант 2. Концепция регенерации и музеефикации исторической территории Покровского комплекса (при демонтаже здания бывшего психоневрологического диспансера). Фрагмент. Архитектор Л. И. Савельева.
Не должно входить в противоречие с башней и ее окружение. Разрабатывать проект музеефикации Покровской башни необходимо в контексте всей градостроительной ситуации, где мемориальный архитектурный ансамбль, посвященный обороне Пскова в 1581 году, должен играть главенствующую роль.

Покровская башня замыкает южную линию средневековых крепостных сооружений, которая простирается от реки Псковы до реки Великой. И сами крепостные сооружения средневекового Окольного города, и созданная вдоль них бастионная система петровской эпохи являются самостоятельным, особо ценным градостроительным объектом, до сих пор ждущим часа, когда станет возможно достойно преподнести обществу (после реставрации и музеефикации) этот уникальный памятник оборонной мощи Пскова. К счастью, сюда почти не вторглась застройка.

В настоящее время этот зеленый пояс вдоль крепостной стены – цепь скверов и зон отдыха псковичей – еще сохраняет следы оборонительных сооружений пограничного города. И вполне логично, что здесь постепенно сложился мемориальный комплекс памятных знаков и монументов, начавший свою историю с 1881 года, когда к 300-летию победы над войсками короля Речи Посполитой Стефана Батория был поставлен памятный обелиск.

И только у самого мощного узла псковской крепости, у самой Покровской башни, в силу чьего-то недомыслия в первой половине XX века, после засыпки крепостного рва, появились строения, где впоследствии располагался психоневрологический диспансер.

Но именно здесь многотысячная армия Батория осаждала город. Здесь, по преданию, явилась Богородица защитить Псков. Здесь земля обильно полита кровью. Здесь отстояли Псков и всю Россию.

В настоящее время постройки психоневрологического диспансера пришли в негодность. И теперь судьбу этого знакового для всей России места решает частный бизнес и новое поколение чиновников.

К обсуждению вопроса о перспективах использования участка бывшего психоневрологического диспансера мы с архитектором Л. И. Савельевой подготовили свои варианты концепции музеефикации исторической территории Покровского угла.

Оба наших варианта основаны на историко-архитектурном опорном плане этого участка и материалах исследований архитектора-реставратора В. Е. Никитина. Окончательные вопросы музеефикации территории могут быть решены, разумеется, после полного археологического и архитектурного исследования участка.

От опубликованного в «Псковской губернии» проектного предложения благоустройства территории около Покровской башни архитектора И. В. Смирновой [ 4 ], не вызывающего у нас возражений, наши варианты отличаются тем, что в них предлагается изначальная трактовка Покровского комплекса как Музея воинской славы и включение этой зоны в уже исторически сложившийся мемориальный комплекс. Сама Покровская башня должна стать главным объектом экспозиции после тщательного исследования (и археологического, и архитектурного) и реставрации.

Оба предлагаемых нами варианта концепции предусматривают восстановление исторического и природного ландшафта, музеефикацию памятников архитектуры и археологии, в т. ч. музеефикацию комплекса оборонительных сооружений: крепостных башен, отводов, крепостных стен со следами осады 1581 г., рвов, подземных сооружений — «слухов», вылазов из «слухов», места минных подкопов, фортификационной системы XVIII в. и музеефикацию других артефактов, которые будут выявлены при археологических исследованиях территории.

Предлагаемые варианты концепции отличаются друг от друга только предложениями по размещению помещений музея и пунктов обслуживания туристов.

Первый вариант (Г. С. Гофман) предполагает в далекой перспективе использование промышленной территории в границах ул. Калинина, ул. Свердлова, ул. Советская. Создание музейно-просветительского, общественного и туристического центра на этой территории успешно могло бы решить и проблемы с парковкой и гостиничным обслуживанием.

Второй вариант (Л. И. Савельева) предусматривает сооружение подземных корпусов музея, по результатам археологических исследований. Предлагается два варианта размещения — внутри или (и) снаружи крепости.

В обоих вариантах предлагается использования зданий по ул. Воеводы Шуйского № 16/2 (дом кузнеца, место расположения последнего рабочего места В. П. Смирнова) для музейных нужд Покровского комплекса.

Наши предложения не были рассмотрены на совете из-за недостатка времени.

Но мы считаем полезным обнародовать эти версии для всеобщего обсуждения, потому что только путь освобождения этой сакральной территории от застройки может помочь исправлению крупной градостроительной ошибки прошлых лет. Мы считаем его единственно законным и по существу правильным подходом.

Именно сейчас, уважаемый губернатор, Андрей Анатольевич, появился шанс исправить эту ошибку. Никому, мы надеемся, не нужна слава застройщика Поля ратной славы, замусоривания пространства огромного мемориального комплекса, который исторически сложился вокруг Покровского башни.

Это уникальное материальное и нематериальное пространство нужно освободить от всего лишнего и открыть людям.

Галина ГОФМАН,
архитектор-реставратор, г. Псков

 

1 См.: И. Голубева. Фальшь-слава //«ПГ» № 49 (470) от 23-29 декабря 2009 г.

2 Сейчас это воспринимается как духовный завет Саввы Васильевича, неоднократно упоминавшего фамилии Семочкиных именно в связи с реставрацией шатра Покровской башни.

3 См.: К. Минаев. Терпенье суеты. Часть первая // «ПГ» № 25 (547) от 29 июня – 5 июля 2011 г.

4 См.: К. Минаев. Терпенье суеты. Часть первая // «ПГ» № 25 (547) от 29 июня – 5 июля 2011 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3536
Оценок:  13
Средний балл:  9.5